§ 2. Преступления против половой свободы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 

Литература:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. N 4 "О судебной практике по делам об изнасиловании" // СПП ВС. М., 1994. С. 513;

Игнатов А. Н. Квалификация половых преступлений. М., 1974;

Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996.

1. Изнасилование (ст. 131)

Изнасилование — наиболее тяжкий вид половых преступлений, что следует из санкции статьи. Статистика этого вида уголовно наказуемых деяний такова: 1989 г. — 14,5 тыс., 1990 г. — 15,0 тыс., 1991 г. — 14,0 тыс., 1992 г. — 13,6 тыс., 1993 г. — 14,4 тыс.[1] Таким образом, сначала наблюдалась относительная их стабильность, а начиная с 1994 г. выявилась тенденция к некоторому их снижению: 1994 г. — 14,0 тыс., 1995 г. — 12,5 тыс., 1996 г. — 11,0 тыс., 1997 г. — 9,3 тыс. Среди всех преступлений доля изнасилований традиционно не превышает 0,5%, среди преступлений против личности — 10%.

Объект — половая свобода. В тех случаях, когда потерпевшая — несовершеннолетняя, малолетняя, объектом выступает также половая неприкосновенность. Кроме того, изнасилованием ставится под угрозу нарушения или фактически нарушается здоровье либо жизнь потерпевшей.

Потерпевшей от данного преступления является лицо только женского пола. Практика не исключает из круга возможных потерпевших жену, сожительницу, проститутку, т. е. не придает этому решающего значения.

Объективная сторона состоит из двух взаимосвязанных элементов:

1) полового сношения;

2) насилия, угрозы либо использования беспомощного состояния потерпевшей, которые придают половому сношению противоправный характер, ибо не соблюдается элемент добровольности, взаимного согласия сторон, нарушается половая свобода женщины.

Первой составной частью, обязательным признаком изнасилования, отличающим его от иных насильственных действий сексуального характера (ст. 132), является осуществление полового сношения.

Под половым сношением понимается гетеросексуальное (естественным путем) совокупление мужчины и женщины. Все иные формы половой жизни являются суррогатными[2]. Следовательно, сексуальные действия, имитирующие половой акт (путем введения в преддверие влагалища, между половыми губами и т. п.) или совершаемые в извращенной форме (например, в рот), даже при наличии признака противоправности не могут расцениваться как изнасилование. Сообразно обстоятельствам они могут быть квалифицированы как покушение на изнасилование (ст. 30, 131), или насильственные действия сексуального характера (ст. 132), либо как развратные действия (ст. 135).

Другой составной частью, обязательным признаком объективной стороны изнасилования выступает способ:

а) насилие;

б) либо угроза его применения;

в) либо использование беспомощного состояния потерпевшей.

Насилие, угроза, беспомощное состояние используются виновным для того, чтобы, подавив или игнорировав волю потерпевшей, вступить с нею в половое сношение.

Подчеркивая недопустимость в процессе доказывания разрыва упомянутых составных частей, характеризующих объективную сторону рассматриваемого состава преступления, Пленум Верховного Суда разъяснил, что при изнасиловании сознанием виновного охватываются и конечная цель преступления — половое сношение с женщиной вопреки ее воле и действия по достижению этой цели с применением насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей[3].

Перечень способов является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Поэтому, если в качестве путей достижения избраны иные способы — злоупотребление доверием, обман и т. д. (например, заведомо ложное обещание вступить в брак), уголовная ответственность за изнасилование исключается[4], хотя аморальность такого поведения очевидна.

Под насилием понимается физическое воздействие на телесную неприкосновенность потерпевшей — нанесение удара, ранения, побоев, связывание, душение жертвы, причинение вреда здоровью, удержание в неволе и т. д. Легкий вред здоровью как последствие насилия, равно как и заражение венерическим заболеванием (п. "г" ч. 2 ст. 131), охватывается составом изнасилования и дополнительной квалификации не требует. Квалификация по совокупности необходима в случае умышленного причинения потерпевшей вреда здоровью и убийства. В последнем случае содеянное квалифицируется помимо ст. 131 и по п. "к" ч. 2 ст. 105.

