§ 4.   Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний на месте

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 

1.   Допрос

Допрос представляет собой процессуальный расспрос одного лица (свидетеля, подозреваемого, обвиняемого и т. д.) с целью получения от пего устных показа­ний и их процессуальной фиксации. Допрос как следственное действие необходи­мо отличать от внешне сходных с ним мероприятий: получения или истребования объяснений (которое не является следственным действием), опроса граждан (от­носящегося к оперативно-розыскным мерам). Дача показаний иногда присутству­ет как элемент и в других следственных действиях, например в проверке показа­ний на месте, предъявлении для опознания.

Наряду с общими условиями и правилами производства следственных дей­ствий (см. о них § 1 данной главы) уголовно-процессуальный закон особо регла­ментирует: а) специальные условия для проведения допроса — основания для его проведения, место, время и продолжительность, круг участников и их правовой статус; б) процедуру и приемы допроса, в том числе порядок вызова допрашивае­мых лиц, их права и обязанности, последовательность процессуальных действий, а также способы фиксации хода и результатов допроса; в) ответственность допра­шиваемых лиц за нарушение их обязанностей. Рассмотрим их более подробно.

А. Специальные условия допроса.

Основанием для проведения допроса являются сведения о том, что данному лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследо­вания и разрешения уголовного дела. К таким сведениям относится любая, в том числе непроцессуальная, информация (например, оперативно-розыскные данные).

Местом производства допроса обычно служит кабинет следователя, прокурора и т. д. В то же время следователь из тактических соображений вправе произвести допрос и в месте нахождения допрашиваемого, но не имеет права вызывать его в иное место (на улицу, в кафе, постороннюю квартиру).

Время суток допроса определяется по общим правилам — с 6 до 22 часов. В неотложных ситуациях допускается проведение допроса в ночное время.

Продолжительность непрерывного допроса ограничена 4 часами, а общая продол­жительность допроса в течение дня — 8 часами. Восьмичасовой допрос прерывается на срок не менее 1 часа для отдыха и принятия нищи. По медицинским показаниям продолжительность допроса еще более сокращается. Превышение установленной продолжительности допроса не разрешается даже в неотложных ситуациях. Чрезмер­ная длительность допроса свидетельствует о незаконном воздействии на допрашива­емого и может повлечь юридическую ничтожность результатов допроса (ст. 75).

^участникам данного следственного действия относятся: следователь, дознава­тель (или иное должностное лицо органа дознания при проведении неотложных следственных действий), допрашиваемое лицо (подозреваемый, обвиняемый, сви­детель, эксперт, специалист, гражданский истец, гражданский ответчик и их пред­ставители). В допросе, как и в любом другом процессуальном действии, вправе при­нимать участие прокурор (п. 3 ч. 2 ст. 37). Кроме того, в проведении допроса при определенных условиях могут участвовать та^же переводчик (ч. 1 ст. 189), специалист (ст. 58), в том числе педагог (ч. 1 ст. 191), законный представитель несовер­шеннолетнего (ст. 191,426), понятые для удостоверения ознакомления допрошен­ного лица с протоколом (ч. 3 ст. 167), защитник подозреваемого или обвиняемого. Закон также предусматривает право свидетеля на помощь адвоката, который может участвовать в допросе свидетеля (п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 5 ст. 189). Адвокат вправе давать свидетелю в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разреше­ния следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного дей­ствия. Следователь может отвести вопросы адвоката, но обязан занести отведенные вопросы в протокол. Свидетель вправе уже явиться на допрос с адвокатом. Это оз­начает, что допрос не должен быть отложен для явки адвоката. Однако если допрос ведется против самого свидетеля, то свидетель становится подозреваемым, в допро­се которого должно быть обеспечено участие адвоката-защитника.1 Допрашиваемое лицо пользуется следующими правами:

правом на уважительное отношение (ст. 21 Конституции РФ, ст. 9, ч. 4 ст. 164

УПК);

правом не свидетельствовать против себя и своих близких (ст. 51 Конститу­

ции РФ). В случае согласия дать показания допрашиваемый предупреждает­

ся о том, что его показания будут использоваться в качестве доказательств

даже при его последующем отказе от них (ч. 2 ст. 11 УПК);

правом давать показания на родном языке или на языке, которым свободно

владеет, а также право пользоваться услугами переводчика бесплатно (ч. 2

ст. 18; ч. 1ст. 189 УПК);

правом на юридическую помощь. Так, подозреваемый и обвиняемый вправе

пользоваться услугами защитника, а свидетель — давать показания в присут­

ствии своего адвоката (ч. 5 ст. 189 УПК);

правом па ознакомление с протоколом допроса, на принесение замечаний и

дополнений и уточнений (ч. 6 ст. 190 УПК);

правом пользования при даче показаний документами и записями (ч. 3 ст. 189

УПК);

правом на изготовление в ходе допроса схем, чертежей, рисунков (ч. 5 ст. 190

УПК).

Допрашиваемое лицо обязано не разглашать данные предварительного рассле­дования; являться по вызову органа расследования; соблюдать порядок в ходе допроса.

Специальным условием допроса является также отсутствие у лица процессуаль­ного иммунитета против дачи показаний или отказ от него. Так, допрос свидетеля и потерпевшего допускается лишь при отсутствии у них свидетельского иммуните­та или намерения этих лиц им воспользоваться (п. 40 ст. 5, ч. 2 ст. 3, ст. 56 УПК).

1 Это вытекает из официального толкования Конституции РФ, данным в постановле­нии Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 г. № 11-П по делу В. И. Маслова//Россий-ская газета. 2000. 4 июля.

Специальным условием для допроса подозреваемого и обвиняемого служит суще­ствование в деле подозрения (ч. 1 ст. 46 УПК) и обвинения (ч. 1 ст. 47, ст. 171 УПК).

Б. Процедура и приемы допроса.

Общий порядок вызова на допрос установлен ст. 188 УПК. Лицо может вызы­ваться на допрос только повесткой (приложение 54 к ст. 476 УПК), которая вру­чается ему под расписку с указанием времени вручения. Повестка может быть не только вручена лицу, вызываемому на допрос, под расписку, но и передана теле­фонограммой, телеграммой, с помощью факсимильного устройства или других средств связи. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что согласно ч. 2 ст. 188, с помощью средств связи передается именно повестка, а не требование о вызове на допрос, переданное в произвольной форме. Это означает, что в получен­ном через средства связи сообщении должны быть указаны или записаны (напри­мер, в случае получения ее телефонограммой) все реквизиты повестки. Если до­прашиваемый временно отсутствует, то повестка вручается кому-либо из взрослых членов семьи, администрации по месту работы допрашиваемого, жи-лищно-эксплуатационной организации. При этом копию повестки целесообразно приобщить к материалам дела. Допрашиваемый должен явиться по вызову следо­вателя в назначенный ему срок или заранее уведомить о причинах неявки. В слу­чае неявки без уважительных причин он может быть подвергнут приводу (ст. 113) или денежному взысканию (ст. 117).

