§14. Обвиняемый

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

Обвиняемым, согласно ч. 1 ст. 47 УПК, признается лицо, в отношении которо­го: а) принято постановление о привлечении его в качестве обвиняемого либо б) вынесен обвинительный акт. Постановление о привлечении в качестве обвиня­емого обычно выносится в ходе предварительного следствия (ст. 171), однако предъявление обвинения, а значит, и составление данного постановления возмож­но также и при производстве дознания, но только в том случае, если дознание не может быть закончено в течение 10 суток с момента заключения подозреваемого под стражу составлением обвинительного акта (ст. 224). По общему правилу, об­виняемый появляется здесь лишь после окончания дознания — в момент, когда дознаватель выносит обвинительный акт (ч. 1 ст. 225).

Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сто­рон, а функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга (ст. 15). Состязание противоположных сторон обвинения и защиты предполагает, с одной стороны, право на обвинение (уголовное преследование), а с другой — право на защиту от обвинения. Основным его носителем является обвиняемый. В отличие от подозреваемого он защищается не от подозрения, связанного лишь с предположением о виновности лица в совершении преступления, а от обви­нения, основанного на достаточных доказательствах виновности (ч. 1 ст. 171). Об­виняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, считается подсудимым; обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинитель­ный приговор, называется осужденным; обвиняемый, в отношении которого вы­несен оправдательный приговор, именуется оправданным.

Чтобы состязание было справедливым и законным, сторона защиты должна иметь равные со стороной обвинения возможности по отстаиванию своих прав и законных интересов. Однако обвиняемому в уголовном процессе, как правило, про­тивостоит слишком мощный противник, которого английский философ-просвети­тель Т. Гоббс сравнивал с чудовищем Левиафаном, — это государство, действующее в уголовном судопроизводстве в лице своих органов уголовного преследования. Для того чтобы обеспечить фактическое равенство функций обвинения и защиты, закон в рамках права на защиту предоставляет обвиняемому и его защитнику ряд юридических преимуществ защиты (favor defensionis — лат.), главным из которых является презумпция невиновности, составляющая основу процессуального стату­са обвиняемого. Благодаря ей все неустранимые сомнения об обстоятельствах дела толкуются именно в пользу обвиняемого, последний не обязан доказывать свою не­виновность, а бремя доказывания лежит на обвинителе.

Данное выше понятие обвиняемого, используемое в ст. 47 УПК, имеет узкий, тех­нико-юридический характер. Как указал Конституционный Суд РФ в уже упоминав­шемся в предыдущем параграфе п. 3 Постановления от 27.07.2000 г, >& 11 по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 Уголовно-процессу­ального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова, «под обвине­нием в смысле статьи 6 Конвенции Европейский суд по правам человека понимает не только официальное уведомление об обвинении, но и иные меры, связанные с подо­зрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или су­щественным образом сказываются на положении подозреваемого, т. е. считает необ­ходимым исходить из содержательного, а не формального понимания обвинения». Так же как и подозреваемый, обвиняемый в широком смысле слова, придаваемом ему международным правом и Конституционным Судом РФ, — это лицо, в отношении которого тем или иным образом осуществляется уголовное преследование (обвини­тельная деятельность). В этом (широком) смысле нет особой разницы между поняти­ями подозреваемого и обвиняемого. Было бы, однако, неправильным полагать, что благодаря широкому понятию обвиняемого (подозреваемого) эти лица наделяются всем комплексом прав, которые уголовно-процессуальный закон (ст. 47) дает обви­няемому (подозреваемому), признанному таковым дознавателем или следователем в узком, технико-юридическом смысле. Единственное, что приобретает лицо в резуль­тате признания его обвиняемым (подозреваемым) в широком смысле, является пре­доставление ему возможности пользоваться помощью защитника с того момента, ко­гда в отношении его проводятся действия в порядке уголовного преследования (обыск, выемка, допрос об обстоятельствах его участия в совершении преступления и т. д.), а также распространение на него действия презумпции невиновности.