Насилие как способ обеспечения противоправного полового сношения следует отграничивать от домогательства, которое также в той или иной мере связано с физическим или психическим воздействием, контактом с потерпевшей. При домогательстве лицо склоняет потерпевшую, подчас весьма настойчиво, к добровольному согласию на интимную связь, не ставя целью вступить в таковую вопреки воле женщины.

Угроза насилием как способ добиться половой связи выражается в запугивании потерпевшей. К характерным ее особенностям следует отнести то, что:

1) она может выражаться в различной форме (слова, жесты, иные действия; устно и письменно и т. д.);

2) имеет своим содержанием насилие, и только его.

 Отсюда угроза разгласить позорящие сведения, уничтожить имущество, лишить работы и т. д., даже если это позволило виновному добиться половой близости, не превращает содеянное в изнасилование. Применению в этом случае может подлежать ст. 133;

3) она должна восприниматься потерпевшей как реальная, на что и рассчитывает виновный. Не имеет при этом значения, намеревалось ли лицо реализовать свою угрозу;

4) она должна свидетельствовать о желании виновного применить насилие безотлагательно, немедленно, тут же. Угроза возможного насилия в будущем (типа: если не согласишься, мои друзья тебя завтра же искалечат) свидетельствует о понуждении к действиям сексуального характера, а не об изнасиловании;

5) виновный, высказывая угрозу потерпевшей, может угрожать применением насилия не к ней лично, а к находящимся здесь же близким потерпевшей людям (детям, родителям, братьям, сестрам и т. д.).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью влечет повышенную ответственность (ч. 2 ст. 131).

Использование беспомощного состояния предполагает ситуацию, когда потерпевшая не способна:

а) оказать сопротивление (ввиду тяжелой болезни, серьезных физических недостатков и т. д.)

б) либо понимать характер и значение совершаемых с нею действий (ввиду психического заболевания, бессознательного состояния и т. д.).

Виновный понимает, что потерпевшая не способна оказать сопротивление или осознавать характер происходящего, используя это для беспрепятственного вступления с потерпевшей в половую связь.

Малолетний возраст, т. е. недостижение потерпевшей 14 лет, не всегда является свидетельством беспомощного состояния. Необходимо установить, что последняя в силу своего возраста не могла понимать и действительно не понимала характера и значения поведения виновного. Если будет установлено, что потерпевшая уже имела опыт интимной жизни, была к ней в определенной мере подготовлена, половое сношение с таким лицом может влечь ответственность по ст. 134, а не за изнасилование.

Состояние опьянения потерпевшей также не во всех случаях является показателем ее беспомощности. Беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, которая лишила потерпевшую возможности оказать сопротивление виновному[5], что осознавалось насильником.

Для вменения признака "с использованием беспомощного состояния потерпевшей" не имеет значения, при каких обстоятельствах она оказалась в таком состоянии — благодаря ли поведению виновного (например, напоил спиртным, дал сильное снотворное, наркотики и т. д.) либо помимо его действий[6].

Состав изнасилования — формальный. Поэтому преступление полагается оконченным с момента начала полового акта, с момента совокупления. При этом не имеют значения дальнейшие последствия и то, завершен ли был половой акт в физиологическом смысле. Применение насилия или угроз представляет собой покушение на изнасилование (так как они входят в объективную сторону состава преступления), если дальнейшие действия не были осуществлены по не зависящим от виновного обстоятельствам (ч. 3 ст. 30), в том числе, например, ввиду активного сопротивления потерпевшей или по причине временного полового бессилия виновного.

