§ 3. Преступления, посягающие на интересы семьи

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 

Литература:

УИК РФ;

Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. N 46 "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 122 УК РСФСР" // СПП ВС. С. 380;

Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996;

Кругликов Л. Л. Преступления против личности. Лекции 3–6. Ярославль, 1998.

1. Подмена ребенка (ст. 153)

В соответствии с Конвенцией о правах ребенка 1989 г. ребенок не может быть разлучен с родителями.

Помимо основного объекта рассматриваемый вид преступления направлен также на нормальное физическое и нравственное развитие несовершеннолетнего.

Недостаточно определенно в статье обозначена фигура потерпевшего — им признан ребенок. Но, как уже упоминалось, ст. 54 СК, ст. 1 Закона РФ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" признают ребенком лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия). По смыслу закона, не все такие лица могут быть предметом подмены, а лишь те, которые еще не способны осознавать характер и значение совершаемых с ними действий. Поэтому данный признак состава ("ребенок") должен толковаться ограничительно. Потерпевшим, как правило, является новорожденный. Предполагается ситуация, когда у ребенка не проявились еще четко индивидуально-определенные признаки либо родители еще не успели осознать их.

Объективная сторона выражается в подмене ребенка, т. е. замене одного ребенка на другого, при отсутствии на то согласия по крайней мере родителей одного из подменяемых детей. Например, няня в роддоме по просьбе матери или отца новорожденного заменяет ребенка другим — без физических недостатков. Согласие одной из сторон на подмену не исключает уголовной ответственности. Если замена осуществляется по взаимному согласию родителей обоих детей, состав подмены ребенка отсутствует. Когда подмене ребенка предшествовало его похищение, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений по п. "д" ч. 2 ст. 126 и по ст. 153.

Местом совершения данного преступления является, как правило, роддом или дом ребенка. Но им может быть и иное детское медицинское учреждение (например, детская поликлиника), улица и т. д.

Состав — формальный. Преступление считается оконченным с момента происшедшей замены одного ребенка другим. В случае, когда замены не произошло по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, содеянное представляет собой покушение на преступление.

В роли субъекта преступления чаще всего мыслимы медицинские работники. Ими могут быть также отец или мать ребенка, иные лица. Если такая подмена сопровождается последующим предъявлением к родителям требований имущественного характера как условия возврата их родного ребенка, содеянное в зависимости от конкретных обстоятельств дела может влечь квалификацию по совокупности со ст. 163.

Когда субъектом подмены является должностное лицо (например, заведующий отделением родильного дома), квалификация также следует по совокупности ст. 153 и по статье о должностном преступлении.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Подмена ребенка по неосторожности по ст. 153 ненаказуема.

Обязательным признаком состава данного деяния, без которого нет и преступления, и ответственности по ст. 153, являются корыст­ные или иные низменные побуждения.

Корыстными считаются побуждения, направленные на получение материальной выгоды или избавление от материальных затрат. Сам по себе отказ, в том числе в пользу третьих лиц, по мотивам нежелания иметь ребенка, заниматься его воспитанием ("связывать себе руки") и т. п., не может рассматриваться как совершенный по корыстным мотивам, даже если он и использован для подмены (например, мертворожденного ребенка — живым, от которого мать отказалась).

К иным низменным побуждениям теория и практика относят хулиганские побуждения, месть, зависть и т. п.

Деяние относится к преступлениям средней тяжести.

2. Незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154)

Данная норма новая для уголовного законодательства, принята в качестве реакции на участившиеся в последнее десятилетие злоупотребления и обманы в сфере усыновления, передачи детей под опеку, на воспитание в приемные семьи и т. д. В прежнем УК 1960 г. (ст. 124) предусматривалась наказуемость только злоупотреблений опекунскими обязанностями.

Потерпевшими от преступления являются дети, т. е. лица, которые не достигли возраста 18 лет (совершеннолетия), оставшиеся без попечения родителей и нуждающиеся в усыновлении, опеке и т. д.

