§ 2. Общие виды преступлений против здоровья населения

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 

Литература:

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан // ВВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1318;

Закон РСФСР "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" // ВВС РСФСР. 1991. N 20. Ст. 641;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М., 1996;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. В. М. Лебедева и Ю. И. Скуратова. М., 2002;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред В. Д. Иванова. Ростов н/Д, 2002;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А. А. Чекалин; Под ред. В. Т. Томина, В. С. Устинова, В. В. Сверч­кова. М., 2002.

1. Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235)

В соответствии с содержанием ст. 235 преступным является занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека (ч. 1) или смерти (ч. 2).

В УК 1960 г. преступлением признавалось занятие врачеванием, как профессией, лицом, не имеющим надлежащего медицинского образования. Изменение закона преследовало цель взять под государственный контроль порядок оказания медицинской и фармацевтической помощи, установить запреты на невежественные, обманные, малограмотные, непрофессиональные методы лечения и фармацевтического обслуживания граждан.

Своим острием норма направлена на воспрепятствование деятельности легальных и нелегальных объединений, частных лиц, систематически оказывающих подобные услуги.

Объект преступления — здоровье людей в сфере оказания медицинских и фармацевтических услуг.

Объективная сторона состоит в незаконном занятии частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на такой вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью.

Занятием частной медицинской практикой признается лечение людей медицинскими работниками вне лечебных учреждений, отнесенных к государственной или муниципальной системе здравоохранения, за плату. Источник получения денежных средств: гонорар, полученный от больного, средства, перечисленные предприятиями или страховыми компаниями, — для квалификации значения не имеет.

Право на занятие частной медицинской практикой в пределах узкой специализации, предусмотренной соответствующим дипломом об окончании высшего или среднего учебного заведения или курсов переподготовки и повышения квалификации, имеют: врач, зубной врач, медицинская сестра, фельдшер, акушер и др. Конкретные функциональные и профессиональные обязанности по каждому направлению лечебной деятельности предусмотрены в соответствующих положениях, принятых Министерством здравоохранения РФ.

Кроме дипломов установленного образца право на занятие частной медицинской практикой может предоставить сертификат специалиста, а также лицензия на конкретный вид лечебной деятельности. Лицензии оформляются в местной администрации с согласия профессиональных медицинских ассоциаций. Лицензии действительны лишь на территории, подведомственной администрации, выдавшей разрешение. Упомянутые выше органы имеют право контроля за деятельностью частнопрактикующих медицинских работников.

Согласно ст. 14 и 56 Основ законодательства об охране здоровья граждан учреждениями, занимающимися частной медицинской практикой и такой же фармацевтической деятельностью, являются лечебно-профилактические, аптечные учреждения, имущество которых находится в частной собственности. Основы предоставляют право такой деятельности частным лицам.

Частная медицинская практика заключается в систематической, на постоянной основе лечебной деятельности с целью извлечения прибыли за оказанные услуги. Конкретно она может выразиться в консультировании, диагностике, хирургических операциях, лечении, оздоровлении, производстве инъекций, внутривенных вливаний, массаже и т. п. Нельзя расценивать в качестве частной медицинской практики оказание разовых платных или бесплатных (по знакомству) услуг. Причинение вреда пациенту в подобных случаях должно квалифицироваться как преступление против личности.

Если частной медицинской практикой в целях получения вознаграждения занимается лицо, не имеющее познаний в данной области, заведомо обманывающее пациента относительно своих способностей и применяемых методов "лечения", содеянное при наличии других признаков состава может квалифицироваться как мошенничество.

Занятием фармацевтической деятельностью признается изготовление и реализация по рецептам врачей различных лекарственных форм, используемых для лечебных процедур. Эта деятельность охватывает также контроль за технологией изготовления, хранением, качеством готовых лекарственных средств и лекарств, изготовленных в аптеках, лекарственного сырья и препаратов из него; получение, хранение, организацию доставки, отпуск лекарственных средств и изделий медицинского назначения в аптечные или лечебно-профилактические учреждения, реализацию населению и лечебно-профилактическим учреждениям различных лекарственных средств[2].

Занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью — строго лицензионная форма деятельности. Поэтому факт отсутствия лицензии выступает обязательным признаком состава преступления. Отсутствие лицензии означает, что она не оформлена в соответствующих органах либо закончился срок ее действия. Наличие лицензии на близкие по характеру виды платных услуг населению, например на право оказания услуг массажиста, тренера, оздоровительных и др., не дает права на законную частную медицинскую практику и фармацевтическую деятельность. Не освобождает от ответственности и тот факт, что субъект профессионально подготовлен для лечебной и фармацевтической деятельности (имеет надлежащий диплом). Это обстоятельство может приниматься во внимание лишь при оценке уровня общественной опасности содеянного.

Обязательным признаком состава преступления является причинение вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 235) или смерти человека (ч. 2 ст. 235). Поскольку закон причинение вреда здоровью не связывает с утратой трудоспособности, под ним следует понимать его утрату хотя бы на один день, а также зафиксированные в компетентных лечебных учреждениях факты резкого ухудшения состояния больного (доставление в неотложном порядке в больницу, вызов "скорой помощи" и др.). При этом важно установить наличие причинной связи между незаконным занятием частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью и наступившими последствиями. Должно быть констатировано, что вред здоровью человека или смерть наступили из-за неквалифицированного лечения либо из-за некачественно изготовленных лекарственных форм, неверных его дозировок и т. п. Наступление вреда здоровью или смерти по иным причинам (тяжелое состояние больного, необратимые изменения в организме, вмешательство других обстоятельств и т. п.) не дает основания для установления наличия преступления.

Посягательство окончено с момента наступления последствия.

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в форме легкомыслия или небрежности. Лицо, занимающееся частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, либо предвидит возможность наступления вреда здоровью или смерти человека, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает предотвратить эти последствия, либо не предвидит наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Ошибочной, на наш взгляд, является рекомендация оценивать содеянное как преступление, совершенное с прямым умыслом по отношению к медицинской практике или фармацевтической деятельности и неосторожностью по отношению к последствиям[3]. Авторы такой рекомендации не учли, что само занятие незаконной (без лицензии) частной медицинской практикой или фармацевтической деятельностью не преследуется, наличие состава преступления связывается с наступлением последствий (вред здоровью, смерть). Поэтому занятие частной практикой может осознаваться человеком, но это обстоятельство нельзя оценивать как прямой умысел на совершение преступления.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16 лет. Наличие медицинской подготовки, затяжка в оформлении лицензии, отсутствие права на ее получение значения не имеют.

Наступление последствий в виде причинения вреда здоровью человека квалифицируется по ч. 1 ст. 235. Наступление смерти человека — по ч. 2 ст. 235.

Преступление относится к преступлениям средней тяжести.

2. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236)

Санитарно-эпидемиологическое благополучие населения — важная задача государства, проводящего комплексные мероприятия, направленные на сокращение инфекционных и эпидемических заболеваний. Закон определяет данное преступление, как нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей (ч. 1 ст. 236) или смерть человека (ч. 2 ст. 236).

Объектом преступления является здоровье населения в сфере обеспечения нормальной среды обитания, препятствующей массовым заболеваниям и отравлениям людей. Статья 236 носит бланкетный характер. При ее применении необходимо учитывать санитарно-эпидемиологические правила, принимаемые на федеральном и региональном уровне. Базовым документом, регламентирующим такие правила, является Закон РФ от 19 апреля 1991 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения". Он регламентирует широкий круг вопросов, в том числе устанавливает санитарные правила застройки населенных пунктов, санитарные требования к качеству строительных материалов и сырья, продовольствия, технологические требования к изготовлению продуктов питания и товаров, требования к водоснабжению, утилизации и захоронению отходов и т. п.

К санитарно-эпидемиологическим правилам относятся любые нормативные акты, связанные с обеспечением санитарного состояния среды обитания, с установлением правил и нормативов безвредности для человека и его жизнедеятельности всего, что его окружает в процессе жизни и деятельности. Эти правила в силу их нормативного характера обязательны для исполнения всеми предприятиями, организациями, общественными объединениями и гражданами.

С объективной стороны преступление может быть совершено путем активных действий или бездействия, направленных на нарушение соответствующих правил. Это может быть игнорирование правил, их несоблюдение в полном объеме либо частично, уклонение от соблюдения гигиенических и других стандартов, выполнения обязательной вакцинации, невыполнение предписания об уничтожении некачественных продуктов, забой с целью реализации мяса больных животных, игнорирование карантинных мероприятий и др.

Обязательным элементом объективной стороны данного состава преступления является наступление массовых заболеваний или отравление людей либо смерть человека. К массовым заболеваниям относятся: холера, оспа, тиф, полиомиелит, туберкулез, кишечные инфекции, ящур, бруцеллез, коровье бешенство, ВИЧ-инфекция и др.