При этом следует иметь в виду, что в особом порядке вызываются: а) несовер­шеннолетние, не достигшие возраста 16 лет (вызов через законных представителей); б) содержащиеся под стражей, отбывающие наказание в виде лишения свободы (вы­зов через администрацию); в) военнослужащие, находящиеся на казарменном по­ложении (вызов через командование воинской части); г) лица, находящиеся на тер­ритории другого государства (ст. 456).

В начале допроса устанавливается личность допрашиваемого, ему разъясняют­ся права и обязанности и порядок проведения следственного действия. При про­ведении допроса в ходе предварительного расследования установлен запрет за­давать допрашиваемому лицу наводящие вопросы (ч. 2 ст. 189). Наводящим вопросом считается вопрос, который ставится таким образом, что внушает допра­шиваемому лицу желаемый ответ (например: «Вы ведь раньше употребляли нар­котики?» или «Вы видели на месте происшествия этого человека?»). Строго гово­ря, наводящим является всякий вопрос, на который может быть дан ответ «да» или «нет», поскольку вся информация уже «заготовлена» в вопросе допрашиваю­щего лица, и ее остается лишь подтвердить или отвергнуть. В остальном УПК РФ оставляет следователю свободу в выборе тактики допроса (ч. 2 ст. 189).

Однако «свобода тактики допроса» ограничена не только запретом задавать допрашиваемому лицу наводящие вопросы. УПК РФ, в отличие от прежнего уго­ловно-процессуального законодательства (ч. 4 ст. 150, ч. 1 ст. 158 УПК РСФСР 1960 г.), не содержит нормы о том, что свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других свидетелей. В новом Кодексе не получила прямого закрепления и обязанность следователя принять меры к тому, чтобы допрашиваемые свидетели по одному уголовному делу не могли об­щаться между собой. Однако вывод о возможности присутствия еще не допро­шенного свидетеля во время дачи показаний другим лицом был бы ошибочен. Во-

первых, правило раздельного допроса свидетелей четко закреплено для судебного следствия (ч. 2 ст. 264, 278 УПК РФ). Во-вторых, совместный допрос нескольких лиц порождает трудно устранимое сомнение в достоверности их показаний. По­этому на предварительном расследовании необходимо, на наш взгляд, по анало­гии закона применять нормы, посвященные раздельному допросу свидетелей в судебном следствии (ч. 2 ст. 264, 278 УПК РФ).

УПК РФ не требует начинать допрос по существу дела со свободного рассказа допрашиваемого лица, как это имело место согласно ч. 5 ст. 150 и ч. 5 ст. 158 УПК РСФСР. Новый Кодекс предусматривает свободный рассказ только для провер­ки показаний на месте (ч. 4 ст. 194).

Можно ли исходя из этого прийти к заключению, что свободный рассказ в на­чале допрсГса стал лишь одним из тактических приемов, который может при­меняться либо не применяться единственно по усмотрению следователя? При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 10 Европей­ской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 г. каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает, в частно­сти, свободу любого лица (в том числе, очевидно, и свидетеля, обвиняемого, подозреваемого) придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию без вмешательства со стороны государственных органов. Осуще­ствление этих свобод может быть сопряжено с ограничениями, необходимыми в демократическом обществе лишь в интересах национальной безопасности, тер­риториальной целостности или общественного спокойствия, в целях предотвра­щения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности, защи­ты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастнос­ти правосудия. Названные условия для ограничения выражения мнения вряд ли могут быть распространены на право допрашиваемого лица свободно рассказать в ходе допроса все, что оно считает нужным. Единственное исключение, по-ви­димому, составляют сведения, явно не имеющие отношения к уголовному делу, ибо загромождение материалов расследования ненужной информацией не спо­собствует авторитету правосудия. Таким образом, на основании данной обще­признанной нормы международного права следует сделать вывод, что свобод­ный рассказ по-прежнему является правом допрашиваемых лиц.

Кодекс не закрепляет и возможности собственноручной записи показаний (что было установлено ст. 152, 160 УПК РСФСР). В то же время собственноручная запись показаний в силу тех же причин, что и свободный рассказ, представляется возможной, а при допросе эксперта или специалиста — целесообразной.

Закон прямо предусматривает применение в ходе допроса следующих приемов; предъявление доказательств в ходе допроса; оглашение протоколов других след­ственных действий, воспроизведение материалов аудио- и видеозаписи или ки­носъемки следственных действий; изготовление допрашиваемым лицом схем, чертежей, рисунков, диаграмм (ч. 3,4 ст. 190 УПК РФ); принятие мер безопасно­сти в отношении свидетеля и потерпевшего (ч. 5 ст. 277, ч. 9 ст. 166). В целях обес­печения безопасности в протоколе допроса может указываться лишь псевдоним, а сам допрос ведется в условиях, исключающих визуальное восприятие свидетеля другими участниками процесса.

Прием предъявления доказательств в ходе допроса (ч. 3 ст. 190) ограничен осно­ваниями для производства другого следственного действия — предъявления для опознания (ст. 193). Предъявлять объект в ходе допроса можно тогда, когда не требуется идентификация этого объекта допрашиваемым лицом. В противном случае допрос будет подменять опознание, что явится существенным нарушени­ем закона. Вместе с тем с целью побуждения к даче правдивых показаний следо­ватель вправе, например, предъявить подозреваемому или обвиняемому во вре­мя допроса подписанные тем накладные, заключение эксперта, звукозапись показаний другого лица и т. п.

Фиксация хода и результатов допроса производится в протоколе по общим для всех следственных действий правилам. В то же время допрос как следствен­ное действие обладает уникальной особенностью. Его результатом служит по­явление сразу двух доказательств: показаний (ст. 76-79) и протокола допроса (ст. 83). При этом протокол допроса всегда является производным от показаний доказательством, поэтому в силу принципа непосредственности может быть ис­пользован в суде лишь в исключительных случаях, как правило, при согласии сторон (ст. 276, 281).

Показания записываются от первого лица и по возможности дословно (ст. 190), т. е. с использованием терминологии самого допрашиваемого лица. Недопустимо в протоколе допроса записывать «юридические штампы», стандартные формули­ровки самого следователя. При этом нецензурные выражения в протокол не запи­сываются, а их смысл излагается допрашиваемым другими словами. Жаргонные слова также должны быть расшифрованы самим допрашиваемым. Вопросы и от­веты на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. При этом в протокол записываются все без исключения вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отве­чать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа.

В протоколе допроса отражается предъявление в ходе допроса доказательств, сведения о причинах и длительности остановки аудио-, видеозаписи, киносъемки. При этом в случае выключения записывающей аппаратуры и сразу после возоб­новления записи целесообразно объявить точное время приостановления записи и занести его в протокол.

Допрошенное лицо имеет безусловное право на уточнение и дополнение своих показаний, и следователь не вправе отказать ему в этом. Протокол, дополнения и уточнения к нему подписываются всеми участниками допроса. Допрашиваемый своей подписью удостоверяет в протоколе факт разъяснения ему следователем его прав и обязанностей; факт его ознакомления с протоколом, правильность записи показаний, уточнений и дополнений. При этом он подписывает каждую страницу протокола. В конце протокола допроса целесообразна полная расшифровка до­прашиваемым своей фамилии, имени и отчества.