Объективная сторона выражается в активном противоправном поведении, а именно в незаконных действиях по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), передаче их на воспитание в приемные семьи. Для ответственности по ст. 154 с объективной стороны достаточно одного из перечисленных актов поведения.

Норма носит бланкетный характер. Условия и порядок, обеспечивающие законность устройства детей, оставшихся без попечения родителей, регламентируются ст. 122—155 СК, а также такими подзаконными актами, как Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами РФ, на усыновление гражданам РФ и иностранным гражданам 1995 г., Положение о приемной семье 1996 г., Порядок организации централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей, 1996 г.[9]

На органы опеки и попечительства возложена задача по выявлению детей, оставшихся без попечения родителей, ведению их учета и выбору формы устройства таких детей: передаче на воспитание в семью; на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью.

Усыновление (удочерение) является приоритетной формой устройства несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей[10]. Оно производится судом по заявлению лиц (лица), желающих усыновить ребенка. Таковыми могут быть совершеннолетние лица обоего пола при разнице в возрасте с усыновляемым ребенком, как правило, не менее 16 лет. Требуется согласие на усыновление (удочерение) опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей учреждений, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей. Как правило, необходимо согласие родителей ребенка и самого усыновляемого, если он достиг возраста 10 лет, а при усыновлении ребенка одним из супругов требуется согласие другого супруга. Усыновление братьев и сестер разными лицами по общему правилу не допускается. Усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства возможно лишь в случаях, если нет варианта передачи этих детей на воспитание в семьи граждан РФ либо на усыновление родственникам детей.

Лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка.

Согласно ст. 127 СК усыновителями не могут выступать лица:

а) признанные судом недееспособными или ограниченно дееспособными;

б) супруги, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

в) лица, лишенные по суду родительских прав или ограниченные судом в родительских правах;

г) лица, отстраненные от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на него законом обязанностей;

д) бывшие усыновители, если усыновление отменено судом по их вине;

е) лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права;

ж) лица, которые не имеют дохода, обеспечивающего ребенку прожиточный минимум;

з) лица, не имеющие постоянного места жительства, а также жилого помещения;

и) лица, имеющие судимость за умышленное преступление против жизни или здоровья граждан.

Опека устанавливается над детьми в возрасте до 14 лет, а попечительство — в возрасте от 14 до 18 лет в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов. Опекунами (попечителями) могут назначаться только совершеннолетние дееспособные лица. В соответствии со ст. 146 СК ими не могут быть лица:

а) лишенные родительских прав;

б) больные хроническим алкоголизмом и наркоманией;

в) отстраненные от выполнения обязанностей опекунов (попечителей);

г) ограниченные в родительских правах;

д) бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине;

е) лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять обязанности по воспитанию ребенка.

Приемная семья образуется на основании договора о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью. Он заключается между органом опеки и попечительства, который осуществляет подбор приемных родителей, и приемными родителями. В нем должны предусматриваться условия содержания, воспитания и образования ребенка (детей), права и обязанности приемных родителей, обязанности по отношению к приемной семье органа опеки и попечительства, а также основания и последствия прекращения такого договора. Круг лиц, которые не могут быть приемными родителями, практически тот же, что и обозначенный в упомянутой ст. 127 СК.

О незаконности действий могут свидетельствовать, исходя из изложенного, нарушения установленных законом условий и порядка устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Например, происходит оформление документов на усыновление вопреки воле или с сокрытием обстоятельств, препятствующих принятию решения (лицо является ограниченно дееспособным или же отстранялось от обязанностей опекуна и т. д.).

По закону деяние достигает уровня общественной опасности, характерной для преступлений, при наличии одного из двух обстоятельств:

1) неоднократности незаконных действий,

2) хотя бы и однократно совершенных, но из корыстных побуждений.

Следовательно, разовое совершение незаконных действий при устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, при отсутствии корыстных побуждений не образует преступления.

Под неоднократностью понимается совершение действий, одинаковых в юридическом смысле, два и более раза. Фактически не­однократность могут составить и нетождественные акты поведения, например незаконные действия по усыновлению и последующие незаконные действия по передаче под опеку или на воспитание в приемную семью. Неоднократность создает и прежняя судимость лица по ст. 154, разумеется, если она не утратила своего уголовно-правового значения.