К отравлениям принято относить острые заболевания, вызванные воздействием на организм человека различных ядов и токсичных веществ. Отравления могут быть вызваны некачественными пищевыми продуктами, такими же лекарственными препаратами, производственными условиями (повышенная загазованность, выбросы токсинов и т. п.). Отравление может наступить не только при приеме пищи или лекарств, но и воздушно-капельным или контактным путем.

Состав преступления материальный. Преступление окончено с момента наступления указанных в составе последствий. При этом требуется установить причинную связь между нарушением санитарно-эпидемиологических правил и массовыми заболеваниями, отравлениями людей.

С субъективной стороны преступление совершается с неосторожной виной. Преступление учиняется по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), связанных с нарушением соответствующих правил, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Возможно совершение преступления и по небрежности. Субъект не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий нарушения санитарно-эпидемиологических правил, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть наступление последствия.

Нельзя согласиться с предложением квалифицировать это преступление, как совершенное с прямым умыслом по отношению к деянию и неосторожностью по отношению к последствиям[4]. Данная рекомендация не учитывает, что обязательным признаком данного состава преступления являются преступные последствия (массовое заболевание, отравление людей). Отсутствие таких последствий исключает возможность привлечения к уголовной ответственности.

При практической оценке субъективной стороны следует принимать во внимание, что само нарушение санитарно-эпидемиологических правил должно быть осознанным. Если правила нарушены по невнимательности, халатности, оснований для привлечения к уголовной ответственности, как представляется, нет. Например, нельзя привлечь к уголовной ответственности домохозяйку, пренебрегшую правилами консервирования продуктов, если в результате развившегося ботулизма члены семьи или иные лица, употреблявшие продукты, отравились.

Субъект преступления — лицо, на которое возложена обязанность внедрять, контролировать соответствующие правила. Такая обязанность может вытекать из характера деятельности лица, его должностных полномочий. Обязанность может вытекать и из особых нормативных предписаний, обязательных санитарных меро­приятий и т. п. В последнем случае субъектами преступления могут выступать и частные лица, достигшие 16 лет.

Преступление имеет квалифицированный состав. Часть 2 ст. 236 предусматривает более серьезную уголовную ответственность за те же действия, повлекшие по неосторожности смерть человека.

Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 236, относится к категории преступлений небольшой тяжести, а ч. 2 — средней тяжести.

3. Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей (ст. 237)

Норма, предусматривающая уголовную ответственность за данное преступление, в УК 1960 г. отсутствовала. Появление ее вызвано тем, что сокрытие информации о крупных экологических и других катастрофах может причинить серьезный вред здоровью людей, сделать опасной для человека среду обитания. Например, своевременное информирование населения о чернобыльской катастрофе позволило бы значительно уменьшить вред, причиненный этой аварией на многих сопредельных территориях. Включение в УК нового состава имело задачей поставить под государственный и общественный контроль деятельность лиц, обладающих такой информацией и обязанных своевременно распространять ее.

В соответствии со ст. 237 преступлением признается сокрытие или искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды, совершенные лицом, обязанным обеспечивать население и органы, уполномоченные на принятие мер по устранению такой опасности, указанной информацией (ч. 1 ст. 237), либо лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, либо если в результате таких деяний причинен вред здоровью человека или наступили иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 237).

Объектом данного преступления является здоровье населения, подвергающееся опасности в результате сокрытия информации о вредном промышленном, военном, научно-техническом или другом воздействии на среду обитания.

Представление такой информации, доведение ее до сведения населения и органов, уполномоченных на принятие мер по устранению этой опасности, регламентируется рядом нормативных актов, в частности Конституцией РФ (ст. 24, 29, 41), которые не только декларируют общие права на достоверную информацию, но и устанавливают ответственность должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей.

Более детально предоставление информации регламентируется:

-  Законом РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации"[5];

-  Федеральным законом от 13 января 1995 г. "О порядке освещения деятельности государственной власти в государственных средствах массовой информации"[6];

-  Федеральным законом от 20 февраля 1995 г. "Об информатизации, информации и защите информации"[7];

-  Федеральным законом РФ от 10 января 2002 г. "Об охране окружающей среды"[8];

-  Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. "О защите населения и территории от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"[9].

