§ 4. Преступления против интересов кредиторов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 

Литература:

Волженкин Б. В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2002. Разд. II. Гл. 2. § 2;

Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. Гл. 2. § 3 Гл. 3. § 2;

Лопашенко Н. А. Преступления в сфере экономической деятельности. Комментарий к главе 22 УК РФ. Ростов н/Д. 1999. С. 111—130; 288—315;

Михалев И. Ю. Криминальное банкротство. СПб., 2000;

Сапожков А. А. Кредитные преступления. СПб., 2002;

Тюнин В. И. Уголовная ответственность за банкротство. СПб., 2001;

Фойницкий И. Я. Курс уголовного права. Часть особенная. Посягательства личные и имущественные. 5-е изд. СПб., 1907. Отд. II. Гл. 5;

Яни П. С. Уголовная ответственность за преступления, связанные с банкротством. М., 2000.

1. Незаконное получение кредита (ст. 176)

Серьезной проблемой для банков и других кредитных организаций в настоящее время является невозвращение ссудозаемщиками взятых кредитов. Кредиторская задолженность в 1993 г. составила 3,6 трлн. руб., а в 1997 г. — уже 58 трлн. руб. Какая-то часть этой суммы была похищена путем мошенничества. Но немало и таких случаев, когда кредиты получались без умысла на безвозмездное их обращение в свою пользу или пользу других или, если даже такой умысел и имелся, по уголовному делу он доказан не был. Однако число дел, возбужденных по ст. 176, сравнительно невелико — 362 дела в 2002 г.

В соответствии с гражданским законодательством по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Банки и небанковские кредитные организации, имеющие лицензию на проведение банковских операций, осуществляют кредитование на основе принципов возвратности, срочности, платности, обеспеченности и целенаправленности. Принцип обеспеченности проявляется в том, что банки и другие кредитные организации с целью обеспечения возврата кредита, как правило, выдают его под различные формы обеспечения: под залог товарно-материальных ценностей, недвижимости, под гарантию, поручительство, под обязательства в других формах, принятых в банковской практике.

Суть преступления, предусмотренного ст. 176, состоит в том, что индивидуальные предприниматели, коммерческие или некоммерческие организации любой организационно-правовой формы и формы собственности получают в банке или небанковской кредитной организации кредит либо добиваются льготных условий кредитования (по сроку, размеру процентной ставки и др.) вследствие того, что они ввели кредитора в заблуждение относительно гарантий обеспеченности, своевременности и полного возврата кредита, предоставив ему заведомо ложные сведения о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, обрисовывая их в более выгодном для себя свете[11]. Такие сведения обычно содержатся в учредительных документах (информация об учредителях и размере их вкладов в уставный фонд), бухгалтерском балансе (сведения об уставном капитале, сумме активов, наличии кредиторской и дебиторской задолженности, страховом фонде), различных договорах и в другой информации, предоставляемой в подобных случаях кредитору.

В практике достаточно часто встречаются случаи, когда в целях получения кредита или льготных условий кредитования заемщик вводит в заблуждение кредитора относительно гарантий возврата кредита, предъявив фиктивное поручительство и гарантийные письма, заключив договор залога на не принадлежащее заемщику имущество или ранее уже заложенное, и т. п. Представляется, что в этих случаях также имеется предоставление кредитору ложных сведений о хозяйственном положении индивидуального предпринимателя или организации.

Обязательным условием уголовной ответственности при получении кредита или льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации является причинение этими действиями крупного ущерба. Необходимо установить, что ложные сведения, представленные кредитору, повлияли на принятие им решения о выделении кредита или о льготных условиях кредитования и что, если бы такая информация об обеспеченности возврата кредита ему не поступила, решение о кредитовании этого заемщика не было бы принято либо ссуда была бы выдана в меньшем размере, на менее льготных условиях и т. д.

Закон не уточняет, кому в этом случае причиняется крупный ущерб, но очевидно, что имеется в виду прежде всего введенный в заблуждение кредитор. Ущерб может выражаться в виде реальных имущественных потерь, связанных с невозвратом полученного кредита, упущенной выгоды, также связанной с невозвратом или несвоевременным возвратом кредита. Крупный ущерб исчисляется суммой, превышающей 250 тыс. руб.

Специальный субъект преступления по ч. 1 ст. 176 определяется как индивидуальный предприниматель, а также руководитель коммерческой или некоммерческой организации, уполномоченный на заключение кредитных договоров. Остальные управленческие работники и иные лица, так или иначе участвовавшие в незаконном получении кредита, являются соучастниками этого преступления.

