Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия по делам несовершеннолетних : Уголовная юстиция проблемы международного сотрудничества – Авторский коллектив : Книги по праву, правоведение

Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия по делам несовершеннолетних

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 
РЕКЛАМА
<

1. Теоретическая база сотрудничества

Общая концепция международного сотрудничества в области уголовной юстиции весьма своеобразно преломляется в право­судии по делам несовершеннолетних.

Разумеется, это сотрудничество развивается на общей теоре­тической базе, которая присуща международной кооперации в области уголовной юстиции. Поэтому и международное сотруд­ничество по проблемам правосудия по делам несовершеннолет­них преследует общие цели повышения эффективности борьбы с преступностью, гуманизации уголовного процесса, разработки средств и методов наиболее полной охраны прав человека. Очевидно, что и более конкретные задачи, решаемые в рамках международного сотрудничества в области уголовной юстиции, возникают также и при международной кооперации для иссле­дования вопросов правосудия по делам несовершеннолетних. В качестве примера можно привести участие нескольких стран или международных организаций в разработке программ борь­бы с отдельными видами преступлений несовершеннолетних.

Однако эти задачи международного сотрудничества, как об­щие, так и частные, реализуются в специфических формах и приобретают специфическое содержание. Всякое исследование, посвященное несовершеннолетним, будь то на национальном или международном уровне, всегда базируется на возрастной специфике. Она оценивается в теории уголовного права и уголовного процесса как главная, определяющая механизм фун­кционирования рассматриваемой подсистемы общего правосу­дия. В литературе эта проблема освещена достаточно подробно (1). Однако для уяснения того, как эта специфика влияет на формы, методы и направления международного сотрудничест­ва, представляется необходимым хотя бы схематично напомнить о ее содержании.

Правовой ее аспект предусматривает обязательно более высо­кий уровень юридической охраны несовершеннолетних, чем

 

t

70      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

взрослых лиц. Речь идет о юридических границах уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних; о преиму­щественном применении к ним воспитательных мер воздейст­вия; о специальных условиях оптимального режима исполнения наказания, если оно назначено; об особенностях судебного кон­троля за пенитенциарными учреждениями для несовершенно­летних и ресоциализациеи несовершеннолетних после отбытия ими наказания или меры, его заменяющей.

Национальные законодательства разных стран содержат комплекс специальных норм, учитывающих необходимость такой повышенной юридической охраны. Цель ее в уголовном процессе — ограждение несовершеннолетних от того, чтобы судебная процедура не создавала им условия, ухудшающие их положение по сравнению со взрослыми именно в силу их возрастной неадаптированности к экстремальным жизненным ситуациям. В качестве примера такой защиты можно указать на предусмотренные в законах большинства цивилизованных стран такие уголовно-процессуальные правила, как раздельное рас­смотрение в судебном заседании дел несовершеннолетних и взрослых соучастников; преимущественно закрытое разбира­тельство дел несовершеннолетних (вариант — удаление их из зала суда на время рассмотрения эпизодов дела, могущих оказать вредное моральное воздействие на подростков); более широкое участие адвоката в защите несовершеннолетнего под­судимого по сравнению со взрослым; особые функции законных представителей несовершеннолетнего в судебном процессе.

Из специфических правил, имеющих криминологическое со­держание, можно указать, например, на имеющееся в россий­ском уголовном процессе обязательное выяснение следователем и судом по всем делам несовершеннолетних не только причин и условий, способствовавших совершению преступления (общее процессуальное требование), но и условий жизни и воспитания обвиняемого, подсудимого (специальное процессуальное требо­вание). Последнее существенно для оценки степени криминоген-ности микросреды, в которой жил и воспитывался подросток, совершивший преступление.

Специфическим для уголовного процесса по делам несовер­шеннолетних является значительный удельный вес в нем того, что в международной уголовно-процессуальной терминологии получило наименование «непрофессионального элемента», то

 

1. Теоретическая база сотрудничества         71

есть использования в судебном процессе значительного объема неюридических, условно — «непрофессиональных» специаль­ных познаний. Речь идет о познаниях в области психологии и педагогики детского и подросткового возраста, медицины, пси­хиатрии и ряда других отраслей науки. Соответственно, к участию в процессе по делам несовершеннолетних привлекают­ся соответствующие специалисты, и это предусмотрено уголов­но-процессуальным законом. Следует подчеркнуть, что совре­менное развитие теории и практики правосудия по делам несовершеннолетних идет именно в направлении большего ис­пользования этих специальных знаний.

Знание и использование комплекса выработанного мировой практикой банка соответствующих юридических правил для правосудия по делам несовершеннолетних необходимо для созда­ния теоретической модели эффективно действующего суда и иных учреждений, включенных в механизм уголовной юстиции по этой категории дел. Такая модель, естественно, должна отра­жать уровень судебной практики в современном мире. Путь теоретической интеграции моделей уголовного процесса по делам несовершеннолетних имеет и весьма важную практическую пер­спективу: развитие международных связей стран в области правовой помощи требует снятия некоторых национальных осо­бенностей в правосудии для несовершеннолетних, чтобы указан­ная помощь могла осуществляться быстро и эффективно.

Насущные потребности создания подобных моделей судов по делам несовершеннолетних, особенно для стран, где историчес­ки такие суды либо не создались, либо существенно трансфор­мировались, обращают внимание исследователей к мировой практике в рассматриваемой области, а значит, неизбежно содействуют кооперации, международному сотрудничеству по проблемам правосудия по делам несовершеннолетних.

Оснований для этого достаточно. Кроме отмеченной слабой в ряде случаев разработанности проблемы на национальном уров­не потребность в указанном сотрудничестве диктуется и тем, что уровень правовой охраны несовершеннолетних в разных странах весьма неодинаков. Соответственно, только межгосу­дарственные исследования и обмен юридической информацией позволяют «отстающим» странам достаточно быстро восполнить пробелы своего национального законодательства и воспринять многолетнюю судебную практику, не повторяя ошибок, которые уже имели место в прошлом. И надо подчеркнуть, что современ­ная практика международного сотрудничества показывает очень

 

72      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

большую популярность такого обмена научными данными и практическим опытом. С многокрасочной палитрой междуна­родных исследований проблемы преступности несовершен­нолетних могут, пожалуй, соперничать лишь аналогичные ис­следования «женского вопроса». Дети, подростки, семья, женщи­ны — вот субъекты, наиболее притягательные для межгосу­дарственных исследований.

Изучение проблем правосудия по делам несовершеннолетних на международном уровне исторически сложилось и развива­лось по следующим главным направлениям:

Исследование теории и практики борь­

бы с преступностью несовершеннолетних.

Здесь вопросы правосудия включены в комплекс тем, связанных,

прежде всего, с повышением эффективности борьбы с преступ­

лениями несовершеннолетних и их предупреждения. Поэтому

исследователей интересуют возможности суда по делам несовер­

шеннолетних в выявлении причин преступлений, в применении

судебных форм и методов их предупреждения. Однако в рамках

этого направления нельзя говорить о самостоятельности исследо­

ваний правосудия по делам несовершеннолетних. На первый план

здесь выходит изучение социально-психологических и кримино­

логических аспектов молодежной и подростковой преступности,

причем, подчас выходящих за пределы правоохранительной

деятельности. Речь идет о проблемах формирования личности

несовершеннолетних правонарушителей, о криминогенных усло­

виях их жизни и воспитания, о разработке методик ранней

профилактики преступности несовершеннолетних.

Исследование проблем судебной защи­

ты прав и законных интересов несовершен­

нолетних. Это направление имеет вполне самостоятельные

содержание, формы и методы изучения интересующих нас

объектов, причем, в значительной своей части охватывающих не

только уголовную юстицию, но также юстицию гражданскую и

семейную. Это вообще характерное свойство правосудия по

делам несовершеннолетних.

2. Этапы развития международного сотрудничества в области правосудия по делам несовершеннолетних

Как бы сложен и извилист ни был путь кооперации ученых и практиков юстиции в изучении проблем правосудия по делам несовершеннолетних, в целом можно оценить его как поступа-

 

2. Этапы развития международного сотрудничества               То

тельный — и по формам, и по масштабам исследований, о которых идет речь.

Разумеется, начало существования юрисдикции по делам несовершеннолетних, первые шаги «детских» судов могли тол­кнуть лишь на очень ограниченные попытки изучить нарожда­ющийся опыт. И касались эти контакты, лишь условно обозна­ченные как международные, небольшого числа стран. Дальней­шее изложение покажет это достаточно ясно. Однако постепен­ное распространение указанных судов в мире, создание банка информации и опыта, соответственно, расширили и область исследований, равно как и число участников.

