§ 1.  ИСТОРИЯ  РОССИЙСКОГО  УГОЛОВНОГО  ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА : Уголовное Право Российской Федерации – ред. Р.Р.Галиакбарова : Книги по праву, правоведение

§ 1.  ИСТОРИЯ  РОССИЙСКОГО  УГОЛОВНОГО  ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 
РЕКЛАМА
<

История российского уголовного законодательства может рассматриваться на основе анализа исторических памятников (источников) права следующих исторических периодов: уголовное законодательство Древней Руси; уголовное законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства; уголовное законодательство Земских соборов; уголовное законодательство периода становления и развития абсолютизма; уголовное законодательство XIX века; уголовное законодательство XX века.

Уголовное законодательство Древней Руси. Русская Правда — важнейший памятник (источник) древнерусского права, соединяющий в первую очередь уголовные законы. Значительное влияние на ее формирование оказало обычное право. Об этом свидетельствует возможность применения за совершенные преступления кровной мести. Она разрешалась законом в случае убийства (ст. 1), месть допускалась и за причинение оскорбления и побоев (ст. 2). Уголовный закон по Русской Правде представляет собой не общее правило поведения, а зафиксирован как конкретное деяние и неблагоприятные последствия за его совершение. Например, ст. 3 устанавливала: «Аще кто кого ударить батогом, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогом, или тылеснию, то 12 гривне...».

Наитягчайшим преступлением признавались убийство и разбой, за их совершение предусматривалась высшая мера наказания — поток и разграбление преступника вместе с семьей (ст. 7).

Телесные наказания не были известны Русской Правде. По ней широко практиковались штрафы, изымаемые в пользу государственной казны. Наиболее тяжкие преступления влекли за собой и наиболее высокие штрафные санкции.

Уголовное законодательство Русской Правды содержало зачатки института соучастия в совершении преступления (ст. 31).

Другой особенностью уголовного закона являлось допущение наступления ответственности и наказания за чужую вину — вервь (штраф), который платят сообща члены общины за убийство, совершенное на ее территории, если убийца неизвестен либо община не желает его выдавать (ст. 20).

Значительное место в Русской Правде отводилось установлению ответственности за оскорбление (ст.ст. 3, 4, 9). Однако оскорбление словом не признавалось преступлением по принципу «брань на вороту не виснет». К преступлениям против собственности относилось похищение холопа (ст. 29), скота (ст. 28), сена или дров (ст. 33). За имущественные преступления устанавливалось денежное взыскание в пользу потерпевшего.

Дальнейшее развитие уголовного законодательства Древней Руси связывается с Пространной редакцией Русской Правды. В этот период из уголовного законодательства были исключены нормы, допускавшие возможность кровной мести, которая была заменена денежной вирой (выкупом).

Нормы Пространной Правды уже размещены по отделам (всего 121 статья). Например, ст.ст. 3–8 посвящены тематическому разделу «О убийстве». Расширяя круг уголовно наказуемых деяний, Пространная Правда в то же время не внесла существенных изменений в юридическую технику и практику.

Второй период в развитии российского уголовного законодательства представлен уголовными законами ряда Судебников, наиболее значительным из них является Судебная Грамота 1497 г. Этот период характеризуется устрашающими карами.

В сравнении с Русской Правдой уголовное законодательство этого источника права значительно меньше подвержено влиянию обычного права. В нем отсутствуют уголовно-правовые нормы о кровной мести, которая была вытеснена в одном случае наказаниями, налагаемыми на виновных органами государственной власти, а в других случаях — компенсациями имущественного характера (в том числе и отработкой причиненного ущерба личным трудом), выплачиваемыми преступником потерпевшему или его родственникам.

Судебник содержит новые составы преступлений и правовые понятия. Так, впервые уголовно наказуемым признается «ябедничество» (ст. 8) — ложный донос, злостная клевета.

Преступления против личности были представлены убийством и разбоем (ст. 8). Преступления против собственности содержались в ряде статей, устанавливающих виды кражи и ответственность за их совершение (законодательно определялись квалифицированные кражи). Судебная Грамота еще не различает понятий случайного и неосторожного деяния, поэтому практически по всем преступлениям подразумевается, что виновный действовал умышленно. Некоторые ее нормы не содержат конкретных признаков преступных деяний («или иное какое лихое дело» — ст. 8).

В целом юридическая техника уголовного закона Судебника была совершеннее, чем в Русской Правде. В нем устанавливается определенная классификация преступлений, выделяются отдельные, квалифицированные субъекты преступлений. Отдельные виды уголовных наказаний не могут быть заменены возмещением иска, то есть требования истца уступают требованиям закона.