Субъективная сторона. Преступление совершается умышленно. Индивидуальный предприниматель или руководитель организации при заключении кредитного договора сознательно вводит кредитора в заблуждение относительно своего хозяйственного положения или финансового состояния. При этом он предвидит возможность (иногда и неизбежность) причинения этими действиями крупного ущерба и желает этого либо, как правило, сознательно допускает.

Встречающиеся в юридической литературе высказывания о возможности по отношению к причинению крупного ущерба неосторожной вины (легкомыслия или небрежности)[12] представляются ошибочными. Незаконное получение кредита — это не преступление, совершенное с двумя формами вины (ст. 27). Если не наступили указанные в законе последствия, состав преступления вообще отсутствует.

За редким исключением, во всех случаях незаконного получения кредита встает вопрос о разграничении этого преступления и мошенничества (ст. 159) — путем получения денежных средств в кредитной организации якобы в качестве кредита. Здесь нужно иметь в виду, что мошенничество является способом хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, когда умысел преступника уже в момент введения кредитора в заблуждение направлен на противоправное и безвозмездное с корыстной целью изъятие и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. При незаконном получении кредита (ч. 1 ст. 176) умысел преступника направлен на временное получение кредита с последующим, пусть и несвоевременным, возвращением денежных средств, взятых в кредит.

Часть 2 ст. 176 описывает признаки двух несколько иных составов преступлений, хотя и связанных с кредитными отношениями:

а) незаконное получение государственного целевого кредита;

б) использование государственного целевого кредита не по прямому назначению,

 если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

В этих случаях в качестве кредитора выступает государство, размещая свои средства по целевому назначению для выполнения различных инвестиционных программ. Незаконным получение государственного целевого кредита будет в случаях умышленного нарушения субъектом, получающим кредит, установленных нормативными актами правил, определяющих материально-правовые основания получения кредита. Нельзя признать законным получение государственного целевого кредита и в случаях, когда государственные органы, решающие вопрос о предоставлении кредита, вводятся в заблуждение относительно оснований для такого решения.

Использованием государственного целевого кредита не по назначению будет распоряжение полученными средствами в противоречии с теми целями, которые имелись в виду и отражены в решении о предоставлении государственного целевого кредита. Это явление достаточно широко распространено, что заставляет органы финансового контроля постоянно наблюдать за целевым использованием бюджетных средств. Так, в постановлении Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 714, утвердившем Порядок контроля за целевым использованием средств краткосрочной финансовой поддержки, говорится, что заемщик при получении бюджетной ссуды обязан использовать средства только по целевому назначению и не может зачислять их на депозитные счета в качестве кредитных ресурсов, использовать для покупки свободно конвертируемой валюты, отвлекать на другие финансовые операции (приобретение валюты в целях получения доходов от ее продажи, осуществление взносов в уставный фонд другого юридического лица, оказание ему финансовой поддержки и др.).

Государственное целевое кредитование осуществляется из целевых бюджетных фондов (ст. 17 Бюджетного кодекса РФ), определяемых законом о федеральном бюджете на предстоящий год. Другим источником государственного кредитования являются государственные внебюджетные фонды.

Незаконное получение государственного целевого кредита, а также использование его не по прямому назначению способно причинить крупный ущерб гражданам, организациям или государству (например, нецелевое использование средств, выделенных на закупку продовольствия и топлива для региона Крайнего Севера или для ликвидации последствий стихийного бедствия), что является обязательным условием ответственности по ч. 2 ст. 176 УК.

Ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита или за его использование не по назначению несут лица, в компетенцию которых входит соответственно окончательное утверждение заявок на получение целевого кредита либо принятие решений о распоряжении полученными кредитными средствами. Поскольку получателями такого кредита могут быть и граждане, последние также являются субъектами ответственности по ч. 2 ст. 176.

Эти преступления также совершаются умышленно, как правило, с косвенным умыслом. Мотивы преступления могут быть любыми и будут учитываться при назначении наказания.

Незаконное получение кредита во всех его разновидностях отнесено законом к числу преступлений средней тяжести.

2. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 177)

Нормальное функционирование рыночных отношений возможно лишь при безусловном выполнении их участниками принятых обязательств. Невыполнение этих обязательств влечет прежде всего гражданско-правовые последствия.