2.   Очная ставка

Очная ставка представляет собой поочередный допрос в присутствии друг дру­га ранее допрошенных лиц, между показаниями которых имеются существенные противоречия (ст. 192 УПК). Как к особой разновидности допроса к очной ставке применяются все его общие правила.

Основанием для проведения очной ставки является наличие существенных про­тиворечий в ранее данных показаниях. Существенное противоречие - это рас­хождение в показаниях, порождающее разумное сомнение в тех обстоятельствах, установление которых нужно для принятия процессуальных решений. Специаль­ным условием очной ставки является обязательный предварительный допрос ее участников. Очная ставка может быть проведена между любыми лицами, которые ранее были подвергнуты допросу.

В отличие от прежнего законодательства (ст. 162 УПК РСФСР) новый уголов­но-процессуальный закон, (ст. 192) не ограничивает число участников очной став­ки двумя допрашиваемыми. В то же время большое количество участников ус­ложняет организацию этого следственного действия, поэтому на практике очная ставка обычно проводится между двумя лицами.

При применении норм, касающихся очной ставки, следует учитывать междуна­родно-правовой принцип, имеющий приоритет перед внутренним российским за­конодательством: право обвиняемого допрашивать показывающих против него сви­детелей или право на то, чтобы они были допрошены в его присутствии (п. 3 «е» ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; п. 3 «d» ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Таким образом, обвиняе­мый имеет право на очную ставку (перекрестный допрос) со свидетелями обвине­ния, а следователь не может ему в этом отказать.

Очная ставка не должна подменять предъявление для опознания. Поэтому при необходимости отождествления (узнавания) одним участником очной ставки другого надо сначала провести опознание, и только после этого — очную ставку. Это же требование распространяется на предъявление на очной ставке веществен­ных доказательств и документов.

В отличие от обычного допроса на очной ставке сначала выясняется, знают ли ее участники друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Затем лица поочередно дают показания по обстоятельствам, в отношении которых имеются их противоречивые показания (ч. 2 ст. 193 УПК). После этого им могут быть зада­ны вопросы следователем. С разрешения следователя участники очной ставки могут задать вопросы друг другу. Оглашение ранее данных показаний (т. е. произ­водных доказательств — протоколов допросов) допускается только после дачи по­казаний на очной ставке. Оглашение ранее данных показаний перед дачей показа­ний на очной ставке может рассматриваться как постановка наводящих вопросов (ч. 2 ст. 189) и повлечь недопустимость ее результатов.

Особенностью фиксации хода и результатов очной ставки является поочеред­ная запись показаний с удостоверением их каждый раз подписью допрашиваемо­го. На показания, данные в ходе очной ставки, распространяются требования п. 1 ч. 2 ст. 75 (недопустимость использования в суде показаний подозреваемого и об­виняемого, данных в отсутствие защитника, при их неподтверждении подсуди­мым в судебном разбирательстве) и ст. 276, 281 (запрет оглашения показаний в суде без согласия сторон).

3.   Предъявление для опознания

Предъявление для опознания (ст. 193 УПК) представляет собой следственное действие, имеющее своей целью отождествление лицом (свидетелем, потерпев-

шим, подозреваемым или обвиняемым) объекта — предмета или человека, — ко­торый оно могло воспринимать ранее. При этом идентификация (узнавание) про­исходит по мысленному образу, запечатленному в сознании опознающего лица.

По психологическому содержанию процесса узнавания опознание делится на два вида:

а)             опознание, сопровождаемое сущессивным узнаванием, которое состоит в

последовательном сличении признаков образа ранее воспринимавшегося

объекта с предъявляемым объектом;

б)            опознание, сопровождаемое симультанным узнаванием, т. е. одномоментным

отождествлением хорошо известного объекта.1

При сукцессивном узнавании опознающее лицо преодолевает определенные трудности в отождествлении объекта, которые проистекают из непродолжитель­ности предыдущего взаимодействия с этим объектом или изменения его призна­ков (старение, искусственная маскировка внешности и т. д.). Поэтому здесь все­гда разрешается вопрос, этотли именно объект связан с расследуемым событием. Проведение такого опознания исключается, если объект хорошо знаком опозна­ющему лицу по предъявляемым признакам. Например, нет смысла предъявлять для опознания по внешности человека, с которым опознающий состоит в тесных длительных отношениях (члены семьи, друзья, давние знакомые, сослуживцы, соседи), либо предметы, имеющие известные лицу уникальные приметы (номер, дарственную надпись, особые метки и т. п.).В подобных случаях имеет место не сукцессивное, а симультанное узнавание.

Опознание, связанное с симультанным узнаванием, непосредственно пресле­дует иную цель — установление личности умершего или проверка достоверности утверждения опознающего о знакомстве с опознаваемым объектом. Так, может быть предъявлено для опознания лицо, которое отрицает свое знакомство с опо­знающим.2

Правомерность проведения опознания в подобных случаях отрицается некото­рыми авторами.3 Вместо предъявления для опознания они предлагают ограничить­ся очной ставкой. Однако, на наш взгляд, очная ставка в ряде случаев не обладает достаточными возможностями для разрешения вопроса о том, действительно ли знакомы допрашиваемые лица или кем на самом деле является человек, назвавший­ся определенным именем. В частности, она не позволяет убедиться, насколько доб­росовестно лицо, настаивающее на факте знакомства. Например, некто отрицает свое знакомство с лицом, подозреваемым в совершении преступления в соучастии, однако последний, имитируя активное содействие раскрытию преступления либо не желая выдавать подлинного соучастника, готов назвать таковым первое же по­павшееся лицо. Гарантией от следственной ошибки здесь может быть только срав­нение признаков, названных утверждающим факт знакомства лицом ранее и на­блюдаемых при предъявлении для опознания.

1 См.: Гапанович Н. Н. Опознание в следственной и судебной практике (тактика), Минск, 1978. С. 13.

2См.: Комаров Г. И. Опознание на предварительном следствии.,М., 1955. С. 9. 1 Гапанович Н. Н. Указ. соч. С. 14.

Закон запрещает проведение повторного процессуального опознания (ч. 3 ст. 193). Запрет повторного опознания связан с порождением им практически неустрани­мого сомнения в том, что опознающий узнал объект не по тому образу, который сохранился в памяти с момента преступления, а по тому, который возник в ре­зультате первоначального опознания. Вместе с тем важно уточнить, что повтор­ным является опознание тем же лицом и по тем же самым признакам. Опознание будет совершенно другим действием при качественном изменении, например, признаков объекта опознания. Один и тот же объект можно опознавать по разным признакам (предмету). Например, первоначальное опознание человека по его фо­тографии не препятствует предъявлению для опознания самого лица для его идентификации по походке. Повторное опознание не допускается и тогда, когда первоначальное было проведено с существенным нарушением норм УПК или ког­да первоначальное узнавание состоялось вне процессуальной формы (например, при оперативном отождествлении личности).