Итак, что же было в начале этого пути? Видимо, придется кое-что вспомнить из истории возникновения и дальнейшего рас­пространения судов для несовершеннолетних. Поскольку чита­тель может найти соответствующую литературу по этому во­просу и более подробные сведения о нем (2), ограничимся кратким очерком.

В июле 1899 г. в г.Чикаго (штат Иллинойс, США) был органи­зован первый суд по делам несовершеннолетних. Это не значит, что вопросы судебной охраны прав несовершеннолетних, про­цессуальное положение подростков-правонарушителей не во­лновало прогрессивных юристов того времени в других странах. Напротив, свой голос в защиту детей и подростков они поднима­ли задолго до того, как их усилия увенчались успехом, и такой суд был создан. А для этого беспокойства было достаточно оснований. Как отмечается в исследованиях, посвященных дан­ной проблеме, общая карательная направленность правосудия в отношении несовершеннолетних была повсеместной. И она усу­гублялась такими факторами, как социальная и психологичес­кая неадаптированность несовершеннолетних.

Создание суда для несовершеннолетних в самом конце XIX в. было и победой гуманистических идей в праве, и, в то же время, обстоятельством, достаточно усложняющим деятельность пра­восудия. В самом деле, возникла подсистема, в своей основе существенно отличающаяся от правосудия, привычного для буржуазного юридического мышления. Здесь — и целый ком­плекс специфических правил судопроизводства, и особая мето­дология избрания мер воздействия, и своеобразная система исполнения наказания и мер, его заменяющих.

Надо сказать, что в начале деятельности «детских судов» была

 

74      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

не только эйфория, но и возникло жесткое противостояние с догматическим представлением о роли суда по делам несовер­шеннолетних. Уже одно это привлекло к нему внимание не только в национальных исследованиях проблемы, но и за преде­лами США. И все же не это было главным. Основное состояло в том, что опыт чикагского «детского» суда был быстро воспринят во многих странах. Началось, как тогда писали, победное его шествие по странам и континентам. И немудрено, что широкому распространению судов для несовершеннолетних в мире и предшествовало, и сопутствовало стремление многих энтузиас­тов этого движения получить опыт деятельности американских «детских» судов прямо «на месте» — в Америке. Конечно, это еще не было международное сотрудничество, но была опреде­ленная активизация двусторонних связей деятелей юстиции стран, где начали создаваться подобные суды, с американскими юристами, уже имеющими известный опыт работы в судах для несовершеннолетних.

Как свидетельствует история, импульс для первых таких контактов исходил отнюдь не из юридических кругов. В частнос­ти, во Франции сведения о работе чикагского суда для несовер­шеннолетних впервые были получены от инженера Эдуара Жюлье. Вернувшись из США, он в феврале 1906 г. сделал в Парижском социальном музее доклад об американских судах по делам несовершеннолетних, использовав для этого материалы Американской тюремной комиссии (3). В то время, писал П.И.Люблинский, для Франции была характерна необычайная неотзывчивость на иностранные влияния (4). И, несмотря на это, опыт США был воспринят довольно быстро, а в самом докладе Э.Жюлье наибольшее внимание было уделено освещению опыта тогда уже знаменитого американского судьи по делам несовер­шеннолетних Линдсея.

В Германии, как и во Франции, перенос на немецкую почву американского опыта создания «детских» судов произошел после доклада, сделанного в июле 1907 г. профессором Фройден-талем во Франкфуртском юридическом обществе. Доклад Фрой-денталя, как и доклад Жюлье, опирался на данные официаль­ного отчета американской тюремной комиссии, а также на личные впечатления докладчика, изучавшего деятельность «дет­ских» судов непосредственно в США (5).

Не останавливаясь подробно на том, как создавались рассмат-

 

2. Этапы развития международного сотрудничества               75

риваемые суды во Франции и в Германии [об этом читатель может узнать из соответствующей литературы (6)], обратим внимание на необычный для тех времен источник получения сведений — изучение иностранного опыта в той стране, где он зародился; попытки провести сравнительное исследование соб­ственной национальной судебной системы с иностранной и перенести особенности последней в правосудие своей страны. Если вспомнить общие теоретические посылки концепции меж­дународного сотрудничества в области уголовной юстиции, о чем шла речь в главе 1 настоящей монографии, становится ясным, что исторически первыми стали использоваться наиболее про­стые формы этого сотрудничества: двусторонние контакты, цель — получение и освоение опыта, практики, законодатель­ных новелл, которых у заитересованной стороны, идущей на контакты, еще нет.

Можно, конечно, отметить, что при этом еще сильно было влияние собственного национального законодательства. Поэто­му национальные модели судов для несовершеннолетних и во Франции, и в Германии оказались отнюдь не одинаковыми, хотя обе страны, как известно, принадлежат к одной и той же, континентальной системе права. Тем не менее, начало было положено, и развитие этой формы сотрудничества стран в области правосудия для несовершеннолетних стало со временем интенсивным. Причем двусторонние международные связи фак­тически и дали первоначальный импульс последующим регио­нальным, а затем и более широким и сложным межгосудар­ственным совместным исследованиям.

Отметим, что и Россия пошла по указанному пути, и ее представитель — известный исследователь проблем преступ­ности и судебной защиты несовершеннолетних профессор П.И.Люблинский — также провел первые исследования новой судебной системы по делам несовершеннолетних непосред­ственно в США. Именно ему мы обязаны тем, что можем анализировать сейчас историю возникновения международных исследований судов для несовершеннолетних в мире. Он первый дал и оценку важности непосредственного, личного участия иностранных ученых в изучении теории и практики зарождения и развития новых правовых институтов в других странах. В своей главной работе по этой теме — монографии «Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте» — он обобщил

 

i

76       Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

еще небольшие и несмелые шаги по кооперации ученых и практиков юстиции в изучении феномена преступности несо­вершеннолетних, в оценке роли новой судебной юрисдикции по делам этой категории. В его работе особое место занял анализ перспектив развития судебных форм защиты несовершеннолет­них и взаимного обогащения в данной области законодательств и практики разных стран. Делает он и определенные выводы относительно эффективности работы новых судов. Отметим, что и сейчас двусторонние формы международного сотрудничества являются весьма распространенными и результативными.

Второй исторический этап международного сотрудничества в области проблем правосудия по делам несовершеннолетних — это рождение и начало деятельности международных организа­ций, поставивших своей целью борьбу с молодежной преступ­ностью и юридическую, в том числе, судебную, охрану прав детей и подростков.

Таких организаций создано немало. Исторически они возника­ли в разное время, и их влияние на развитие международного сотрудничества в интересующей нас области было неодинако­вым. Видимо, главной из них (в аспекте нашей темы) следует признать Международную ассоциацию магистратов по делам несовершеннолетних и семьи (МАМНС), оказавшую наибольшее влияние на развитие межнационального сотрудничества в иссле­довании проблем правосудия по делам несовершеннолетних.

Двусторонние контакты ученых и практиков из разных стран утвердились прочно, но совместные исследования с участием представителей нескольких стран до определенного момента не проводились. Происходило своеобразное накопление опыта ра­боты судов для несовершеннолетних. Отметим, кстати, что и само их становление растянулось примерно на три десятка лет. Первый такой суд был, как отмечалось, создан в США в 1899 г., а последний (хронологически) — в Греции в 1939 г. (7). За это время накопилось немало удач, но не меньше и ошибок, что требовало осмысления судебной практики на более высоком, международном уровне.

Именно поэтому и произошло организационное оформление уже существовавших к тому времени личных профессиональ­ных связей судей по делам несовершеннолетних в международ­ную организацию этого профиля. Так в 1928 г. была основана Международная ассоциация судей для детей. На первом ее

 

2. Этапы развития международного сотрудничества               77

конгрессе, проходившем в июле 1930 г. в Брюсселе, был принят устав ассоциации, где были определены и цели новой, причем первой международной профессиональной организации, зани­мающейся детьми и подростками. К этим целям относилось способствование деятельности судей по делам детей в охране прав детей и подростков. В уставе была сформулирована и задача защиты судей от негативного воздействия на них при осуществлении ими функций правосудия.

Современное свое наименование рассматриваемая ассоциация получила на своем пятом конгрессе, также проходившем в Брюсселе в июле 1958 г., ровно через 30 лет после ее первого конгресса. Ассоциация стала называться Международной ассо­циацией магистратов по делам несовершеннолетних (точный перевод — «молодежи») — МАМН. Новое название отразило сущность суда для несовершеннолетних, который в большинст­ве стран, где он создан, является судом магистратским. Несколь­ко изменились и цели ассоциации. Они приобрели более четкую юридическую ориентацию. В ее уставе было сказано, что МАМН способствует знанию законодательства и методов правосудия в целях юридической защиты молодежи и семьи. Она призвана к тому, чтобы мир услышал голоса магистратов и других специ­алистов, занимающихся несовершеннолетними и вносящих свой вклад и богатый опыт в их научные исследования (8).