Однако интересы кредиторов защищает и уголовное право, Так, согласно ст. 177 уголовную ответственность влечет злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта. При этом крупной кредиторской задолженностью признается задолженность в сумме, превышающей 250 тыс. руб.

В 2002 г. по ст. 177 было зарегистрировано 187 преступлений.

Из положений гражданского законодательства можно заключить, что понятие кредиторской задолженности имеет отношение не только к кредитному договору. В широком смысле кредиторская задолженность образуется по любому договору при неисполнении обязанностей должником. В качестве отдельного случая законодатель выделяет злостное уклонение от оплаты ценных бумаг.

В случае неисполнения должником своих обязательств по договору и образования кредиторской задолженности кредитор вправе обратиться в суд (арбитражный суд) за защитой своего права. После вступления в законную силу судебного решения, признавшего обоснованность претензий кредитора и обязавшего должника погасить кредиторскую задолженность, и возможно совершение преступления — злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Преступление совершается путем бездействия. Должник уклоняется от погашения кредитору своей задолженности или уклоняется тем или иным способом от оплаты предъявленной ему к оплате ценной бумаги.

Злостность уклонения, о которой говорится в законе, означает прежде всего умышленность данного деяния при наличии у субъекта возможности погасить задолженность или оплатить ценную бумагу. При этом будут приниматься во внимание причины и продолжительность неисполнения должником возложенной на него обязанности, создание им препятствий к обеспечиванию возможности взыскания задолженности, факты незаконного воздействия на кредитора и т. п.

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности или оплаты ценных бумаг — длящееся преступление. Оно длится до тех пор, пока виновный не исполнит свои обязательства и не погасит задолженности или не будет привлечен за это к уголовной ответственности.

Субъектом преступления может быть руководитель коммерческой и некоммерческой организации любой формы собственности, обязанной погасить кредиторскую задолженность или оплатить ценные бумаги, а также гражданин, достигший 16-летнего возраста, являющийся должником, при этом не обязательно занимающийся предпринимательской деятельностью.

Субъективная сторона. Преступление совершается с прямым умыслом, по различным мотивам, особенности которых будут учитываться при определении меры ответственности.

На первый взгляд закон ничего не говорит о стоимости ценных бумаг, подлежащих оплате. Это позволяет некоторым специалистам сделать вывод, что обязанность оплатить ценные бумаги после вступления в законную силу соответствующего судебного акта в законе не связывается с крупным размером обязательства.

Данный вывод может быть оспорен. Известно, что в ценной бумаге закреплено имущественное право. Лицо и организация, выдавшие ценную бумагу, становятся должником по отношению к держателю ценной бумаги (кредитору). Невыполнение обязательств по предъявленной к оплате ценной бумаге приводит к образованию по существу той же самой кредиторской задолженности, что и по другим договорам. Поэтому определение крупного размера кредиторской задолженности в примеч. к ст. 177 имеет отношение и к случаям злостного уклонения от оплаты ценных бумаг.

Являясь посягательством на интересы кредиторов, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, связанное с неисполнением вступившего в законную силу судебного акта, одновременно посягает и на дополнительный объект — интересы правосудия. Поэтому в случаях, когда злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности совершается государственным или муниципальным служащим, служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации, возникает конкуренция между ст. 177 и ст. 315, предусматривающей ответственность за злостное неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта. По правилу конкуренции общей и специальной нормы предпочтение должно отдаваться специальной норме, более точно фиксирующей особенности преступления, каковой в данном случае будет норма о злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности.

Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности считается преступлением небольшой тяжести.

3. Преступления, связанные с банкротством: неправомерные действия при банкротстве (ст. 195); преднамеренное банкротство (ст. 196); фиктивное банкротство (ст. 197)

Банкротство[13] предпринимателя вследствие недостаточно умелого и продуманного хозяйствования, рискованных сделок и финансовых операций, а также конкуренции — вещь достаточно типичная для рыночной экономики. В этом случае возникает проблема обеспечения интересов кредиторов и других лиц, которым обанкротившиеся организация или индивидуальный предприниматель не в состоянии погасить долги и выполнить другие имеющиеся имущественные обязательства. Обеспечению интересов кредиторов прежде всего и служит законодательство о банкротстве. На эти же интересы посягают преступления предпринимателей-банкротов, называемые соответственно "неправомерные действия при банкротстве", "умышленное банкротство" и "фиктивное банкротство".

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)"[14] определяет банкротство как признанную арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения, а гражданин — если к тому же сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества. Банкротство считается имеющим место только после признания факта несостоятельности арбитражным судом.