Понятие корыстных побуждений идентично предусмотренным в ст. 153. Состав — формальный. В диспозиции статьи речь идет о незаконных действиях. Поэтому преступление следует считать оконченным в момент совершения незаконного действия, при неоднократности — в момент совершения повторного акта по устройству несовершеннолетнего, оставшегося без попечения родителей, независимо от того, закончился ли он принятием официального решения об усыновлении, опеке (попечительстве), передаче на воспитание в приемную семью, состоялась ли такая передача.

Если незаконные действия по устройству ребенка преследуют цель последующих сделок с ним в форме его передачи и завладения, требуется дополнительная квалификация по ст. 152.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле[11]. При такой форме преступления, как неоднократное совершение преступных действий, мотивы могут быть как корыстными, так и иными (например, желание помочь бездетной семье), при второй форме — только корыстными.

Субъектом преступления обычно являются работники органов опеки и попечительства, подготавливающие материалы или принимающие решения по устройству детей. Однако им может быть и иное лицо — участник процесса усыновления, передачи на воспитание в приемную семью и т. д., усыновитель, попечитель и другие лица. Например, фальсифицируя данные о состоянии здоровья, которые могли бы препятствовать для него положительному решению об опеке, виновный совершает незаконные действия по передаче ребенка под опеку. Если незаконные действия, описанные в ст. 154, совершает должностное лицо, требуется квалификация по совокупности со ст. 285 или 286.

Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.

3. Разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155)

В случаях, когда усыновитель желает, чтобы ребенок считал его своим родителем, он стремится факт усыновления оставить в тайне. СК предоставляет возможность по просьбе усыновителя:

а) присваивать его фамилию и по его имени — отчество, изменять имя ребенка. Об изменении фамилии, имени, отчества указывается в решении суда об усыновлении;

б) вносить в книгу записей рождений указанные усыновителем фамилию, имя и отчество матери (отца) ребенка (ст. 134);

в) изменять дату и место рождения ребенка (ст. 135);

г) суд может принять решение о записи усыновителей в книге записей рождений в качестве родителей ребенка (ст. 136).

Нередко после усыновления семья изменяет место жительства, чтобы обеспечить сохранение в тайне факта усыновления, не допустить разглашения тайны, возникновения нестабильности в семье, нанесения психической травмы усыновленному ребенку.

Статья 139 СК провозглашает, что тайна усыновления охраняется законом. Лица, разгласившие ее против воли усыновителей, несут ответственность в установленном законом порядке.

Помимо основного объекта — интересов семьи — под угрозу ставятся и интересы ребенка.

Потерпевшими выступают усыновители, а также усыновленный ребенок, несовершеннолетний. Ввиду того что ст. 135 СК соблюдение тайны усыновления не ограничивает какими-либо сроками, в отдельных случаях потерпевшими могут оказаться усыновители ребенка уже после достижения им 18-летнего возраста.

Объективная сторона включает разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя.

"Вопреки воле" осуществленное разглашение будет без получения на то согласия усыновителя. Если усыновителями являются оба супруга (что обычно и бывает), то должна быть проявлена воля их обоих. Отсутствие согласия одного из них (хотя бы второе лицо и дало согласие на разглашение) свидетельствует о недопустимости разглашения тайны усыновления. Предание в этих условиях огласке лицом тайны не исключает его уголовной ответственности. Напротив, если разглашение тайны усыновления происходит по воле усыновителей, применение ст. 155 УК исключается. В одном случае СК предусматривает изъятие из общего правила: разглашение тайны допустимо вопреки воле усыновителя при отмене судом усыновления ребенка по основаниям, предусмотренным ст. 141 (уклонение усыновителей от выполнения возложенных на них обязанностей родителей; злоупотребление родительскими правами; жестокое обращение с усыновленным ребенком; хронический алкоголизм или наркомания усыновителя).