Добровольный отказ от доведения изнасилования до конца является обстоятельством, устраняющим уголовную ответственность (ст. 31 УК). В таком случае виновный может отвечать лишь за фактически содеянное при условии, что оно содержит в себе состав иного преступления[7] (оскорбления, причинения вреда здоровью, побоев, истязания и т. п.).

Изнасилование, сопряженное с последующими половыми актами по согласию потерпевшей, может влечь ответственность помимо ст. 131 и по ст. 134, когда потерпевшая не достигла 16-летнего возраста.

Субъектом преступления является лицо мужского пола. Соисполнителем может быть и женщина, поскольку в объективную сторону состава входит также применение насилия, угрозы насилием, использование беспомощного состояния потерпевшей. Подобное деяние может совершить и женщина, например подавляя волю потерпевшей к сопротивлению применением насилия.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Виновный сознает, что вступает в половую связь вопреки или помимо воли потерпевшей, и желает этого. Доминирующим мотивом обычно служит удовлетворение половой страсти, а целью — вступление в половую связь. Если применение насилия, угроз преследует иные мотивы и цели (хулиганские побуждения, цель поиздеваться, унизить потерпевшую и т. д.), действия, внешне напоминающие изнасилование (например, виновный требовал вступить с ним в половую связь, пытался повалить, хватал за различные части тела), не могут влечь сами по себе квалификации по ст. 131. Упомянутый мотив может сочетаться с иными — местью, намерением добиться согласия на вступление в брак и т. п.

Ответственность за изнасилование дифференцирована. Часть 2 ст. 131 предусматривает квалифицирующие признаки в виде совершения преступления:

- группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (законодательное определение их содержится в ст. 35). Пленум Верховного Суда в упоминавшемся постановлении обратил внимание на то, что данным квалифицирующим признаком охватываются:

 во-первых, действия как тех лиц, которые совершили насильственный половой акт, так и лиц, содействовавших им путем применения физического или психического воздействия на потерпевшего;

 во-вторых, ситуации, когда несколькими лицами подвергается изнасилованию одна и более потерпевших или когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие либо угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт с каждой из них;

 в-третьих, случаи, когда помимо виновного остальные участники преступления не могут подлежать уголовной ответственности ввиду их невменяемости, малолетнего возраста и т. п.[8]

 Последнее разъяснение весьма спорно, поскольку отсутствуют все необходимые признаки, характерные для соучастия и группового преступления (в том числе умысел, двусторонняя субъективная связь);

- соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам. Такого рода угрозы могут носить характер:

а) прямого высказывания, выражающего намерение немедленного применения насилия соответствующего содержания к самой потерпевшей или ее близким;

б) иных угрожающих действий (например, демонстрации оружия).

 Подобная же угроза, выраженная после изнасилования (например, с той целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся), квалифицирующим признаком не выступает и нуждается в самостоятельной уголовно-правовой оценке (ст. 119) наряду с вменением ч. 1 ст. 131;

- повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием;

- заведомо несовершеннолетней.

Особо квалифицированный состав (ч. 3) налицо, если изнасилование:

а) повлекло по неосторожности смерть потерпевшей;

б) повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иных тяжких последствий;

в) совершено в отношении потерпевшей, заведомо не достигшей 14-летнего возраста.

К иным тяжким последствиям помимо смерти, тяжкого вреда здоровью и заражения ВИЧ-инфекцией теория и практика относят и самоубийство потерпевшей, последовавшее как реакция на надругательство над нею. Форма вины — двойная (ст. 27): умысел на изнасилование и неосторожность по отношению к тяжким последствиям. По смыслу закона, если виновный действовал со "сквозным" (единым) умыслом — и в части изнасилования, и причинения тяжкого вреда, ч. 3 ст. 131 вменена быть не может, должна применяться ч. 1 при отсутствии других квалифицирующих признаков. В данном случае наблюдается сбой в законодательной технике. Так, если тяжкие последствия явились итогом умышленных действий насильника — лицо желало или допускало самоубийство потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией, причинение ей тяжкого вреда, то грозящее ему наказание оказывается более мягким. Например, при квалификации содеянного, помимо ч. 1 ст. 131, соответственно по ст. 110, ч. 1 ст. 122 и ч. 1 ст. 111 максимально возможное наказание по санкции — лишение свободы на срок до 12 лет. В то время как ч. 3 ст. 132 за неосторожное причинение той же тяжести вреда допускает наказание до 15 лет лишения свободы. Поэтому точнее было бы в ч. 3 ст. 131 использовать формулу "изнасилование, повлекшее умышленно или по неосторожности" тяжкие последствия.