С объективной стороны преступление состоит в действиях или бездействии по сокрытию или искажению информации о событиях, фактах и явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды. Часть 1 ст. 237 содержит описание так называемого формального состава, потому оконченное преступление образует сам факт сокрытия или искажения подобной информации. Часть 2 ст. 237 предусматривает в качестве альтернативного признака наступление последствий: вреда здоровью человека или иных тяжких последствий. В силу этого обстоятельства момент окончания такого деяния связан с фактом реального наступления вреда.

Сокрытием информации признается ее недоведение в установленном законом порядке до сведения населения и органов, уполномоченных на принятие мер по устранению опасности. Уголовный закон связывает преступность сокрытия с умалчиванием об опасности, когда сообщение сведений о ней было правовой обязанностью субъекта и когда сообщение информации о событии могло существенно воздействовать на уменьшение риска вреда здоровью людей и экологии, повлиять на своевременную организацию профилактических, спасательных и иных операций.

Под событиями, фактами и явлениями, создающими опасность для жизни или здоровья людей, следует понимать различные процессы природного, производственного, исследовательского, военного характера, которые при пассивном развитии событий, без принятия своевременных мер могут повлечь причинение серьезного вреда людям или окружающей среде. Сами эти вредоносные события могут быть следствием действий людей (например, вышедшее из-под контроля исследовательское мероприятие) либо стихийных процессов (например, выбросы газа, землетрясение, разрушение плотины водохранилища и т. п.).

Под информацией подразумеваются достоверные сведения о событиях, фактах и явлениях, создающих опасность для людей и экологии. Источник получения сведений значения не имеет. Информация должна быть гласной и открытой. Органы государственной власти, местного самоуправления, руководство предприятий и организаций обязаны своевременно, быстро информировать население о техногенной или иной опасности. Источники распространения подобной информации — радио, телевидение, иные средства массовой информации.

Искажение информации заключается в предоставлении ложных, не соответствующих действительности сведений. Мотивом предоставления искаженной информации чаще всего выступает попытка соответствующего лица снять с себя ответственность за неблагоприятное развитие событий.

Окончено преступление будет с момента сокрытия или искажения сведений, информации.

С субъективной стороны преступление характеризуется только прямым умыслом. Лицо сознает, что обязано предоставить и довести до сведения населения и органов, уполномоченных на принятие мер по устранению опасности, достоверную информацию, сознает, что утаивание или искажение информации может вызвать негативные последствия, и желает совершить такие действия.

Предложенная в литературе для практикующих юристов рекомендация оценивать субъективную сторону состава не только как умышленное, но и как неосторожное преступление представляется ошибочной[10]. При этом не учитывается, что состав, предусмотренный ч. 1 ст. 237, носит формальный характер, наступление последствий в нем не предусмотрено, поэтому неосторожная вина в этом составе исключается.

Субъектом преступления выступает лицо, на котором лежала обязанность предоставить достоверную информацию населению и органам, уполномоченным на принятие мер по устранению опасности. Это могут быть как лица, наделенные должностными полномочиями, так и иные лица, профессиональная деятельность которых связана с обобщением, направлением, передачей указанной информации в соответствующие органы. Возраст субъекта общий — 16 лет.

Состав относится к преступлениям небольшой тяжести.

Часть 2 ст. 237 предусматривает квалифицированный состав. Это совершение преступления лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, государственную должность субъекта Российской Федерации, а также главой органа местного самоуправления, либо если в результате таких деяний причинен вред здоровью человека или наступили иные тяжкие последствия. Последние следует связывать с вредом, причиненным экологии, зданиям, сооружениям и т. п. Тяжесть последствий следует увязывать с серьезными прямыми экономическими потерями или последующими значительными затратами на восстановление среды обитания людей.

Деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 237, относится к категории преступлений небольшой тяжести, а ч. 2 — средней тяжести.

4. Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238)

Производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности, создают серьезную угрозу здоровью потребителей.

Потребителем по Закону РФ от 9 января 1992 г. "О защите прав потребителей" признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли[11].

Объектом преступления является безопасность потребителя, которой может быть причинен вред в результате производства, хранения, перевозки в целях сбыта или сбыта некачественных товаров, а также оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности, либо в силу выдачи или использования документов, удостоверяющих соответствие товаров, работ, услуг требованиям безопасности.

