В.В. Трухачев. ТАКТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ СЛЕДОВАТЕЛЯ КАК ФАКТОР,   ОБЛЕГЧАЮЩИЙ   ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ   РАССЛЕДОВАНИЮ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 
РЕКЛАМА
<

Разработка эффективных рекомендаций, направленных на предотвращение следственных ошибок, причин, их порождающих, является задачей всего комплекса наук криминального цикла (уголовного права, процесса, теории судебных доказательств, криминалистики). Особое место, как нам представляется, принадлежит здесь криминалистической науке, так как правильная оценка доказательств и принятия по делу в конечном итоге законного и обоснованного решения во многом зависит от того, насколько тактически грамотно были проведены следственные действия, насколько качественна полученная в ходе их проведения доказательственная информация. Иными словами, ошибки в информационно-познавательной деятельности следователя - криминалистические (преимущественно тактические) ошибки - закономерно влекут за собой уголовно-процессуальные и уголовно-правовые ошибки.

В глубоком и всестороннем изучении нуждаются причины и условия допущения тактических ошибок следователей, которые могут способствовать успешному противодействию расследованию со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии преступления. Такое исследование имеет не только теоретическую, но и ярко выраженную практическую значимость. Как свидетельствует практика, противодействие установлению истины в форме сокрытия преступления в той или иной степени имеет место при расследовании большинства уголовных дел. Причем действия противодействующей стороны, направленные на сокрытие преступления, как правило, носят скрытый, латентный характер. При таких условиях тактически грамотная нейтрализация потенциального противодействия следствию становится одной из основных задач расследования.

Лицо, не желающее нести ответственность за совершенное им преступление, стоит перед необходимостью решения одной из следующих задач: а) скрыть сам факт совершения преступления; б) скрыть свою причастность к совершению преступления, не скрывая при этом факт преступления. Примером сокрытия первого вида является, например, создание инсценировки желаемого преступнику события, нейтральным для него образом объясняющего наступление события. Что касается второго вида, то здесь преступник не принимает мер к сокрытию преступного события вследствие дефицита времени, отсутствия возможностей для сокрытия либо иных причин. Думается, что к последней категории следует отнести и те случаи, когда преступник принимает меры к тому, чтобы отдалить момент обнаружения преступления (например, выбирает время для совершения квартирной кражи, когда владельцы ценностей находятся в длительном отъезде, и т.п.).

Указанные виды сокрытия как формы деятельности, направленной на воспрепятствование расследованию, имеют тем не менее единый объект - криминалистически значимую информацию. Поэтому тактические ошибки следователей, облегчающие сокрытие преступлений, так или иначе связаны с получением, фиксацией, оценкой, хранением и передачей криминалистически значимой информации1. В тех случаях, когда преступник стремится скрыть сам факт совершения преступления, процессу сокрытия способствуют преимущественно ошибки при получении и оценке криминалистически значимой информации. Сокрытию второго вида (когда скрывается лишь причастность к совершению преступления) способствуют также и ошибки, связанные с передачей и хранением криминалистически значимой информации.

Рассмотрим более подробно наиболее распространенные ошибки, способствующие сокрытию  преступления и лица, его совершившего.

I. Ошибки, допускаемые при получении (выявлении) и фиксации информации. К числу наиболее распространенных относятся следующие ошибки.

1. Невыполнение действий, направленных на получение криминалистически значимой информации. Как свидетельствуют результаты обобщения следственной практики, при расследовании определенных категорий преступлений следователи в силу сложившихся  у  них  представлений  о низкой

____________________

1 Под криминалистически значимой информацией понимается любая информация, знание которой способствует расследованию преступления.

эффективности тех или иных следственных действий, не проводят их. При этом они, как правило, полагают, что для установления истины по делу будет достаточно доказательств, полученных в ходе иных следственных действий. Например, по данным А.Р. Ратинова и Б.Я. Петелина, полученным в ходе выборочного исследования, осмотры места происшествия по делам о хулиганстве проводились лишь в 7%  дел2. Недооценивается зачастую значимость этого же действия и при расследовании изнасилований. Очевидно, что игнорирование любой возможности получения доказательственной информации недопустимо. Преодоление активного противодействия расследованию требует использования максимального объема доказательственной информации.

2. Несвоевременное выполнение действий, обеспечивающих получение криминалистически значимой информации. К таким ошибкам прежде всего относится запаздывание в проведении следственных и процессуальных действий. Например, опоздание с проведением осмотра места происшествия дает возможность преступнику уничтожить материальные следы преступления, запоздалое отстранение обвиняемого от должности позволяет ему принять активные меры, направленные против установления истины по делу.

