§ 6.  ПРЕСТУПЛЕНИЕ  И  ПРЕСТУПНОСТЬ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 

Вопрос о соотношении преступления и преступности, на первый взгляд, кажется простым. Но всегда существует опасность их отождествления.

Определение преступности как совокупности однородных явлений позволяет лишь констатировать тот неоспоримый факт, что речь идет о массовом явлении, которое, как и любое массовое социальное явление, можно изучать с использованием методов математической статистики. Но такое определение вовсе не раскрывает ее сущности. Кроме того, оно становится логическим барьером при решении не только теоретических вопросов, но и практических задач борьбы с преступностью, в частности, при оказании управляющего воздействия на преступность.

На этом основании более правильным представляется определение преступности как процесса совершаемости общественно опасных деяний, запрещенных законом под угрозой наказания[23]. В приведенном определении, несмотря на лаконичность, называются наиболее существенные признаки преступности. Во-первых, преступность есть процесс. А это значит, что речь идет о массовом динамичном явлении, борьбу с которым поэтому надо строить непременно с прицелом на перспективу. Во-вторых, это процесс совершаемости общественно опасных, запрещенных уголовным законом деяний, то есть преступность, будучи социальным процессом, существует не изолированно от права.

Кроме того, характеристика преступности как процесса указывает не только на ее генезис (порождение взаимодействием других социальных процессов), но и на ее качество — способность отрицательно влиять на другие социальные явления, тормозить общественный прогресс. Из приведенного определения вытекает и то, что преступность как социальный процесс существует в классовом обществе, что она исторически обусловлена.

Будучи негативным социальным процессом, преступность обладает определенной степенью общественной опасности, измерение, оценка которой приобретают важное значение не только в ходе теоретических исследований, изучения ее причин, осуществления прогнозирования, разработки мер борьбы с ней, но и при реализации указанных мер. Следует иметь в виду, что общественная опасность преступности — объективное ее свойство, в то время как ее оценка, измерение являются субъективным суждением о ней. Но преступность общественно опасна не потому, что кто-то так ее оценил, а потому, что по своей сути она утверждает отношения, находящиеся в противоречии с интересами общества.

Преступность — не единственное негативное явление в жизни нашего общества. Можно назвать множество других: наркомания, алкоголизм, безработица, коррупция, бюрократизм и т.д. Но в сравнении с ними преступность обладает повышенной степенью общественной опасности. В чем же она проявляется? Исследование этой весьма сложной актуальной проблемы началось в науке сравнительно недавно и на сегодняшний день ее нельзя признать разработанной.

В самом общем виде общественная опасность преступности — это ее вредоносность, причинение вреда существующим общественным отношениям, утверждение таких отношений, которые находятся в резком противоречии с нормальными условиями существования общества.

Уже из этой дефиниции видно, что о степени общественной опасности преступности можно в определенной мере судить по размеру причиняемого вреда. Однако сводить общественную опасность преступности лишь к ее прямым последствиям было бы неверно. Эта опасность не сводима не только к юридически значимым последствиям преступлений (то есть к последствиям, указанным в статьях Особенной части УК в качестве элемента объективной стороны составов преступлений), но даже к сумме иных социальных последствий всех вместе взятых преступлений. Она по своей сути нечто большее. Ф. Энгельс справедливо отмечал, что при оценке общественной опасности преступности надо учитывать ее отдаленные последствия[24].

Будучи порождением взаимодействующих социальных явлений и процессов, преступность сама оказывает на социальные институты общества воздействие со знаком минус. Изучение характера, силы, механизма этого негативного воздействия преступности на желательные для общества явления и процессы представляет несомненный научный интерес. Не случайно авторы «Курса советской криминологии», анализируя проявления общественной опасности преступности, отмечают следующее. Во-первых, преступность отрицательно влияет на социальные условия. Во-вторых, преступность как массовое явление не просто отдельные преступления) тормозит социальное развитие, затрудняет решение стоящих перед обществом задач. В-третьих, она нарушает общественное спокойствие, вызывает у людей чувство неуверенности, тревоги. В-четвертых, требует значительных материальных, ресурсных, организационных затрат и усилий для борьбы с ней. В-пятых, преступность способна к самовоспроизводству, поскольку само ее существование заражает, разлагает, втягивает в совершение преступлений неустойчивых в моральном отношении лиц[25].