Думается, что в этом уже была заложена теоретическая и практическая основа для развития будущих международных связей в области правосудия по делам несовершеннолетних. Так это и произошло в дальнейшей работе МАМН, которая с тех пор и до наших дней стала объединяющим центром теоретических разработок и обобщения судебной практики по делам несовер­шеннолетних на международном уровне. Вопросы эти подробно рассматриваются ниже. В историческом же плане интересно отметить, что с годами МАМН расширяла сферу своей деятель­ности, включив в нее и проблемы семейных отношений. В 1978 г. эта направленность получила организационное оформление. МАМН стала называться Международной ассоциацией магис­тратов по делам несовершеннолетних и семьи (МАМНС) Отны­не она занимается всеми вопросами, возникающими в рамках механизма «семья — подросток — юстиция». Такое развитие отвечает и новым тенденциям в самой системе правосудия для несовершеннолетних, где на первое место начинает выдвигаться

 

I

78      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

семейный суд, как комплексная судебная юрисдикция по делам несовершеннолетних. Отметим в заключение, что МАМНС — единственная международная организация (имеющая сейчас уже статус неправительственной организации ООН, категория «Б» при ЭКОСОС и ЮНЕСКО), которая целиком посвящает свою деятельность правосудию по делам несовершеннолетних. Каж­дый ее конгресс, каждое заседание руководящих органов, про­водимые ею международные семинары, равно как и участие ее в соответствующих международных форумах других организа­ций, вносит немалый вклад в развитие теории и практики уголовной юстиции по делам рассматриваемой категории. МАМНС широко использует в своих межгосударственных исследованиях метод сравнительного правоведения.

В 1928 г. возникла еще одна международная организация, которой суждено было сыграть немалую роль в формировании международного сотрудничества по проблемам правосудия по делам несовершеннолетних. Это — Международная федерация женщин юридических профессий. Создание ее связывается со следующим эпизодом. Пять женщин—адвокатов и судей — известных юристов своих стран (это были представительницы Франции, Бельгии и Польши) собрались как-то в Париже и задумали создать международную организацию, имеющую цель защиты прав и интересов женщин, способствующую продвиже­нию женщин к юридическим профессиям и к занятию этой деятельностью. А надо сказать, что в 20-е годы выбор этой цели был отнюдь не праздным: ведь доступ женщин к юридическим профессиям был достаточно труден, сопряжен с преодолением многих препятствий.

И на первых порах вновь созданная международная органи­зация занималась в основном тем, что защищала право женщин на профессиональную юридическую деятельность. По мере же завоевания женщинами искомого равенства с мужчинами в этой области, интересы индивидуальных и коллективных членов Международной Федерации женщин юридических профессий (МФЖЮ) стали обращаться к содержанию юридической про­фессиональной работы, к институтам, в рамках которых данная работа осуществляется.

И в числе первых таких институтов оказался неизбежно суд по делам несовершеннолетних. Именно в это время важно было обобщить накопившуюся судебную практику (во Франции такой

 

2. Этапы развития международного сотрудничества               79

суд функционировал уже более 12 лет, в Бельгии и в Польше — 9 лет). Функционирование суда для несовершеннолетних с неизбежностью подняло вопросы комплексной охраны детей и семьи. И к чести МФЖЮ надо сказать, что эта международная организация первая взялась за изучение таким способом про­блем женщин, детей и семьи. За период с 1928 по 1991 гг. на конгрессах и заседаниях советов МФЖЮ рассматривалось немало сложнейших вопросов как истории, так и современного состояния этой проблемы. И неизменно судебные средства защиты детей и подростков находили среди них свое достойное место.

Возникли в тот период и такие международные объединения ученых-юристов, которые не ставили главной целью сотрудни­чество по вопросам, касающимся несовершеннолетних, и, вместе с тем, внесли немалый вклад в разработку проблем правосудия по делам несовершеннолетних именно на международном уров­не. Речь идет о Международном обществе социальной защиты (МОСЗ), основанном в 1947 г. как Международный институт социальной защиты (современное название он получил в 1949 г.); о Международном криминологическом обществе (МКО), со­зданном в 1934 г; о Международной ассоциации уголовного права (МАУП), возникшей ранее всех перечисленных выше юридических международных организаций — в 1924 г.

Очевидно, что изучение проблем правосудия вообще и по делам несовершеннолетних, в частности, в рамках перечислен­ных трех международных организаций было всегда подчинено их уставным целям. Соответственно, исследования получали разную специфику. Так, в рамках МКО это был всегда и есть поныне анализ причин преступности. Значит, правосудие для несовершеннолетних интересует членов МКО лишь в плане предупреждения этой преступности. Теоретическая и практи­ческая ориентация МАУП дает несколько иной аспект анализа проблем правосудия для несовершеннолетних: совершенствова­ние форм и методов уголовной процедуры и разработки уголов­но-правовых мер борьбы с преступностью. Ближе всего к иссле­дованию на международном уровне общей гуманистической модели правосудия по делам несовершеннолетних оказались цели МОСЗ, в основу которых положены идеи движения новой социальной защиты.

Ниже, при рассмотрении некоторых совместных международ-

 

I

80      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

ных проектов, в которых участвует МОСЗ, будут проанализиро­ваны исследования, посвященные несовершеннолетним и их судебной защите. Здесь же важно обратить внимание на то, что из двенадцати конгрессов, проведенных МОСЗ со времени его основания, два имели темы, относящиеся только к несовершен­нолетним и молодежи: пятый конгресс (Стокгольм, 1958 г.) — «Административное или судебное вмешательство в отношении социально неадаптированных детей и подростков»; шестой кон­гресс (Белград, 1961 г.) — «В какой мере оправданы различия в правовом статусе и обращении с несовершеннолетними, моло­дыми взрослыми и взрослыми делинквентами?». Остальные десять конгрессов в большей или меньшей степени ставили задачи изучения и совершенствования судебных мер борьбы с преступностью несовершеннолетних, а также — судебной охра­ны прав подростков. Можно для примера указать на темы восьмого конгресса МОСЗ (Париж, 1971г.) — «Техника судебной индивидуализации», девятого конгресса (Каракас, 1976 г.) — «Социальная маргинальность и юстиция». Большое значение для развития международного сотрудничества в области про­блем правосудия имел одиннадцатый конгресс МОСЗ (Буэнос-Айрес, 1986 г.) — «Интернационализация современного общес­тва в области преступности и ответ движения социальной защиты».

В новую стадию международное сотрудничество в области проблем правосудия по делам несовершеннолетних вступило и обрело новые, более глобальные и значимые черты в связи с созданием ООН и ее многочисленных межгосударственных и неправительственных организаций, институтов и центров. Именно после этого и рассмотренные выше профессиональные юриди­ческие международные организации получили соответствую­щий статус в системе ООН. Проблемами преступности несовер­шеннолетних и юридической охраны их прав стали заниматься Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Международный союз защиты детства, Всемирная ассоциация друзей детства и ряд других организаций.

Венский центр ООН, например, включает в свою деятель­ность разнообразные программы, прежде всего связанные с исследованием содержания и уровня юридической и социаль­ной охраны прав человека. Именно в рамках деятельности его отдела гуманитарных наук изучаются на международном уровне

 

2. Этапы развития международного сотрудничества               81

проблемы судебной защиты прав человека и в целом — механизма функционирования судебной системы. Значитель­ное место в планах межгосударственных исследований в этой области занимают вопросы, касающиеся правосудия по делам несовершеннолетних, особенно же — роли этого правосудия в охране прав детей и подростков и борьбы с преступностью. Укажем на рассматриваемые ниже важнейшие международно-правовые документы, такие как Каракасская декларация, Пекинские правила для правосудия по делам несовершенно­летних, Минимальные стандартные правила обращения с за­ключенными, подобные же Правила, относящиеся к несовер­шеннолетним, лишенным свободы, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Минимальные стандартные правила защиты прав несовершеннолетних — жертв преступ­лений и многие другие документы, имеющие более общий характер, но определяющие соответствующие общие принци­пы функционирования правосудия по делам несовершеннолет­них. Все они рождались и вырабатывались в рамках Венского центра ООН и после обсуждения их проектов на международ­ных семинарах и в комиссиях экспертов от разных стран представлялись для рассмотрения и принятия Генеральной Ассамблеей ООН. К этому следует добавить значительную работу данного центра по поддержке международных семина­ров, симпозиумов и конгрессов, проводимых международными неправительственными организациями ООН, имеющими науч­ную юридическую ориентацию (в том числе указанными выше МОСЗ, МФЖЮ, МКО, МАУП и рядом других).