Реже, но все-таки встречаются в следственной практике ошибки, заключающиеся в преждевременном проведении следственных действий. Например, имеется первичная информация о совершении хищений организованной группой расхитителей на протяжении длительного времени. В ряде случаев немедленное проведение следственных действий, сам факт проведения которых скрыть достаточно трудно, может лишь повредить процессу установления истины: необходимо предварительное осуществление оперативно-розыскных мероприятий. При этом, разумеется, в каждом случае следует исходить из анализа конкретных обстоятельств дела.

3. Неполучение криминалистически значимой информации вследствие ошибок в ее оценке. Как правило, такие ошибки допускаются вследствие непроведения оценки (либо недооценки) криминалистической значимости той или иной  информации, имеющей отношение к расследуемому событию. Так, следователь, отдавший предпочтение одной версии, которая представляется ему наиболее обоснованной, не обращает должного внимания на изменения материальной обстановки, несущие в себе информацию, “не вписывающуюся” в единственную версию.  При этом, видимо, эти изменения не рассматриваются в качестве следов преступления, поскольку им не дается какая-либо криминалистическая оценка. Отметим, что лишь на основе такой оценки следователем формируется криминалистически значимая, а затем и доказательственная информация. Определенную помощь в устранении   ошибок  подобного  рода  могут оказать системы типовых вер-

____________________

2  См.: Ратинов А.Р., Петелин Б.Я. Осмотр места происшествия как источник данных о вине и виновном лице // Правоведение. 1988. № 5. С. 36.

преступлений.

сий,     разрабатываемых      применительно     к     отдельным      категориям преступлений.

4. Неполная, поверхностная фиксация полученной информации. Указанная ошибка относится к числу наиболее распространенных. Особенно неблагоприятные последствия, как нам представляется, влечет ее совершение при проведении осмотров, обысков, то есть следственных действий, связанных с выявлением и фиксацией материальных следов преступления. Например, радиохулиганы составляют свои радиопередающие устройства из приставки, приемника, магнитофона или проигрывателя и другой аппаратуры, соединяя их определенным образом. Не отметив в протоколе осмотра характер и порядок соединения отдельных узлов и приборов, следователь лишится доказательства использования данной аппаратуры3.

Противодействие расследованию облегчается и в случае поверхностного описания изъятых в ходе обыска предметов, документов, когда в протоколе не указываются их индивидуальные признаки.

5. Допуск к источникам и носителям криминалистически значимой информации лиц, заинтересованных в сокрытии преступления. Так, в следственной практике продолжают иметь место случаи, когда в качестве понятых для участия в осмотре приглашаются заинтересованные лица. При этом возможно получение следующих негативных для следствия результатов: уничтожение материальных следов преступления непосредственно на месте происшествия; возможность для лиц, совершивших преступление и приглашенных для участия в осмотре в качестве понятых, объяснить этим обнаружение их следов (обуви, пальцев рук) на месте происшествия, что влечет за собой утрату доказательственного значения зафиксированных следов.

6. Невыполнение действий, подтверждающих объективность получаемой информации и добровольность ее выдачи (в случае, если информация передается человеком). Например, в последнее время возросло число случаев, когда подсудимые, свидетели, потерпевшие изменяют в ходе судебного разбирательства показания, данные ими во время предварительного следствия. При этом они заявляют, что к ним применялись незаконные методы ведения следствия, показания ими были даны под воздействием угроз и запугиваний, а протоколы следственных действий они подписывали не читая. Несмотря на это, в следственной практике недостаточно используется видео- и звукозапись, использование которой позволяет наглядно убедиться в адекватности зафиксированной информации и оценить условия, при которых она была получена.

II. Ошибки, допускаемые при хранении криминалистически значимой информации.

1. Непринятие мер по исключению возможности оказания негативного воздействия    на    носителей  криминалистически   значимой    информации

____________________

3 См.: Сердюк Л.В., Тимербаева А.Т. Расследование хулиганства и его профилактика. Хабаровск, 1989. С. 28.

(потерпевших, свидетелей, обвиняемых и др.) с целью склонения их к даче ложной информации либо отказу от ее выдачи. Наиболее опасной формой такого воздействия является физическое уничтожение носителей информации. В следственной практике имеют место случаи, когда возможность негативного воздействия облегчается лицами, ведущими расследование: например, проведение допросов подозреваемых, потерпевших, свидетелей назначается через небольшие временные интервалы в одном и том же месте.