Основанием для предъявления для опознания является необходимость в инте­ресах доказывания в первичном отождествлении лицом объекта, который оно мог­ло воспринимать ранее. Если объект уже точно определен с помощью других спо­собов и средств доказывания, то в потребность в предъявлении для опознания не возникает.

Другим специальным условием для проведения опознания служит предвари­тельный допрос опознающего об обстоятельствах, при которых он воспринимал объект, и о признаках, по которым он может его опознать. В противном случае опознание не будет иметь доказательственного значения.

В качестве опознающего может выступать свидетель, потерпевший, подозрева­емый и обвиняемый. Свидетель и потерпевший перед опознанием предупрежда­ются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний (ст. 164). Указанные лица могут выступать и в качестве опознаваемых.

По буквальному содержанию ст. 193 прямо предусматривается лишь визуальное опознание, что вытекает из используемых терминов: «они видели» (ч. 2 ст. 193), «внешне сходных» (ч. 4 ст. 193). Однако опознание возможно и посредством других органов чувств — по голосу и речи, на ощупь (слепой вполне способен узнать объект по тактильным ощущениям, что может быть дополнительно подтверждено след­ственным экспериментом). В то же время достоверный результат опознания вряд ли достижим на основе одного лишь обоняния. Однако предъявление для опозна­ния необходимо отличать от так называемой «одорологической экспертизы», в том числе с использованием биологических детекторов (служебных собак). Опознание проводится лишь человеком, с использованием его собственных органов чувств.

Виды опознаний могут быть выделены также и по его объектам: опознание жи­вых лиц, опознание по фотографии, опознание трупа, опознание предметов.

Опознание живых лиц имеет наиболее сложную процедуру, родовую по отноше­нию к опознанию других видов. Опознаваемое лицо предъявляется для опозна­ния в числе не менее двух других лиц, именуемых обычно статистами. Они долж­ны быть сходны с опознаваемым по тем признакам, которые указал опознающий в своих показаниях. Опознаваемый не должен явно выделяться среди статистов (ростом, цветом волос, одеждой, особыми приметами и т. д.). Статисты не должны быть знакомы опознающему лицу.

Обязательными участниками опознания являются понятые (ст. 170 УПК).

Перед началом предъявления опознаваемому предлагается занять любое мес­то среди статистов. После этого вызывается опознающий. Существенно, чтобы порядок вызова исключал возникновение сомнений о наличии «подсказки» опознающему о местоположении опознаваемого (например, когда опознающий приглашается другим лицом по просьбе следователя после того, как опознавае­мый уже занял определенное место среди статистов). Способ вызова опознаю­щего как существенное обстоятельство должен быть отражен в протоколе. Да­лее опознающему предлагается указать лицо, о котором он дал показания. При этом он должен пояснить, по каким признакам узнает опознаваемого. Неуверен­ность при опознании рассматривается как неустранимое сомнение, толкуемое в пользу обвиняемого, и влечет недопустимость протокола данного следственно­го действия.

Ход и результаты опознания фиксируются в протоколе по общим правилам (ст. 166, 167). В нем должны быть отражены все юридически значимые обстоя­тельства (в том числе внешность статистов, порядок вызова опознающего, его показания).

При опознании живых лиц определенной спецификой обладают две разновид­ности данного следственного действия: опознание в условиях, исключающих ви­зуальное наблюдение опознаваемым опознающего, и так называемое встречное опознание.

Предъявление для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, впервые получило закрепление в УПК РФ (ч. 8 ст. 193). Основанием для данного вида опознания служит необходимость обеспечения бе­зопасности опознающего. Для контроля над правильностью такого опознания по­нятые находятся вместе с опознающим. Там же должен находиться и участвую­щий в данном следственном действии защитник. Технически такое опознание осуществляется с помощью односторонне прозрачного стекла, технических средств (видеокамеры) или путем затемнения места нахождения опознающего и яркого освещения места нахождения опознаваемого.

Встречное опознание имеет место, когда сначала, например, обвиняемый опо­знает потерпевшего (в условиях, исключающих визуальное наблюдение послед­ним опознающего), а затем — потерпевший обвиняемого. Встречное опознание, по существу, состоит из двух самостоятельных следственных действий, которые проводятся сразу же друг за другом.

Опознание по фотографии допускается при невозможности предъявления лица (ч. 5 ст. 193). Фотографии предъявляются в количестве не менее трех. По анало­гии на практике применяется опознание по видеозаписи, которая более точно вос­производит признаки объектов. Предъявленные фотографии и видеозаписи при­лагаются к протоколу опознания.

Опознание трупа происходит без участия статистов. Труп предъявляется для опознания в единственном числе ввиду естественных в этом случае трудностей для подбора сходных объектов.

Опознание предмета проводится в группе однородных предметов в количестве не менее трех (ч. 6 ст. 193). При этом опознаваемый предмет не должен явно выде­ляться среди других.

4.   Проверка показаний на месте

Проверка показаний на месте состоит в даче лицом показаний и. воспроизведе­нии им своих действий в том месте, о котором он ранее дал показания (ст. 194 УПК). Данное следственное действие отличается от допроса на местности и от опознания объектов на местности тем, что включает воспроизведение действий. Оно отличается и от осмотра с участием лица и следственного эксперимента тем, что включает дачу показаний.

Целями проверки показаний на месте являются: а) установление осведомлен­ности лица о местности и обстоятельствах события; б) обнаружение ранее неизве­стных обстоятельств (мест сокрытия трупа, похищенного, выброшенного орудия, оставленных следов, последовательности действий); в) уточнение ранее данных показаний. Основанием для проверки показаний является необходимость дости­жения в интересах доказывания указанных целей. Специальным условием про­верки показаний на месте служит предварительный допрос лица.

Проверке могут быть подвергнуты показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего. При производстве проверки показаний на месте обяза­тельно участие понятых (ст. 170) и должны соблюдаться общие правила допроса (ст. 189).

При проверке показаний основное значение принадлежит инициативе лица, показания которого проверяются. Добровольность и самостоятельность его дей­ствий — основное условие доказательственной силы полученных результатов. В связи с этим не допускаются постороннее вмешательство в ход проверки, наво­дящие вопросы, одновременная проверка показаний нескольких лиц. По этой же причине проверка показаний начинается с указания лицом того места, где его по­казания будут проверяться, затем следует свободный рассказ (ч. 4 ст. 194). Вопро­сы лицу задаются только после демонстрации им действий.

Протокол проверки показаний на месте составляется с соблюдением требова­ний, предъявляемых и к протоколу осмотра (в части условий наблюдения и изъя­тия объектов), и к протоколу допроса (в части записи показаний и их уточнений).

