§ 5.   Отвод защитника и представителей

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

Защитник, представители потерпевшего, гражданского истца или гражданско­го ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если они, во-первых, ранее участвовали в производстве по тому же уголовному делу в каче­стве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК). Предыдущее выполнение ими названных функций по данному делу может озна­чать преждевременную информированность их о доказательственных материалах и доводах противоположной стороны, что нарушает соблюдение принципа равен­ства сторон в состязательном уголовном судопроизводстве. Например, будучи ранее свидетелем, экспертом или специалистом по данному делу со стороны защиты, представитель гражданского истца может получить перед этой стороной не­оправданное преимущество, поскольку будет заранее знать часть доказательств, при­водимых ею в свою пользу. Защитник подозреваемого или обвиняемого и адвокат — представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика по общему правилу не могут быть допрошены в качестве свидетеля об обстоятельствах уголовного дела, ставших им известными при выполнении своих профессиональных обязанностей по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоя­тельств получения ими таких сведений. Поэтому неправомерны попытки допросить указанных лиц в качестве свидетелей (особенно с целью искусственного создания ос­нования для их последующего отвода) об этих обстоятельствах.1 Однако, если обсто­ятельства дела стали известны защитнику и адвокату не в связи с оказанием юриди­ческой помощи или обращением за ней (например, лицо, приглашенное впоследствии в качестве защитника либо представителя, случайно было очевидцем события пре­ступления, алиби обвиняемого и т. п.), они могут быть допрошены в качестве свиде­телей, и тогда подлежат отводу, а с согласия или по инициативе своих доверителей — и замене другим защитником или представителем. Единственное исключение из об­щего правила состоит здесь в том, что адвокат, защитник по его собственной инициа­тиве может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах производства по данному делу, если этого требуют интересы подозреваемого или обвиняемого (на­пример, о допущенных следователем процессуальных нарушениях). В таком случае защитник в дальнейшем подлежит отводу (см. об этом также § 17 главы 5 учебника). Вместе с тем, если защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика ранее принимали участие в качестве судьи, прокурора, сле­дователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специа­листа, переводчика или понятого по другому уголовному делу, хотя бы и по обвине­нию того же самого лица, они отводу не подлежат.

Во-вторых, защитник и представители не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если они являются близкими родственниками или родствен­никами судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного засе­дания, принимавшего либо принимающего ранее участие в производстве по дан­ному уголовному делу, или другого лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним согла­шение об оказании защиты (п. 2 ч. 1 ст. 72). Следует иметь в виду, что основани­ем для отвода защитника и представителей служат родственные отношения, но не отношения свойства (братья, сестры, родители и дети другого супруга) либо их иные близкие отношения (тесные семейные узы, личная дружба) с судьей, прокурором, следователем, дознавателем, секретарем судебного заседания.

В-третьих, обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголов­ному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, является оказание ими по данному делу или ранее юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам защищае­мого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. Противоречие интересов обвиняе­мых и подозреваемых, служащее основанием для отвода или самоотвода защит­ника, может выражаться:

'См.: Определение Конституционного Суда РФ от б июля 2000 г. № 128-0 // Россий­ская газета. 2000. 3 августа.

в действиях обвиняемых или подозреваемых, когда, например, один из них

дает показания против другого;

в объективном противоречии их интересов, например, если оба подозреваемых,

обвиняемых полностью отрицают свою причастность к совершению преступле­

ния, которое по обстоятельствам дела не мог совершить кто-либо другой.

Аналогичным образом противоречие интересов представляемых лиц служит основанием для отвода и самоотвода представителей потерпевшего, гражданско­го истца или гражданского ответчика.

Решение об отводе, заявленном защитнику или представителю потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, принимается в порядке, анало­гичном тому, который установлен для отвода переводчика (см. об этом § 6 настоя­щей главы).

Адвокат вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого или подо­зреваемого (ч. 7 ст. 49) лишь в форме самоотвода при наличии обстоятельств, ис­ключающих его участие в производстве по уголовному делу.