Преступление, предусмотренное ч. 1 и 2, относится к категории тяжких, а ч. 3 — особо тяжких преступлений.

2. Насильственные действия сексуального характера (ст. 132)

Данный состав преступления в УК новый, ранее (ст. 121 УК 1960 г.) предусматривалась ответственность только за насильственное мужеложство. Тем самым ликвидирован существенный пробел в уголовно-правовой регламентации, обеспечена более последовательная и надежная защита половой свободы человека. Акцент в УК делался не на противоестественные, извращенные способы удовлетворения половой потребности частью людей, в том числе представителями так называемых сексуальных меньшинств, а на насильственные способы удовлетворения половых потребностей. Поэтому дополнительным объектом выступают телесная и духовная неприкосновенность, здоровье или жизнь потерпевшего.

Большинство объективных и субъективных признаков анализируемого состава преступления идентичны признакам состава изнасилования. Это касается:

а) основного и дополнительного объектов;

б) субъективной стороны;

в) ряда признаков объективной стороны.

Так, в обоих случаях речь идет о действиях сексуального характера, сопровождаемых альтернативными способами: насилием, угрозой насилием или использованием беспомощного состояния потерпевшего. В этом плане можно утверждать, что норма об изнасиловании (ст. 131) является специальной по отношению к рассматриваемой норме (ст. 132); последней охватываются все иные случаи насильственных действий сексуального характера, за исключением изнасилования. Характерно, что и по уровню общественной опасности они равноценны, что видно из сопоставления их санкций.

Следует поэтому остановиться лишь на особенностях анализируемого преступления.

Потерпевшим может быть как мужчина, так и женщина, однако при насильственном мужеложстве им выступает только лицо муж­ского пола, а при лесбиянстве — напротив, только женщина. Не исключается в качестве фигуры потерпевшего от противоправных сексуальных действий и гермафродит.

Объективную сторону составляют всякие другие противоправные способы удовлетворения сексуальных потребностей, кроме изнасилования. Частично их понятие раскрывается в диспозиции ст. 132, где названы:

а) мужеложство;

б) лесбиянство;

в) иные действия сексуального характера.

Под мужеложством понимают контакт мужчины с мужчиной путем введения полового члена в задний проход (прямую кишку) другого лица (гомосексуальный анальный коитус).

Под лесбиянством понимают женский гомосексуализм, при котором половая потребность удовлетворяется путем соприкосновения половых органов или иным путем (сафизм, трибалия).

К иным действиям сексуального характера относят самые разнообразные сексуальные акты: через рот (оральный секс), через анальное отверстие (мужчины — в отношении женщины), имитацию полового акта, нарвасадату и т. д. Так же как мужеложство и лесбиянство, "иные действия" влекут уголовно-правовое регулирование лишь в случае их осуществления помимо воли потерпевшего (потерпевшей) с применением насилия, угроз насилием либо с использованием беспомощного состояния лица.

Поскольку состав формальный, момент окончания преступления совпадает с началом соответствующего насильственного сексуального акта, независимо от того, удалось ли виновному удовлетворить половую потребность.

Субъектом насильственного мужеложства выступает только мужчина, лесбиянства — только женщина, иных форм — как мужчина, так и женщина.

Уровни дифференциации аналогичны тем, которые предусмотрены ст. 131 УК.