§ 5.   Производство судебной экспертизы

1.   Понятие судебной экспертизы. Условия для ее назначения

Сущность судебной экспертизы состоит в проведении сведущим лицом — экс­пертом — на основе его специальных познаний самостоятельного процессуально­го исследования, необходимого для доказывания тех или иных обстоятельств дела с помощью заключения эксперта. Как видно из данного определения, судебная экспертиза обладает следующими отличительными признаками:

проведение ее лицом, сведущим в определенной специальной области или

областях знаний;

необходимость в использовании этих познаний для проведения особого ис­

следования объекта;

самостоятельный характер такого исследования;

особая процессуальная форма экспертного исследования.

К специальным познаниям относятся знания в науке, технике, искусстве или ре­месле и других отдельных областях человеческой деятельности. Постановка перед экспертами вопросов правового характера по общему правилу недопустима.

Так, эксперт не вправе выходить за пределы своей специальной компетенции и решать юридические по своей природе вопросы: о роде насильственной смерти (убийство, самоубийство, несчастный случай), хотя может устанавливать причи­ны смерти и характер телесных повреждений;1 об обезображении лица, притом что может дать ответ о неизгладимости (без оперативного вмешательства) либо изгладимости повреждений на лице; о подлоге или подделке документа, в то вре­мя как вправе дать ответ о наличии на нем, например, следов подчистки, травле­ния; о том, изготовлено ли холодное оружие с целью нанесения телесных повреж­дений или самозащиты; имело ли место хищение либо недостача материальных ценностей и т. п.2 Специальными познаниями в сфере уголовного, гражданского, процессуального и других отраслей внутригосударственного права должны обла­дать сами лица и органы, ведущие процесс: следователь, дознаватель, прокурор, суд. Однако если содержанием правовых норм являются специальные техниче­ские или профессиональные правила, для разрешения вопроса о соблюдении ко­торых необходимы специальные познания (медицинские нормы, позволяющие определить степень тяжести вреда здоровью; ряд наиболее сложных норм, регу­лирующих дорожное движение и технику безопасности, правила бухгалтерского учета, государственные стандарты, строительные нормативы и т. п.), то назначе­ние экспертизы возможно. Представляется, что специальные познания в форме экспертизы могут быть использованы в сфере иностранного и отчасти междуна­родного права.3

Специальные познания в соответствующей области знаний определяются пред­метом экспертизы, который следует отличать от ее объекта. Объект экспертизы — это то, что исследуется (материалы дела, вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы, изъятые образцы, живые лица). Предмет эксперти­зы — это та часть или те стороны и свойства объектов, которые могут быть исследо­ваны данными специальными методами. Поэтому предмет экспертизы выражается

1              Судебно-медицинский эксперт с учетом конкретных обстоятельств дела вправе дать

ответ на вопрос, причинена ли смерть или телесное повреждение «посторонней рукой»,

т. е. установить факт нанесения повреждений, которые пострадавший физически не мог

себе причинить «собственной рукой» (например, в случае наступления смерти от огне­

стрельной раны, причиненной выстрелом с дальнего расстояния). Однако противополож­

ный вывод - о том, что смерть причинена себе самим пострадавшим — считается неправо­

мерным, ибо «посторонней рукой» может быть причинено любое повреждение, которое

способна нанести собственная (см.: Теория доказательств в советском уголовном процес­

се. С. 716-717).

2              См.: Палиашвили А. Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1973. С. 29-50.

3              В юридической литературе ставится вопрос о возможности проведения правовых экс­

пертиз, в частности, по уголовным делам о преступлениях, ответственность за которые

установлена статьями УК РФ с бланкетными диспозициями. См., например: Корухов Ю.

Допустимы ли правовые и юридические экспертизы в уголовном процессе/ХЗаконность,

2000. № 1.С. 39 и др.

в круге вопросов, на которые эксперт может ответить, или (что то же самое) в круге обстоятельств, которые могут быть установлены средствами данной экспертизы. В одном и том же объекте может быть несколько предметов исследования (потожи-ровой след пальца руки исследуется на предмет наличия и характера папиллярного узора или химического состава пота и жира). По предмету проводится криминали­стическая классификация экспертиз.

Специальные познания при производстве судебной экспертизы используются для выполнения особых исследований, т. е. изучения представленных объектов. Этим экспертиза отличается, в частности, от получения справок по специальным вопросам (например, справки метеослужбы о погодных условиях в тот или иной день), а также от показаний сведущих свидетелей, т. е. свидетелей, обладающих специальными знаниями, которые благодаря им имели возможность при наблю­дении за происходящим событием правильнее понять его и обратить внимание на существенные обстоятельства. Сведущие свидетели могут использовать при даче показаний свои специальные познания для лучшего разъяснения воспринятых ими ранее событий, но не проводят при этом, в отличие от эксперта, каких-либо исследований. Особый характер экспертных исследований выражается в том, что они выполняются не в процессе осуществления других процессуальных действий (например, допроса), а проводятся отдельно, для чего эксперту предоставляется определенное время и место.

Экспертные исследования имеют самостоятельный характер. Это означает сле­дующее: а) следователь может лишь присутствовать при проведении экспертных исследований (ст. 197 УПК), но не руководить при этом действиями эксперта; б) лицо или орган, назначивший экспертизу, другие участники процесса не вправе навязывать эксперту ту или иную методику проведения исследований либо вытека­ющие из них выводы, которые определяются экспертом самостоятельно. По этому, в частности, признаку экспертиза отличается от помощи специалиста, в случае при­влечения его к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела (ч. 1 ст. 58), поскольку такой специалист действует под руководством следователя.

Особая процессуальная форма экспертного исследования требует особого по­рядка назначения и проведения экспертизы, а также оформления ее результатов в виде отдельного вида доказательств — заключения эксперта (ст. 80). Данный признак позволяет отграничить экспертизу от различного рода непроцессуаль­ных специальных исследований, результаты которых также могут использо­ваться в уголовном процессе. Непроцессуальные исследования (оперативно-розыскные исследования предметов и документов, медицинские обследования, ведомственные ревизии, составление калькуляций стоимости ремонта повреж­денного автомобиля, и т. д.) могут проводиться как по инициативе участников процесса, так и независимо от производства по уголовному делу, в том числе и до его возбуждения. Подобные исследования проходят вне уголовно-процессуаль­ной формы, а их результаты (например, медицинское заключение, акт ревизии) могут быть приобщены к материалам уголовного дела в качестве заключения спе­циалиста (ч. 3 ст. 80) или иных документов (ст. 84). Такие исследования, в отли­чие от экспертизы, не обеспечены процессуальными условиями и гарантиями, по-

этому после возбуждения уголовного дела вместо них может, а в ряде случаев и должна, назначаться судебная экспертиза.

Основанием для назначения экспертизы является необходимость установления фактов именно с помощью заключения эксперта — особого источника доказа­тельств. Вопрос о наличии такой необходимости в каждом конкретном случае ре­шается субъектом, ведущим производство по делу, с учетом всей имеющейся совокупности доказательств.

