§ 2.   Понятие источников уголовно-процессуального права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

Под источниками права в юридическом смысле обычно понимается та или иная внешняя форма выражения правовых норм. Основной источник уголовно-про­цессуального права — это закон. Согласно Конституции РФ (п. «о» ст. 71 ) уго-

1 Существование арбитрального метода регулирования процессуальных отношений на­ходит все большее признание в российской юридической литературе (см.: Макаркин А. И. Состязательность на предварительном следствии: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 8,17; Калиповский К. В. Основные виды уголовного судопроизводства: Учебное по­собие. СПб., 2002. С. 52; ВапдышевВ. В. Уголовный процесс. Курс лекций. СПб., 2002. С. 17).

ловно-процессуальное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УПК единственными закона­ми, которые могут быть источником уголовно-процессуального права, являются Уголовно-процессуальный кодекс и Конституция Российской Федерации, на ко­торой кодекс основан. Юридически это означает следующее:

а)             при определении порядка уголовного судопроизводства по делу прямому

применению подлежит только УПК, а в случаях, если его отдельные положе­

ния противоречат конституционным нормам, — Конституция Российской

Федерации;

б)            в случае, если уголовно-процессуальные нормы содержатся в каких-либо

иных источниках, они не должны противоречить УПК и Конституции и под­

лежат приведению в соответствие с ними;

в)             если в каком-либо ином федеральном законе содержатся новые уголовно-

процессуальные нормы, они могут применяться только после того, как будут

включены (инкорпорированы) в УПК.

Названные правила предохраняют уголовный процесс от проникновения в него чужеродных норм, не отвечающих демократическим принципам судопроизвод­ства и противоречащих внутренней системе УПК, Что является важной политиче­ской гарантией против рецидивов авторитаризма в области уголовного процесса.

Законом «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации» от 18 декабря 2001 г. (ст. 4) установлено, что «действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Фе­дерации, подлежат приведению в соответствие с Уголовно-процессуальным ко­дексом Российской Федерации. Впредь до приведения в соответствие с Уголов­но-процессуальным кодексом Российской Федерации указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоре­чащей Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации».

В настоящий момент продолжают действовать следующие законы и иные нормативные акты, в которых содержатся нормы, имеющие отношение к поряд­ку производства по уголовным делам: Положение о порядке возмещения ущер­ба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденное Президиумом Верховного Совета СССР 18.05.81 г.; Закон РФ «О судоустройстве РСФСР» от 08.07.81 г.; Закон РФ «О милиции» от 18.04.91 г.; Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26.06.92 г.; Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.92 г.; Указ Прези­дента Российской Федерации «О милиции общественной безопасности (мест­ной милиции) в Российской Федерации» от 12.02.93 г. № 209; Таможенный ко­декс Российской Федерации от 18.06.93 г.; Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» от 03.04.95 г.; Закон РФ «О содержании под стражей по­дозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15.07.95 г.; Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г.; Закон РФ «О прокура­туре Российской Федерации» от 17.01.92 г.; Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31.12.96 г.; Уголовно-ис­полнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.97 г.; Закон РФ «Об ис­полнительном производстве» от 21.07.97 г.; Федеральный конституционный за­кон «О военных судах Российской Федерации» от 23.06.99 г.; Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Фе­дерации» от 31.05.01 г.; Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и ад­вокатуре в Российской Федерации» от 31.05.02 г. и др.

Согласно ст. 90 Конституции Президент РФ издает указы, обязательные на всей территории РФ. Известны случаи, когда указы содержали уголовно-процес­суальные нормы (например, отмененный ныне Указ Президента РФ от 14.06.94 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных прояв­лений организованной преступности»), В силу ч. 3 ст. 90 Конституции указы не должны противоречить как самой Конституции, так и федеральным законам. Бо­лее того, представляется, что в случае, когда указом создаются новые уголовно-процессуальные нормы, не включенные в Кодекс, они могут применяться только в том случае, если будут инкорпорированы в УПК.

Кроме того, в соответствии с Конституцией РФ (п. 4 ст. 15) составной частью правовой системы Российской Федерации являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров. Это значит, что к источникам уголовно-процессуального права в нашей стране относятся и назван­ные виды международных юридических норм (более подробно об этом см. в § 4 настоящей главы).

Если отдельные отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве, прямо не урегулированы нормами закона, то при определенных условиях допус­кается применение аналогии уголовно-процессуального закона или аналогии уго­ловно-процессуального права. Аналогия закона может иметь место тогда, когда на неурегулированное отношение распространяют действие законодательной нормы, регулирующей сходное правоотношение. Так, например, в новом УПК нигде не сказано о том, что суд может истребовать предметы и документы. По­добное право по буквальному смыслу закона предоставлено лишь прокурору, следователю, органу дознания, дознавателю (ч. 4 ст. 21) и адвокату (ч. 3 ст. 86). В то же время суд вправе проводить следственные и иные процессуальные дей­ствия (ч. 1 ст. 86). Представляется, что по аналогии с ч. 4 ст. 21 суд также может делать и запросы о предоставлении ему необходимых сведений, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должно­стными лицами и гражданами.

Аналогия права применяется лишь в крайних случаях, когда нет уголовно-про­цессуальной нормы, подходящей для применения по аналогии закона. Тогда для урегулирования возникающих в процессе отношений могут применяться непо­средственно общие начала уголовно-процессуального права. Примером широкого применения аналогии права в уголовном процессе могут служить многие решения Конституционного Суда РФ, которыми пробелы в законодательстве, вызванные признанием неконституционными ряда норм УПК, заполнены с помощью интер­претации общих правовых положений и принципов, содержащихся в Конститу­ции РФ и нормах международного права.