Третий период в развитии уголовного законодательства России связан со становлением империи. Уголовное наказание начинает основываться на вменении. Данный период представлен нормами Актов Земских соборов, в том числе Соборного Уложения 1649 г. Как и в предшествующих источниках права, уголовно-правовые нормы содержатся в первых разделах Уложения (с 1 по 7 главы). Преступления распределены по группам в отдельные главы в зависимости от объекта посягательства и общественной опасности. Наиболее опасными признаются преступления против религии (глава 1) и государственные преступления (глава 2). Нормы этих разделов содержат признаки каждого преступного деяния, умысел, обстоятельства, исключающие наказуемость. Предусматривается уголовная ответственность за недоносительство о совершенных или готовящихся государственных преступлениях (ст. 19).

Дальнейшее развитие получают понятия клеветы и оскорбления, поскольку уголовно наказуемым признается оскорбление не только действием, но и словом. Убийство, по Уложению, влечет применение к виновному смертной казни (ст. 199), что характеризует его как наиболее тяжкое преступление. Необходимая оборона рассматривается вне зависимости от соразмерности и своевременности по отношению к нападению и исключает какую-либо ответственность (ст.ст. 199–201).

Значительно шире и определеннее представлены в главе 21 Уложения имущественные преступления. Нормативно закреплены квалифицированные кражи, разбой (ст.ст. 16–18) дополняется отягчающими обстоятельствами (повторностью, сопряженностью с убийством или поджогом). К имущественным преступлениям относится и уничтожение чужого имущества (поджог двора — ст. 228).

Уложению известны и преступления против здоровья — телесные повреждения и побои. Наказание определяется по принципу талиона и дополнительно денежной компенсацией (глава 22, ст.ст. 10–12).

Наибольший  интерес  из  уголовно-правовых  источников периода становления абсолютизма в России представляет Артикул Воинский 1715 года с кратким толкованием. Это своеобразный уголовный кодекс, сыгравший большую роль в развитии уголовного законодательства России. Петр I как создатель Артикула распространил его действие на все суды государства,[6] хотя в своей основе это был военно-уголовный закон. Артикул Воинский включил статьи о преступлениях воинских, политических и общеуголовных. По сравнению с Соборным Уложением Артикул Воинский значительно четче определяет целый ряд институтов уголовного права. Появляются, в частности, термины «преступление», «преступитель», «преступник», которыми заменяются характерные для Соборного Уложения уголовно-правовые понятия «воровство», «вор».

Появление термина «преступление» еще не означало формулирования общего определения преступления. В Артикуле проводится различие между деяниями умышленными, неосторожными и случайными (арт. 159), то есть выделяются формы вины. Анализ некоторых статей позволяет заключить, что предусматривалась по ряду преступлений необходимость установления причинной связи между действиями и преступным результатом (арт. 154). Получили дальнейшее развитие институты, исключающие наступление уголовной ответственности (арт.арт. 156, 157, 123, 180 и др.) либо влекущие уменьшение наказания (состояние крайнего возбуждения). Совершение преступления в состоянии опьянения не только не влекло уменьшения наказания (как это было в Соборном Уложении, ст.ст. 71–74 главы 21), но и, наоборот, ужесточало его.

Артикул устанавливал целый ряд отягчающих вину обстоятельств (убийство, совершенное каким-либо мучительным способом, убийство отца, матери, ребенка, офицера). Повышенное наказание всегда применялось к рецидивистам (арт. 189).

Об относительно высокой юридической технике Артикула Воинского свидетельствует и разграничение различных форм прикосновения к преступлению: подстрекательство к совершению преступления (арт. 2), пособничество (арт. 95), укрывательство вора, вещи (арт. 190), предусматривалось и исполнительство.

Артикул Воинский (как и Соборное Уложение) не содержал отдельной статьи, определяющей наказание, его цели. Чрезвычайная жестокость и квалифицированные виды наказаний по целому ряду артикулов свидетельствуют о том, что одной из важнейших целей наказания было устрашение. Цель наказания по ряду преступлений можно охарактеризовать как возмещение причиненного ущерба, а также возмездие (см. арт.арт. 2, 143). Обращает на себя внимание и неопределенность наказания по многим артикулам.

Уголовно-правовые предписания Артикула легли в основу тех статей Свода законов Российской империи, в которых впервые в истории России было дано общее определение понятия преступления. Уголовное право приобретает, таким образом, нормативный характер как общее правило поведения.

Дальнейшее развитие уголовного законодательства связывается с серьезной кодификационной работой по всем источникам уголовного права. Ее результатом является Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Этот источник в ст.ст. 1 и 4 определяет наиболее полное понятие преступления. В соответствии с ним уголовно наказуемыми признаются стадии совершения преступления (приготовление к совершению преступления, покушение на преступление, совершение преступления).

Уложение не содержит общего понятия наказания, не определяет его целей и задач. Поэтому устанавливается довольно сложная казуальная система наказаний (ст. 18). В систему наказаний включаются смертная казнь, каторжные работы, телесные наказания и др., выделяются дополнительные виды наказаний (ст. 61).

