§ 4.  НЕОСТОРОЖНОСТЬ  И  ЕЕ  ВИДЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 

Неосторожность по сравнению с умыслом отличается меньшей распространенностью и меньшей степенью общественной опасности. Вместе с тем с развитием техники количество неосторожных преступлений возрастает. Поэтому опасность этих преступлений не следует недооценивать. Подчас неосторожное причинение и сопричинение влечет очень серьезные последствия, по своим качественным и количественным признакам порой значительно превосходящие такие же в умышленных преступлениях. Об этом ярко свидетельствуют авария на Чернобыльской АЭС, авиакатастрофы, аварии на железных дорогах, автотранспортные происшествия и т.д. Большую опасность представляют экологические преступления.

Неосторожность, как и умысел, является самостоятельной формой вины. Деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК (ст. 24). Закон предусматривает два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК). Преступное легкомыслие — это такое психическое отношение лица к совершаемому преступлению, при котором лицо сознает общественно опасный характер деяния, предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий.

Интеллектуальный момент преступного легкомыслия характеризуется осознанием общественной опасности деяния и предвидением возможности наступления общественно опасных последствий. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий носит абстрактный характер. Это означает предвидение отвлеченной от конкретной ситуации возможности наступления общественно опасных последствий, предвидение общественно опасных последствий в типичных случаях; то, что деяния, подобные тому, которое совершает само виновное лицо, могут вызвать негативные изменения в объективном мире.

Волевой момент преступного легкомыслия заключается в самонадеянном, без достаточных на то оснований, расчете на предотвращение общественно опасных последствий. Основанием такого расчета являются реальные обстоятельства: личные качества самого виновного (его жизненный опыт, мастерство, профессионализм, сила, ловкость и т.д.), действия третьих лиц, свойства и действие определенных механизмов и иные конкретные факторы (действие сил природы в большинстве случаев нельзя отнести к факторам такого рода). В конкретной ситуации общественно опасные последствия, считает субъект, не наступят, и именно потому, что для этого есть реальная база. Однако данный расчет не оправдался: последствия наступили, причинен вред общественным отношениям. Обстоятельства, хотя и реальные, были оценены неверно. Их оказалось недостаточно для предотвращения общественно опасных последствий. Лицо проявило легкомыслие: рассчитывало на предотвращение общественно опасных последствий, в то время как достаточных к тому оснований не было. Однако преступное легкомыслие — это не просто надежда на ненаступление общественно опасных последствий, а это именно расчет на их предотвращение. Сознание и воля лица не пассивны, а активны. Им предпринимались определенные волевые усилия для предотвращения общественно опасных последствий, но эти усилия не возымели успеха, они были недостаточными. Отношение к общественно опасным последствиям действующего по легкомыслию субъекта отрицательное, ибо он стремится их не допустить.

Преступное легкомыслие необходимо отличать от косвенного умысла. Интеллектуальный момент косвенного умысла характеризуется предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий, а при легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность их наступления.  Второе и главное отличие — в волевом моменте. Одним из психологических оттенков волевого момента косвенного умысла является расчет на «авось». При этом лицо хотя и не желает наступления общественно опасных последствий, но сознательно их допускает. Лицо, совершившее преступление по легкомыслию, рассчитывает на реальные обстоятельства. Оно не только не желает наступления общественно опасных последствий, но их и не допускает, полагая, что они не наступят в конкретной ситуации, т.к. будут предотвращены благодаря реальным факторам.

Вопросы разграничения косвенного умысла и легкомыслия вызывают сложности на практике. Так, К. осужден за хранение огнестрельного оружия и умышленное убийство шестилетней девочки. Вечером на берегу пруда он произвел из пистолета несколько выстрелов, одним из которых и была смертельно ранена эта девочка. Расстояние между осужденным и потерпевшей в момент выстрела составляло примерно 205 м, их разделяли пруд, болото с осокой и камышовые заросли высотой около 2 м, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Выстрелы производились в темноте. Кассационная инстанция приговор изменила, переквалифицировав деяние с умышленного убийства на причинение смерти по неосторожности, указав следующее: К., стреляя вечером в сторону забора, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но самонадеянно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия свидетельствуют о его неосторожной вине и необоснованно были расценены судом как умышленные[43].

