§ 3. ПОНЯТИЕ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 

Квалификация преступлений – это процесс, при котором выявляется соответствие между совершенным лицом общественно опасным деянием и признаками конкретного состава преступления, описанного в одной из статей Особенной части УК, а в необходимых случаях – и Общей части уголовного закона.

Квалифицировать преступление – значит дать ему правовую оценку и определить соответствующую статью Уголовного кодекса, а следовательно, установить тождество между конкретным актом человеческого поведения и законодательной конструкцией.

Точная квалификация преступлений является одним из важнейших требований законности, ибо она выступает определенной гарантией соблюдения прав и интересов граждан.

В соответствии со ст. 8 УК единственное основание уголовной ответственности – «совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В процессе квалификации состав преступления как законодательная модель преступления как бы «накладывается» на фактически совершенное деяние, и если объективные характеристики, признаки субъекта, его психическое (внутреннее) отношение к своим действиям (бездействию) и их последствиям идентичны признакам, закрепленным в соответствующей уголовно-правовой норме, это означает, что есть основание уголовной ответственности. Но если хотя бы один признак конкретного состава преступления в деянии лица отсутствует, то и основания уголовной ответственности нет. Например, если лицо, находясь на железнодорожном вокзале, по невнимательности вместо своих вещей взяло чужие, похожие на его вещи, оно не может быть привлечено к ответственности за кражу или присвоение чужого имущества, так как в его действиях нет составов названных преступлений, а именно, нет их обязательного субъективного признака – прямого умысла на завладение чужим имуществом.

Наличие или отсутствие в содеянном конкретного объективного или субъективного признака влияет также на вид состава преступления, например, корыстный мотив убийства свидетельствует о составе преступления с отягчающими обстоятельствами, а совершенное деяние должно быть квалифицировано по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ; в противном случае применяется ч. 1 ст. 105 данного закона.

Предпосылками квалификации преступления является установление всех фактических обстоятельств дела и уяснение признаков состава преступления, содержащихся в диспозиции статьи Особенной части. В процессе квалификации преступлений выясняется, является ли данное деяние преступным (ст. 14 УК), объект (а в ряде случаев и предмет) преступного посягательства, производится анализ признаков, входящих в его объективную и субъективную стороны, а также необходимые правовые требования, предъявляемые к субъекту преступления (возраст и вменяемость – статьи 20, 21, 22 УК). Кроме указанных основных признаков субъекта преступления, требуется установить, не характеризуется ли он теми или иными дополнительными признаками, придающими преступнику качество специального субъекта.

Первостепенное значение при квалификации имеет правильное установление объекта преступления, поскольку именно он определяет характер общественной опасности преступного деяния. Выявив объект, можно правильно определить разновидность преступления. Законодатель объединяет их в отдельные группы по родовому и видовому объектам. Такие преступления, как государственная измена, шпионаж, диверсия, публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ по общности их видового объекта составляют группу преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства; а убийство, причинение вреда здоровью, истязание, заражение ВИЧ-инфекцией, оставление в опасности и некоторые другие – группу преступлений против жизни и здоровья личности.

При установлении объекта преступления необходимо уяснить не только содержание родового, но и, что очень важно, видового и непосредственного объектов преступления. Так, родовым объектом убийства (ст. 105 УК) и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК) являются различные правовые блага личности. Видовым объектом убийства выступает право на жизнь, а умышленного причинения тяжкого вреда здоровью – право на здоровье. Правильное установление видового объекта позволяет решить вопрос видовой идентификации преступления. В отдельных ситуациях важно определить основной и дополнительный непосредственный объект. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), не только нарушает право на здоровье, но и право на жизнь, причем первое – основной непосредственный объект, второе – дополнительный непосредственный объект преступления. Указанное обстоятельство обусловливает квалификацию и способствует разграничению данного состава с убийством.

При необходимости следует выяснить специфику предмета преступления, в частности, когда он назван в законе в качестве обязательного признака состава преступления (например, предметы, имеющие особую ценность, – ст. 164 УК), драгоценные металлы и драгоценные камни – ст. 192 УК, средства в иностранной валюте – ст. 193 УК). С учетом данного обстоятельства тайное похищение из квартиры видеотехники квалифицируется по ст. 158 УК, а картины, принадлежащей кисти великого мастера ХVII века, – по ст. 164 УК.

Квалификация преступления предполагает обстоятельный анализ признаков, образующих его объективную сторону. При этом требуется выяснение характера и содержания совершенного деяния, его последствий (характера и размера причиненного вреда), установление причинно-следственной связи между деянием и последствием, а также других признаков объективной стороны преступления (способа, места и времени совершения деяния, орудий преступления, обстановки его совершения).

