§ 1.   Понятие реабилитации, ее основания и объем

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

В юридическом смысле термин «реабилитация» означает восстановление в пра­вах. Право на реабилитацию, предусмотренное уголовно-процессуальным зако­ном, развивает предусмотренное ст. 53 Конституции РФ право каждого граждани­на на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ч. 2 ст. 133 УПК право на реабилитацию распространяется на следу­ющих лиц:

подсудимого, в отношении которого вынесен оправдательный приговор по

следующим основаниям: не установлено событие преступления; подсуди­

мый непричастен к совершению преступления; в деянии подсудимого нет

признаков преступления; в отношении подсудимого коллегией присяжных

заседателей вынесен оправдательный вердикт (ч. 2 ст. 302);

подсудимого, уголовное преследование (дело) в отношении которого прекраще­

но в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (п. 2 ст. 254);

подозреваемого или обвиняемого, уголовное преследование в отношении ко­

торого прекращено:

в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии соста­

ва преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное

дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствием

согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в каче­

стве обвиняемого, когда по закону (п. 1-5,9,10 ч. 1 ст. 448) такое согласие

необходимо, либо отсутствием согласия соответственно Совета Федера­

ции, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Феде­

рации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного

дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в

п. 1иЗ-5ч. 1 ст. 448;

в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к соверше­

нию преступления; при наличии в отношении подозреваемого или обви­

няемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению

либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголов­

ного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемо­

го или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, сле­

дователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же

обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при отказе Го­

сударственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в

даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской

Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, либо отказе

Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 1,4-6 ч. 1 ст. 27);

осужденного — в случаях полной или частичной отмены вступившего в за­

конную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного

дела по следующим основаниям: ввиду непричастности подозреваемого или

обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ст. 27) или при наличии осно­

ваний, предусмотренных для отказа в возбуждении уголовного дела или пре­

кращения уголовного дела (п. 1, 2, 5,6 ч. I ст. 24);

лица, к которым были применены принудительные меры медицинского ха­

рактера, предусмотренные гл. 15 УК и гл. 51 УПК, — в случае отмены неза­

конного или необоснованного постановления суда о применении данной

меры;

любых других лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуж­

дения в ходе производства по уголовному делу. В ч. 3 ст. 133 УПК упоминает­

ся лишь о незаконных действиях органа дознания, дознавателя, следователя,

прокурора и суда в отношении лиц, подвергнутых мерам процессуального при­

нуждения. Однако применение этих мер может быть и вполне правомерным,

если для этого в тот момент имелись законные процессуальные основания. На­

пример, лицо было задержано вследствие ошибочного указания на него потер­

певшим и очевидцами; затем ошибка была обнаружена и задержанного осво­

бодили, причем ему был причинен в ходе задержания вред. В подобных

случаях было бы несправедливо отказывать лицу в возмещении вреда. Пред­

ставляется, что возмещению подлежит как вред, причиненный реабилитиро­

ванному при совершении в отношении него собственно незаконных или нео­

боснованных действий, так и в результате законных и обоснованных на

момент своего производства действий, которые, однако, были связаны с на­

прасным уголовным преследованием. Вместе с тем исчерпывающий перечень

мер процессуального принуждения дан в гл. 4 настоящего Кодекса. Среди них

не названы такие принудительные меры как обыск, выемка и другие след­

ственные действия, осуществляемые в принудительном порядке, за исключе­

нием личного обыска (ст. 93 гл. 4). Поэтому по буквальному смыслу этих норм

не возникает права на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 УПК,

например в случае его причинения лицу при проведении следователем, орга­

ном дознания или дознавателем незаконного обыска в жилище или ином месте

(ст. 182), хотя подлежит возмещению вред, причиненный при личном обыске,

поскольку последний указан в гл. 4 УПК. На наш взгляд, такой подход был бы

нелогичен и явно несправедлив, поэтому понятие мер процессуального при­

нуждения для целей реабилитации следует толковать распространительно —

как любые принудительные процессуальные (в том числе следственные) дей­

ствия, произведенные органом дознания, дознавателем, следователем, проку­

рором и судом в ходе уголовного судопроизводства.

Следует иметь в виду, что право на реабилитацию не возникает, когда приме­ненные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановлен­ный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об ам­нистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает

уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, а также ввиду принятия уголовного зако­на, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

В иных случаях вопрос о возмещении вреда рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, например при причинении вреда незаконными действиями, произведенными при осуществлении оперативно-розыскных мероп­риятий, неправомерными действиями судебного пристава или судебного приста­ва-исполнителя и т. д. Такой вред должен возмещаться по основаниям и в поряд­ке, предусмотренном ст. 1064,1069 ГК РФ.

Возмещение вреда, причиненного лицу в результате уголовного преследова­ния, производится в полном объеме. Полное возмещение вреда, согласно граждан­скому законодательству (ст. 1082 ГК РФ), состоит в том, что лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. и.) или полностью возмес­тить причиненные убытки. Под убытками понимается выраженный в денежной форме ущерб, который причинен одному лицу противоправными действиями другого лица. В это понятие входят, во-первых, расходы, произведенные кредито­ром, во-вторых, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), и, в-третьих, доходы, которые он получил бы, если бы не противоправные действия должника (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Полное возмещение вреда предполагает компен­сацию не только имущественного, но и морального вреда, однако согласно ч. 2 ст. 136 УПК возмещение морального вреда при реабилитации осуществляется в порядке гражданского судопроизводства.

Важно отметить, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В случае смерти реабилитированного право на возмещение имущественного вреда переходит к его наследникам (ст. 1112 ГК РФ), а в части получения пенсий и пособий, если их выплата не была произведена в связи с уголовным преследо­ванием, — к тем членам его семьи, которые отнесены законом к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца (ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации>> от 17.12.01 г.). Право на возме­щение вреда в результате смерти кормильца принадлежит также лицам, указан­ным в ст. 1088 ГК РФ.