§ 2.   Суд

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

1.   Функция суда в уголовном процессе

Суд — основной участник уголовного процесса и субъект уголовно-процессу­альной деятельности. Выполнение функции рассмотрения и разрешения дел, т. е. функция правосудия, является его исключительной прерогативой. Правосудие — емкое понятие, которое не сводится лишь к деятельности в судебном разбиратель­стве по первой инстанции. В понятие правосудия надо включать не только деятельность судов первой и апелляционной инстанций по рассмотрению и разреше­нию дел в судебных заседаниях, но и судебный надзор, осуществляемый вышесто­ящими судами. Этот надзор имеет процессуальные формы и включает рассмотре­ние дел в кассационном порядке, в порядке надзора (в узком смысле) и ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Кроме того, понятие правосудия охватывает и такой вид судебной деятельно­сти, как судебный контроль на стадии предварительного расследования, для кото­рого предусмотрены следующие формы: принятие судом решений о применении таких мер пресечения, как домашний арест и заключение под стражу, о производ­стве следственных действий, ограничивающих конституционные права личности на тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкосно­венность жилища и др. (ч. 2 ст. 29 УПК). Такой судебный контроль не является рассмотрением дел по существу, он направлен не на решение вопроса об уголов­ной ответственности, а на создание условий для подготовки дела к судебному раз­бирательству и на защиту в уголовном процессе прав человека. Однако было бы неправильно отрывать подготовительные судебные действия от рассмотрения су­дом существа дела и принятия по нему итогового решения. Судебная деятель­ность по делу представляет собой единую систему, все части которой так или ина­че нацелены на решение главного вопроса уголовного процесса — вопроса об уголовной ответственности и в этом смысле являются элементами правосудия. То, что судебный орган начинает свою работу еще на стадии предварительного расследования, говорит лишь о высокой степени развития правосудной деятель­ности, ее системном характере.

2.   Самостоятельность судебной власти и независимость суда

Основополагающим для правового статуса суда является положение о его са­мостоятельности и независимости. Суды самостоятельны и осуществляют свою власть независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Судьи и присяжные заседатели в уголовном процессе, участвующие в отправлении правосудия, также независимы (ст. 5 Федерального закона «О судебной системе Российской Федерации»). Са­мостоятельность и независимость — близкие понятия, отражающие некую сте­пень свободы субъекта. Однако между ними есть и определенное различие. Само­стоятельность судов есть внешнее выражение отделенное™ судебной власти от других властных ветвей — законодательной и исполнительной, что обеспечивает их взаимодействие в рамках общей государственно-демократической системы сдержек и противовесов. Самостоятельность судебной власти, таким образом, проистекает из более общего правового принципа разделения властей. Смысл принципа разделения властей состоит в обеспечении оптимальных условий для взаимодействия трех ветвей государственной власти, которые не могут действовать порознь. В этом отношении судебная власть зависит от законодательной, от ко­торой она получает законы и которой, исполняя эти законы, она таким образом подчиняется. Судебная власть в определенной степени зависит и от власти ис­полнительной, поскольку фактическое исполнение судебных решений обычно определяется эффективностью действий органов исполнительной власти. Само­стоятельность предполагает лишь разделение функций и невмешательство в текущую деятельность субъекта. Именно поэтому говорят не о независимости влас­тей друг от друга, а только об их разделении, самостоятельности.

Понятие независимости вполне применимо к отдельным судьям и составам суда, но его использование в отношении всей судебной ветви государственной власти не вполне корректно, ибо независимость семантически предполагает воз­можность автономной деятельности субъекта, что вполне естественно для суда, рассматривающего юридическое дело, но не согласуется со смыслом принципа разделения властей и положением судебной власти в целом. Независимость судей имеет своим непосредственным источником не разделение властей, а состязатель­ность процесса, поскольку всякое справедливое состязание нуждается в нейтраль­ном арбитре.

Независимость суда гарантируется в уголовном судопроизводстве:

1.             Запретом на смешение в его деятельности судебных и каких-либо других процес­

суальных функций. В частности, суд не вправе возбуждать уголовные дела, по­

скольку это является начальной формой уголовного преследования. Точно так

же суд не правомочен направлять дела для производства дополнительного рас­

следования, ибо это создавало бы неоправданное преимущество обвинителю.

Но если в досудебном производстве имели место существенные нарушения закона, объективно не устранимые в судебном производстве, суд вправе воз­вратить дело прокурору для их устранения, при условии, что это не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания.