Несколько слов о международных организациях, также зани­мающихся вопросами защиты прав детей и подростков, однако имеющих более общие задачи, чем упомянутые выше професси­ональные юридические неправительственные организации. Речь идет о таких крупных и известных международных организаци­ях (также имеющих статус неправительственных организаций ООН), как Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) и Международный союз по благополучию детей (МСБД).

Как явствует из наименований указанных международных объединений, цели их деятельности значительно шире только правовой охраны и помощи и защиты, где находит свое место интересующее нас правосудие для несовершеннолетних. Одна-

 

82      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

ко именно ЮНИСЕФ и МСБД создают в рамках ООН матери­альную и правовую базу для реализации более частных меж­дународных исследований проблемы прав детей и подростков в современном мире, изучения эффективности правовой их охраны. Так, по инициативе ЮНИСЕФ и МСБД была разрабо­тана, а затем единогласно принята первая Декларация прав ребенка (1959 г.), в 1989 г. была открыта для подписания и 2 сентября 1990 г. вступила в силу Конвенция о правах ребенка. Необязательно быть юристом, чтобы оценить эти международ­ные акции и представить себе, что после принятия Генеральной Ассамблеей ООН указанных выше международных документов международная и национальные юстиции получили сущес­твенную законодательную базу для своего развития.

Следует отметить, что в международной деятельности ЮНИ­СЕФ и МСБД предусматриваются международные исследова­тельские проекты, проводятся региональные и межрегиональ­ные совещания экспертов, собирается значительный банк дан­ных, в том числе и о правовом положении детей и подростков в современном мире. Поэтому правомерно учитывать его и при анализе уровня развития международного сотрудничества в области проблем правосудия по делам несовершеннолетних. Путь исследовательских международных проектов ЮНИСЕФ и МСБД — такой же, как и проектов собственно юридических.

Особое значение стали иметь регулярно проводимые конгрес­сы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (см. главу 1).

Все они, без преувеличения, включали в свою повестку дня вопросы правосудия по делам несовершеннолетних. Второй конгресс ООН из этой серии (1960 г., Лондон) был целиком посвящен новым формам преступности несовершеннолетних, и солидная роль в механизме борьбы с этой преступностью была отведена юстиции по делам несовершеннолетних. В материалах остальных семи конгрессов всегда были представлены исследо­вания разных аспектов деятельности судов, занимающихся детьми и подростками.

Многоплановая деятельность ООН и ее институтов дает весь­ма интересную и разнообразную картину международных кон­тактов в области уголовной юстиции по делам несовершеннолет­них. Их анализ помогает выяснить многое: что двигало это сотрудничество,  какие  существенные вопросы решались  на

 

2. Этапы развития международного сотрудничества               83

международном уровне, как оно обогащало национальные зако­нодательства и, главное, — влиял ли весь этот процесс и, если влиял, то как,— на повышение эффективности судебной дея­тельности.

Завершая краткий исторический обзор многолетних между­народных научных связей юристов — ученых и судей—практиков в их работе по проблемам правосудия по делам несовершенно­летних, кратко подведем общие итоги этой деятельности.

Прежде всего международное сотрудничество в этой области имеет поступательный характер. Развитие его идет от эпизоди­ческих контактов юристов разных стран к созданию четко фун­кционирующей комплексной системы постоянных международ­ных связей. Видимо, данная тенденция будет сохраняться и совершенствоваться, поскольку эта форма международного со­трудничества функционирует как подсистема соответствующей общей системы в рамках ООН. Главной формой сотрудничества здесь является участие в нем стран-членов международного сообщества в реализации длящихся исследовательских проектов (например, «Уголовная юстиция и права человека»), в изучении и оценке эффективности уже принятых и предложенных для применения международных конвенций, международных правил и стандартов (например, Конвенции о правах ребенка — 1989 г., Пекинских правил для правосудия по делам несовершеннолет­них — 1984 г., Минимальных стандартных правил обращения с несовершеннолетними, лишенными свободы — 1985 г. и др.)

В отличие от реализации межгосударственных исследователь­ских проектов, которые, как правило, открыты для всех стран-участниц, к оценочным исследованиям по реализации уже при­нятых международных документов привлекаются только экспер­ты (обычно — в личном качестве, а не в порядке представитель­ства от стран), причем, большей частью те, кто участвовал в этом качестве при подготовке указанных документов (например, этот принцип соблюдался при подготовке и реализации Пекинских правил, Минимальных стандартных правил юридической защи­ты несовершеннолетних — жертв преступлений).

На фоне этой общей тенденции несколько необычным пред­ставляется определенное сужение в современный период рамок исследований в интересующей нас области, равно как и стрем­ление участников в отдельных случаях отказаться от привы­чных многосторонних научных контактов. Появилось немало

4-270

 

84      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

двусторонних исследовательских проектов (например, США — СССР, Франция — Польша и ряд других).

Это отнюдь не означает вытеснения такими исследованиями рассмотренных выше комплексных межгосударственных про­ектов. В современных условиях такое положение можно было бы расценить как расточительство. Но все же расширение сотруд­ничества по различным «камерным» темам очевидно. Возможно, общая гуманизация общественных наук, их освобождение от жестких догматических рамок и идеологической конфронтации в странах, в прошлом отнесенных к так называемой социалис­тической ориентации, открыли путь для гуманистической на­правленности и в изучении проблем молодежи. А это с необхо­димостью вернуло ученых разных стран к общечеловеческим (а не чисто идеологическим) формам научного сотрудничества. Иначе трудно объяснить эту новую тенденцию. А она появилась, растет и крепнет. Хотелось бы верить, что у нее есть научное будущее на международном уровне.

И еще одно замечание. Ученым, включенным в совместные международные исследования, небезразлично, на какой науч­ной базе они проводят соединенными усилиями эти исследова­ния. В рамках правосудия по делам несовершеннолетних выра­ботаны определенные критерии и принципы научных подходов, важных при анализе проблемы именно на сравнительно-право­вом уровне. Речь идет о следующих параметрах:

учет сходства и различий в уголовных и уголовно-процессу­альных законодательствах стран-участниц;

первоначальное изучение состояния и динамики преступности несовершеннолетних как стартовой позиции в сравнительных исследованиях механизма судебной охраны и реализации судом уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних правонарушителей;

предварительная оценка уровня «освоенности» изучаемых проблем на национальном уровне;

учет национального опыта сравнительно-правовых исследова­ний в рассматриваемой области;

разработка плана международного научного проекта исследо­вания проблем правосудия по делам несовершеннолетних на базе исходных общих признаков и национальных различий, первоначально оцениваемых как существенных, но подлежа-

 

3. Современный период   85

щих более углубленной оценке в ходе дальнейшего сравнитель­ного исследования.

Итак, анализ этапов международного сотрудничества в облас­ти правосудия по делам несовершеннолетних позволяет сделать главный общий вывод: путь исследователей этой проблемы к международному сотрудничеству был необходимым и законо­мерным. Без кооперации теоретиков и юристов-практиков раз­ных стран мира неизбежны были бы потери углубленного изучения проблемы, исключительно сложной и, как никакая иная, требующей только комплексного к ней подхода.

Однако переход к научной кооперации исследований в облас­ти правосудия по делам несовершеннолетних определялся еще одним, не менее важным фактором, а именно — общей для всех стран мира возрастной спецификой этой отрасли правосудия. Ведь вся судебная система по делам несовершеннолетних и стала формироваться на базе общего для всех национальных законодательств признака — несовершеннолетия. Выше было рассмотрено, как эта возрастная специфика отразилась в первоначальной модели «детского» суда в США, а вслед за ними — ив других странах. Существенно влияние возрастного аспекта и в современный период. Наконец, создание модели так называемого правосудия будущего — на базе правосудия по делам несовершеннолетних — также имеет своей основой учет возрастной специфики и возможностей распространения соот­ветствующего охранительного режима, применяемого к несо­вершеннолетним, на иные возрастные группы лиц. Отметим, что эта цель относится к числу наиболее популярных в совре­менных международных исследованиях проблем правосудия.

3. Международное сотрудничество в области правосудия для несовершеннолетних: современный период

Видимо, сразу придется сделать оговорку, что именно следует понимать под современным периодом международного сотруд­ничества по проблемам правосудия для несовершеннолетних.

В западной литературе по указанному вопросу современным принято считать весь период, начиная с 50-х годов XX в. и до наших дней. В такой хронологии есть свой резон. Именно на 50-е и начало 60-х годов приходится резкий скачок в росте преступности несовершеннолетних, появление наиболее опас-

4*

 

86      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

ных новых форм этой преступности, что потребовало и соответ­ствующей быстрой реакции общества на такую ситуацию.

Негативная характеристика молодежной преступности вы­явилась в большинстве развитых капиталистических стран, прежде всего — в США, Англии, Франции, ФРГ, Японии, Скандинавских странах, а также в ряде стран, относившихся в тот период к «социалистическому содружеству» (9).

