§ 2.   Пересмотр судебных решений и принцип «поп bis in idem»

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

Пересмотр судебных решений имеет свои естественные границы, за пределами которых он вступал бы в противоречие с интересами обеспечения устойчивости и прочности правопорядка. В этом смысле ключом к пониманию юридической при­роды и естественного места пересмотра судебных решений ЯВЛЯЕТСЯ прШЩНП (1Ш1 bis in idem» — лат.) недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние. Это начало традиционно связывают с уголовным правом, одна­ко, по своему историческому происхождению и логическому основанию оно имеет не только материальную, но и процессуальную сущность. Его процессуальная логи­ка неразрывно связана с понятием состязательности (см. об этом также § 11 гл. 4 учебника). В самом деле, в отличие от инквизиционного исследования состязание по самой сути этого понятия возлагает ответственность за результаты спора на про­тивостоящие стороны, что находит выражение в понятии бремени доказывания. В публичном уголовном процессе бремя доказывания лежит, как известно, на обви­нителе. Следовательно, после завершения спора все негативные последствия (бре­мя) результатов судебного состязания должен принять на себя обвинитель, не су­мевший убедить суд в своей правоте. Это значит, что после вступления приговора в законную силу никакие возражения против его незаконности и необоснованности со стороны обвинителя не могут быть приняты — при условии, если он не был ли­шен возможности справедливого состязания ввиду каких-то непреодолимых обсто­ятельств, ставящих его в процессе в неравное положение. Иначе говоря, в силу правила о бремени доказывания законная возможность добиться осуждения об­виняемого in idem дается обвинителю, как правило, лишь один раз.

Таким образом, обычно пересмотр вступившего в законную силу судебного ре­шения против интересов обвиняемого по инициативе обвинителя невозможен, т. е. недопустимо возвращение к вопросу о виновности за то же самое в вышестоящем суде. Напротив, сторона защиты, которая не несет бремени доказывания, вправе требовать пересмотра судебного решения в свою пользу и после окончания состя­зания. Поэтому жалобу на вступивший в законную силу приговор может подать, как правило, только обвиняемый и его защитник, причем в результате такого об­жалования наказание не может быть усилено. Иное дело — до момента вступле­ния приговора в законную силу, когда спор сторон считается еще не оконченным. Запрет поп bis in idem здесь еще не действует, и обе стороны могут обжаловать судебные решения, причем обвинитель вправе требовать их пересмотра и по мо­тивам, ухудшающим положение обвиняемого.

По-другому должен решаться вопрос в случаях, когда открывается, что обви­нитель по вине суда, стороны защиты, иных участников процесса либо в силу каких-то других, исключительных и непреодолимых для него обстоятельств был практически лишен возможности состязаться в суде на равных и справедливых условиях. Тогда бремя доказывания с него должно быть снято, и он, а не только сторона защиты, может обжаловать вступивший в силу приговор. То есть для того, чтобы обвинитель после вступления приговора в законную силу получил право требовать его пересмотра против интересов обвиняемого, необходимы вновь открывшиеся или новые обстоятельства, т. е. такие факты, которые не были и не могли быть известны обвинителю (а в результате, и суду) и которые

поэтому лишали его реальной возможности состязаться на справедливых и за­конных условиях.

Впрочем, положение стороны защиты должно быть легче и здесь — поскольку она не несет бремени доказывания, для того чтобы добиться пересмотра пригово­ра, ей необязательно такое извинительное обстоятельство, как неизвестность но­вых обстоятельств самой стороне защиты или суду, — достаточно, чтобы они сами по себе или вместе с ранее установленными обстоятельствами доказывали неви­новность осужденного или иным путем влияли на смягчение его участи. Иначе говоря, с точки зрения теории в состязательном процессе понятие новых обстоя­тельств как оснований для пересмотра судебных решений должно различаться для стороны обвинения и для стороны защиты, будучи более тесным для обвини­теля. Недооценка этого различия может поставить под угрозу соблюдение прин­ципа поп bis in idem.