Судья не может быть следователем, дознавателем, прокурором по рассматри­ваемому им уголовному делу, выполнять по нему любые другие процессуаль­ные функции, кроме функции правосудия — в противном случае он подлежит отводу (п. 1,2 ч. 1 ст. 61 УПК). Даже судья, пребывающий в отставке, не вправе занимать должности прокурора/следователя и дознавателя (ч. 4 ст. 3 Феде­рального закона «О статусе судей в Российской Федерации»).

Правом на отвод и самоотвод судей. Дело не только в том, что при помощи

этого института пристрастные судьи устраняются из процесса. Правосудие

должно не только быть, но и представляться справедливым. Вот что по этому

поводу говорил классик юридической мысли Чезаре Беккариа: «Принципу

справедливости соответствует также предоставление обвиняемому возмож­

ности отводить, согласно какому-нибудь определенному критерию, тех,-кто

кажется ему подозрительным. И если обвиняемому будет предоставлено ка­

кое-то время для беспрепятственной реализации этой возможности, то при­

говор суда будет выглядеть, как будто он вынесен обвиняемым самому

себе».1 Особенно эффективен в этих целях немотивированный отвод, когда

обвиняемому предоставляется право отвести определенное количество су­

дей, не затрудняя себя обоснованием этого. Естественно, что подобное право

можно реализовать лишь в коллегиальном суде, причем тем легче, чем мно­

гочисленнее судейская коллегия.

Запретом на навязывание суду чьего-либо постороннего мнения. Всякое вме­

шательство в деятельность судей по осуществлению правосудия преследует-

1 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1995. С. 114.

 

Глава 5. Участники уголовного процесса    107

ся по закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны. Судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом (ст. 10 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации»). Этот запрет распространяется на стороны как обвинения, так и защиты, как на участников процесса, так и не участвующих в нем лиц. Б определенной степени он касается даже выше­стоящих судебных инстанций, которые при возвращении дел на новое судеб­ное рассмотрение не вправе давать суду первой инстанции обязательные ука­зания по вопросам о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности доказательств и о преимуществе одних доказательств перед другими и т. д. (ч. 2 ст. 386, п, 2 ч. 7 ст. 410 УПК).

Запретом в уголовном процессе на применение формальных критериев оценки

доказательств. Никакие доказательства не могут иметь здесь заранее уста­

новленной силы и оцениваются лишь по внутреннему убеждению (ст. 17).

Это значит, что в интересах судейской независимости имеет свои пределы

даже подчинение суда закону, который не должен устанавливать в уголов­

ном процессе формальную систему доказательств.

Правом суда в случае признания подсудимым своей виновности продолжить

рассмотрение дела, если собранные доказательства оставляют у него сомне­

ния в достоверности такого признания (ч. 2 ст. 316).

Гласностью судебного разбирательства. Гласность сама по себе не делает суд

независимым, однако, затрудняет выражения судейской пристрастности и

необъективности, быстро делая их предметом реагирования общественности.

Участием в составе представителей народа — шеффенов либо присяжных за­

седателей. Постоянные судьи нередко подвержены профессиональной психо­

логической деформации — они ощущают себя частью государственного аппа­

рата, чувствуют корпоративную солидарность с правоохранительными его

частями (полицией, прокуратурой), задачи государства начинают заслонять

для них интересы отдельных граждан, а индивидуальная справедливость мо­

жет приноситься в жертву справедливости «высшей». Это порождает в дей­

ствиях судьи тенденциозность, обвинительный уклон. Наконец, постоянного

судью легче подкупить. Всех этих недостатков лишены или, по крайней мере,

менее им подвержены представители народа в суде.

Служебным судейским иммунитетом. Он выражается прежде всего в том, что

судья не может быть привлечен к какой-либо юридической ответственности за

выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое решение.

От административной и дисциплинарной ответственности судья пользуется

абсолютным иммунитетом. Что касается уголовной ответственности, то к ней

судья может быть привлечен при условии получения заключения особой су­

дейской коллегии о наличии в его действиях признаков преступления и согла­

сия соответствующих квалификационных коллегий судей, избираемых органа­

ми судейского сообщества (собраниями, съездами или конференциями судей).

