§ 2.   Понятие вновь открывшихся и новых обстоятельств

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

Основаниями для возобновления производства по уголовному делу служат вновь открывшиеся, а также новые обстоятельства. Это соответствует Между­народному пакту о гражданских и политических правах 1966 г., по смыслу ко­торого основание для пересмотра окончательных решений судов должно иметь место, «если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство нео­споримо доказывает наличие судебной ошибки» (п. 6 ст. 14). Конвенцией о за­щите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 4 протокола № 7 в редакции протокола № 11) установлено, что право не привлекаться повторно к суду или повторному наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в со­ответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующе­го государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обсто­ятельствах.

1.   Понятие вновь открывшихся обстоятельств

Вновь открывшиеся обстоятельства — это обстоятельства, свидетельствующие о порочности оснований судебного решения, которая связана с преступными зло­употреблениями участников судопроизводства, неизвестными правосудию на мо­мент вынесения судебного решения. К этим обстоятельствам относятся (ч. 3 ст. 413 УПК):

установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомая лож­

ность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно

подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и су­

дебных действий и иных документов или заведомая неправильность перево­

да, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или не­

справедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного

определения или постановления;

установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные

действия дознавателя, следователя или прокурора, повлекшие за собой по­

становление незаконного, необоснованного или несправедливого пригово­

ра, вынесение незаконного или необоснованного определения либо поста­

новления;

установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные

действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела.

Все указанные обстоятельства могут быть установлены не только приговором суда, но также определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела по следующим нереа-билитирующим основаниям: за истечением срока давности, вследствие акта об ам­нистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 5 ст. 413).

Названные злоупотребления участников процесса должны существовать уже на момент вынесения судебного решения, но становятся основаниями для возоб­новления производства по уголовному делу только после признания их таковыми приговором суда или постановлением о прекращении дела по нереабилитирую-щим основаниям.

Первые две группы оснований отличаются тем, что злоупотребления участни­ков процесса влекут за собой вредные последствия в виде постановления неправо­судного судебного решения. Для наличия третьего основания не имеет значения, повлекло ли оно постановление неверного судебного решения или это решение по существу правильно — достаточно установления любых преступных злоупотреб­лений судьи, совершенных им в связи с рассмотрением данного уголовного дела. Независимо от своей правильности или неправильности по существу, такое реше­ние считается незаконным и порочным.

Вновь открывшиеся обстоятельства позволяют пересмотреть его не только в пользу, но и против интересов обвиняемого. Ухудшение положения обвиняемого возможно здесь потому, что бремя неблагоприятных последствий недоказанности обвинительного тезиса снимается со стороны обвинения, ибо открывается, что она, в силу преступно сокрытых и потому практически не могущих быть извест­ными ей (а следовательно, и суду) обстоятельств, была поставлена в процессе' в

неравные и несправедливые условия. Бремя неблагоприятных последствий недо­казанности истинного обвинения должно быть снято со стороны обвинения в це­лом даже в том случае, когда неправосудность постановленного судебного реше­ния была результатом злоупотреблений дознавателя, следователя или прокурора (п. 2 ч. 3 ст. 413), ибо они поддерживали обвинение от имени государства, и имен­но оно, как изначальный субъект обвинения, было ущемлено в своих правах их преступными действиями.

Хотя суд, допустивший преступные злоупотребления по делу, не мог о них не знать, это, тем не менее, создает вновь открывшееся обстоятельство, ибо оно не было известно правосудию.

2.   Понятие новых обстоятельств

Новые обстоятельства — это обстоятельства, неизвестные суду на момент выне­сения судебного решения, свидетельствующие о незаконности или необоснованно­сти (ошибочности) приговора или иного судебного решения по существу и требу­ющие улучшения положения обвиняемого.

В отличие от вновь открывшихся новые обстоятельства не свидетельствуют о порочности состоявшегося судебного решения, ибо они не связаны с чьими-либо преступными злоупотреблениями. Вместе с тем новые обстоятельства не являют­ся «открывшимися», т. е. не были до этого полностью скрыты. Они являются но­выми для суда лишь потому, что тот не сумел их вовремя обнаружить, хотя прак­тическая возможность для этого — при условии большей активности сторон либо большей проницательности и квалификации суда — имелась. Поэтому их можно также назвать «вновь обнаруженными» обстоятельствами.