Основанием для возбуждения судебного производства по делу о несостоятельности (банкротстве) в связи с неисполнением денежных обязательств является заявление самого должника, кредитора (кредиторов), а также федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. По результатам рассмотрения дела арбитражный суд может принять решение о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, т. е. процедуры, направленной на ликвидацию несостоятельной организации, в результате которой осуществляется распределение конкурсной массы (имущество должника, на которое может быть обращено взыскание) между кредиторами.

ГК (ч. 3 ст. 25) и названный федеральный закон (ст. 134) устанавливают очередность удовлетворения претензий кредиторов за счет имущества обанкротившегося должника.

Требования каждой очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди. Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества должника, на которое может быть обращено взыскание, считаются погашенными.

Изложенная выше процедура нередко нарушается различными неправомерными действиями собственника или руководителя организации-должника, индивидуальным предпринимателем или их кредиторами. При этом неправомерные действия могут быть совершены до признания организации или гражданина банкротом или объявления себя банкротом и открытия конкурсного производства, т. е. в предвидении банкротства, а также когда решение о банкротстве уже состоялось.

Часть 1 ст. 195 имеет в виду ситуации, когда юридическое лицо или индивидуальный предприниматель признаны банкротами или объявили себя таковыми, а также когда субъекты, упомянутые в законе, предвидят банкротство. Предстоит удовлетворение имущественных требований кредиторов за счет имущества обанкротившегося должника. В целях извлечения материальный выгоды в нарушение интересов кредиторов субъекты преступления скрывают имущество, подлежащее взысканию и продаже для удовлетворения требований кредиторов, имущественные обязательства организации или индивидуального предпринимателя, сведения о размере и местонахождении имущества либо иную о нем информацию, передают имущество в иное владение, отчуждают или уничтожают его, а также в этих же целях скрывают, уничтожают, фальсифицируют бухгалтерские и иные учетные документы, отражающие экономическую деятельность.

Эти действия составляют содержание объективной стороны данного преступления, и при условии причинения ими указанного в законе последствия (крупного ущерба) любого из них достаточно для установления наличия объективных признаков состава преступления.

Часть 2 cт. 195 предусматривает самостоятельный состав преступления с иной, по сравнению с ч. 1 этой же статьи, объективной стороной и другим субъектным составом. В ней говорится об ответственности за неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации или гражданином-предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности, заведомо в ущерб другим кредиторам и за принятие такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении должником в ущерб иным кредиторам.

Критерием разграничения уголовной и иных видов ответственности за неправомерные действия при банкротстве как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 195 является причинение крупного ущерба. Этот ущерб может быть причинен гражданам, перед которыми должник несет ответственность за нанесенный вред их жизни или здоровью или имеет обязательства по оплате труда, выплате авторских вознаграждений и т. п., государству — в связи с задолженностью по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды, другим организациям и частным лицам — кредиторам. Крупным признается ущерб в сумме, превышающей 250 тыс. руб.

Субъектом изложенных выше преступных деяний по ч. 1 и 2 cт. 195 может быть собственник[15] или руководитель (директор, управляющий, президент и т. п.), а равно индивидуальный предприниматель. Соучастниками преступления могут быть любые другие лица, организующие, подстрекающие или содействующие совершению неправомерных действий при банкротстве или в предвидении банкротства.

Субъективная сторона. Преступление совершается умышленно, с прямым или косвенным умыслом при осознании виновным всех фактических обстоятельств объективной стороны, желании или сознательном допущении причинения крупного ущерба либо безразличном отношении к этому.

Мотивы преступления, как правило, корыстные, хотя могут быть и иными, что на квалификацию содеянного не влияет. Например, мотивы, по которым должник в нарушение очередности отдает предпочтение отдельным кредиторам, могут иметь сугубо личный характер.

Руководитель коммерческой организации-должника, совершивший неправомерные действия при банкротстве за вознаграждение, несет ответственность по совокупности ст. 195 и 204.

Преследуются в уголовном порядке по ч. 2 ст. 195 и кредиторы, добившиеся от должника-банкрота удовлетворения своих имущественных требований или просто принимающие такое удовлетворение, заведомо зная, что это делается в ущерб законным интересам других кредиторов, которым в итоге причиняется крупный ущерб.

Неправомерные действия при банкротстве относятся к числу преступлений небольшой тяжести.

Преднамеренное банкротство определяется в ст. 196 как умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб.