Отметим, что исключение возможности оказания негативного воздействия на носителей информации является необходимым, хотя в ряде случаев оно сопряжено с преодолением значительных организационных трудностей и требует существенных материальных затрат. В условиях роста преступности эта необходимость стала особенно наглядной. В этой связи заслуживают одобрения предложения законодательного закрепления обязанности органов следствия и дознания принять меры к исключению негативного воздействия на потерпевших и свидетелей. В число этих мер представляется целесообразным включить обязанность фиксации и хранения информации об адресах потерпевших, свидетелей и обвиняемых не в протоколах следственных действий, а в отдельном приложении к уголовному делу, доступ к которому сделать возможным лишь с разрешения работников, осуществляющих расследование, прокурора либо судьи (когда дело передано в суд).

Вместе с тем, на наш взгляд, нельзя согласиться с мнением некоторых авторов, которые предлагают в отдельных случаях (прежде всего по делам, связанным с организованной преступностью) законодательно закрепить возможность рассмотрения дел в судебном разбирательстве в отсутствии некоторых свидетелей4. Суд в таком случае лишается возможности непосредственно исследовать доказательства и дать им верную оценку. Кроме того, отсутствие судебного контроля облегчает возможность фальсификации доказательств со стороны работников следствия и дознания.

2. Непринятие мер по исключению возможности незаконного ознакомления с материалами уголовного дела (доследственной проверки), а также полного либо частичного уничтожения материалов и вещественных доказательств.

В ряде случаев такие ошибки допускаются вследствие небрежного отношения следователей к правилам хранения материалов и вещественных доказательств. Иногда допуск посторонних к указанным материалам облегчается отсутствием необходимых условий для их хранения, отсутствием средств для обеспечения охраны.

3. Неосторожное разглашение криминалистически значимой информации лицами, осуществляющими расследование по делу. Представляется, что это  положение  также  не  нуждается  в  подробной аргументации. Отметим

____________________

4  См.: Рубан А. О правовых основах борьбы с организованной преступностью // Соц. законность. 1989. № 12. С. 16.

только, что такому разглашению зачастую способствует отсутствие надлежащих условий для проведения следственных действий (следователи зачастую вынуждены размещаться в кабинетах по два-три человека).

III. Ошибки, допускаемые при передаче криминалистически значимой информации.

1. Неверная оценка ситуации тактического риска, приводящая к негативным последствиям передачи информации. Например, следователь, не проанализировав ситуацию тактического риска, неправильно определяет качество и количество имеющейся информации, не оценивает возможности носителя информации, не прогнозирует возможную линию поведения противодействующей стороны и вследствие этого принимает необоснованное решение о передаче информации при проведении того или иного следственного действия. Например, по делам об изнасилованиях следователь проводит очную ставку, в ходе которой обвиняемый не только не воспринимает адекватно планам следствия улучшающую его информацию, но, негативно воздействуя на потерпевшую, заставляет ее изменить ранее данные показания.

2. Передача информации без предварительного получения сведений, “блокирующих” возможность ложных оправдательных мотивировок получателя информации. Поясним сказанное следующим примером. Получив заключение эксперта о том, что отпечатки пальцев на месте совершения кражи из склада принадлежат конкретному обвиняемому, следователь предъявляет это доказательство, не выяснив подробно,  посещал ли ранее обвиняемый это место, если  да, то при каких обстоятельствах, где именно он находился, к каким предметам прикасался, и т.д. Обвиняемый может сразу “нейтрализовать” это доказательство, выдвинув оправдательную версию о том, что ранее он был на месте происшествия до или после совершения кражи. Если же эти вопросы выяснились, дело обстоит иначе. При отрицании посещения склада, которое наиболее вероятно для лиц, не имеющих к нему какого-либо отношения, предъявление заключения эксперта может дать положительный результат и способствовать преодолению сокрытия преступления, поскольку в таком случае лицо, совершившее преступление, понимает, что его “неожиданное” воспоминание о посещении склада будет выглядеть неубедительно. Таким же образом, например, при обнаружении в ходе обыска похищенных ценностей, рекомендуется вначале провести “косвенный допрос” о возможностях приобретения обвиняемым вещей такого рода и только затем сообщать о результатах обыска.

3. Передача информации в большем объеме, чем этого требуют интересы следствия. Например, одним из наиболее эффективных тактических приемов допроса обвиняемого, отрицающего вину, является предъявление доказательств. При реализации этого приема нередко следователи (особенно начинающие) “увлекаются” и, стремясь усилить эффект осведомленности о преступлении, предъявляют все доказательства, свидетельствующие о причастности данного лица к совершению преступления. В таких случаях недопустимо игнорировать необходимость оставления “резервных” доказательств. В зависимости от результатов допроса указанные доказательства могут быть использованы либо для выработки дальнейшей тактики преодоления расследованию, либо для проверки показаний обвиняемого (в случае признания им вины).