§ 6.   Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

Оперативно-розыскные мероприятия (деятельность) — это вид деятельности осуществляемой гласно и негласно уполномоченными на то законом оператив­ными подразделениями соответствующих государственных органов. Исчерпы­вающий перечень оперативно-розыскных мероприятий установлен в ст. 6 Фе­дерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 05.07.95 г. Согласно ст. 89 УПК результаты оперативно-розыскной деятельности запреще­ны для использования в процессе доказывания, если они не отвечают требовани­ям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом. Од­нако в ч. 2 ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» содержится формально противоположная норма, согласно которой результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным де­лам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодатель­ства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Однако следует иметь в виду, что сами данные, полученные оперативно-розыскным пу­тем, не всегда могут быть в дальнейшем «вторично» собраны в процессуальном

порядке и обычно являются лишь основой для формирования других сведений, могущих быть доказательствами по уголовному делу. Исключение может быть сделано, во-первых, для предметов, которые при определенных условиях спо­собны стать вещественными доказательствами после их собирания и проверки в уголовно-процессуальном порядке, и, во-вторых, для некоторых документов, полученных в результате отдельных оперативно-розыскных мероприятий.

К числу оперативно-розыскных мероприятий относятся: опрос, наведение спра­вок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, ис­следование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, об­следование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, про­слушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный экспери­мент. Рассмотрим некоторые варианты получения доказательств при получении от­носящихся к уголовному делу сведений в результате указанных мероприятий.

Если такие сведения были получены посредством негласного опроса лиц, ока­зывающих на конфиденциальной основе содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, либо непосредственного наблюдения об­стоятельств, имеющих значение для дела, этими лицами или оперативными со­трудниками, они могут послужить основой для получения показаний свидете­лей либо показаний подозреваемых или обвиняемых — участников преступных групп, согласившихся оказывать содействие оперативным органам. Однако по­добный способ легализации оперативно-розыскных данных имеет ограниченные возможности, поскольку согласно ч. 1 ст. 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сведения о лицах, внедренных в организованные преступные груп­пы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-ро­зыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденци­альной основе, составляют государственную тайну. Предание гласности сведений о названных лицах допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случа­ях, предусмотренных федеральными законами. Представленные оперативными органами материалы (рапорты, письменные сообщения и т. п.), в которых инфор­мация, полученная от подобных лиц, в целях сохранения конспирации излагается без ссылки на первоисточник, не могут служить доказательствами, даже если под­линность сведений удостоверяет руководитель соответствующего оперативного подразделения. Результаты наблюдения могут фиксироваться в протоколе этого оперативно-розыскного мероприятия, если оно проводилось непосредственно со­трудниками оперативного органа. Такой документ не является процессуальным протоколом в смысле ст. 83 УПК и может быть в определенном порядке введен в уголовное судопроизводство в качестве иного документа (ст. 84 УПК). При этом он должен быть удостоверен сотрудниками, проводившими наблюдение, в нем указываются использованные при наблюдении технические средства, с описани­ем условий применения и технических характеристик последних.

Наведение справок, т. е. получение от органов государственной власти, местно­го самоуправления, организаций официальных документов (например, справок, содержащих-сведения о судимости подозреваемого, об имевшемся у него оружии, о месте его проживания, состоянии здоровья и т. д.), может привести к получению доказательств, подпадающих под определение иных документов.

Сбор образцов для сравнительного исследования как оперативно-розыскное ме­роприятие не следует смешивать с процессуальным действием, имеющим анало­гичное наименование (ст. 202 УПК). Процессуальное получение образцов произ­водится либо по постановлению следователя, либо (если оно является частью судебной экспертизы) экспертом. Образцы, собранные оперативно-розыскным путем, могут служить лишь для оперативно-розыскного исследования предметов и документов либо имеют ориентирующее значение для следователя, но сами дока­зательствами не являются.