Установление внешних, объективных признаков преступления имеет важное значение, так как диспозиции статей УК содержат описание объективной стороны. Например, в ч. 1 ст. 200 УК следующим образом указаны признаки объективной стороны состава преступления «обман потребителей»: «Обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги) или иной обман потребителей в организациях, осуществляющих реализацию товара или оказывающих услуги населению, а равно гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг), если эти деяния совершены в значительном размере».

По объективным признакам проводится различие между однородными преступлениями, посягающими на один и тот же объект или близкие объекты.

Точная квалификация преступления требует глубокого анализа субъективной стороны совершенного деяния, поскольку без установления истинного содержания психического отношения лица к совершенному деянию и его последствиям немыслима правильная уголовно-правовая оценка преступления.

В следственной и судебной практике нередко встречаются ошибки в квалификации именно из-за неправильной или неполной характеристики вины, мотивов и целей совершенного деяния. В частности, такие ошибки могут выразиться в признании умышленными таких действий, которые на самом деле явились результатом неосторожности лица, и наоборот. Эмоциональная окраска преступления также может иметь уголовно-правовое значение и влиять на квалификацию. Поэтому чувства и переживания лица, совершившего общественно опасное деяние, в определенных случаях подлежат обязательному установлению. Законодательством предусмотрены привилегированные составы преступлений, признание которых таковыми обусловлено особенностями эмоций, влияющих на общественную опасность деяния, например, убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (ст. 107 УК).

При правовой оценке неоконченного преступления и соучастия в преступлении необходимо учитывать особенности данных уголовно-правовых институтов. Составы неоконченных преступлений и преступлений, совершенных в соучастии, представляют собой совокупность объективных и субъективных признаков, предусмотренных не только нормами Особенной, но и Общей части УК. Поэтому при квалификации это должно выразиться в ссылке на ст. 30 (приготовление к преступлению и покушение на преступление) или ст. 33 (соучастие в преступлении) УК РФ. Если соучастники по независящим от них обстоятельствам не довели совместное преступление до конца, то это также необходимо учесть. При уголовно-правовой оценке действий исполнителя достаточно указания на статью Особенной части и ст. 30 УК. Действия организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются по соответствующим частям ст. 30 и статье Особенной части УК.

В отличие от множественности участников преступления множественность преступлений (с учетом ее разновидности) влечет применение двух и более статей Особенной части УК. Неоднократность, образованная однородными преступлениями, одновременно является реальной совокупностью преступлений и диктует необходимость применения по меньшей мере двух статей Особенной части УК (например, совершение кражи и мошенничества квалифицируется по ст. 158 и ст. 159, при этом мошенничество признается неоднократным).

Известную трудность для квалификации представляют преступления с так называемым сложным составом. Например, при нападении с целью завладения имуществом, соединенным с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего. На первый взгляд, присутствуют признаки двух самостоятельных составов преступлений: завладения имуществом и посягательства на личность. Но применение двух разных норм было бы неуместным в силу внутреннего единства содеянного, где применение насилия составляет лишь способ завладения имуществом; совершенное деяние нужно квалифицировать как единое преступление – разбой (ст. 162 УК).

Процесс квалификации предполагает четкое отграничение признаков совершенного деяния от признаков других, смежных составов преступлений. Например, кражу необходимо отличать от грабежа: кража – тайное, а грабеж – открытое хищение чужого имущества. Известны также случаи, когда в содеянном одновременно усматриваются признаки двух и более составов, один из которых предусмотрен общей, другой – специальной нормой Особенной части УК. Такая ситуация признается конкуренцией уголовно-правовых норм. В отличие от совокупности, неоднократности и рецидива при конкуренции норм совершается одно преступление, которое одновременно подпадает под признаки нескольких уголовно-правовых норм. Одна из этих норм (специальная) с большей детализацией отражает признаки преступления, по которой и наступает уголовная ответственность (ч. 3 ст. 17 УК). Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо из мести за такую деятельность (ст. 317 УК) – частный случай убийства лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК). В данном случае ст. 105 УК является общей нормой, а ст. 317 УК – специальной. Именно поэтому убийство сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка квалифицируется по ст. 317 УК.