При этом необходимо руководствоваться предметом экспертизы данного рода или вида. Если вопрос относится к предмету экспертизы, он, как правило, не может быть разрешен с помощью других видов доказательств. Так, например, идентифика­ция следов обуви обвиняемого, оставленных на месте происшествия, с изъятой у него обувью не может быть установлена посредством свидетельских показаний или ос­мотра, так как относится к предмету трасологической криминалистической экспер­тизы. Другой вопрос, необходимо ли в данном деле заключение эксперта-кримина­листа для установления факта пребывания обвиняемого на месте происшествия? Этот вопрос должен разрешаться исходя из наличия и силы других доказательств. Когда названный факт вне всякого сомнения доказан показаниями свидетелей, при­знательными показаниями самого обвиняемого и т. д., основание для проведения экспертизы отсутствует. Другими словами, при решении вопроса о необходимости назначения судебной экспертизы следует различать два уровня установления фак­тов с помощью заключения эксперта: а) первый уровень — при доказывании обстоя­тельств, входящих непосредственно в предмет экспертизы (например, идентичности следов); б) второй уровень — при доказывании обстоятельств дела, которые могут устанавливаться с учетом фактов первого уровня (например, пребывание обвиняе­мого на месте происшествия). Установление с помощью заключения эксперта фак­тов второго уровня — вопрос целесообразности; обстоятельства же первого уровня должны, как правило, устанавливаться экспертным путем.1

Альтернативой здесь может быть только использование результатов некоторых непроцессуальных исследований. Так, если в распоряжении следователя имеются заключение специалиста (например, акт документальной ревизии), в которых да­ются не вызывающие сомнений с точки зрения своей полноты и достоверности от­веты на интересующие его вопросы, назначение экспертизы, как правило, излишне.

Однако в некоторых случаях назначение экспертизы является обязательным, даже при достаточности других доказательств. Назначение экспертизы обязательно если необходимо установить: 1) причины смерти; 2) характер и степень вреда, при­чиненного здоровью; 3) психическое или физическое состояние подозреваемого, об­виняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоя­тельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; 4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; 5) возраст подозреваемого, обвиняемого, по-

' Дулов Л. В. Права и обязанности участников судебной экспертизы. Минск, 1962. С. 25; Арсеиьев В. Д. Основания назначения судебной экспертизы//Актуальные теорети­ческие и общеметодические проблемы судебной экспертизы. Сборник научных трудов/ Под ред. А. И. Винбсрга, Г. П. Прошина и др. М: ВНИИСЭ, 1975. С. 6.

терпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверж­дающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение (ст. 196).

Следует иметь в виду, что в судебно-следственной практике сформировался ряд обычных норм, расширяющих перечень случаев обязательного назначения экспертизы. Как правило, экспертиза назначается для разрешения вопросов о том, является ли данный предмет оружием, относится ли данное вещество к числу нар­котических, являются ли денежные купюры поддельными, каковы причины взры­ва или пожара, механизм дорожно-транспортного происшествия и др.

Специальными условиями для назначения экспертизы являются достаточ­ность объектов для исследования, наличие научно обоснованной экспертной ме­тодики по данному предмету и, по общему правилу, согласие свидетеля и потер­певшего на их обследование. Экспертиза производится лишь после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146).

2.   Порядок производства экспертизы

Производство судебной экспертизы регулируется главой 27 УПК РФ, а также Законом РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.01 г.,1 который подлежит применению в части, не противоре­чащей УПК.

Производство экспертизы складывается из трех этапов: а) назначения экспертизы, б) проведения самостоятельного процессуального исследования лицом (лицами) на основе его специальных познаний и дачи им заключения (сообщения о невозможно­сти дать заключение) по вопросам, поставленным осуществляющим производство по делу органом, в) ознакомления сторон с результатами исследования.

Первый этап — назначение экспертизы включает в себя ряд последовательных действий: 1) вынесение постановления о назначении экспертизы (о возбуждении перед судом ходатайства о назначении экспертизы, связанной с помещением об­виняемого или подозреваемого в медицинский стационар); 2) ознакомление с по­становлением заинтересованных лиц и разъяснение им прав; 3) получение в не­обходимых случаях письменного согласия потерпевшего и свидетеля на их экспертное обследование;2 4) направление материалов уголовного дела для про­ведения экспертизы.

В постановлении о назначении экспертизы указываются основания для назна­чения экспертизы, кому поручается проведение экспертизы, поставленные перед экспертом вопросы и предоставляемые эксперту материалы.

1              Российская газета. 2001. 5 июня.

2              Принудительное экспертное исследование возможно в отношении потерпевшего для

установления: а) характера и степени вреда, причиненного здоровью; б) его психического

или физического состояния, когда возникает сомнение в его способности правильно вос­

принимать обстоятельства дела и давать о них показания; в) его возраста, когда это имеет

значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют или вызывают сомнения (ч. 4

ст. 195, ст. 196). Принудительное обследование свидетеля (в том числе экспертное) воз­

можно, когда необходима оценка достоверности его показаний (ч. 5 ст. 56; ч. 1 ст. 179).

Решение о назначении судебной экспертизы может быть обжаловано заинтересованными

лицами в установленном законом порядке (ст. 124,125,127).

В постановлении целесообразно описать суть дела (фабулу), приложить к нему необходимые копии материалов, а иногда и все уголовное дело. Поставленные перед экспертом вопросы должны полно охватывать устанавливаемый факт и не выходить за пределы специальных познаний эксперта. С этой целью перед назна­чением экспертизы следователю полезно ознакомиться с методическими рекомен­дациями для данного вида экспертиз или получить консультацию самого экспер­та либо специалиста (ч. 1 ст. 58 УПК). В постановлении должны быть указаны индивидуальные признаки объектов экспертизы, какова их упаковка, чтобы ис­ключить сомнение в подмене объектов. Кроме того, в постановлении требуется сделать отметку о добровольном или принудительном проведении экспертизы в отношении живых лиц, о решении следователя присутствовать при производстве экспертизы.

После вынесения постановления о назначении экспертизы следователь знако­мит с ним заинтересованных лиц:

каждого подозреваемого и обвиняемого по данному делу и их защитников,

причем ознакомление с постановлением должно состояться даже тогда, когда

экспертиза проведена до появления в деле подозреваемого и обвиняемого;

потерпевшего, в отношении которого назначена экспертиза, его представите­

лей (ч. 2 ст. 198).

потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представи­

телей, если экспертиза была назначена по их ходатайству (п. 9 ч. 2 ст. 42; п. 10

ч. 4 ст. 44; ч. 2 ст. 159).

свидетеля, если экспертиза производится в отношении этого лица (ч. 2 ст. 198).

При производстве экспертизы указанные выше лица имеют следующие права:

знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экс­

пертизы в другом экспертном учреждении;

ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц

либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреж­

дении;

ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспер­

тизы дополнительных вопросов эксперту;

присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экс­

пертизы, давать объяснения эксперту;

знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать

заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Об ознакомлении заинтересованных лиц с постановлением о назначении экс­пертизы составляется протокол.

Назначение экспертизы заканчивается направлением материалов уголовного дела для проведения экспертизы (ст. 199), которое различается в зависимости от того, проводится ли экспертиза в экспертном учреждении или вне экспертного учреждения. Если экспертиза проводится в экспертном учреждении, то часть про­цессуальных полномочий возлагается на руководителя экспертного учреждения.