Наиболее строго данная теоретическая конструкция соблюдается в настоящее время в английской системе пересмотра приговоров Суда короны. Поскольку ан­глийское право не знает отсрочки для вступления приговора в законную силу и апелляционная жалоба обычно не приостанавливает исполнения наказания (ис­ключение составляет лишь приговор к смертной казни), право на обжалование приговора (при определенных условиях) предоставлено здесь только осужденно­му. Обвинитель, по общему правилу, не имеет такой возможности.1 В континен­тальном уголовном процессе правила пересмотра судебных решений, вытекаю­щие из принципа поп bis in idem, в целом также соблюдаются, но не столь жестко. Апелляционные или кассационные жалобы во Франции,2 Германии и' России с некоторыми ограничениями могут подаваться как представителями защиты, так и обвинения, как в интересах обвиняемого, так и против его интересов. В апелля­ционном порядке обвинитель может обжаловать здесь даже оправдательный при­говор, а в Германии и России — он вправе сделать это и в кассационном порядке. Оправданием для продолжения судебного спора после вынесения приговора слу­жит в процессуальных системах этих стран то, что подача апелляционной или кас­сационной жалобы приостанавливает исполнение приговора, а значит, и его вступление в законную силу (УПК Франции, ФРГ, России и т. д.).

Итак, пересмотр состоявшихся судебных решений в состязательном процессе с теоретической точки зрения может происходить в трех стадиях. В первой пере­смотру подлежат решения, не вступившие в законную силу. Это значит, что состя­зание сторон еще продолжается, и вынесенное судом решение может быть пред­метом обжалования как со стороны защиты, так и обвинения. Однако этот этап не должен затягиваться на длительное время, ибо судебное решение не может долго находиться в «подвешенном» состоянии. Поэтому, на наш взгляд, было бы неже-

1              Законом об уголовной юстиции 1988 г. Генеральному атторнею предоставлено пра­

во обжаловать в апелляционный суд приговоры Суда короны ввиду мягкости наказа­

ния. (См.: Гуценко К. Ф., Головко Л. В., Филимонов Б. А. Уголовный процесс западных

государств. С. 151.)

2              В современном уголовном процессе Франции кассационное обжалование оправда­

тельных приговоров, постановленных в суде ассизов, в настоящее время не допускается

(гт  ^79 VTTK СПпмппиьЛ

лательным отодвигать момент вступления приговора в законную силу до рассмот­рения в кассационной инстанции, если пересмотр дела по условиям данной систе­мы судоустройства возможен уже в апелляционной форме. Решение апелляцион­ного суда в этом случае — наиболее подходящий временной рубеж, после которого приговор может считаться вступившим в законную силу. Именно апелляция с ее возможностями по собиранию, непосредственному и устному исследованию доказательств является наиболее естественной формой для судебного состяза­ния, которое, как было сказано, все еще продолжается до вступления решения в силу. Напротив, при кассационной процедуре, когда пересмотр основывается на письменных материалах, ближайшей целью является не разрешение спора сто­рон, а выявление ошибок в приговоре. В этом смысле сторона, обжалующая в кас­сационном порядке судебное решение, спорит не столько с другой стороной, сколько с судом, допустившим с ее точки зрения ошибку. Кассационная процеду­ра лишь квазисостязательна, но, по сути, представляет собой проверку вышестоя­щим судом судебного решения по жалобам участников процесса. Поэтому касса­ционная инстанция при последовательном состязательном подходе (так называемая «чистая кассация») может рассматривать и отменять (кассировать) судебное решение, но не должна его пересматривать с точки зрения существа дела, ибо это правомерно лишь в условиях реальной состязательности.

После вступления приговора суда в законную силу его пересмотр возможен лишь в сторону, благоприятную для осужденного или оправданного (если нет вновь открывшихся обстоятельств, направленных против интересов последнего). Это вторая стадия по пересмотру судебных решений. В зависимости от нацио­нально-правовых особенностей той или иной процессуальной системы она может принимать как апелляционную, так и кассационную (или подобную ей, например, надзорную по УПК РФ) форму. Наконец, третью, экстраординарную форму пе­ресмотра судебных решений следует использовать тогда, когда появляются новые или вновь открывшиеся обстоятельства, которые требуют возобновления произ­водства, причем в ряде случаев не только в интересах обвиняемого.

В реальном процессе — в зависимости от особенностей той или иной националь­ной судебно-процессуальной системы — названные положения соблюдаются в раз­ной степени, однако их сопоставление с конкретной формой, установленной зако­нодательством, позволяет оценить данный порядок пересмотра решений с точки зрения соответствия его состязательному идеалу. Рассмотрим с этих позиций виды пересмотра, существующие в российском уголовном процессе.