Другой вид конкуренции норм – конкуренция части и целого, при которой должна применяться норма, с наибольшей полнотой охватывающая все фактические признаки совершенного деяния. Так, ст. 111 УК лишь частично отражает признаки нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. В полном объеме данное преступление охватывается законодательной конструкцией, предусмотренной п. «в» ч. 3 ст. 162 УК, – разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Конкурирующие нормы находятся между собой в органической взаимосвязи. Если к моменту привлечения лица к уголовной ответственности одна из этих норм отменена, деяние следует квалифицировать по другой оставшейся уголовно-правовой норме, действующей в период совершения преступления. Вновь принятый уголовный закон, который специальную норму заменил на общую, может быть распространен на деяния, совершенные до его издания, вследствие придания закону обратной силы.

При конкуренции составов с отягчающими и смягчающими обстоятельствами приоритет отдается статье, предусматривающей более мягкую меру наказания. Это конкуренция двух специальных норм. Данное положение достаточно четко сформулировано в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», согласно которому по смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных пунктами «а», «г», «е», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны. Возможна также конкуренция специальных норм с различными отягчающими обстоятельствами (особо квалифицирующими признаками). Например, изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста, совершенное группой лиц по предварительному сговору, частично охватывается ч. 2 и ч. 3 ст. 131 УК, а окончательная квалификация должна быть осуществлена по наиболее тяжкому обстоятельству – п. «в» ч. 3 ст. 131 УК.

По вопросу квалификации преступлений при наличии нескольких квалифицирующих признаков высшие судебные органы давали неоднократные разъяснения. В частности, в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими веществами» разъясняется, что неоднократные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере полностью охватываются диспозицией ч. 4 ст. 228 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по п. «б» ч. 3 ст. 228 УК РФ, однако неоднократность как квалифицирующий признак преступления должна быть указана в приговоре.

Таким образом, общее правило квалификации преступления при конкуренции уголовно-правовых норм состоит в том, что всегда применяется та норма, которая с наибольшей точностью, детализацией и полнотой охватывает все фактические признаки совершенного преступления.

Квалификация преступлений получает свое юридическое выражение и закрепление путем указания в соответствующем процессуальном документе статьи УК, которая предусматривает совершенное деяние в качестве преступления. Она может изменяться в процессе расследования или судебного рассмотрения уголовного дела. Это происходит, когда не в полной мере выявлены фактические обстоятельства дела, допущены ошибки в квалификации либо при изменении уголовного закона после вступления приговора в законную силу.

Правильная квалификация преступлений – важнейшее требование, которому должны непременно следовать все те, на кого возложена обязанность применения уголовного закона. Как указывал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре», выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту необходимо мотивировать в приговоре. По делу в отношении нескольких подсудимых или при обвинении подсудимого в совершении нескольких преступлений суд должен обосновать квалификацию в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления.

Квалификация по своему характеру – не только правовая, но и социальная, и нравственная оценка деяния. Для виновного небезразлично, будет ли он осужден, например, за злоупотребление должностными полномочиями или халатность, будет ли он признан виновным в убийстве или причинении смерти по неосторожности.

Ошибки, допускаемые правоприменителями при квалификации преступлений, ослабляют авторитет государственной власти, порождают мнение о безнаказанности правонарушителей либо, наоборот, об излишне суровом наказании, о вынесении несправедливых приговоров. Они влекут за собой не только неправильное назначение вида и меры наказания, не соответствующих содеянному, но и необоснованное применение других правовых ограничений (назначение более строгого вида режима содержания, неприменение амнистии, неправильное исчисление сроков, погашающих судимость, и т.д.). Ошибочная квалификация отрицательно сказывается на процессе достижения целей уголовного наказания и в подавляющем большинстве случаев ущемляет права и интересы личности. Неправильная квалификация преступлений ведет к искажению данных о структуре преступности в стране, к ошибочному построению краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных прогнозов преступности, к другим нежелательным последствиям. Правильная квалификация преступления – одна из гарантий отправления правосудия в соответствии с законом и успешной ресоциализации осужденных.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ

В разделе VII УК РФ предусмотрена ответственность за преступные посягательства на права и свободы человека, которые согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации признаются высшей социальной ценностью. Их уголовно-правовая охрана является приоритетной наряду с другими благами и интересами государства и общества. Одной из первоочередных задач уголовного закона (ст. 2 УК РФ) выступает охрана прав и свобод человека и гражданина. В соответствии с данными положениями в УК РФ 1996 г. в Особенной части на первом месте расположен раздел VII «Преступления против личности».

Раздел VII УК РФ состоит из пяти глав, которые выделены по видовому объекту преступления: «Преступления против жизни и здоровья» (глава 16), «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (глава 17), «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (глава 18), «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (глава 19) и «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (глава 20).