Предмет преступления — некачественные товары, к которым относятся продовольственные и промышленные товары, иная готовая продукция, предназначенная для личного (бытового) использования людьми. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 5 апреля 1985 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за выпуск из промышленных предприятий недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции и за выпуск в продажу таких товаров в торговых предприятиях" подчеркнул: "Недоброкачественной должна признаваться продукция, которая полностью либо без существенной переработки не может быть использована по назначению". [Сборник постановлений Пленума Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. С. 233]. Предметом также являются официальные документы, удостоверяющие соответствие товаров, работ либо услуг требованиям безопасности.

Объективная сторона преступления состоит:

а) в производстве, хранении или перевозке в целях сбыта, сбыте товаров и продукции, выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, жизни или здоровья потребителей;

б) в неправомерных выдаче или использовании официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

Безопасность товаров, продукции, услуг, работ подтверждается соответствующими сертификатами качества, техническими паспортами, стандартами или другими официально установленными обязательными документами на конкретный вид товара, продукции, работы, услуги. Обязанность изготовителя, производителя соблюдать стандарты, предусматривающие требования безопасности, и доводить о них до сведения потребителей вытекает из ст. 7 Закона о защите прав потребителей. Производство товаров, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ, оказание услуг, независимо от места, где они изготовлены и какими организациями и лицами выполнены, не допускается без соответствующей маркировки и сертификации.

Под производством товара или продукции понимается их изготовление. Хранение в целях сбыта предполагает действия по обеспечению сохранности товаров или продукции (складирование и т. п.). Перевозка связана с перемещением товаров и доставкой услуг потребителям. Хранение или перевозка охватываются объективными признаками состава преступления, когда они совершены для последующего сбыта.

Сбыт товаров и продукции чаще всего связан с заключением сделки купли-продажи с конкретными потребителями.

Выполнение работ либо оказание услуг регламентируется ГК (ст. 779 и др.). Условия выполнения, характер и объем выполненных работ предусматриваются договором. Это могут быть ремонтные работы, изготовление конкретных предметов по заказу, ремонт бытовой техники и т. п.

Официальными документами, гарантирующими безопасность работ или услуг, являются гарантийные талоны, талоны качества, лицензии и т. п.

Неправомерная выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности, состоит в незаконной передаче такого документа для последующего использования, равно как и продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг) по документам (сертификатам, техническим паспортам и др.), оформленным на другой товар (работу, услугу).

Всегда образует неправомерное использование официального документа получение и последующее применение документа, приобретенного незаконным путем.

Момент окончания преступления связан с совершением любого действия, перечисленного в ст. 238. Состав относится к числу формальных.

Субъективная сторона состоит в умысле. Субъект, производящий, хранящий или перевозящий товар, продукцию, выполняющий работы или услуги, должен сознавать, что совершает такие действия, и желать их учинить.

Производство, хранение или перевозка товаров или продукции образуют преступление при наличии специальной цели — сбыта. Другие, предусмотренные ч. 1 ст. 238 формы совершения посягательства наличия специальной цели не требуют.

Субъект преступления — лицо, отвечающее за производство, хранение, перевозку, сбыт товаров либо выполнившее работы или оказавшее услуги, достигшее 16 лет. Субъектом выдачи официального документа соответствия товаров, работ, услуг требованиям безопасности выступает лицо, обладающее должностными полномочиями в данной сфере, управомоченное оформлять и выдавать такие документы.

Часть 2 ст. 238 предусматривает повышенную ответственность за те же деяния, если они:

а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) совершены в отношении товаров, работ или услуг, предусмотренных для детей в возрасте до шести лет;

в) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека.

Часть 3 ст. 238 устанавливает ответственность за те же действия, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц.

Преступление, описанное в ч. 1, — небольшой тяжести, в ч. 2 — средней тяжести, в ч. 3 — тяжкое.

К общим видам преступлений против здоровья относятся составы, предусмотренные ст. 235—238. Эти преступления объединены сходством объекта, каковым выступает здоровье людей. Специфика непосредственного объекта в каждом виде состава зависит от сферы, где причиняется вред здоровью: частная медицинская практика, частная фармацевтическая деятельность, санитарная обстановка, безопасные условия обитания человека.

Общие виды преступлений против здоровья различаются между собой по объективным признакам. Своеобразие объективных признаков составов вызвано особенностями конкретной сферы, в которой могут проявляться общественно опасные действия (бездействие) людей, создающие опасность для здоровья.

В отличие от преступлений против личности, составы, описанные в ст. 235—238, предусматривают в качестве потерпевшего не конкретного человека, а неопределенный круг людей.