Негативная ситуация была отмечена и зафиксирована в большинстве национальных исследований. И поскольку «беды» эти оказались общими, у ученых и практиков в области уголовной юстиции по делам несовершеннолетних возникла естественная потребность объединить свои усилия и поста­раться оценить тенденции в преступности несовершеннолет­них, выявить общие причины ухудшения дел в этой области и выработать соответствующие меры противодействия. Можно констатировать, что именно тяжелая криминогенная ситуация, касающаяся молодежи и подростков, положила начало небыва­лой до того активизации совместных исследований в рассмат­риваемой области (10).

Исследования эти были как региональными, так и глобальны­ми, включавшими большинство стран международного сообщес­тва. Итогом первого этапа этих многочисленных исследований и явился упомянутый выше второй конгресс ООН по предупреж­дению преступности и обращению с правонарушителями, про­ходивший с 8 по 20 августа 1960 г. в Лондоне.

Еще одно обстоятельство необходимо учитывать при оценке состояния международного сотрудничества по проблемам право­судия по делам несовершеннолетних на его современном этапе. Дело в том, что именно бурный рост преступности несовершенно­летних в 50-60*-е гг. потребовал от исследователей этого вида преступности искать ее причины не только в традиционной сфере личностных отношений (прежде всего — в концепции юношеской психологической неадаптированности), но и в области социально-экономической, что, скажем, буржуазной криминологии про­шлых лет вовсе не было свойственно. Соответственно, и меры борьбы с юношеской преступностью и, главное, меры по ее предупреждению стали связываться не только (и не столько) с индивидуальной уголовной ответственностью и наказанием кон­кретных несовершеннолетних правонарушителей, но больше с поиском и применением мер общепредупредительных, причем,

 

3. Современный период   87

ранних. Нетрудно понять и сформировавшуюся в этих условиях общую тенденцию в предупреждении преступности несовер­шеннолетних: она стала ориентироваться не на правовые, а на социальные меры, причем, относящиеся к различным социально-демографическим, профессиональным и другим группам подрос­тков. Именно поэтому даже в основных документах ООН и ее учреждений удельный вес исследований, посвященных чисто правоохранительной деятельности, невелик. Вместе с тем, следу­ет подчеркнуть, что данные о судах для несовершеннолетних, их учреждениях, равно как и полиции в рамках борьбы с молодеж­ной преступностью большей частью оказывались исходными для дальнейших исследований. Наиболее типичным в этом отноше­нии является генеральный доклад на втором конгрессе ООН по предупреждению преступности, озаглавленный «Новые формы юношеской делинквентности, происхождение, предупреждение и обращение», представленный судьей и известным ученым ФРГ в области проблем преступности несовершеннолетних Вольфом Миддендорфом. Поскольку этот доклад лег в основу резолюций и других итоговых документов второго конгресса ООН, определив тем самым и уголовную политику в отношении преступности несовершеннолетних, во всяком случае на следующее после него десятилетие, на его содержании необходимо остановиться не­сколько подробнее (11). Доклад В.Миддендорфа включал четыре раздела:

I.              Юношеская делинквентность  сегодня,

где речь шла главным образом о ее статистической характерис­

тике. Акцент был сделан на двух группах стран — где эта

преступность растет и где снижается (во второй группе оказа­

лось  значительно  меньше  стран,  чем в  первой).  Здесь  же

специальному исследованию была подвергнута рецидивная пре­

ступность несовершеннолетних.

II.            Собственно  новые  формы  юношеской

делинквентности. К ним были отнесены: деликты против

собственности; нарушения норм дорожного движения; группо­

вая преступность; банды подростков; вандализм; сексуальные

преступления; алкоголизм и наркомания. Не вдаваясь в подроб­

ности этого раздела доклада, хотя он и является основным,

отошлем читателя к соответствующей литературе, где он под­

вергается детальному анализу (10, 12).

III.           Факторы юношеской делинквентности.

В данном разделе речь идет о «классических» и новых причинах

 

88      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

и условиях, стимулирующих появление делинквентного поведе­ния несовершеннолетних.

IV. Исследования и превенция. В этом разделе анализируются исследования, касающиеся оценки программ обращения с несовершеннолетними правонарушителями в про­шлом и настоящем; есть специальная глава, посвященная систе­ме судов по делам несовершеннолетних, а также — системе пробации, условного осуждения под надзором, краткосрочного и длительного содержания в закрытых учреждениях и др. Именно в этом разделе отражен комплекс вопросов, касающихся фун­кционирования правосудия по делам несовершеннолетних.

Уже в период 60-х гг. в западной литературе было немало работ, посвященных всем перечисленным выше вопросам дея­тельности правосудия для несовершеннолетних. Ценность рас­сматриваемого генерального доклада, как и второго конгресса ООН по предупреждению преступности в целом, в том, что в этих материалах впервые были отражены данные многих стран мира, собранные по общим для всех принципам и критериям и подвергнутые изучению на сравнительно-правовом и сравнительно-криминологическом уровнях.

Это еще не был совместный международный исследователь­ский проект, которые существуют теперь, в 80-е и 90-е годы, но это был уже путь к ним. Причем, что весьма важно, генеральный доклад отразил серию предшествовавших конгрессу сравни­тельных исследований на указанную тему, осуществленных по разным регионам мира (Северная Америка, Европа, Латинская Америка, Азия и Дальний Восток, Австралия и Новая Зеландия, а также — так называемые «неавтономные» территории) (см. 12, 13,14, 15,16, 17,18, 19). В самом генеральном докладе по поводу этих предварительных материалов специально подчеркивается, что «подобного рода научные исследования играют важную роль в комплексе мер, которые суды и иные учреждения по делам несовершеннолетних, равно как и государственные службы и общественность, используют для борьбы против преступности и предупреждения пред-делинквентности, делинквентности и рецидива» (11. С.87).

По мнению Миддендорфа, всякое исследование, имеющее цель разработать на своей базе систему мер предупреждения преступности (в данном случае — преступности несовершенно­летних), обязательно включает изучение причин этой преступ-

 

3. Современный период   89

ности, средств, имеющихся в распоряжении правоохранитель­ных органов и социальных служб, а также — исследования, относящиеся к прогнозу будущего поведения несовершенно­летних правонарушителей. Именно по такой схеме и строится рассматриваемый раздел генерального доклада В.Миддендорфа.

Наибольший интерес, с учетом нашей темы, представляет ряд вопросов, относящихся к оценке программ обращения с несо­вершеннолетними правонарушителями в рамках судебной дея­тельности, исполнения назначенных судом мер воздействия, а также — прогноза поведения несовершеннолетних в связи с определением меры и режима исполнения наказания, равно как и предупреждения рецидива преступлений несовершеннолетних.

В докладе начала формироваться тенденция рассмотрения наиболее актуальных, с точки зрения генерального докладчика, вопросов избранной темы конгресса. Отобранные таким образом вопросы изучались на сравнительно-правовом уровне по груп­пам стран. Утвердился и общий социологический метод сбора материала — на базе разработанного вопросника, ответы на который должны отразить своеобразие законодательства и практики стран-участниц.

Применительно к исследованию деятельности судов по делам несовершеннолетних актуальными были признаны вопросы судебной охраны и судебного преследования возрастной группы молодежи, частично относящейся к несовершеннолетним, час­тично — являющейся пограничной с ней. Речь идет о подростках и молодежи от 16 (18) лет до 21 года и даже до 25 лет, в зависимости от особенностей национальных законодательств, определяющих наступление совершеннолетия и возраст уголов­ной ответственности. В докладе справедливо отмечается, что именно от неопределенности рамок несовершеннолетия эта воз­растная группа оказывается менее всего защищенной как в уголовном процессе, так и при исполнении наказания. После анализа национальных законодательств и их сравнения между собой в генеральном докладе даются рекомендации весьма непри­вычные и по тому времени (I960 г.), да и по современным достижениям в этой области (т.е. к 1990-1992 гг.). Следующий перечень предложений по улучшению правового положения указанной группы несовершеннолетних (условно-молодых взрос­лых) свидетельствует о не исчезнувшей до сих пор их новизне:

 

I -

90      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

1)             создать специальные судебные юрисдикции, исключитель­

но для молодых взрослых;

отнести  категорию молодых  взрослых делинквентов  к

юрисдикции судов для несовершеннолетних или администра­

тивных органов, таких как комитеты по защите детства, подняв

возрастной лимит для делинквентов, относящихся к этим уч­

реждениям (например, с 18 лет до 21 года);

осуществить распределение компетенции между репрес­

сивными судами для взрослых и судами для несовершеннолет­

них в отношении дел, которые могут быть рассмотрены общими

судами, учитывая следующие обстоятельства:

а)             тяжесть правонарушения;

б)            пол делинквента;

в)             степень зрелости делинквента;

г)             решение суда (о передаче дела в определенный суд) или

д)             выбор суда самим делинквентом;

4)             доверить делинквентов, о которых идет речь, общим репрес­

сивным судам, но предоставить им более благоприятный режим

обращения, применяемый или специальными учреждениями,

или административными органами, занимающимися молодыми

делинквентами (например, службами по делам молодежи).