Согласие на разглашение тайны усыновления (одобрение) самим ребенком не устраняет ответственности виновного по ст. 155.

Разглашение тайны усыновления означает сообщение о ней кому-либо (усыновленному, его друзьям, сотрудникам по работе, родственникам и знакомым и т. д.). Не имеет значения, в какой форме сообщение сделано: устно или письменно, очно или по телефону, анонимно или с указанием своей должности, фамилии, одному или нескольким лицам.

Состав — формальный. Преступление полагается оконченным в момент сообщения, предания огласке того факта, что усыновители не являются родителями по крови усыновленного (удочеренной). При этом не имеет значения, наступили ли какие-либо вредные последствия от разглашения тайны для усыновителя или усыновленного ребенка.

Круг субъектов преступления во многом определен в ст. 139 СК, где сказано, что обязаны сохранять тайну усыновления ребенка:

а) суды, вынесшие решение об усыновлении ребенка;

б) должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию усыновления;

в) а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении (представители органа опеки и попечительства, участвовавшие в деле об усыновлении, осуществляющие контроль за исполнением обязанностей по усыновлению и т. д.; прокурор; кровные родители усыновленного либо их родственники; родственники усыновителей; работники медицинских и дошкольных учреждений; педагоги; любое иное лицо).

Если разглашает тайну усыновления должностное лицо (например, заведующая яслями-садом, судья), ответственность наступает по совокупности ст. 155 и 285.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Виновный сознает, что выдает тайну, игнорируя волю усыновителя, и желает так поступить. Неосторожное предание огласке тайны усыновления (например, лицо, разгласившее сведения, располагало информацией, что усыновленному обо всем уже известно), уголовно ненаказуемо.

Обязательный признак состава — корыстные или иные низменные побуждения, содержание которых рассматривалось, в частности, при характеристике преступлений, предусмотренных ст. 153 и 154. Нечеткая редакция ст. 155 приводит подчас к утверждениям о том, что данный признак обязателен, лишь когда субъектом выступает "иное лицо", не обязанное хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну[12]. Законодатель, однако, низменные побуждения действий лица рассматривает как обстоятельство, при котором поведение виновного достигает уровня общественной опасности, характерной для преступлений. Следовательно, по этому признаку уголовно наказуемое поведение отграничивается от дисциплинарного проступка лица по службе.

Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.

4. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156)

Помимо основного объекта под угрозу нарушения ставятся также здоровье, жизнь, свобода и достоинство несовершеннолетнего, страдающего от жестокого обращения с ним.

Потерпевшим является лицо, не достигшее 18 лет (несовершеннолетний).

Oбъективная сторона выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, соединенном с жестоким обращением с ребенком.

Обязанности по воспитанию ребенка могут вытекать из закона или договора. Так, согласно ч. 2 ст. 38 Конституции РФ и ст. 63 СК родители обязаны заботиться о детях, заниматься их воспитанием. При отсутствии родителей или их неспособности заниматься воспитанием несовершеннолетнего эти обязанности возлагаются на усыновителей (ст. 137), опекунов или попечителей (ст. 150), иных лиц, заменяющих родителей (отчима, мачеху, братьев, сестер, дедушку, бабушку и т. п.).

В соответствии с Федеральным законом "Об образовании"[13] педагоги, воспитатели и иные работники общего и среднего специального образования обязаны обеспечить гуманистический характер образования и воспитания, свободное развитие личности обучающихся несовершеннолетних.

Такая же обязанность существует для работников воспитательных и лечебных учреждений (специальных воспитательных и лечебно-воспитательных учреждений, куда направляются несовершеннолетние в порядке применения к ним принудительных мер, лечебно-санаторные школы и т. д.).

Воспитательная работа является одним из основных средств исправления осужденных несовершеннолетних (ч. 2 ст. 9 УИК). В случае лишения свободы они содержатся в воспитательных колониях (ч. 6 ст. 88 УК). Если применяется к несовершеннолетнему такая принудительная мера, как передача под надзор, на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган возлагаются обязанности по воспитательному воздействию и контролю за поведением несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 91 УК).

