§ 1.  НЕОБХОДИМАЯ  ОБОРОНА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 
РЕКЛАМА
<

Рассматриваемое обстоятельство — сложившийся институт уголовного права. Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния, возникло в связи с необходимостью защиты законных интересов личности, общества, государства. В Российском государстве на разных этапах его истории институт необходимой обороны различно определялся законодателем. Согласно Руководящих начал по уголовному праву 1919 г. наказание не применялось к совершившему насилие над личностью нападающего, если это насилие явилось в данных условиях необходимым средством отражения нападения или средством защиты от насилия над его или других личностью, если при этом не было превышения меры необходимой обороны. Уголовный кодекс 1922 г. в ст. 19 несколько расширил право необходимой обороны, допустив защиту не только самой личности обороняющегося или других лиц, но и их прав. В ст. 9 Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. необходимая оборона предусматривалась также для защиты советской власти и революционного порядка.

С помощью необходимой обороны государство привлекает граждан к охране широкого круга ценностей. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г., рассматривая вопросы практики применения судами законодательства о необходимой обороне, считает использование гражданами права необходимой обороны важным условием дальнейшего повышения их активности в деле предупреждения и пресечения преступных посягательств[60].

Необходимая оборона — это субъективное право граждан на отражение нападения. Согласно ст. 37 УК гражданин сам решает — воспользоваться данным правом или уклониться от обороны. Названным правом обладает любое лицо независимо от служебного положения, профессиональной или иной специальной подготовки. За гражданами признается право активной защиты.

Предоставленное законом право на необходимую оборону является важной гарантией реализации конституционных положений о неприкосновенности личности, жилища, имущества граждан. Оно обеспечивает условия для выполнения гражданами их конституционного долга по охране собственности, общественных и государственных интересов.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК не является преступным причинение вреда посягающему в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Из закона вытекают условия правомерности необходимой обороны, относящиеся как к нападению, так и к защите.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству. Во-первых, посягательство, от которого предстоит защищаться, должно быть общественно опасным. Это значит, что оно направлено на причинение серьезного вреда охраняемым законом интересам. Наличие общественно опасного посягательства на личность или права обороняющегося или другого лица, на интересы общества или государства — обязательное условие правомерности акта необходимой обороны. Общественно опасное посягательство часто предстает в виде преступного посягательства. Тем не менее не всякий факт совершения преступления порождает право необходимой обороны. Необходимая оборона уместна в тех случаях, когда совершаются преступления агрессивного, насильственного, разрушительного характера, связанные с немедленным причинением вреда объектам охраны (убийство, телесные повреждения, поджог и т.п.). Преступления, совершение которых связано с причинением вреда охраняемым объектам в будущем (мошенничество, клевета и т.п.), не могут пресекаться с помощью необходимой обороны. Состояние необходимой обороны не возникает и при совершении преступлений по неосторожности.

Гораздо реже общественно опасное посягательство, вызывающее состояние необходимой обороны, не носит характера преступного. Оно может носить объективно общественно опасный характер. Таким является, например, посягательство со стороны лица, не достигшего возраста уголовной ответственности, душевнобольного лица, действующего в состоянии фактической ошибки. Если обороняющийся не осведомлен об этих фактах или даже при знании данных обстоятельств избежать возможного причинения вреда со стороны посягающего невозможно, право на необходимую оборону сохраняется.

Вторым условием возникновения состояния необходимой обороны является своевременная защита. Защита допускается только против наличного посягательства. Под наличным понимается посягательство, непосредственно предстоящее, фактически осуществляемое, но еще не законченное. Отсюда следует, что необходимая оборона возможна не только в тех случаях, когда нападение стало фактом, но и тогда, когда очевидна реальная угроза причинения вреда. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 4 августа 1984 г. разъяснил, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения.

Защита признается своевременной и при фактически закончившемся посягательстве. Упомянутое постановление Пленума Верховного Суда СССР, уточняя этот момент, акцентирует внимание на том, что состояние необходимой обороны может иметь  место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания.

Из приведенных положений следует, что наличным посягательство считается, как правило, с момента покушения до момента его фактического завершения с учетом сознания защищающимся субъектом, что оно уже началось, но еще не завершилось. Если же вред причиняется заведомо до начала посягательства или после очевидного его окончания и эти обстоятельства осознаются лицом, причинение вреда квалифицируется как акт самочинной расправы и влечет ответственность за совершение умышленного преступления.

Третье условие правомерности необходимой обороны, относящееся к нападению, — посягательство должно быть действительным, реальным. Это означает, что опасное нападение существует объективно. Оно — не плод воображения лица. Встречающаяся на практике защита против кажущегося нападения оценивается как мнимая оборона. Ответственность за нее наступает как за действия, учиненные при наличии фактической ошибки. Однако и состояние мнимой обороны признается существующим только в случаях, когда внешняя обстановка и развитие события похожи на существование общественно опасного посягательства. Если же с учетом обстановки предположение о нападении было абсурдным, абсолютно необоснованным, лицо должно нести ответственность за умышленное преступление. При мнимой обороне лицо причиняет вред другому, ошибочно считая, что налицо посягательство. Уголовно-правовая оценка причиненного вреда в ситуации мнимой обороны дана в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств». Пленум указал, что «в тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допускаемой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны. Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности»[61].

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите. Закон предоставляет право необходимой обороны для защиты интересов личности (прав и свобод) обороняющегося или других лиц, общественных или государственных интересов. Из уголовного закона следует, что предметом охраны могут быть любые права и интересы: личные, государственные или общественные.