Деяние, описанное в ч. 1 и 2, относится к категории тяжких, а в ч. 3 — особо тяжких преступлений.

3. Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133)

Диспозиция статьи значительно изменена по сравнению со ст. 118 УК 1960 г.: расширен круг потерпевших (ранее таковой могла быть только женщина) и круг способов понуждения (ранее к таковым относилось лишь использование материальной или иной зависимости). В то же время заметно смягчена санкция за данное преступление.

Помимо основного объекта под угрозу ставятся также психическая неприкосновенность личности, ее честь и достоинство, имущественные интересы.

Потерпевшим от данного преступления может быть любое лицо мужского и женского пола. Применительно к одному из названных в статье видов деяния потерпевший — лицо, находящееся в материальной или иной зависимости от виновного.

Объективная сторона состоит из следующих обязательных элементов:

1) понуждение к совершению действий сексуального характера

2) путем:

а) шантажа;

б) угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества

в) либо использования материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).

Перечень названных способов понуждения является полным и расширительному толкованию не подлежит.

Шантаж заключается в угрозе разгласить соответствующую или не соответствующую действительности информацию, которая позорит лицо (или его близких) и в разглашении которой лицо не заинтересовано.

Виды угроз как способов понуждения в законе четко определены. Речь идет лишь об угрозе уничтожением, либо повреждением, либо изъятием имущества, т. е. о совершении деяний, предусмотренных ст. 158—164, 166, 167. Если от угроз в целях понуждения виновный переходит к их реализации, содеянное должно получить дополнительную уголовно-правовую оценку по упомянутым выше статьям.

Понятие материальной или иной зависимости рассмотрено ранее при характеристике квалифицирующих признаков истязания (ч. 2 ст. 117). Важно не само по себе состояние зависимости — и при ней мыслимо вступление в половую связь без понуждения, а использование таковой как средства давления на психику потерпевшего, чтобы заставить его пойти на половой контакт.

Применение способов понуждения, не указанных в статье, либо изменяет уголовно-правовую оценку деяния (например, на ст. 131 и 132 в случае применения насилия либо угрозы насилием), либо свидетельствует об аморальности, а не о преступном характере поведения (например, когда имеется угроза разглашения сведений, не позорящих потерпевшего или его близких, но распространение которых для потерпевшего нежелательно, например о размерах накоплений на сберкнижке, о переговорах по заключению контракта и т. д.).

Понуждение — это приневоливание к вступлению в интимную связь. Оно может осуществляться виновным и в пользу третьих лиц (начальника, друга, брата и т. д.).

Понятие полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера рассматривалось при характеристике ст. 131 и 132.

Состав преступления — формальный. Преступление считается оконченным с момента приневоливания, т. е. выдвижения виновным требования совершить с ним действия сексуального характера, подкрепленного одним из указанных в законе способов — шантажа, угроз, использования зависимого положения.

Субъектом преступления в большинстве составов выступает любое лицо либо лицо, от которого потерпевший находится в материальной или иной зависимости.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле: виновный осознает, что каким-либо из трех названных в статье способов понуждает потерпевшего к действиям сексуального характера, и желает этого.

Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.

Итак, объектом рассмотренной группы преступлений является половая свобода. Она выражается в праве человека, достигшего определенного возраста, половой зрелости, самому решать, в какой форме и с кем удовлетворять свои сексуальные потребности. Когда потерпевшим оказывается малолетнее лицо, вред причиняется и такому объекту, как половая неприкосновенность человека.

Особенность данной группы преступлений состоит в том, что действия сексуального характера подкрепляются насилием, угрозами либо используется беспомощное состояние потерпевшего, его зависимость от виновного. Лицо вступает в сексуальную связь, применяя принуждение, приневоливая к ней потерпевшего.

За два из трех видов преступлений, входящих в данную группу, уголовная ответственность возможна начиная с 14-летнего возраста.