Следовательно, в каждом случае вменения ст. 156 необходимо установить, что на виновного обязанность по воспитанию и надзору за несовершеннолетним была возложена соответствующим нормативным актом, без чего ответственность исключается.

Неисполнение обязанностей означает полное бездействие, ненадлежащее исполнение — смешанное бездействие, при котором обязанности по воспитанию и контролю выполняются не в полном объеме (отсутствие должного внимания к поведению подростка, благодушное отношение к "шалостям", постоянные придирки к ребенку по пустячному поводу и без повода и т. д.).

Само по себе неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей — поведение аморальное или влекущее административную, имущественную либо иную правовую ответственность. Так, ст. 69 СК предусматривает возможность лишения родитель­ских прав, в частности, когда родители (или один из них) уклоняются от выполнения обязанностей по воспитанию ребенка.

Преступлением неисполнение или ненадлежащее исполнение воспитательной функции становится, если оно сочетается с жестоким обращением с несовершеннолетним, что запрещается законом. В ст. 65 СК, в частности, оговорено: родители не вправе причинять вред физическому или психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Статистика свидетельствует, однако, о том, что ежегодно в российских семьях около 2 млн. детей подвергаются насилию, жестокому и грубому обращению[14].

Понятие жестокого обращения раскрыто в абз. 4 п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей": "Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей)[15].

Состав преступления — формальный. Поэтому оно считается оконченным в момент неисполнения (или ненадлежащего исполнения) обязанностей по воспитанию ребенка, сочетающегося с жестоким с ним обращением.

Субъект — специальный: родитель или лицо, его заменяющее, а также иные лица, на которых законом либо иным нормативным актом возложено осуществление воспитательных или надзорных функций. Так, контроль (надзор) за поведением условно осужденных несовершеннолетних в течение испытательного срока возлагается на уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства несовершеннолетнего (ст. 187 УИК). Напротив, лица, лишенные родительских прав, не являются субъектами рассматриваемого преступления, поскольку им воспитание ребенка уже не доверяется (ст. 71 СК).

Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Виновный осознает, что обязанность по воспитанию он не выполняет либо выполняет не так, как положено, и при этом жестоко обращается с ребенком. Некоторые ученые допускают применительно к рассматриваемому преступлению с формальным составом и косвенный умысел[16].

Мотивы поведения могут быть различными и подлежат учету в процессе индивидуализации ответственности и наказания.

В случаях причинения вреда дополнительным объектам — здоровью, свободе, чести и достоинству, жизни (например, не выдержав жестокого обращения, подросток покончил жизнь самоубийством) содеянное подлежит квалификации по совокупности статей (ст. 156 и 110—112, 115, 127, 130 и др.).

Если преступление совершено должностным лицом, также требуется квалификация помимо ст. 156 и по ст. 285 или 286.

Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.

5. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157)

В ч. 1 и 2 ст. 157 предусмотрены два самостоятельных состава преступления, имеющие одинаковые признаки объективной и субъективной стороны. Различаются же они по кругу потерпевших и по субъектам преступления, которые в этих составах как бы меняются местами.

Потерпевшие от деяний, описанных в ч. 1, — несовершеннолетние дети (или нетрудоспособные совершеннолетние дети), а субъекты преступления — родители.

В ч. 2, напротив, потерпевшие — нетрудоспособные родители, а субъекты преступления — совершеннолетние трудоспособные дети.

Объективную сторону составляет злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание потерпевших.

Из совокупности алиментных обязательств, регламентируемых СК (родителей и детей; супругов и бывших супругов; братьев и сестер, дедушки, бабушки и внуков; воспитанников и фактических воспитателей, пасынков, падчериц и отчима, мачехи), ст. 157 имеет в виду алиментные обязательства родителей перед детьми и детей — перед родителями (гл. 13 СК). Уклонение от выполнения обязательств, сторонами которых являются иные упомянутые выше лица, остается вне уголовно-правового регулирования.