То, что докладчик в 60-е гг. сетовал на то, что ни одна страна не создала еще такие суды для взрослых, где бы был предусмот­рен особый режим повышенной правовой охраны молодых делинквентов, или не приспособила для этих целей суды для несовершеннолетних, не вызывает удивления. Ведь это было более 30 лет назад. Удивительно то, что до сих пор в законода­тельствах разных стран так и не предусмотрен такой специаль­ный режим защиты для молодых взрослых правонарушителей.

Интересное исследование функционирования служб пробации отражено в рассматриваемом генеральном докладе В.Мидден-дорфа. Опирается это исследование на ряд предварительных исследований, сделанных также в рамках ООН (см., например, такие публикации ООН, как «Пробация и аналогичные меры» (20), «Предупреждение молодежной преступности в некоторых евро­пейских странах») (21). И эти предварительные исследования, и то, что отражено в генеральном докладе, проведены на международ­ном сравнительно-правовом уровне, что повышает их ценность.

Пробация является достаточно старым по времени методом, широко распространенным в тех странах, где функционируют

 

3. Современный период   91

системы правосудия по делам несовершеннолетних. Напомним, что в западной литературе пробация определяется как метод обращения со специально выбранными делинквентами. Она состоит в условном освобождении от наказания и помещении делинквента под персональный надзор, специальное руководст­во им и индивидуальное его обращение (22).

В докладе обращено внимание на одну особенность пробации, когда речь идет о несовершеннолетних правонарушителях. В этом случае было отмечено, что в последние перед вторым конгрессом ООН годы режим пробации и система судов для несовершеннолетних объединились, и тем самым пробация стала наиболее часто употребляемым методом для обеспечения обращения и реадаптации молодых делинквентов. Это подтвер­ждено указанными выше исследованиями в рамках ООН. Вмес­те с тем, при общей тенденции к объединению сил было отмечено значительное разнообразие практики применения пробации судами для несовершеннолетних и административными органа­ми режима пробации в разных странах, да и в одной и той же стране, но разными судами. В частности, в США только 20% помещенных на режим пробации несовершеннолетних делин­квентов были в этой связи условно освобождены от реальной меры наказания. Остальные помещены в закрытые учреждения для несовершеннолетних, где режим приближался к тюремному.

Более того, именно в 60-е гг. появилась и утвердилась новая тенденция, не свойственная доктрине правосудия по делам несовершеннолетних. Речь идет о возможности передачи дел о правонарушениях несовершеннолетних в общеуголовный суд, что абсолютно не допускалось при создании судов для несовер­шеннолетних вначале в США, а затем во многих странах Европы, Америки, Азии. И если первоначально в судах англо­саксонской системы возник вариант такой передачи с согласия самого несовершеннолетнего, достигшего 14 лет, то впоследст­вии, в частности, в США, решением Верховного Суда по знаменитому делу Кента (23) уже прямо предусматривалась возможность, в случаях совершения тяжких преступлений, передать дело несовершеннолетнего в общеуголовный суд для взрослых преступников. Правда, здесь были сформулированы определенные процессуальные гарантии для подростков-пра­вонарушителей,  но  сама  возможность  изъятия  их  дел  из

 

92      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

юрисдикции судов для несовершеннолетних существенно из­менила то, что принято называть философией правосудия для несовершеннолетних. Выше признаки этой философии рас­сматривались (учет возрастных особенностей несовершенно­летних, соответствующая повышенная правовая охрана лич­ности в уголовном процессе, социальная насыщенность право­судия, преимущественное применение к несовершеннолетним не уголовного наказания, а принудительных мер воспитатель­ного характера).

Оценивая такое развитие теории и практики правосудия по делам несовершеннолетних после второго конгресса ООН по предупреждению преступности, можно констатировать, что на конгрессе был поднят и рассмотрен важный вопрос, касающийся возрастной дифференциации судебного вмешательства в рам­ках всей возрастной группы несовершеннолетних. Были приня­ты и соответствующие рекомендации конгресса. Однако ситуа­ция с преступностью несовершеннолетних и молодых взрослых в современном мире, будучи весьма неблагоприятной в период после указанного конгресса, не позволила, видимо, реализовать указанные решения этого конгресса.

В целом же результаты сравнительного исследования примене­ния пробации по представительной группе развитых стран мира привели автора доклада к не очень радостной мысли, что режим пробации в рассматриваемый им период времени (1940 —1960 гг.) не отличался достаточной эффективностью. В частности, данные по США (Шелдона Глюка) и по Великобритании (Леона Радзино-вича) свидетельствовали о недостаточной эффективности мето-цов пробации в этих странах. Уже тогда возникала настоятельная необходимость проведения более обширных и многоплановых сравнительных исследований института пробации для выработки предложений о его усовершенствовании.

Отметим, что в современный период именно в США проводи­лась целая серия исследований применения режима пробации судами по делам несовершеннолетних (24), и было установлено, что действующая сейчас система пробации стала более распрос­траненной и применяется по преимуществу в так называемой «открытой среде» (то есть без помещения в закрытые исправи­тельные учреждения). Можно видеть здесь и отдаленное влия­ние предложений, содержащихся как в генеральном докладе на втором конгрессе ООН, так и в его решениях. Подобное влияние

 

3. Современный период   93

проведенных в прошлом крупномасштабных межгосударствен­ных исследований в рамках проблемы «преступность несовер­шеннолетних — правосудие по делам несовершеннолетних» можно проследить и по ряду других подобных исследований, которые будут рассмотрены ниже.

В достаточно бурном и широком потоке международных контактов в области правосудия по делам несовершеннолетних особое место занимают международные научные проекты, кото­рые реализуются по единой программе и плану, где представи­тели стран-участниц либо выполняют общие задачи, будучи лишь идентифицированы своими национальными законода­тельствами, либо, что бывает чаще, выбирают в рамках совмес­тного исследования какой-то раздел, более всего важный для данной страны и для развития ее правовой науки и судебной практики.

Надо сказать, что в истории развития международного со­трудничества в области проблем правосудия по делам несовер­шеннолетних таких совместных проектов было меньше, чем исследований, проводимых в порядке подготовки различных международных конгрессов. Между тем именно совместные международные проекты больше дают для развития теории науки, для формирования научных концепций, затем уже ис­пользуемых в целях совершенствования этих концепций на национальном уровне. Тем самым достигается двойной резуль­тат: обобщаются на сравнительном уровне данные науки в странах-участницах совместных международных проектов и выявляются соответствующие пробелы в теоретической и прак­тической разработке данной проблемы в мире. «Возвращение» странам-участницам научного проекта в уже обогащенном виде позволяет глубже исследовать и полнее оценить мировое разви­тие науки. Но, повторяем, распространение подобных исследо­ваний невелико. Видимо, приоритет в этой области международ­ных исследований в рамках международных форумов, особенно проводимых ООН, связан как с большими финансовыми воз­можностями международного сообщества, так и с хорошо отла­женным механизмом его деятельности.

Из числа совместных международных проектов подобного

 

94      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

рода следует остановиться на многостороннем по замыслу его участников и кругу решаемых проблем совместном исследова­нии по теме «Преступность несовершеннолетних и экономиче­ское развитие современной Европы». Проект этот был начат в 1964 г., с перерывами продолжался до 1978 г. В состав его участников входили представители Франции, Польши, Бельгии, Венгрии, Югославии, Италии, ГДР и ФРГ. Советские представи­тели, так же как и представители США и Канады, участвовали только в качестве наблюдателей, да и то не в самом исследова­нии, а в заседаниях авторского коллектива на коллоквиумах по теме (подробно см. 25, 26, 27, 28).

Как явствует из первого сообщения о международном коллок­виуме по данной теме, проведенном в октябре 1964 г. в Варшаве, основная идея проекта состояла в анализе влияния экономиче­ского развития, особенно технического прогресса, на состояние, динамику и структуру молодежной преступности.

Следует сразу указать на одно важное обстоятельство: в целом рассматриваемый международный научный проект имел ярко выраженную криминологическую ориентацию. Об этом свиде­тельствует как его тема, так и основные направления исследо­вания. Основная обсуждавшаяся проблема была сформулирова­на так: зависимость преступности несовершеннолетних от вли­яния экономического прогресса и, в частности, индустриализа­ции. Показатели, выбранные для исследования, были весьма глобальные и достаточно далекие от правоохранительной дея­тельности. Поэтому нет смысла сейчас, спустя почти три деся­тилетия, подробно анализировать ход и результаты этого кол­локвиума. Перечислим основные факторы, подвергнутые изуче­нию, и обратимся к вопросам осуществления правосудия в этих новых условиях, которые на коллоквиуме отнюдь не были забыты.

