13. Язык, на котором ведется судопроизводство

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 

Настоящий принцип является одним из проявлений в уголовном судопроизводстве государственных гарантий национального равноправия граждан во всех сферах жизни и свободного употребления ими национальных языков. Его исходные положения сконцентрированы в ст. 26 и ст. 68 Конституции. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки.

В силу данного принципа производство по делу в государственных учреждениях в республиках в составе Российской Федерации может вестись на государственных языках этих республик (или на языке большинства иноязычного населения, компактно проживающего в какой-либо местности) наряду с государственным языком Российской Федерации.

Устанавливая государственный язык, Конституция вместе с тем гарантирует каждому право пользоваться родным языком (ч. 2 ст. 26 Конституции). Поэтому участвующим в деле лицам, не владеющим языком или языками, на которых ведется судопроизводство, обеспечивают право давать показания, выступать в суде на родном языке, пользоваться услугами переводчика в процессуальных действиях, в том числе для дачи объяснений, показаний и полного ознакомления с материалами дела.

Лица, владеющие языком судопроизводства, но желающие пользоваться своим родным языком, не лишаются такой возможности. Право гражданина всюду пользоваться родным языком гарантировано законом и не знает никаких исключений.

Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 17) распространяет действие принципа на все стадии уголовного процесса. В каждой из них выбор языка судопроизводства определяется законом, а не волею следователя, прокурора и суда. Судья, народные и присяжные заседатели обязаны знать язык, на котором ведется судопроизводство, в районе их юрисдикции. Незнание или слабое знание языка не позволяет им надлежащим образом исполнять свои процессуальные обязанности даже с помощью переводчика, судью, присяжного заседателя вовсе лишает возможности участвовать в вынесении решений в совещательной комнате, доступ в которую для переводчика закрыт. Поэтому из списков присяжных заседателей исключаются лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство в данной местности (ст. 80 УПК).

Незнание языка судопроизводства сторонами не препятствует им участвовать в деле: осуществляя свою деятельность, каждая сторона может пользоваться помощью переводчика.

Осуществление рассматриваемого принципа гарантирует права и национальные интересы всех участвующих в деле лиц, не владеющих языком судопроизводства. Эти права должны быть разъяснены и обеспечена возможность их реализации. В частности, обвиняемому должны быть своевременно вручены следственные и судебные документы в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет (ст. 17 УПК). К таким документам, во всяком случае, относятся те, которые вручаются обвиняемому. Это правило должно быть распространено и на иных участников процесса, которым должны быть вручены процессуальные документы. Участникам судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором оно ведется, обеспечивается равенство права делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства и отводы, подавать жалобы и выступать в суде на своем родном языке. В этих случаях, а также при ознакомлении сторон с материалами уголовного дела они вправе пользоваться бесплатной помощью переводчика.

Принцип требует, чтобы в пределах одной и той же территории расследование и судебное разбирательство дел велось на одном языке. Ведение следствия и судебного разбирательства на разных языках допускается, если, например, вышестоящий суд принимает к своему производству дело, подсудное нижестоящему суду, и рассматривает его по месту своего нахождения или пересматривает решение этого суда в кассационном или надзорном порядке.

Судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации ведется на русском языке. Права лиц, не владеющих русским языком, обеспечиваются участием в деле переводчика.

Если лицо не владеет языком судопроизводства, то переводчик в обязательном порядке привлекается к участию во всех процессуальных действиях, выполняемых с участием такого лица. Участие переводчика не только обеспечивает права и законные интересы лица, не знающего языки судопроизводства, но и содействует закреплению доказательств, позволяет следователю и суду получить полную и точную информацию, исходящую от допрашиваемых или содержащуюся в письменных документах. Ведущие же производство по делу лица не вправе даже кратковременно выполнять функцию переводчика.

Учитывая, что подозреваемому и обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком судопроизводства, даже с помощью переводчика трудно осуществлять свое право на защиту, закон устанавливает обязательное участие защитника в стадии предварительного расследования и при разбирательстве дела в суде.

Любое ограничение прав подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и не обеспечение этим лицам возможности пользоваться в каждой стадии процесса родным языком является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Принцип языка судопроизводства делает доступным и понятным уголовное судопроизводство для граждан, гарантирует равенство всех участвующих в деле лиц перед законом и судом независимо от национальной принадлежности, создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, обеспечивает реализацию гласности и других начал процесса, позволяет заинтересованным лицам использовать предоставленные им законом средства для защиты своих прав и интересов. Отсюда - нарушение правил о языке судопроизводства является основанием для отмены приговора и других процессуальных решений, принимаемых по делу (п. 4 Закона о языках народов РСФСР, ст. 345 УПК).