Согласно ст. 80 и 85 СК родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей, а также нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи. В соответствии со ст. 87 трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

В случае если средства на содержание (алименты) обязанными лицами не представляются добровольно, они взыскиваются по решению суда и подлежат уплате ежемесячно в размере, установленном решением суда.

Наличие решения суда, вступившего в законную силу, — обязательное условие применения ст. 157.

Если выплата алиментов предусмотрена:

а) соглашением сторон, пусть и надлежаще (нотариально) удостоверенным (ст. 99 СК)

б) либо постановлением суда о взыскании алиментов до вынесения судом решения (ст. 108),

то уголовная ответственность за злостное уклонение (от исполнения соглашения и постановления) исключается.

Под уклонением практика понимает как прямой отказ от уплаты присужденных судом алиментов, так и иные формы — сокрытие лицом своего действительного заработка, смена работы или места жительства с целью избежать удержаний по исполнительному листу и т. п.[17]

Преступлением признается лишь такое уклонение от уплаты по решению суда алиментов, которое характеризуется злостностью, т. е. продолжительностью (систематичностью) неуплаты (свыше шести месяцев), либо упорным нежеланием исполнять решение суда, несмотря на соответствующие предупреждения; повторностью совершения аналогичного преступления, розыском лица, обязанного выплачивать алименты (ввиду сокрытия им своего местонахождения) и т. д.

Злостное уклонение отсутствует, если у лица не было реальной возможности выполнить решение суда (длительная болезнь, систематические задержки выплаты пособия по безработице и т. д.).

Недопустима общая ссылка в соответствующем правоприменительном акте (приговоре и т. д.) на то, что уклонение носило злостный характер. Должно быть указано, в чем конкретно эта злостность выражалась.

Субъектами преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157, являются родители.

К таковым относятся прежде всего родители по крови, т. е. лица, записанные отцом или матерью в книге записей рождений, в том числе и те, отцовство (материнство) которых установлено в судебном порядке (ст. 49, 52 СК).

Ответственность по ст. 157 могут нести и лица, лишенные родительских прав в судебном порядке, поскольку лишение таких прав не освобождает родителей от обязанности материально содержать своего ребенка (п. 2 ст. 71 СК) даже в случае помещения их в государственные учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей.

Также субъектами преступления могут быть и усыновители, поскольку по отношению к усыновленному ребенку они приравниваются в правах и обязанностях к родителям по происхождению (ст. 137 СК). Кровные родители при усыновлении (удочерении) ребенка освобождаются от выплаты алиментов (ст. 120) и потому субъектами рассматриваемого преступления уже не могут быть.

Алиментные обязательства прекращаются также по достижении ребенком 18 лет или в случае приобретения несовершеннолетними детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия, а также при признании судом восстановления трудоспособности или прекращения нуждаемости в помощи получателя алиментов. Однако на общих основаниях решается вопрос об ответственности родителей (усыновителей), злостно уклонявшихся от уплаты по решению суда алиментов и разысканных после достижения ребенком 18-летнего возраста (разумеется, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности)[18].

Субъектами преступления, предусмотренного ч. 2, являются совершеннолетние трудоспособные дети.

Обязанность указанных лиц содержать своих нетрудоспособных родителей и заботиться о них зафиксирована в ст. 87 СК. В данной статье содержится три ограничительных условия, важных в плане применения ст. 157 УК:

1) речь идет об обязанности содержать не просто нетрудоспособных, а нуждающихся в помощи, в том числе материальной поддержке, родителей. Этот фактор должен приниматься во внимание судом при постановлении решения о взыскании алиментов;

2) дети могут быть освобождены от обязанности по содержанию родителей (нетрудоспособных и нуждающихся в помощи), если судом будет установлено, что родители уклонялись от выполнения обязанностей родителей;

3) дети освобождаются от уплаты алиментов родителям, лишенным родительских прав.

Вопреки высказываемому в учебной литературе мнению[19] не являются субъектами злостного уклонения от уплаты алиментов пасынки (падчерицы). Ими могут быть только дети родителей, а равно усыновленные лица, которые в правах и обязанностях приравниваются к родственникам по происхождению (п. 1 ст. 137 СК).