Обвиняемый в узком, технико-юридическом смысле слова, т. е. лицо, в отноше­нии которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого либо обвинительный акт, имеет более широкий спектр процессуальных прав.

Многие из этих прав обвиняемого аналогичны правам подозреваемого, которые уже были рассмотрены нами в предыдущем параграфе: знать, в чем он обвиняет­ся; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обви­нению либо отказываться от дачи показаний; представлять доказательства; заяв­лять ходатайства и отводы; давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет; бесплатно пользоваться помощью переводчика; пользоваться помощью защитника, в том числе в установленных законом случаях бесплатно; иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том чис­ле до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжитель­ности; участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, произ­водимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них за­мечания; участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, про­изводимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя; знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них за­мечания; знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ста­вить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта (ст. 195,198); при­носить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом; участвовать в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 29; возражать против прекращения уго­ловного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 27; быть реабилитирован­ным в случаях, предусмотренных законом (п. 3 ч. 2 ст. 133).

Кроме того, обвиняемый наделен такими правами, которые у подозреваемого отсутствуют. Они большей частью связаны с наличием формально-определенно­го обвинения и предоставлением обвиняемому возможности от него защищаться, как на предварительном расследовании, так и в суде. К их числу относятся следу­ющие права обвиняемого.

1. Знать, в чем он обвиняется. Это право обеспечивается обвиняемому следу­ющими положениями настоящего Кодекса:

обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесе­

ния постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 172).

Этому положению соответствует право обвиняемого получить копию по­

становления о привлечении его в качестве обвиняемого (п. 2 ч. 4 ст. 47);

материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть

предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику

не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под

стражей, установленного ч. 2,3 ст. 109;

если после окончания предварительного следствия материалы уголовного

дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток

до окончания предельного срока содержания иод стражей, то по его истечении

обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняе­

мым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уго­

ловного дела (ч. 5, 6 ст. 109);

• рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключе­ния или обвинительного акта (ч. 2 ст. 233).

2.             Возражать против предъявленного обвинения. Право возражать против

предъявленного обвинения (п. 3 ч. 4 ст. 47) предполагает выдвижение обвиняе­

мым в свою защиту доводов, которые могут состоять как в указании на фактичес­

кие обстоятельства, так и в выдвижении оправдательных версий. В силу ч. 2 ст. 14

бремя опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиня­

емого, лежит на стороне обвинения. То есть в предмет показаний обвиняемого

входят не только сведения о фактах, но и их оценка, в том числе предположения и

версии защиты, которые обвинитель, а также суд обязаны проверить в полном

объеме, а на обвинителе лежит еще и бремя их опровержения. Если какая-либо

оправдательная версия обвиняемого не опровергнута доказательствами, он дол­

жен быть признан невиновным.

Получать копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого,

копию обвинительного заключения или обвинительного акта.

Знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми мате­

риалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в

любом объеме.

Знакомиться с документами, которые подтверждают законность и обосно­

ванность применения к нему мер процессуального принуждения, решение о кото­

рых принимается судом (см.: Определение Конституционного Суда РФ от

12.05.03 г. № 173-O по жалобе гражданина С. В. Коваля на нарушение его консти­

туционных прав положениями ст. 47 и 53 УПК РФ).

Снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с

помощью технических средств. При поверхностном прочтении нормы, содержа­

щейся в п. 12 ч. 4 ст. 46, может создаться впечатление, что данное право может

быть использовано обвиняемым лишь в процессе ознакомления с материалами

уголовного дела при окончании предварительного расследования. Однако эту

норму следует толковать буквально, т. е. после окончания предварительного рас­

следования, на всем протяжении процесса обвиняемый (в том числе подсуди­

мый, осужденный, оправданный) может знакомиться с материалами своего уго­

ловного дела и снимать с них копии.

Участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, вто­

рой и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в

отношении его меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных п. 1 -3 и 10 ч. 2

ст. 29, в том числе при решении судом вопроса о помещении подозреваемого, обви­

няемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический ста­

ционар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-пси-

хиатрической экспертизы и о временном отстранении от должности.

Знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания.

Обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии

обжалуемых решений.

10. Получать копии всех поданных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать на них возражения.

11. Участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением при говора.

Помимо названных в УПК РФ прав, статья 6 Конвенции о защите прав и ос­новных свобод человека от 4 ноября 1950 г. устанавливает также права обвиня­емого в рамках так называемого справедливого судебного разбирательства, кото­рые должны соблюдаться в российском уголовном судопроизводстве в силу принципа приоритета норм международного права перед внутренним законода­тельством (ч. 3 ст. 1 УПК);

1)             иа разбирательство его дела в разумный срок независимым и беспристра­

стным судом. В Международном пакте о гражданских и политических правах от

16 декабря 1966 г. также установлено, что каждый имеет право «на основе полно­

го равенства... быть судимым без неоправданной задержки» (п. «с» ч. 2 ст. 14). При

этом каждый арестованный или задержанный «имеет право на судебное разбира­

тельство в течение разумного срока » (ч. 3 ст. 9). Международный свод принципов

защиты всех лиц, подвергнутых задержанию или заключению в какой бы то ни было

форме, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 г., говорит о прове­

дении судебных разбирательств в разумные сроки после ареста. Длительная нео­

правданная задержка процесса практически равнозначна отказу в правосудии.

Justitia debet esse celeris, quia dilatio est quaedam negatio (лат.) — правосудие должно

быть скорым, ибо промедление есть вид отказа. Понятие срочности предполагает,

во-первых, отсутствие неоправданной задержки в судебном разбирательстве, а во-

вторых, разумность, умеренность и приемлемость срока судебного разбиратель­

ства. Но что считать «разумным» сроком? Очевидно, срок логичный, целесообраз­

ный. Логичен и целесообразен в данном случае лишь такой промежуток времени,

который определяется логикой исследования доказательств, а не одним лишь удоб­

ством для обвинителя. В ряде государств он жестко ограничивается законом;

2)             допрашивать показывающих против него свидетелей, или чтобы эти свиде­

тели были допрошены в его присутствии. Данное положение составляет так назы­

ваемое право на очную ставку, тесно связанное с принципом непосредственности

исследования доказательств.

Хотя номинально данное право и не названо в УПК РФ, фактически оно по­лучило закрепление в ряде его норм. Благодаря им российский уголовный про­цесс реально приобрел черты состязательного судопроизводства. Так, согласно ч. 1 ст. 281 оглашение, а значит, и использование в качестве судебных доказа­тельств протоколов допросов свидетелей и потерпевших, полученных на пред­варительном расследовании, а также сопутствующих им материалов, наряду либо вместо непосредственного и устного допроса этих лиц допускается лишь с согласия сторон и (или) при наличии ряда условий, названных в п. 1-2 ч. 1, ч. 2 ич. Зет. 281 УПК. Иначе говоря, любая из сторон, в том числе сторона защиты, по общему правилу может наложить «вето» на оглашение протоколов допросов не явившихся в суд свидетеля или потерпевшего, которые вследствие этого фак­тически становятся недопустимыми доказательствами. Результатом является необходимость получения устных показаний названных лиц непосредственно в судебном заседании в условиях перекрестного допроса;

3)             вызывать и допрашивать свидетелей защиты на тех же условиях, которые

существуют и для свидетелей, показывающих против него. Это признанное международным сообществом право обвиняемого также обеспечено и в российском уголовном судопроизводстве. Так, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 220 в обвинитель­ном заключении следователь обязан указывать, в частности, не только обвини­тельные доказательства, но и перечень доказательств, на которые ссылается сто­рона защиты; согласно ч. 4 ст. 271 суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лиц в качестве свидетелей или специ­алистов, если они явились в суд по инициативе заинтересованной стороны. Эти нормы служат реальной гарантией интересов обвиняемого против необоснован­ного отказа в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе свидетелей и специ­алистов в ходе предварительного расследования или в суде. Они обеспечивают состязательное ведение уголовного судопроизводства.

Обязанности обвиняемого аналогичны обязанностям подозреваемого (см. о них § 13 настоящей главы).