Выше отмечалось, что преступность — это такой процесс совершаемости преступлений, который имеет количественную и качественную стороны. Поэтому для оценки ее количественных и качественных параметров используются соответствующие показатели: состояние, структура, уровень, динамика.

Под состоянием преступности понимается число преступлений, совершенных за определенный отрезок времени в определенной местности. Так, в 1995 г. в РФ было зарегистрировано 2 755 669 преступлений. Эта цифра частично отражает состояние преступности в стране, поскольку число латентных (незарегистрированных) преступлений неизвестно.

Для анализа состояния преступности используется уровень (коэффициент), который отражает отношение числа совершенных преступлений в расчете на единицу численности населения или в расчете на единицу численности жителей, достигших возраста уголовной ответственности. Например, уровень преступности в РФ в 1995 г. в расчете на 100 тысяч человек населения составил 1 837 преступлений. Данный показатель позволяет сравнивать состояние преступности в разных странах и в разных регионах в пределах одной страны.

Структура преступности показывает количественное соотношение различных видов преступлений или видов преступности в рамках всей преступности. Структура преступности с учетом ее видов выглядит, например, за первое полугодие 1996 г. так: умышленное убийство — 15 591 (1,2%), умышленное тяжкое телесное повреждение — 28 862 (2,2%), изнасилование — 5 716 (0,43%), разбой — 17 096 (1,3%), кража — 590 613 (44,45%) и т.д.

Преступность — явление относительно консервативное. В отдельные периоды возможны значительные колебания ее основных криминологических характеристик, учет которых имеет важное значение прежде всего для целей криминологического прогнозирования и разработки упреждающих мер профилактического характера.

Представление об этом получают, прибегая к анализу динамики преступности. Динамика — это относительный показатель изменения любой из вышеперечисленных характеристик преступности (состояния, структуры, уровня) во времени. В частности, в 1995 г. зарегистрировано на 150 000 преступлений больше, чем в 1994 г. За шесть месяцев 1996 г. совершено 1 328 677 преступлений, что на 3,1% меньше, чем за тот же период 1995 г. Тяжких преступлений за шесть месяцев 1996 ã. совершено 738 909, что на 7,6% меньше, чем за шесть месяцев 1995 г.

В ведомственных официальных документах состояние преступности характеризуется ее уровнем, динамикой, структурой. Таким образом, состояние иногда используется в качестве интегративного показателя преступности.

С учетом изложенного выше о понятии и существенных признаках преступности можно сделать следующие выводы о соотношении преступности и преступления. Преступление — единичный преступный акт; преступность, будучи процессом совершаемости преступлений, проявляется в совокупности единичных преступных посягательств. Но дело не столько в различных количественных характеристиках преступности и отдельных преступлений, сколько в их качественном своеобразии.

Преступность, безусловно, существует в отдельных преступлениях. Но было бы неверно характеристику преступности сводить к характеристике свойств, присущих отдельным преступлениям. Определение преступности не может включать в себя все характеристики каждого преступления. Оно включает лишь наиболее важные из них, те, которые характеризуют преступление как общественно опасное деяние. В то же время оно содержит и такие признаки, которые характеризуют не отдельные преступления, а преступность как массовое социальное явление (география преступлений, социально-демогра­фические характеристики преступников, распространенность групповых, рецидивных преступлений и т.д.).

Каждое отдельно взятое преступление — явление, не связанное с другими преступлениями. Исключение составляют случаи совершения нескольких преступлений одним лицом или группой лиц. Что же касается преступности, то здесь можно обнаружить взаимосвязь между отдельными ее элементами. Известно, в частности, что «детская» преступность является существенным резервом всей преступности, поскольку чем в более молодом возрасте лицо совершает первое преступление, тем выше вероятность рецидива. На этом основании можно утверждать, что состояние преступности в значительной мере определяется состоянием преступности несовершеннолетних. То же самое можно сказать о взаимосвязи между рецидивной и всей преступностью, между хулиганством и насильственными, корыстными преступлениями и ò.ä.

Отдельное преступление — явление случайное. Связано это с тем, что преступление обусловлено не только средой, но и индивидуальными особенностями конкретной личности. Между тем преступность закономерна, поскольку порождается объективно существующими социальными условиями.

Общественная опасность преступления определяется главным образом величиной ущерба, причиняемого объекту посягательства. Общественная опасность преступности не исчерпывается суммой ущербов, причиняемых совокупностью всех совершенных преступлений. При ее оценке надо учитывать и отдаленные последствия преступности.