Проверочная закупка проводится путем приобретения у объекта оперативно-ро­зыскной деятельности предметов и веществ, подтверждающих факт правонаруше­ния. Ее предметом могут быть вещи, как находящиеся в гражданском обороте, так ограниченные или изъятые из него (наркотики, оружие и т. п.). Данное действие проводится на основании оперативно-служебного постановления, утвержденного компетентным руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В результате проверочной закупки получают предметы и вещества, которые могут стать вещественными доказательствами при условии их осмотра органом дознания или следователем и приобщения к материалам уголовного дела путем вынесения специального процессуального постановления (ч. 2 ст. 81 УПК). Кроме того, в процессе проведения закупки может производиться негласная аудио-и видеозапись, которая после осмотра (сводящемуся к прослушиванию и отраже­нию в протоколе осмотра ее содержания) приобщается к делу в качестве веще­ственного доказательства. Для введения таких предметов в процесс в качестве ве­щественных доказательств необходимо также зафиксировать происхождение соответствующих вещей и обстоятельства их обнаружения. Это может осуществ­ляться посредством допроса лиц, обнаруживших эти вещи либо представивших их добровольно. Иногда на практике составляется документ, именуемый «актом (про­токолом) добровольной выдачи». Следует, однако, иметь в виду, что уголовно-про­цессуальный закон не знает такого вида доказательства, которое чаще всего факти­чески является не иным документом, как может показаться на первый взгляд, а суррогатом протокола выемки, производимой к тому же до возбуждения уголовно­го дела, без вынесения соответствующего постановления, и потому незаконной. Все следственные действия по закреплению указанных предметов в качестве дока­зательств (освидетельствование, назначение экспертизы) должны проводиться только после возбуждения уголовного дела, за исключением неотложного осмотра места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК). Если уголовное дело на момент проведе­ния проверочной закупки еще не возбуждено, производство выемки или обыска как завершающего этапа проверочной закупки неправомерно.

Сказанное справедливо и для введения в уголовный процесс в качестве доказа­тельств предметов, полученных при проведении таких оперативно-розыскных ме­роприятий, как оперативный эксперимент, оперативное внедрение и контролиру­емая поставка.

Прослушивание телефонных переговоров имеет своей целью получение звуко­записи (фонограммы), которая в определенном порядке может быть представле­на следователю, прокурору и суду и признана вещественным доказательством по делу. Вместе с тем следует иметь в виду, что это вещественное доказательство осо­бого рода — производное от устных переговоров, записанных на пленку. Поэтому, в силу принципа непосредственности исследования доказательств и для проверки обстоятельств получения звукозаписи, необходимо получить также показания хотя бы одного из лиц, участвовавших в телефонных переговорах, если этот ис­точник достижим. Для проверки звукозаписи может быть проведена фоно-скопическая (фонографическая) экспертиза.

Материалы, полученные в результате оперативно-розыскной звуко-, видеоза­писи, фотосъемки и введенные в уголовный процесс, па наш взгляд, всегда явля­ются вещественными доказательствами. В отличие от иных документов такие материалы незаменимы, поскольку не только несут в себе информацию о непо­средственно записанном на пленке или изображенном на фотографии, но тесней­шим образом связаны также с обстоятельствами их получения, которые имеют значение доказательственных фактов. Как и любое другое вещественное доказа­тельство, эти материалы должны быть осмотрены (включая прослушивание и фиксацию их содержания в протоколе следственного действия), при необходимо­сти проверены посредством судебной экспертизы и, в случае признания веще­ственными доказательствами, приобщены к делу особым постановлением.

Важное значение имеет вопрос, могут ли нарушения правового режима собира­ния оперативно-розыскных данных, установленные Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», повлечь за собой недопустимость сформи­рованных на их основе доказательств. В ст. 75 УПК недопустимость связывается лишь с нарушениями самого Кодекса, поэтому при буквальном толковании указан­ной статьи нарушения оперативно-розыскного закона в расчет как бы не принима­ются. Однако такой подход противоречил бы ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, в которой недопустимость доказательств ставится в зависимость от нарушения при их полу­чении любого федерального закона, в том числе, очевидно, и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Поэтому доказательства, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с существенными нарушениями названного закона, должны признаваться недопустимыми. Иное со­здавало бы возможность, формально не нарушая уголовно-процессуальных норм, в обход их, вовлекать в орбиту уголовного судопроизводства предметы и сведения, добытые в нарушение конституционных прав личности.