 

108          Раздел II. Участники уголовного судопроизводства

Уголовное дело в отношении судьи по его требованию, заявленному до начала судебного разбирательства, должно быть рассмотрено только Верховным Су­дом Российской Федерации (ст. 452). Личность судьи неприкосновенна. Это значит, что судья, задержанный по подозрению в совершении преступления, задержанный или доставленный в правоохранительный орган в порядке про­изводства по делам об административных правонарушениях, после установле­ния его личности должен быть немедленно освобожден. Судебное решение об избрании в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стра­жу исполняется с согласия квалификационной коллегии судей. Принцип независимости распространяется также на присяжных заседателей при выполнении ими обязанностей в суде. Независимость присяжных заседате­лей обеспечивается: предусмотренной законом процедурой осуществления пра­восудия; запретом под угрозой ответственности чьего бы то ни было вмешатель­ства  в  деятельность  по  осуществлению  правосудия;   неприкосновенностью присяжного заседателя. На присяжного заседателя на время исполнения им обя­занностей в суде в полном объеме распространяются гарантии неприкосновенно­сти судьи. Присяжный заседатель, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять необходи­мые меры по обеспечению безопасности присяжного заседателя, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от присяжного заседателя, ис­полняющего обязанности в суде, поступит соответствующее заявление, а также в случаях, когда обнаружат другие свидетельства угрозы безопасности указанных лиц или сохранности их имущества.

3.   Виды уголовных судов и состав суда в Российской Федерации

Правосудие по уголовным делам в Российской Федерации осуществляется исклю­чительно судами общей юрисдикции, входящими в судебную систему Российской Федерации. Это, во-первых, федеральные суды: Верховный Суд Российской Федера­ции, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федераль­ного значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды и военные суды. Во-вторых, — это мировые судьи, относящиеся к судам субъектов Рос­сийской Федерации. Принципиально важным является положение закона (п. 1 ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федера­ции») о том, что создание судов, не предусмотренных данным законом, не допускает­ся. Это служит гарантией против создания чрезвычайных и произвольных судилищ.

В процессуальном смысле термин «суд» используется для обозначения не только суда как учреждения, но и отдельного судьи, действующего в пределах своей компе­тенции. Судья — это, согласно п. 54 ст. 5 УПК, должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие. К числу судей принадлежат председатели, заместители председателей и члены судов. Присяжные заседатели не считаются судьями, так как согласно п. 1 ст. 11 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» судьями являются только лица, исполняющие свои обя­занности на профессиональной основе. В то же время присяжные заседатели уча­ствуют в судебном разбирательстве и вынесении вердикта (п. 30 ст. 5 УПК). Итак, суд может быть составлен как из судей (профессиональных юристов), так и из при­сяжных заседателей, представляющих в суде народный элемент.

 

Глава 5. Участники уголовного процесса    109

Уголовные дела в суде первой инстанции рассматриваются коллегиально или единолично. Б составе одного профессионального судьи (единолично) рассмат­ривают уголовные дела:

районные суды и гарнизонные военные суды, действующие в качестве су­

дов первой инстанции, когда они принимают решения в ходе досудебного

производства по уголовному делу (ч. 5 ст. 108, ч. Зет. 125, ч. 2 ст. 165 УПК);

районные суды, гарнизонные военные суды, а также верховные суды респуб­

лик, краевые (областные) суды, суды городов федерального значения, суды

автономных областей и автономных округов, окружные (флотские) военные

суды, Верховный Суд РФ при рассмотрении дел обо всех преступлениях (за

исключением дел, рассматриваемых судом с участием присяжных заседате­

лей, а также в составе трех профессиональных судей);

мировые судьи;

суды апелляционной инстанции.

В составе из трех профессиональных судей в Российской Федерации действу­ют следующие суды:

районные суды, а также верховные суды республик, краевые (областные)

суды, суды городов федерального значения, суды автономных областей и ав­

тономных округов, окружные (флотские) военные суды, Верховный Суд РФ

при рассмотрении в первой инстанции дел о тяжких и особо тяжких преступ­

лениях, из числа подсудных этим судам, при наличии ходатайства обвиняе­

мого, заявленного до назначения судебного заседания;

суды кассационных инстанций и надзорных инстанций (последние могут

действовать также и в составе, состоящем более чем из трех судей).

В составе одного судьи верховного суда республики, краевого (областного) суда, суда города федерального значения, суда автономной области или автономного ок­руга и коллегии из двенадцати присяжных заседателей по ходатайству обвиняемого рассматриваются уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 31, т. е. отно­сящиеся к подсудности областных, краевых и равных им по компетенции судов.