Новые обстоятельства можно разделить на две категории:

1.             Юридические, т. е. связанные с ошибками суда при применении норм права

(п. 1,2 ч. 4 ст. 413). В отличие от судебных ошибок, являющихся кассационными и

надзорными основаниями для пересмотра решений, эти ошибки выражаются в

неправильном применении не только, и не столько норм УК или УПК, сколько

норм конституционного и международного права. К новым юридическим обстоя­

тельствам относятся:

признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, приме­

ненного судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции

Российской Федерации;

установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положе­

ний Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотре­

нии судом Российской Федерации уголовного дела, которое связано:

а)             с применением федерального закона, не соответствующего положениям

Конвенции о защите прав человека и основных свобод;

б)            с иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и

основных свобод.

2.             Фактические или иные новые обстоятельства, которые свидетельствуют о

существенной неполноте исследования обстоятельств уголовного дела сторона­

ми и судом. Следует иметь в виду, что данное основание требует собирания новых

доказательств по делу. Если же основания для пересмотра судебного решения

вытекают из уже имеющихся материалов дела, как правило, применяется надзор­ный порядок их рассмотрения.

УПК РФ не дает определения «иных новых обстоятельств». По общему смыс­лу закона их можно рассматривать как обстоятельства, неизвестные суду при постановлении судебного решения в виду неполноты доказывания обстоятельств уголовного дела, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее ус­тановленными у доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого преступления, нежели то, за которое он осужден, либо наличие обстоя­тельств, освобождающих осужденного от уголовной ответственности или нака­зания. Могут считаться новыми такие, например, обстоятельства, как; осужде­ние различными приговорами нескольких лиц за одно и то же преступление, притом такое, совершение которого одним из осужденных исключает возмож­ность совершения его другим; обнаружение в живых лица, за убийство которого осужден обвиняемый; самооговор осужденного; оговор его другими подсудимы­ми и т. п.

Важно подчеркнуть, что все новые обстоятельства (как юридические, так и фактические) для того, чтобы служить основаниями для пересмотра судебного решения, должны указывать лишь на необходимость улучшения положения об­виняемого и не могут быть обращены ему во вред (устраняют «преступность и наказуемость деяния» — п. 2 ч. 2 ст. 413). Это объясняется тем, что новые обсто­ятельства, в отличие от вновь открывшихся, в принципе могли быть практически обнаружены и учтены судом, если бы заинтересованная сторона проявила большую активность, и, следовательно, она должна нести бремя доказывания за неустановление этих обстоятельств. Но в уголовном судопроизводстве бремя до­казывания несет лишь сторона обвинения, поэтому новые обстоятельства, кото­рые были бы способны ухудшить положение осужденного или оправданного (по­влечь отмену оправдательного приговора, применение закона о более тяжком преступлении или усиление наказания), не могут быть приняты во внимание. На­против, сторона защиты не несет бремени доказывания, поэтому установление новых существенных обстоятельств в ее пользу всегда дает основание для возоб­новления производства.

В УПК РФ недопустимость ухудшения положения обвиняемого выражается в требовании, чтобы новые обстоятельства устраняли «преступность и наказуе­мость деяния» (п. 2 ч. 2 ст. 413). Данная терминология, на наш взгляд, не вполне адекватна истинному значению, который законодатель вкладывает в это понятие. По буквальному смыслу рассматриваемого выражения обстоятельством, устра­няющим преступность и наказуемость деяния, должна была бы являться декри­минализация деяния, т. е. издание смягчающего уголовного закона, имеющего об­ратную силу (ст. 10 УК РФ), что влечет освобождение лица от наказания. Однако этот вопрос может решаться лишь в стадии исполнения приговора (п. 13 ст. 397 УПК). На наш взгляд, под устранением новыми обстоятельствами преступности и наказуемости деяния следует понимать подтверждение ими: либо отсутствия события преступления, либо непричастности лица к совершению преступления, либо отсутствия в его деянии состава преступления, либо наличия ряда обстоя­тельств, освобождающих осужденного от уголовной ответственности или наказа­ния (гл. И; ст. 84 УК РФ).     '

вновь открывшихся обстоятельств   633