Субъективная сторона выражается в прямом умысле: лицо осознает злостный характер своего уклонения от уплаты алиментов по решению суда и желает поступить таким образом.

Мотивы, как правило, корыстные. Виновный руководствуется намерением избавиться от материальных затрат. Но могут быть и иные мотивы: месть, "принципиальное" нежелание выплачивать алименты ввиду неприязненных отношений с бывшей супругой и т. д.

Деяния, описанные в ч. 1 и 2, относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Итак, рассмотренная группа преступлений включает пять видов уголовно наказуемых деяний:

-  подмена ребенка;

-  незаконное усыновление (удочерение);

-  разглашение тайны усыновления (удочерения);

-  неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего;

-  злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей.

Все эти преступления направлены на единый основной объект — семейный уклад, интересы семьи. Часть из них совершается путем действия, а часть — бездействием, причем всегда с прямым умыслом.

Субъект преступления по общему правилу обладает признаками специального субъекта.

Действующее законодательство ни за одно из преступлений данной группы (ст. 153—157) ответственность не дифференцирует.

Контрольные вопросы и задания

1. Что выступает объектом преступлений гл. 20?

2. Определите круг потерпевших при посягательстве на интересы семьи и несовершеннолетних.

3. Найдите в иных главах нормы, также призванные пресекать посягательства на интересы семьи и несовершеннолетних.

4. Возможно ли совершение преступлений против семьи и несовершеннолетних путем бездействия?

5. Какова особенность конструкции составов преступлений гл. 20?

6. Присущи ли составам гл. 20 признаки специального субъекта преступления?

7. Могут ли совершаться преступления против семьи и несовершеннолетних с косвенным умыслом?

8. Влияют ли мотивы и цели преступлений гл. 20 на квалификацию содеянного?

9. Определите объекты, положенные в основу классификации преступлений против семьи и несовершеннолетних. Какие классификационные группы вам известны?

10. Сопоставьте ст. 210 УК 1960 г. и ст. 150, 151 УК 1996 г. Какие изменения произошли в последних из них?

11. Сопоставьте диспозиции ст. 150 и 151. Назовите их общие и отличительные признаки.

12. Что понимается под вовлечением, как видом противоправного поведения (ст. 150, 151)?

13. В какой момент состав деяния, описанного в ст. 150, полагается оконченным?

14. Кто считается потерпевшим ребенком в ст. 153?

15. При каких условиях неисполнение родительских обязанностей может влечь уголовную ответственность по ст. 156?

16. В чем отличие преступлений, описанных в ч. 1 и ч. 2 ст. 157?


[1] Ст. 152 отменена Законом 2003 г.

[2] Иногда утверждается, что прямой умысел присутствует в анализируемых преступлениях "как правило", т. е. допускается и косвенный умысел (см.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М. П. Журавлева и С. И. Никулина. С. 117).

[3] См.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М. П. Журавлева и С. И. Никулина. С. 119.

[4] См.: Словарь синонимов. М., 1975. С. 66.

[5] СПП ВС. С. 138.

[6] СЗ РФ. 1996. N 39. Ст. 4562.

[7] См.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации // РГ. 1998. 17 июля; СЗ РФ. 1998. N 27. Ст. 3198.

[8] См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. С. 193.

[9] СЗ РФ. 1995. N 39. Ст. 3768; 1996. N 31. Ст. 3721; РГ. 1996. 15 авг.

[10] См.: Закон РФ от 5 июня 1998 г. "О внесении изменений и дополнений в Семейный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 26. Ст. 3014.

[11] Некоторые считают, что при неоднократности незаконных действий умысел может быть и косвенным (см., например: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. С. 135), что представляется неверным.

[12] См., например: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева и А. В. Наумова. С. 136.

[13] СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 150.

[14] РГ. 1996. 26 сент.

[15] БВС РФ. 1998. N 7. С. 11.

[16] См.: Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. С. 207.

[17] См. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. N 46.

[18] См. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. N 46.

[19] См., например: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М. П. Журавлева и С. И. Никулина. С. 132.