Условием допустимости полученных в результате оперативно-розыскных ме­роприятий доказательств является соблюдение в первую очередь следующих тре­бований Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»:

в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий могут использовать­

ся только такие технические и иные средства, которые не наносят ущерб жиз­

ни и здоровью людей и не причиняют вред окружающей среде (ч. 3 ст. 6);

запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использова­

ние специальных и иных технических средств, предназначенных (разрабо­

танных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получе­

ния информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным

законом физическими и юридическими лицами (ч. 5 ст. 6);

проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают кон­

ституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных

переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по се­

тям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность

жилища, допускается лишь на основании судебного решения. В случаях, кото-

рые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого пре­ступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопас­ности Российской Федерации, допускается проведение указанных оператив­но-розыскных мероприятий на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного ме­роприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение (ч. 2 ст. 8 Закона);

проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и

продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых

ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение

должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­

тельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основа­

нии постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляюще­

го оперативно-розыскную деятельность (ч. 5 ст. 8 Закона);

проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявле­

ния, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а так­

же в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, соверша­

ющих или совершивших (ч. 6 ст. 8);

при проведении оперативно-розыскных мероприятий по основаниям, преду­

смотренным пунктами 1-4 и 6 ч. 2 ст. 7 данного Закона (в частности, при нали­

чии признаков противоправного деяния, а также о лицах, его подготавлива­

ющих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для

решения вопроса о возбуждении уголовного дела), запрещается проводить: об­

следование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспорт­

ных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений,

прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических

каналов связи (ч. 7 ст. 8);

предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные пре­

ступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляю­

щих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих

или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается

лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных феде­

ральными законами (ч. 2 ст. 12).

Представляется, что нарушение названных условий делает недопустимыми все полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий доказательства. Например, вторжение сотрудников оперативного подразделения в жилище про­тив воли проживающих в нем лиц без судебного разрешения или (в неотложных случаях) без последующего уведомления суда при проведении проверочной закуп­ки или оперативного эксперимента с целью изъятия наркотиков, оружия и т. п. ли­шает доказательственной силы полученные таким путем вещественные доказа­тельства, показания свидетелей-очевидцев подобного изъятия, сделанную при. этом видеозапись, заключение эксперта.

Недопустимы провоцирующие действия сотрудников оперативных служб и лиц, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, подталкивающие лицо к совершению преступления (например, уговоры приобрести наркотик для лица, при­влеченного сотрудниками милиции к участию в оперативном эксперименте, обеща­ние «угостить?* наркозависимое лицо приобретенным таким образом наркотиком; навязывание взятки должностному лицу и т. п.)- Подобные действия игнорируют задачу предупреждения и пресечения преступлений (ст. 2 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), подменяя ее незаконным (а иногда даже уголовно-про­тивоправным) склонением к совершению преступления, поэтому полученные в ре­зультате такого рода акций данные не могут служить доказательствами по делу.

Согласно действующим подзаконным нормативно-правовым актам представ­ление оперативными подразделениями результатов оперативно-розыскной дея­тельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд осуществляется на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и означает передачу в установленном законодатель­ством РФ и ведомственными нормативными актами порядке конкретных опера­тивно-служебных документов, которые после определения их относимости и допустимости для уголовного судопроизводства могут быть приобщены к уголов­ному делу. Перечень руководителей (должностных лиц) органов, осуществляю­щих оперативно-розыскную деятельность, имеющих право выносить постановле­ния о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, соответствует перечню должност­ных лиц, имеющих право подписи постановлений и утверждения заданий на про­ведение оперативно-технических мероприятий. Перечень указанных лиц может дополняться ведомственными нормативными правовыми актами.

При подготовке материалов необходимо учитывать, что сведения об использу­емых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных ме­роприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оператив­но-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках и о лицах, оказывающих (оказывавших) им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике про­ведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну.

Представление результатов оперативно-розыскной деятельности включает в себя:

вынесение руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную

деятельность, постановления о представлении результатов оперативно-ро­

зыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд;

вынесение при необходимости постановления о рассекречивании отдельных

оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;

оформление сопроводительных документов и фактическую передачу мате­

риалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т. п.).

В каждом конкретном случае возможность представления результатов опера­тивно-розыскной деятельности, содержащих сведения об организации и тактике проведения оперативно-технических мероприятий, используемых технических средствах, штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, должна в обязательном порядке согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде под­линников соответствующих оперативно-служебных документов.

Представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, ме­сте и обстоятельствах изъятия в ходе оперативно-розыскной деятельности пред­метов и документов, получения видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков, должно быть приведено описание индивидуальных признаков указанных предметов и документов. Допускается представление материалов в ко­пиях, в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводительных доку­ментах (протоколах). Оригиналы материалов в этом случае хранятся в оператив­ном подразделении до завершения судебного разбирательства и вступления при­говора в законную силу.