В Уложении довольно подробно регламентируется процесс назначения наказания (установлением обстоятельств, устраняющих уголовную ответственность — ст. 98). Представляет интерес законодательное определение состояния невменяемости (ст.ст. 101–102), добровольного отказа от совершения преступления, необходимой обороны. Содержится и перечень обстоятельств, обуславливающих назначение максимальной меры наказания, определены основы отмены и смягчения наказания, помилования, а также возмещение убытков.

Особенная часть Уложения определяет систему преступлений, конкретные признаки преступных деяний и меры ответственности за их совершение. Система преступлений Особенной части характеризуется традиционной структурой: наиболее опасными признаются преступления против религии, затем государственные и т.д. Заключительные разделы составляют преступления против личности и собственности.

Особенностью Уложения является недостаточно четкое и последовательное разделение и классификация однородных преступлений по разделам в зависимости от их объекта. Например, в разделе четвертом Уложения объединены преступления, связанные с неисполнением распоряжений правительства (ст. 291); преступления против законной деятельности суда и полиции (ст.ст. 298, 299); незаконное создание тайных обществ (ст.ст. 347–353) и др.

Специфика норм должностных преступлений состояла в том, что в качестве санкции они предусматривали меры дисциплинарного воздействия.

К значительному совершенствованию закона следует отнести общее понятие умышленного убийства. Однако наряду с этим уголовно наказуемым признается умышленное самоубийство, которое каралось лишением христианского погребения и признанием недействительными завещаний, предсмертных распоряжений самоубийц (глава 11, ст. 1472). Убийство подразделяется в Уложении на умышленное и неосторожное, что свидетельствует о разграничении вины на две формы.

Имущественными преступлениями по Уложению признавались: присвоение краденого и присвоение вверенного имущества (глава 4, отд. 2); кража (ст. 1644); мошенничество (ст. 1665); вымогательство (ст.ст. 1545–1547) и др.

В целом Уложение о наказаниях явилось значительным этапом в развитии уголовного законодательства, юридической науки и практики. Источником уголовного права почти до конца XIX в. выступали изменения и дополнения к Уложению 1845 г. Редакция Уложения 1866 г. лишь исключила телесные наказания из общего перечня наказаний.

Развитие уголовного законодательства в начале XX в. происходит по-прежнему на основе Уложения о наказаниях 1845 г. с последующими изменениями. Принятие в 1903 г. Уголовного Уложения не внесло существенных изменений в институты Общей части уголовного права, а также систему преступлений Особенной части. Дальнейшей разработке и конкретизации подверглась субъективная сторона преступлений.

Уложение четко различает умышленное преступление и неосторожное. Вместо многочисленных норм об умышленном и неосторожном убийстве, не согласованных между собой, Уголовное Уложение различает умышленное убийство (не подразделяя его на убийство предумышленное и непредумышленное) и «неосторожное причинение смерти». Тем самым законодатель подчеркивает, что понятие умысла при убийстве должно определяться согласно общему определению умышленной виновности, данному в ст. 48 Общей части Уложения. Согласно этой статье преступление признается совершенным умышленно, когда виновный желал совершения деяния, а также сознательно допускал наступление последствий, обусловливающих преступность этого деяния.

Уголовным Уложением выделяется и норма об убийстве в состоянии сильного душевного волнения, когда волнение было вызвано противозаконным насилием над личностью или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего.

Взаимосвязь норм Общей и Особенной частей Уложения прослеживается и по другим группам преступлений и институтов уголовного права. Все это свидетельствует о том, что уровень развития уголовного права России в начале ХХ в. являлся высоким. Такие понятия, как преступление, формы вины, соучастие, необходимая оборона и крайняя необходимость и т. д., были подробно и четко отражены в законе и стали необходимыми составляющими частями уголовно-правовой мысли и практики, и закона.

Развитие уголовного законодательства в период первой мировой войны происходило под действием специфических условий военного времени. В частности, были приняты законодательные акты, устанавливающие уголовную ответственность за нарушение военно-судовой повинности. За умышленное членовредительство с целью уклонения от службы устанавливалась смертная казнь. Усилена уголовная ответственность за многие другие преступления. Действие уголовного закона распространялось и на торгово-промышленную среду (уклонение от заказов, сокрытие ряда товаров и сырья).

Таким образом, состояние уголовного законодательства характеризовалось расширением круга уголовно наказуемых деяний за счет издания отдельных законодательных актов.

Революция 1917 г. практически сломала механизм уголовно-правового регулирования. Фактически было положено начало формированию нового уголовного законодательства советского периода. Уголовный закон стал классовым инструментом, что подтверждается установлением в Уголовном кодексе материального понятия преступления. Последнее позволило лицам, применяющим уголовное право, руководствоваться аналогией закона  либо аналогией права.

Нестабильность общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества вызывает постоянное изменение в уголовном законодательстве, появление новых, ранее неизвестных составов преступлений.