§ 6.  ДОБРОВОЛЬНЫЙ  ОТКАЗ  ОТ  ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца (ст. 31 УК).

Добровольный отказ характеризуется двумя основными признаками: добровольностью и окончательностью (ч. 2 ст. 31 УК). Добровольность отказа означает, что лицо сознательно по собственной воле прекращает начатое им преступление. Мотивы, в силу которых покушавшийся на совершение преступления решил отказаться от доведения преступления до конца, могут быть различными и не имеют значения для признания добровольного отказа. Ими могут быть: страх перед возможным наказанием, чувство жалости, сострадание к потерпевшему, раскаяние, стыд и т.д. Отказ может быть и результатом инициативы или влияния третьих лиц (родственников, друзей и др.). В этих случаях важно, чтобы лицо само приняло решение об отказе продолжить начатое преступление.

Добровольным отказ будет лишь тогда, когда установлено, что лицо сознавало возможность полной реализации преступного умысла в разных ситуациях, при которых: а) лицу для осуществления преступного намерения не требуется преодолевать возникающие препятствия; б) эти препятствия имеются, но, по мнению лица, являются преодолимыми. Хотя в ряде случаев представления виновного о возможности преодоления препятствий могут и не совпадать с действительной возможностью их устранения.

В то же время отказ не может быть признан добровольным, если лицо прекратило преступление, убедившись в невозможности его совершения в данных условиях либо имеющимися орудиями и средствами, а также если выявились препятствия, преодоление которых в данный момент делает окончание преступления невозможным. В таких случаях преступление не доводится до конца не по воле виновного, а по не зависящим от его воли обстоятельствам.

Не будет отказ добровольным и в тех случаях, когда лицо прекращает преступление потому, что ему стало известно о наблюдении за ним сотрудников правоохранительных органов или потому, что в момент начала преступления его видели люди, которые, по его мнению, сообщат о его деятельности, или когда лицо было приглашено в правоохранительные органы для соответствующей беседы с ним по поводу начатого преступления. В этих случаях лицо прекращает свою преступную деятельность вынужденно, по не зависящим от его воли обстоятельствам.

Сущность принципа окончательности добровольного отказа заключается в том, что лицо полностью и навсегда отказывается от продолжения и совершения начатого преступления, а не оставляет его завершение на время либо до более благоприятной ситуации.

Если же лицо прекращает преступную деятельность с целью перерыва начатой преступной деятельности, понимая, что в данный момент осуществить преступление до конца оно не может и требуется время для лучшей подготовки к нему, то в таком случае добровольного отказа нет.

Не будет добровольного отказа и в ситуации, когда лицо отказывается от повторного посягательства на объект (например, от повторного выстрела, промахнувшись при первом в целях убийства). Окончательность отказа тесно связана с его действительностью, т.е. виновный не притворно, а на самом деле и окончательно отказывается от дальнейшего возобновления прерванного преступления.

Наличие единства обоих принципов добровольного отказа (добровольность и окончательность) исключает уголовную ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление. Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, прекращение развития как объективной, так и субъективной сторон состава преступления (прекращение деяния и реализации преступного умысла) свидетельствует о том, что отпадает общественная опасность совершенного деяния и личности виновного, следовательно, отпадают и признаки конкретного состава преступления. Во‑вторых, оно дает возможность лицу или побуждает его к прекращению уже начатой преступной деятельности.

Добровольный отказ возможен при всяком приготовлении к преступлению. По своим объективным признакам добровольный отказ здесь выражается в пассивном поведении лица — в воздержании от дальнейшего продолжения начатой преступной деятельности, поскольку совершение каких-либо активных действий (например, уничтожение орудий преступления) для добровольного отказа не является обязательным.

При покушении вопрос решается по-разному в зависимости от его вида. При неоконченном покушении добровольный отказ реализуется в бездействии, т.е. в воздержании от совершения дальнейших действий, необходимых для наступления преступного результата. При оконченном покушении добровольный отказ невозможен, поскольку виновный выполнил все те действия, которые он считал необходимыми для совершения преступления и которые объективно были достаточны для его окончания, однако преступление не завершено по обстоятельствам, не зависящим от виновного лица. Такая точка зрения высказывалась М. Д. Шаргородским и другими авторами[51]. Однако в науке уголовного права существует и противоположная точка зрения, согласно которой добровольный отказ возможен и при оконченном покушении. Он налицо в тех случаях, когда субъект сохраняет власть над совершением преступления, может вмешаться в развитие событий и изменить их. Здесь отказ должен выражаться в активных действиях и будет реальным только при предотвращении окончания преступления (например, дав потерпевшей смертельную дозу яда в целях лишения ее жизни, виновный затем принимает меры к ее спасению, в результате которых она остается жива)[52].

Иначе решается вопрос о добровольном отказе при соучастии. В подобных случаях объективная сторона добровольного отказа должна выражаться в активных действиях, зависящих от субъекта и своевременно предпринятых им, направленных на предотвращение преступления, совершаемого исполнителем. Поэтому отказ организатора, подстрекателя и пособника будет признан добровольным только при условии, если каждый из них своим активным поведением своевременно воспрепятствует совершению преступления исполнителем. Такие активные действия могут выражаться в изъятии у исполнителя предоставленных ему средств и орудий преступления, сообщении органам власти о намерении исполнителя совершить преступление и т.п.

Если указанными действиями соучастники не смогли предотвратить совершение преступления исполнителем, их отказ считается неудавшимся, и они должны нести уголовную ответственность. В таком случае неудавшийся отказ может быть учтен как смягчающее ответственность обстоятельство при назначении наказания.

Не исключает уголовной ответственности для соучастников добровольный отказ и в тех случаях совершения преступления, когда установлена ответственность за укрывательство этого преступления (ст. 316 УК).

При добровольном отказе лицо подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления. Например, при покушении на изнасилование потерпевшей были причинены телесные повреждения средней тяжести. Обнаружив это, виновный не довел до конца своего преступного замысла на изнасилование. В таком случае виновный не должен отвечать за покушение на изнасилование. Он может отвечать лишь за причинение потерпевшей средней тяжести вреда здоровью. Или в целях убийства виновный похитил охотничье ружье, а затем добровольно отказался от замышляемого убийства. И в этом случае виновный может быть привлечен к уголовной ответственности за хищение ружья, но не за приготовление к убийству (ч. 3 ст. 31 УК). Если же в этих целях виновный не похищает ружье, а покупает в магазине топор или нож, то вопрос об уголовной ответственности лица вообще отпадает, поскольку приобретение топора или ножа не образует состава преступления.

Иначе решается вопрос об ответственности организатора, подстрекателя и пособника в случае их добровольного отказа от преступления.

Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления до конца.

Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (ч. 4 ст. 31 УК).

Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные ч. 4 ст. 31 УК, не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания (ч. 5 ст. 31 УК).

Добровольный отказ следует отличать от так называемого деятельного раскаяния, заключающегося в том, что лицо, завершив оконченное преступление, совершает активные действия, направленные на устранение или уменьшение размера причиненного им ущерба (возвращение похищенного имущества, возмещение вреда, разоблачение других участников преступления и т.п.). Такое обстоятельство не исключает, а лишь смягчает уголовную ответственность.

Отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния сводится к следующему:

1) добровольный отказ может иметь место до окончания преступления, деятельное раскаяние — только после его окончания;

2) добровольный отказ, как правило, характеризуется пассивным поведением виновного, деятельное раскаяние — только активными действиями;

3) добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность, деятельное раскаяние предполагает ее, является лишь смягчающим наказание обстоятельством.