Ему направляются постановление о назначении экспертизы и прилагаемые ма­териалы. Руководитель экспертного учреждения поручает производство экспер­тизы конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения и уве­домляет об этом лицо, назначившее экспертизу. Перед началом исследования руководитель экспертного учреждения разъясняет экспертам их права и обязан­ности, а также уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, за разглашение данных предварительного расследования, о чем отбирает подпис­ку в виде отметки на постановлении о назначении экспертизы.

Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, то она поручается «частному эксперту» (ч. 4 ст. 199). При этом следует учесть ряд особенностей:

в качестве частного эксперта не может выступать государственный судебный

эксперт (ст. 16 Закона РФ от 31.05.01 г. «О государственной судебно-экспер­

тной деятельности в Российской Федерации»).

производство судебно-психиатрических экспертиз допускается только в го­

сударственных судебно-экспертных учреждениях, относящихся к ведению

федерального органа исполнительной власти (ч. 5 ст. 11 названного Закона).

до назначения экспертизы вне экспертного учреждения следователь должен

установить специальность, компетентность частного эксперта, отсутствие

оснований для его отвода, разъяснить ему права и обязанности, в том числе

предупредить об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного за­

ключения по ст. 307 УК РФ.

Между частным экспертом и органом, назначающим экспертизу, заключается гражданско-правовой договор, по которому работа частного эксперта должна быть оплачена. Эти расходы относятся к судебным издержкам и могут быть воз­мещены не только за счет государства, но и за счет сторон (ч. 1 ст. 131 УПК).

Второй этап производства экспертизы — это проведение самого исследования. Эксперт самостоятелен в выборе методов исследования, однако к ним предъявля­ется ряд общих требований:

соблюдение общих правил производства следственных действий (запрет не­

законных мер, насилия, угроз, обмана, унижения чести и достоинства, по­

вреждения имущества и др.);

методика исследования должна быть научно обоснована и апробирована;

эксперту запрещено самостоятельно собирать объекты для исследования, за

исключением экспериментальных экспертных образцов (о получении их см.

ниже);

не разрешаются также не связанные с делом биомедицинские эксперименты

и использование болезненных методов исследования;

следователь и другие участники процесса, присутствующие при производ­

стве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но

могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту;

при проведении исследований, сопровождающихся обнажением лица, в от­

ношении которого производится судебная экспертиза, могут присутствовать

только лица того же пола (кроме врачей).

После проведения исследования эксперт дает заключение или письменное со­общение о невозможности дать заключение.

Заключение эксперта — это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, веду­щим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80; ст. 204). Заклю­чение эксперта состоит из вводной, исследовательской и резолютивной частей. О заключении эксперта см. § 4 гл. 7 учебника.

Эксперт вправе отказаться дать заключение, оформив письменное сообщение о невозможности дать заключение (п. 6 ч. 3 ст. 57; п. 6 ч. 1 ст. 198). Основанием для этого является недостаточность или непригодность материалов для исследования или недостаточная компетенция самого эксперта. При недостаточности материа­лов для исследования эксперт вправе ходатайствовать перед следователем о пре­доставлении дополнительных материалов. При недостаточной компетенции экс­перт вправе ходатайствовать о привлечении к экспертизе других экспертов (п. 2 ч. 3 ст. 57). Необоснованный отказ дать заключение влечет для государственного эксперта дисциплинарную ответственность, а для частного — гражданско-право­вую (по заключенному договору).

Третий этап производства экспертизы — это ознакомление сторон с резуль­татами исследования: заключением эксперта, сообщением о невозможности дать заключение и протоколом допроса эксперта (ст. 206). Ознакомление с результа­тами экспертизы — официальная процедура, осуществляемая органом, ведущим дело. Сам эксперт не вправе сообщать кому-либо о результатах судебной экс­пертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших (п. 1, 3 ч. 4 ст. 57). С результатами экспертизы знакомятся те же лица, которым предъявлялось или должно было быть предъявлено постановление о назначении экспертизы. Этим лицами разъясняются право ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы, о производстве допроса эксперта, право получить копию заключения эксперта за свой счет, право заявить отвод эксперту или руководи­телю экспертного учреждения. О выполнении этих требований составляется протокол.

3.   Виды экспертиз

В криминалистике экспертизы подразделяются на большие классы, или ихроды, каждый из которых дробится на виды в зависимости от отрасли специальных зна­ний, предмета, объекта и методики экспертного исследования.1 Например, род тра­диционных криминалистических экспертиз включает в себя трасологические, фо­тотехнические, почерковедческие исследования.

Уголовно-процессуальный закон использует иные критерии для выделения видов экспертиз.

По месту проведения экспертизы бывают двух видов: проводимые в эксперт­ном учреждении и вне экспертного учреждения.

По субъекту исследования (числу экспертов) экспертизы могут быть единолич­ными и комиссионными. Комиссионная экспертиза определяется законом как ис­следование двух и более экспертов одной специальности (ст. 200 УПК). Основани-

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 2. М, 1997. С. 318.

ем для назначения комиссионной экспертизы может быть повышенная вероятность субъективности суждений экспертов по характеру исследования (психиатрическо­го, психологического, наркологического) либо сложность или большой объем са­мих исследований.

Порядок назначения и производства комиссионной экспертизы подробно регу­лируется ст. 21 Закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельно­сти в РФ». Если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, то ими составляется единое заключение. В случае возникновения разногласий, каждый из экспертов, участвовавших в про­изводстве судебной экспертизы, дает отдельное заключение по вопросам, вызвав­шим разногласие.

По предмету исследования экспертиза может быть однородной (проводимой по одной специальности) или комплексной (проводимой по разным специальностям). Процессуальный закон признает комплексной экспертизой ту, в которой участву­ет несколько экспертов разных специальностей (ст. 201 УПК). Тем самым она приравнивается к разновидности экспертизы комиссионной. В то же время глав­ная особенность комплексной экспертизы состоит в том, что ступенчато выполня­ются исследования по отдельным предметам и делаются промежуточные выводы, на основе которых проводятся дальнейшие исследования по другим предметам и формулируются последующие ответы на поставленные вопросы. Один и тот же эксперт может одновременно обладать специальными познаниями в разных обла­стях науки, техники, ремесла или искусства. Поэтому реально возможно проведе­ние комплексной экспертизы, которая одновременно является единоличной, а не комиссионной. Порядок назначения и производства комплексной экспертизы подробно регулируется ст. 23 Закона РФ «О государственной судебно-эксперт­ной деятельности в РФ».

По объему исследования экспертизы делятся на основные и дополнительные. Дополнительная экспертиза дополняет заключение эксперта, т. е. заключение, полученное в результате основной экспертизы, не ставится под сомнение, а просто появляется необходимость ответов на новые вопросы. По этой причине производ­ство дополнительной экспертизы целесообразно поручать тому же самому экспер­ту (комиссии экспертов).