Действия, составляющие суть преднамеренного банкротства, выполняются до решения арбитражного суда о несостоятельности организации или индивидуального предпринимателя.

В практике встречается немало случаев, когда юридические лица — коммерческие организации или граждане-предприниматели, приняв на себя явно завышенные обязательства, получив кредиты, с целью невыполнения обязательств по заключенным договорам, неуплаты долгов, налогов и т. п. умышленно создают или увеличивают свою неплатежеспособность с тем, чтобы объявить себя банкротами и самоликвидироваться. Смысл подобной операции состоит в том, что требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества, считаются погашенными. Преднамеренное банкротство может осуществляться и в интересах других лиц, намеревающихся, например, за бесценок приобрести обанкротившееся предприятие.

Способы создания или увеличения неплатежеспособности различны: разбазаривание своего имущества или имущества, предоставленного другими лицами, продажа имущества по заниженным ценам, совершение иных заведомо убыточных сделок, заведомо невыгодное использование кредитов, отказ от заключения выгодной сделки и т. д. Действия по умышленному созданию или увеличению неплатежеспособности могут быть сами по себе преступными, что следует учитывать при квалификации преднамеренного банкротства.

Умышленное создание или увеличение неплатежеспособности влечет уголовную ответственность при условии причинения этими действиями крупного ущерба, исчисляемого суммой, превышающей 250 тыс. руб. Эти последствия могут быть причинены гражданам, другим индивидуальным предпринимателям, коммерческим и некоммерческим организациям, государству.

Преднамеренное банкротство совершается с прямым или косвенным умыслом. При этом субъект руководствуется своими личными, как правило, корыстными интересами или же может действовать в интересах других лиц.

Совсем иная ситуация имеется при фиктивном банкротстве, когда коммерческая организация или индивидуальный предприниматель обладает достаточными для удовлетворения кредиторов активами, однако заведомо ложно объявляет о своей несостоятельности в целях введения кредиторов в заблуждение для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей, скидки с долгов или вообще для неуплаты долгов.

Такое объявление может быть реализовано в заявлении о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве), поданном в арбитражный суд, подписанном руководителем должника — юридического лица или лицом, его заменяющим, либо должником-гражданином.

В отношении должника, объявившего о своей несостоятельности, могут быть приняты реорганизационные и ликвидационные процедуры, но на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве может быть заключено мировое соглашение, когда достигается договоренность между должником и кредитором о прекращении обязательств должника, прощении долга, отсрочке и (или) рассрочке причитающихся кредиторам платежей или скидке с долгов. Именно к такому результату прежде всего стремятся предприниматели или руководители организаций-должников, фиктивно заявляющие о своем банкротстве. В ряде случаев фиктивные банкроты добиваются проведения ликвидационной процедуры с целью освобождения от долгов.

Обязательным условием уголовной ответственности при фиктивном банкротстве также является причинение крупного ущерба, определяемого прежде всего потерями кредиторов в виде реального материального ущерба и упущенной выгоды и исчисляемого суммой, превышающей 250 тыс. руб.

Причинение этого ущерба охватывается прямым или косвенным умыслом лиц, являющихся субъектами фиктивного банкротства (руководитель или собственник коммерческой организации, индивидуальный предприниматель).

Преднамеренное и фиктивное банкротство — тяжкие преступления.

В 2002 г. по ст. 195—197 УК было зарегистрировано 710 преступлений.

Дореволюционное российское уголовное законодательство предусматривало ответственность за неосторожное (простое, расточительное) банкротство, когда субъект впадал в несостоятельность вследствие расточительности или легкомысленного ведения имущественных дел, и злонамеренное (злостное, корыстное) банкротство, под которым понималось умышленное сокрытие должником при наступлении несостоятельности или в предвидении объявления несостоятельности своего имущества с целью получить имущественную выгоду, избежав платежа долгов кредиторам или по крайней мере полного платежа долгов. Корыстное банкротство могло иметь место и при фиктивной несостоятельности, когда должник ложно объявлял себя несостоятельным, чтобы уклониться от уплаты долгов.

Таким образом, УК содержит систему норм, предусматривающих в различных ситуациях защиту прав и интересов кредиторов от неправомерных действий должников: незаконное получение кредита, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство. Обязательным условием ответственности, согласно большинству этих норм, является причинение такими действиями крупного ущерба кредиторам. Современная криминальная ситуация в России дает широкие основания для применения этих норм.