Итак, в качестве основных показателей экономического прогресса были взяты следующие данные: общий объем валовой промышленной и сельскохозяйственной продукции в стране и отдельных ее районах; удельный вес этой продукции в расчете на душу населения, занятого в промышленности; количество новых промышленных городов и рабочих посел­ков. Особое внимание было обращено на процесс урбанизации, го есть на рост промышленных городов, миграцию населения из сельских местностей в города, формирование на этой базе

 

3 Современный период    95

урбанизированного образа жизни населения. Зависимость между показателями индустриализации, урбанизации и пре­ступности несовершеннолетних была выявлена в ряде докла­дов, представленных на коллоквиуме (например, самый высо­кий уровень преступности несовершеннолетних пришелся на 1959 г. — период наиболее интенсивного процесса урбаниза­ции в ряде польских городов (26. С.118), более индустриали­зованные и урбанизованные районы Франции и Бельгии дали, соответственно, и более высокие показатели преступности несовершеннолетних по сравнению с районами, не относя­щимися к зонам индустриализованным и урбанизованным (26. С.119).

Даже из общей картины преступности несовершеннолетних в рамках индустриальных районов разных стран, которая была подвергнута дискуссии на коллоквиуме в Варшаве, видно, что проблема эта достаточно неоднозначна. Очевидно, что напря­мую состояние и темпы индустриализации и урбанизации с соответствующей характеристикой молодежной преступнос­ти все же не увязываются. В причинно-следственном меха­низме есть немало опосредующих звеньев, на что некоторые участники коллоквиума обращали внимание. И именно в этих связующих звеньях нашлось место правоохранительному механизму, почему и оказалось правомерным вспомнить об этом международном исследовании по прошествии стольких лет.

О чем же шла речь? Прежде всего, о регулирующей роли права в социально-экономическом механизме возникновения, ускоре­ния или замедления темпов роста молодежной преступности. Именно здесь отчетливо звучали упреки в адрес правоохрани­тельных органов и системы правосудия для несовершеннолет­них по поводу стигматизации (образно говоря, «клеймения») подростков самым фактом его контактов с правосудием и, особенно, приговором (решением) «детского» суда, действиями полиции, что неминуемо вело к ухудшению положения такого подростка в глазах его окружения и общества в целом. Значит, полагали участники коллоквиума, одной из главных задач правосудия для несовершеннолетних является укрепление и совершенствование такого правосудия, где с первых шагов подростка во дворце правосудия свято соблюдалась бы презум­пция невиновности и охранялись честь и достоинство личности.

 

96      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

Напомним, что именно в судах для несовершеннолетних эти принципы нередко подрываются неформальным характером этого правосудия.

Коллоквиум в Варшаве, равно как и само исследование проблемы преступности несовершеннолетних в связи с экономи­ческим развитием, имели свое продолжение. На самом коллок­виуме, в его итоговых документах было принято решение разработать генеральный научный межгосударственный проект исследований по данной теме. Проект предусматривал три стадии работы: 1) сбор статистических данных об экономическом развитии и преступности несовершеннолетних в отдельных странах Европы; 2) обработка этих данных с целью установле­ния характера зависимости между первым и вторым; 3) изуче­ние единичного «случая», включая анализ механизма конкрет­ного преступления, личности преступника, взаимодействия этих двух факторов с правоохранительным механизмом. Завершить­ся работа должна была написанием совместной монографии о преступности несовершеннолетних в молодом промышленном городе и связи этой преступности с уровнем экономического прогресса. В первой стадии исследования должны были принять участие все семь упомянутых выше стран, во второй и третьей стадии — четыре страны: Франция, Италия, Польша, Югосла­вия.

Уже по первым результатам варшавского коллоквиума можно было судить, что в Европе 60-х годов существует серьезная проблема быстрого роста преступности молодежи и подростков, связанная с деструкцией экономической и общественной жизни из-за быстрой индустриализации и урбанизации даже такого старого и структурно устоявшегося континента.

На самом коллоквиуме уже были высказаны пожелания более детального и углубленного исследования по этой же схеме и ситуации в развивающихся странах. Было немало споров отно­сительно содержания зависимости показателей экономического развития и преступности. В целом проект представлялся пер­спективным и важным.

Позже, в 1967 г., вышли две статьи, посвященные дальней­шим исследованиям в рамках рассматриваемого международ­ного научного проекта. Написаны они были участниками про­екта — представителями: Польши — Ханной Малевской и

 

3. Современный период   97

Франции — Венсеном Пейром. В одной из статей освещены некоторые гипотезы и первые результаты рассмотренного выше европейского научного проекта (автор статьи — В.Пейр) (29. С.103—116), в другой (совместной — Х.Малевской и В.Пейра) речь идет о той же проблеме, но исследованной на сравнитель­ном уровне применительно к ситуации в Польше и во Франции (29. С.73—109).

Поскольку к моменту публикации этих статей уже были результаты второго этапа исследования, а именно, «изучение случая», — они получили отражение в указанных публикациях. Отметим, что в ходе работы над проектом состав участников несколько изменился, что, кстати, бывает характерно для реа­лизации международных проектов. Во втором его этапе участво­вали представители Греции, Венгрии, Польши, Югославии и Франции. Методами исследования были: углубленное биогра­фическое изучение личности несовершеннолетних делинквен­тов (всего — от 100 до 200 человек), дополненное, как сказано в статье, «судебным и социальным исследованием». Для исследо­вания характерно то, что была разработана единая анкета, включавшая одинаковые для всех стран вопросы, а само иссле­дование осуществлялось единой интернациональной исследова­тельской «командой».

Упомянутое выше «судебное исследование» включало анализ данных судебной статистики, отразившей изучение судом и сторонами в процессе сведений о причинах конкретного пре­ступления, семейной и школьной ситуации, в которой был правонарушитель, и в оценке внимания к ним со стороны суда при решении вопросов об ответственности и наказании несовер­шеннолетних делинквентов.

Участники именно этого, второго этапа исследования пришли к выводу, что комплексность проблемы, множественность изу­чаемых факторов, сложность самого понятия экономической и социальной мобильности, как базы для сравнения, позволили провести такое исследование только на первом его этапе — при изучении статистической характеристики экономического раз­вития и преступности несовершеннолетних с точки зрения их корреляционной зависимости. Метод единого исследования на общей базе показателей оказался неприемлемым для «изуче­ния случая». Здесь авторы вынуждены были вначале провести

 

98      Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

раздельные национальные исследования, а затем уже — качес­твенное сравнение полученных данных. Такой результат пред­ставляется важным потому, что определил объективные воз­можности и границы сравнительного международного исследо­вания, которое, как оказалось, не всегда подчиняется разрабо­танному заранее единому межгосударственному проекту.

Приходится с сожалением констатировать, что этот междуна­родный проект не был реализован до конца. И, что характерно, он со временем был ограничен либо двусторонними исследова­ниями (как только что рассмотренное польско-французское), либо завершался индивидуально — отдельными участниками этого проекта. Именно таким было исследование преступности детей мигрантов, прибывающих во Францию и ряд других стран Европы, где также прослеживалось влияние деструктивной среды проживания этих подростков. Исследование было прове­дено в целом с учетом общего плана и схемы исследования, разработанных в международном проекте «Преступность несо­вершеннолетних и экономическое развитие современной Евро­пы», хотя и имело вполне самостоятельное содержание. Отме­тим, что базой этого исследования были данные судов для несовершеннолетних. Добавим, что руководителем этого нового проекта, который был реализован сотрудниками Французского центра междисциплинарных исследований, была Ханна Малевска-Пейр, которая уже длительное время работает в этом центре.

Выше упоминалась ассоциация магистратов по делам несовер­шеннолетних и семьи (МАМНС) — известная и влиятельная неправительственная организация ООН, в деятельности кото­рой значительное место занимает профессиональное изучение правосудия по делам несовершеннолетних, включая соответ­ствующие суды для несовершеннолетних и семейные суды. В данной главе, учитывая ее объем, затруднительно полностью осветить все проблемы правосудия для несовершеннолетних, разработанные в рамках деятельности этой организации. Но на одной из них следует остановиться подробнее, ибо она включает в себя именно современное состояние рассматриваемого право­судия и в известной мере отразила его модернизацию. Речь идет о так называемом «альтернативном вмешательстве» по делам

 

3. Современный период   99

несовершеннолетних; иными словами, о замене юрисдикции суда для несовершеннолетних юрисдикцией административного и даже социального органа, наделенного функциями рассмотре­ния дел о правонарушениях несовершеннолетних.