В уголовно-правовой литературе в прошлом не было единого мнения по кругу прав и интересов обороняющегося или другого лица. Не вызывало спора признание правомерным защиты жизни, здоровья, имущества. Но вопрос о том, могут ли защищаться с помощью необходимой обороны честь и достоинство личности, рядом специалистов оспаривался. При решении этого вопроса надлежит исходить из положения уголовного закона, не ограничивающего, как известно, объекты, которые могут защищаться с помощью необходимой обороны. Более того, в уголовном законодательстве содержится положение, согласно которому право необходимой обороны предоставляется не только лицу, подвергшемуся нападению, но и любому другому, пожелавшему встать на защиту чьих-либо прав, свобод и интересов.

Первое условие правомерности необходимой обороны, относящееся к защите, связано с тем, что защита должна совершаться путем причинения вреда только посягающему, нападающему, а не третьим лицам. Этот вред может заключаться в лишении жизни, причинении вреда здоровью, уничтожении или повреждении имущества, в ограничении  свободы нападающего и т.п.

Закон не персонифицирует нападающего. Им может быть и родственник, и посторонний человек, непосредственный начальник, представитель власти и др. Причинение вреда другим лицам, заведомо непричастным к посягательству, влечет привлечение к ответственности на общих основаниях. Если же защищающийся ошибочно принял потерпевшего за участника нападения, то вопрос об ответственности решается по правилам мнимой обороны, то есть признается отсутствие вины или устанавливаются признаки неосторожного преступления.

Сложным для практического разрешения является вопрос об использовании различных специальных защитных средств, устройств и приспособлений, устраиваемых гражданами для защиты возможных в будущем посягательств и предназначенных для причинения вреда лицам, их осуществляющим. Такие устройства — капкан, ловчие ямы, минирование, подключение электроэнергии к ограждениям, дверным ручкам, замкам и др. — устанавливаются при условиях фактически отсутствующего посягательства. Они могут причинить серьезный вред не предполагаемому правонарушителю, а другим посторонним лицам. Фактически потерпевшими от таких защитных приспособлений могут оказаться законопослушные граждане, в том числе сам инициатор устройства таких средств либо его близкие. Характер причиняемого вреда (смерть потерпевшего, причинение вреда здоровью человека и др.) явно несоразмерен с защитой тех интересов, на предотвращение которых он направлен. По этой причине использование упомянутых выше средств и приспособлений нельзя оправдать правом осуществления необходимой обороны.

Второе условие правомерности необходимой обороны, относящееся к защите, — она должна  быть своевременной. Своевременность защиты предполагает ее осуществление в течение того времени, которое занимает само общественно опасное посягательство.

Третье условие правомерности действий при необходимой обороне заключается в соразмерности защиты характеру и опасности посягательства.

Причинение вынужденного вреда при необходимой обороне ограничивается пределами достаточности для охраны законных интересов. Пределы достаточной обороны определяются ценностью защищаемых интересов и интенсивностью нападения. Чем более ценно защищаемое благо, чем интенсивнее нападение, тем более результативные, разрушительные средства защиты могут применяться. При этом для признания необходимой обороны правомерной не требуется, чтобы при защите причинялся меньший или равный вред в сравнении с вредом, который угрожал от нападения. Более того, не обязательно, чтобы сами защитные действия осуществлялись бы такими же орудиями и средствами, как при нападении. Причиненный вред должен быть именно тем вредом, который являлся необходимым для успешного отражения посягательства.

При решении вопроса о соразмерности защиты и нападения следует принимать во внимание и такие моменты, как внезапность посягательства, возможности обороняющегося, данные, характеризующие личности нападающего и защищающегося (физическая сила, инвалидность, возраст и др.). Все эти обстоятельства надлежит принимать во внимание в совокупности.

В соответствии с ч. 3 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (смерть, тяжкий вред здоровью и т.п.). Подобный вред может быть следствием использования при защите таких средств, которые были абсолютно несоразмерны ни характеру, ни интенсивности посягательства. Например, применение огнестрельного оружия при защите от нападения, характеризующегося невысокой степенью опасности. В то же время защита от вооруженного нападения с использованием и более интенсивных средств вполне допустима и квалифицируется как правомерная.

На оценку соразмерности посягательства и защиты могут влиять и другие обстоятельства. Так, если нападающий обезоружен, то причинение после этого смерти или увечья должно расцениваться как превышение пределов необходимой обороны, поскольку у лица была возможность защищать свои интересы иными способами.

Непременным условием превышения необходимой обороны является наличие самого состояния необходимой обороны. Действующее уголовное законодательство квалифицирует содеянное как превышение пределов необходимой обороны лишь при умышленном выходе обороняющегося за пределы допустимого законом, то есть когда налицо вполне очевидное, бесспорное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. указывается, что, решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.)[62].

Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 УК. Не образует превышения факт причинения иного вреда, не упомянутого в этих статьях, в частности, легкого вреда здоровью. Не может расцениваться как превыше­ние пределов необходимой обороны причинение явно излишнего вреда по неосторожности.

В связи с тем, что превышение пределов необходимой обороны вызвано позитивными побуждениями, стремлением отразить нападение, закон в п. «ж» ст. 61 УК предусматривает, что совершение преступления при защите от общественно опасного посягательства, хотя бы и с превышением пределов необходимой обороны, признается обстоятельством, смягчающим ответственность в процессе индивидуализации наказания.

Превышение пределов необходимой обороны следует разграничивать с ее провокацией, то есть со случаями, когда нападение сознательно вызывается обороняющимся с целью расправы над посягающим под видом необходимой обороны. Естественно, при таких обстоятельствах отсутствует ситуация необходимой обороны. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. указывается, что не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т.п.). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях[63].