Основанием для назначения дополнительной экспертизы является: а) недоста­точная полнота основного заключения эксперта (когда он не ответил на все задан­ные вопросы или ответил лишь частично); б) необходимость ответов на новые вопросы, которые возникли уже после проведения исследования или по иным причинам не были заданы эксперту.

Условием назначения дополнительной экспертизы является необходимость добавочных исследований, т. е. когда допрос эксперта не может разъяснить дан­ное им заключение.

С точки зрения достоверности исследрвания экспертизы подразделяются на первоначальные и повторные. Повторная экспертиза производится вместо вызывающей сомнение первоначальной экспертизы по тем же вопросам и с теми же объектами. Недоверие к первоначальной экспертизе обязывает всегда пору­чать повторную экспертизу другому эксперту или комиссии экспертов (ст. 207 УПК).

4.   Получение образцов для сравнительного исследования и помещение в медицинский стационар

Для производства идентификационных экспертиз необходимы образцы — объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества.

Для оценки свойств образцов их принято классифицировать по происхожде­нию на естественные (продукты физиологической деятельности человека — кровь, слюна и др.) и «искусственные» (продукты сознательной деятельности че­ловека — почерк, промышленная продукция). По отношению к времени форми­рования образцов и отношению к ним заинтересованных лиц образцы подразде­ляются на свободные (т. е. сформированные вне связи с производством по делу — образцы почерка в документах, написанных до возбуждения дела); несвободные, или экспериментальные (полученные в связи с производством по делу — образцы почерка, полученные следователем в порядке ч. 1-3 ст. 202 УПК, или образцы, добытые путем следственного эксперимента, а также полученные самим экспер­том). Иногда выделяют полусвободные образцы — когда от заинтересованных лиц скрывается цель получения образцов, например обвиняемому предлагается напи­сать собственноручно объяснение.

Получение образцов для сравнительного исследования как самостоятельное дей­ствие — это процессуальное изъятие органом расследования у подозреваемого, об­виняемого, свидетеля или потерпевшего объектов, отражающих их биологические или психофизические свойства, с целью проведения экспертизы.

Самостоятельное процессуальное действие в виде получения образцов для сравнительного исследования обладает следующими особенностями. Во-первых, образцы отбираются только от живых лиц — подозреваемого, обвиняемого, потер­певшего, свидетеля (ч. 1 ст. 202). В противном случае используются другие спосо­бы собирания доказательств (например, осмотр трупа). Во-вторых, образцы не обладают признаками вещественных доказательств, в первую очередь неповтори­мостью. Например, микрочастицы из-под ногтей подозреваемого, сохранившие кровь потерпевшего, изымаются с помощью освидетельствования (ст. 179). В-тре­тьих, образцы, получаемые путем специального процессуального действия, недо­ступны для эксперта.

Основанием для производства рассматриваемого действия является необходи­мость идентификации живого лица по оставленным им следам. Получение образ­цов у свидетеля и потерпевшего допускается только для проверки, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.1

Получение образцов производится по общим правилам производства след­ственных действий, с вынесением постановления и составлением протокола. В данном действии целесообразно участие специалиста или эксперта, а также по­нятых, если применяется принуждение.

1 Если образцы отбираются от них с целью уличить в совершении преступления (на­пример, по делу об изнасиловании у свидетеля отбираются образцы крови или спермы, по делу о подлоге отбираются образцы почерка), то такое лицо приобретает статус подозре­ваемого. См.: постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 г. № 11-П по делу В. И. Маслова.

Получение образцов для сравнительного исследования может осуществлять­ся также самим экспертом, если является частью экспертного исследования (ч. 4 ст. 202 УПК). Эксперту запрещено самостоятельно собирать материал для экс­пертизы, поэтому получить образцы во время экспертизы он может при соблюде­нии двух условий. Во-первых, образцы не должны быть индивидуально-опреде­ленными и место их обнаружения не должно иметь значения (например, каталоги, техническая документация, образцы патронов для отстрела), иначе надо проводить обыск, выемку или осмотр. Во-вторых, образцы должны быть доступны для экспер­та. Так, если обвиняемый (подозреваемый) находится в медицинском стационаре в связи с производством в его отношении судебной экспертизы, то у него могут быть получены образцы в рамках экспертизы как часть экспертного исследования. И на­оборот, когда обвиняемый как объект исследования недоступен эксперту, то полу­чение образцов производится следователем.

Иногда для экспертизы необходимо длительное и непрерывное наблюдение лиц, для этого предусмотрено помещение в медицинский или психиатрический ста­ционар (ст. 203 УПК).1 Помещение в стационар — это мера процессуального при­нуждения, состоящая во временном содержании обвиняемого или подозреваемо­го в медицинском стационаре для обеспечения его экспертного исследования. Принудительное стационарное обследование допускается только в отношении об­виняемых или подозреваемых. Если обвиняемый или подозреваемый не заключе­ны под стражу, помещение их в стационар допускается лишь по судебному решению (п. 3 ч. 2 ст. 29). Однако перевод лица, содержащегося под стражей, в психиатриче­ский стационар также производится лишь по решению суда (ч. 1 ст. 435). Потерпев­ший и свидетель могут быть направлены в стационар только в добровольном по­рядке и потому без решения суда.

Необходимость стационарного обследования обычно определяется на основе специальных познаний (после амбулаторной экспертизы, разъяснений специали­ста). При этом сама судебно-медицинская или судебно-психиатрическая экспер­тиза может быть обязательной (ст. 196).

Порядок помещения в медицинский стационар регулируется ст. 203, 435 УПК.2 При этом в любом случае обвиняемый (его защитник и законный пред­ставитель) должны иметь право участия в судебном заседании суда (п. 16 ч. 4 ст. 47).3

Орган, назначивший судебную экспертизу и поместивший обвиняемого или подозреваемого в медицинский стационар в принудительном порядке, обязаны в течение 24 часов известить об этом названное им лицо, а при отсутствии та­кового сообщить в орган внутренних дел по месту жительства указанного лица (ст. 29

1              Понятия медицинского, психиатрического и судебно-психиатрического стационара

даны в ст. 9 Закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

2              Процессуальный закон лишь формально различает порядок помещения в медицин­

ский стационар для содержащихся под стражей в соответствии со ст. 108, а для находя­

щихся на свободе — в соответствии со ст. 165.

3См.: Определения Конституционного Суда РФ от 18.06.2004 № 206-О; от 08.06.2004 № 194-0.

Закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»). Названный Закон устанавливает сроки и правила содержания в медицинском стационаре (ст. 30-32). Первоначально срок содержания устанав­ливается до 30 суток. В случае необходимости по мотивированному ходатай­ству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения стационара еще на 30 дней. При этом общий срок пребывания лица в стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней. Время принудительного пребывания в медицинском стационаре засчи-тывается в срок содержания под стражей (п. 3 ч. 10 ст. 109 УПК).

Решения о принудительном помещении в медицинский стационар, о продле­нии срока пребывания в нем могут быть обжалованы в кассационном прядке.