Второй вид неосторожной формы вины — небрежность — по сравнению с легкомыслием отличается меньшей степенью общественной опасности, но большей распространенностью. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК). Поэтому преступную небрежность как вид вины можно определить так: это такое психическое отношение лица к совершаемому преступлению, при котором лицо не сознает общественно опасного характера деяния, не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий этого деяния, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Интеллектуальный момент небрежности выражается, во-первых, в неосознании общественной опасности деяния и, во-вторых, в непредвидении общественно опасных последствий. В законодательном определении небрежности, так же как и в определении легкомыслия, нет указания на психическое отношение виновного к общественно опасному деянию. Вывод о том, что лицо, совершая преступление, не сознает общественно опасного характера деяния, логически вытекает из самого законодательного определения небрежности, в частности, из законодательного описания психического отношения лица к последствию. Непредвидение общественно опасных последствий, а следовательно, и неосознание их общественно опасного характера обуславливают отсутствие осознания общественно опасного характера деяния.

Небрежность — это единственный вид вины, при котором виновный не осознает общественно опасного характера деяния и не предвидит общественно опасных последствий. Это отличает небрежность от прямого и косвенного умыслов, а равно от легкомыслия. При небрежности лицо не предвидит не только неизбежности, но и реальной, и абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий. Однако непредвидение общественно опасных последствий не означает отсутствия сознательного отношения к ним. Это особая форма такого отношения, выражающаяся в пренебрежении к требованиям норм права, к определенным правам и интересам личности, общества и т.д.

Волевой момент небрежности проявляется в том, что лицо, имея реальную возможность и обязанность предвидеть общественно опасные последствия, а следовательно, предотвратить их наступление, не предпринимает психических усилий, дабы совершить волевые действия для предотвращения общественно опасных последствий. Если бы виновный проявил необходимую внимательность и предусмотрительность, возможность стала бы реальностью, которая позволила бы ему предотвратить общественно опасные последствия.

Для привлечения лица к уголовной ответственности за преступную небрежность необходимо установить, должно ли было и могло оно предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Таким образом, небрежность характеризуется совокупностью двух критериев: объективным и субъективным.

Объективный критерий (критерий долженствования) означает, что лицо должно было предвидеть наступление общественно опасных последствий. Обязанность предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий при необходимой внимательности и предусмотрительности, при соблюдении должных правил предосторожности вытекает из должностного положения лица, профессиональных обязанностей, предшествующего поведения, в ряде случаев — из обычной житейской предусмотрительности. Если на человеке не лежит обязанность предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий, то он не может быть привлечен к уголовной ответственности за совершенное деяние и наступившее общественно опасное последствие. Отсутствие критерия долженствования исключает преступную небрежность.

Одного объективного критерия для привлечения к уголовной ответственности за небрежность недостаточно. Для этого необходимо установить еще и субъективный критерий. Сущность последнего выражается в том, что лицо при необходимой внимательности и предусмотрительности могло предвидеть общественно опасные последствия своего деяния. Субъективный критерий означает персональную способность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий, которая зависит от индивидуальных особенностей лица и от реальной обстановки, в которой оно действовало. Способность предвидеть последствия у разных людей различна. Она определяется уровнем образования, степенью профессионализма, жизненным опытом, состоянием здоровья, особенностями психики и т.д. Поскольку лицо имело реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия, но эту возможность не реализовало и последствий не избежало, постольку с позиции субъективного критерия оно допустило преступную небрежность.

Таким образом, только единство объективного и субъективного критериев свидетельствует о виновном причинении вреда.

Е., будучи в нетрезвом состоянии, затеял с З. в общественном месте ссору, перешедшую в драку. Затем, придя к дому З., Е. заявил его жене, что изобьет ее мужа. Встретившись с возвращающимся домой З., Е. стал оскорблять его и пытался зайти в дом. Выйдя на крыльцо своего дома, З. стал избивать Е. Упав на железные перила крыльца, а затем на булыжную мостовую, Е. от удара головой о мостовую скончался. Судя по обстоятельствам дела, З. хотя и не предвидел, но мог и должен был предвидеть, что Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения, падая с крыльца, может удариться о мостовую и лишиться жизни. Поскольку З. не проявил необходимой внимательности и предусмотрительности, в результате чего наступила смерть потерпевшего, он должен нести уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности[44].

Небрежность необходимо отличать от легкомыслия. Это отличие проводится как по интеллектуальному, так и по волевому моментам. При легкомыслии лицо сознает общественно опасный характер деяния и предвидит абстрактную возможность наступления общественно опасных последствий; при небрежности же лицо не сознает общественно опасного характера деяния и не предвидит даже абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий. Волевой момент легкомыслия выражается в самонадеянном расчете на предотвращение общественно опасных последствий, в то время как достаточных к тому оснований нет. При небрежности же лицо не предпринимает никаких волевых усилий для предотвращения вреда. Оно не реализует реальную возможность предвидения общественно опасных последствий, а следовательно, и возможность их предотвращения.