§ 1.  ПОНЯТИЕ  И  ЗНАЧЕНИЕ 

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 

 

СУБЪЕКТИВНОЙ  СТОРОНЫ  ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Любой акт человеческого поведения, в том числе и поведения преступного, всегда представляет собой определенное единство объективного и субъективного. И хотя в целях более углубленного и детального теоретического и практического анализа субъективная и объективная стороны искусственно выделяются и обособляются, необходимо учитывать, что в реальной жизни объективное и субъективное в преступном поведении неразрывно взаимосвязаны, и это обстоятельство имеет принципиальное значение и является определяющим в решении вопроса о признании данного поведения преступным.

Субъективная сторона может рассматриваться только в ее неразрывной связи с внешними объективными признаками преступления и только конкретно. Поэтому попытка рассмотрения субъективных признаков самостоятельно и изолированно от объективных свойств преступления совершенно недопустима и может повлечь за собой ошибочные выводы и относительно оценки преступного поведения, и относительно ответственности лица, его совершившего.

Субъективная сторона представляет собой отражение объективных свойств совершенного преступления, причем это отражение может быть «обычным», то есть отражать то, что уже существует в действительности, и «опережающим», то есть отражением того, что должно наступить в результате совершенного деяния. Поэтому содержание субъективной стороны всегда конкретно и зависит от отражения конкретных объективных факторов и обстоятельств. Вместе с тем субъективная сторона направляет, обусловливает совершение преступления и указывает на его зависимость от сознания и воли человека, от его мотивов и целей.

Установление субъективных признаков преступления завершает анализ фактических элементов преступного поведения и дает основание сделать вывод о наличии общественной опасности и противоправности совершенного деяния, а в конечном счете — о виновности лица, его совершившего, и его ответственности.

Субъективная сторона преступления охватывает сознательно-волевую и эмоциональную сферу преступной деятельности и включает в себя психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности, а также мотивы и цели совершения этого деяния.

В законе обычно дается общее определение форм вины (ст.ст. 24–27 УК). В Особенной же части в описании конкретных составов преступлений наряду с указанием на умышленный или неосторожный характер тех или иных преступлений содержатся ссылки на определенный мотив, например, в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК говорится о корыстном мотиве. Кроме того, в отдельных статьях Особенной части упоминаются такие субъективные признаки, как «заведомость» (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК), «сильное душевное волнение» (ст. 107 УК).

Но в целом объективные признаки преступлений описаны в Особенной части значительно более детально и конкретно, чем субъективные. Это объясняется тем, что преступления различаются между собой в основном по внешней, объективной стороне. Тем не менее значение субъективных признаков в решении вопроса о разграничении преступлений чрезвычайно велико.

Поэтому важнейшим условием правильного применения нормы Особенной части является уяснение вопроса о характере и особенностях субъективной стороны описанного в законе состава преступления, то есть установление того, какие формы вины он охватывает, каковы мотивы и цели, специфичные для данного состава. При решении этого вопроса следует иметь в виду, что некоторые составы преступлений вообще не упоминают о субъективных признаках. Например, ст. 158 УК, определяющая кражу как тайное хищение чужого имущества, ничего не говорит о субъективных признаках кражи. Но исходя из конкретного описания данного преступления и общих признаков умысла, о которых упомянуто в ст. 25 УК, можно сделать вполне обоснованный вывод, что кража может быть совершена только с прямым умыслом.

К иному выводу приводит нас анализ ст. 283 УК, карающей за разглашение государственной тайны. Здесь также ничего не говорится о субъективных признаках преступления. Исходя их характера деяния — разглашение государственной тайны, которое может быть совершено и умышленно, и по неосторожности, можно прийти к выводу, что в составе разглашения государственной тайны допустима любая форма вины. В таких случаях, если бы законодатель счел необходимым ограничить уголовную ответственность только случаями умышленного разглашения государственной тайны, он должен бы был специально оговорить это в описании данного состава преступления.

Именно так законодатель и поступает во многих случаях. Например, при формулировании состава убийства в ст. 105 УК следует указание на умышленный характер этого преступления. Такое указание означает, как правило, возможность совершения данного преступления как с прямым, так и с косвенным умыслом, например, убийство из хулиганских побуждений. Но в ряде случаев описание объективных и субъективных признаков умышленного преступления таково, что оно может быть совершено только с прямым умыслом, например, убийство с целью скрыть другое преступление (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК) или государственная измена (ст. 275 УК). Следует иметь в виду, что если в составах преступлений содержится описание цели действий виновного, например, цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ при диверсии (ст. 281 УК), цель хищения чужого имущества при разбое (ст. 162 УК), то указанные в этих статьях преступления могут совершаться только с прямым умыслом.

Наконец, есть группа составов, которые допускают лишь вину в форме неосторожности, например, халатность (ст. 293 УК), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК), нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК) и ряд других. В нормах, где предусматривается неосторожная вина, она, как правило, не дифференцируется, то есть в равной мере допускается совершение этих действий и в результате небрежности и по легкомыслию.

Помимо проблемы определения, какие формы вины и другие признаки субъективной стороны преступления охватывает каждый конкретный состав преступления, описанный в законе, перед применяющим уголовный закон возникает другая, не менее важная и сложная проблема установления конкретной формы вины и других субъективных признаков преступления в каждом конкретном случае совершения преступления. Ее решение базируется на глубоком анализе доказанных по делу фактических обстоятельств совершенного лицом деяния.

Для правильного решения указанной задачи необходимо иметь четкое представление о конкретных формах вины, их признаках и определенный навык в анализе фактических обстоятельств с позиций законодателя.

Обращаясь к общей характеристике форм вины, следует отметить, что в понятие психического отношения к содеянному в форме умысла и неосторожности включается, как правило, отношение сознания и воли к совершенному деянию и его последствиям. Эмоции, мотив и цель имеют самостоятельное значение, и хотя они, несомненно, оказывают влияние на психическое отношение к содеянному в форме умысла и неосторожности, но в его состав и содержание они непосредственно не входят. Это объясняется тем, что для установления форм вины определяющее значение имеет решение вопроса об отношении сознания и воли к содеянному, а не всех вообще психических функций. Если бы в понятие форм вины были включены все компоненты психики человека, было бы невозможно не только правильно и точно определить эти формы, но, самое главное,  нельзя было бы установить их надлежащим образом при практическом анализе конкретного уголовного дела.

В связи с этим можно предложить следующую схему ориентировки по решению вопроса о форме вины в каждом конкретном случае рассмотрения уголовного дела.

Прежде всего необходимо установить, сознавало ли лицо общественно опасный характер совершенного им деяния. При положительном решении этого вопроса сразу же исключается неосторожность в виде легкомыслия и небрежности, но вполне возможны только прямой умысел, когда речь идет о формальном составе, или оба вида умысла, когда виновный наряду с сознанием общественно опасного характера своих действий (бездействия) предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления (прямой умысел) либо сознательно допускал эти последствия, либо относился к ним безразлично (косвенный умысел). При отрицательном решении вопроса о сознании общественно опасного характера совершенного деяния должны быть исключены все виды умысла.

Если при отсутствии сознания общественно опасного характера совершаемых действий лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия, то такое психологическое отношение характеризуется как небрежность, а если лицо при тех же условиях предвидело возможность наступления указанных выше последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, налицо легкомыслие. И, наконец, если лицо при совершении деяния не сознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своего действия (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть, то такое положение носит название невиновного причинения, или «случая», за который причинитель ответственности не несет (ст. 28 УК).