Вопрос об альтернативном вмешательстве был предметом специального изучения на девятом конгрессе тогда еще Между­народной ассоциации магистратов по делам несовершеннолет­них (Оксфорд, 1974 г.). К тому времени возможность альтерна­тивного вмешательства была предусмотрена в законодательст­вах ряда стран (Болгарии — 1958 г. — создание комиссий по борьбе с антисоциальными явлениями среди детей и подростков; СССР — 1959 г. — воссоздание комиссий по делам несовершен­нолетних; Польши — 1968 г. — комиссий по делам детей и молодежи; Бельгии —1965 г. — комитетов по защите молодежи). Следует упомянуть Скандинавские страны, где подобная юрис­дикция возникла задолго до этого и где соответствующие комитеты были основными органами по рассмотрению дел несовершеннолетних. Суды по делам несовершеннолетних, как известно, там не были созданы. В Норвегии и Швеции комитеты по благополучию детей существуют с 1902 г., в Дании — с 1905 г.

Надо сказать, что и в литературе еще до девятого конгресса МАМН проблема альтернативного вмешательства обсуждалась на национальном уровне (см., например, 33, 34). Именно потому, что практика альтернативного вмешательства была уже широко распространенной и в теории вопрос этот оживленно обсуждал­ся, — он оказался в числе наиболее актуальных, почему и удостоился международного уровня его решения. Главное же, что толкнуло на этот путь исследователей правосудия для несовершеннолетних в разных странах, — это падающая эф­фективность судов для несовершеннолетних, накопившаяся неудовлетворенность методами их работы как у населения ряда стран, так и у самих представителей правоохранительных органов. Словом, как всегда это бывает в подобных случаях, возникла насущная потребность в изучении проблемы на более высоком уровне, путем проведения широкого сравнительно-правового и социологического исследования с использованием теоретических положений и судебной практики стран-участниц МАМН. Уровень работы этой международной организации преду­сматривал при подготовке ее конгрессов создание единого плана исследования, формулирования общей темы и соответствующих

 

100

 

f

Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

 

подтем, разработки единого вопросника, создания рабочих групп экспертов, выбора генеральных и национальных докладчиков. В этом деятельность МАМН подчиняется общим правилам работы неправительственных организаций ООН, отражающим рас­смотренные выше общие правила подготовки и проведения ее международных конгрессов.

Следует сказать, что тема альтернативного вмешательства не была единственной на девятом конгрессе МАМН, почему и было несколько генеральных докладчиков. На третьей секции кон­гресса был сделан и обсуждался генеральный доклад «Формы вмешательства, являющиеся альтернативой судебного вмеша­тельства по делам несовершеннолетних». Речь в нем шла о юридической природе альтернативных суду органов, наделен­ных функциями защиты прав несовершеннолетних и принятия решений, связанных с совершением подростками правонаруше­ний; о компетенции и видах таких административных органов; о разграничении случаев судебного и административного (вмес­то судебного) вмешательства. Доклад этот был представлен на конгрессе автором данной главы. В основу его был положен анализ и сравнение ответов на вопросник к докладу, полученных от 54 стран, а также соответствующего уголовного, уголовно-процессуального и административного законодательств этих стран (35).

На конгрессе обсуждался вопрос о самом понятии альтерна­тивного вмешательства в системе правосудия по делам несовер­шеннолетних. Речь шла о возможности выбрать административ­ный несудебный орган вместо суда, включая и случаи, когда подобную функцию по закону может осуществить и сам суд. Это — альтернативное вмешательство в собственном смысле слова. Второй вариант — возможность использования охрани­тельных функций административного органа наряду с соответ­ствующими функциями суда, причем в рамках судебного про­цесса по делам несовершеннолетних (например, досудебная и пост-пенитенциарная деятельность). Функцию административ­ных органов здесь нельзя назвать альтернативой суду в со­бственном смысле слова, поскольку она не заменяет правосудия, а лишь дополняет его. В некоторых случаях указанные органы (например, администрации воспитательных, пенитенциарных учреждений) наделяются правами принятия решений, имею­щих правовые последствия в отношении несовершеннолетних.

 

3. Современный период   101

Варианты такого альтернативного вмешательства специально изучались на конгрессе.

Самой обширной группой «альтернативных» органов, судя по материалам конгресса, оказались органы социальной помощи и защиты. Они существуют во многих странах и обладают большим полем деятельности в отношении несовершеннолетних. Конечно, их отнесение к числу альтернативных суду органов представля­ется достаточно спорным, что и было отмечено в генеральном докладе. Однако большинство участников дискуссии, опираясь на свое национальное законодательство и соответствующую компе­тенцию органов социальной помощи, отнесли их деятельность к альтернативной, заменяющей судебную. Видимо, об альтернати­ве здесь можно говорить лишь в том случае, когда суд уже принял решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания (или об отказе от возбуждения уголовного дела) и решил применить к нему «меры социальной помощи и поддержки» (это распространенное решение в судебном процессе по делам несовершеннолетних, например, в англосак­сонской судебной системе). Правда, надо оговорить то обстоя­тельство, что меры социальной помощи и поддержки более ориентированы на защиту от неблагоприятных условий жизни и воспитания детей и подростков и менее — на принятие мер к самим несовершеннолетним.

Особое место в проблеме альтернативного вмешательства зани­мают юридические гарантии деятельности несудебных органов. Здесь административный орган любого уровня и содержания деятельности существенно проигрывает суду. И это не могут не учитывать юристы. Поэтому и вопрос о гарантиях прав личности при несудебной процедуре в административном слушании занял на конгрессе, пожалуй, одно из главных мест. В генеральном докладе в целом предпочтение было отдано судебному вмешатель­ству, во всяком случае, по сложным делам и делам о тяжких преступлениях. Большинство участников третьей секции конгрес­са разделяло эту точку зрения. Правда, сторонники использования несудебных форм вмешательства приводили доводы в защиту своей позиции, указывая на неповоротливость суда для несовер­шеннолетних, на невозможность поэтому принять оперативное решение о судьбе подростка. Приводились и примеры новых форм несудебного вмешательства, возникшие, например, в Бельгии, и многое другое. Баланс аргументов был все же в пользу юридичес­ких гарантий, а значит — судебного вмешательства.

 

$

102     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

В целом же итоги дискуссии и решения девятого конгресса МАМН оказали определенное влияние на расширение сферы альтернативного вмешательства в судебной практике по делам несовершеннолетних, стимулировав, в первую очередь, созда­ние общественных форм вмешательства по этим делам. Именно после этого конгресса в мире активизировались тенденции освобождения несовершеннолетних правонарушителей от уго­ловной ответственности и наказания с заменой репрессивных методов воздействия на них различными воспитательными мерами. Отмечен был переход к ранним формам предупрежде­ния антиобщественного поведения подростков с использованием деятельности разного рода активистов движения в рамках территориальных общин. Это наблюдалось в США, Бельгии, Франции. Можно напомнить сходное движение в бывшем СССР и странах Восточной Европы.

Именно в конце 70-х гг. получило широкое развитие социаль­ное предупреждение преступлений несовершеннолетних с при­влечением к его реализации профессионалов — юристов, пред­ставителей смежных специальностей (педагогов, психологов и др.). Конечно, речь здесь не шла уже о функциях, альтернативных суду, ибо, как правило, дела либо не возбуждались, либо прекра­щались. Тем не менее, известно, что общественные органы, занимавшиеся в те годы несовершеннолетними (прежде всего комиссии по делам несовершеннолетних) были наделены и весьма широкими полномочиями по решению судьбы подростков, нахо­дящихся в так называемом предпреступном состоянии.

Для более полной оценки влияния девятого конгресса МАМН и вообще деятельности всей этой международной организации на тенденции развития правосудия по делам несовершеннолет­них в современном мире, нельзя не вспомнить об известном противоречии, в которое вступила эта деятельность с некоторы­ми национальными тенденциями. Для этого достаточно указать на уже упоминавшееся дело Кента (США), благодаря которому уже с 1966 г. произошел поворот в сторону судебных форм вмешательства.

Как известно, прецедент Кента расширил возможности пере­дачи дел несовершеннолетних в общеуголовные суды для взрос­лых преступников, что не совпадало с только что рассмотренны­ми предложениями о предпочтении в делах несовершеннолет­них административных и даже «общественных» форм вмеша-

 

3. Современный период   103

тельства. Правда, дело Кента более всего повлияло на эту практику в США, тогда как влияние решений девятого конгрес­са МАМН можно отнести преимущественно к Великобритании (где проходил конгресс) и к континентальной Европе. Отметим также, что последний — тринадцатый конгресс МАМНС, прохо­дивший в 1990 г. в Турине (Италия), вновь вернулся к теме альтернативного вмешательства, правда, в основном в его пре­вентивном аспекте в отношении развития рецидивной преступ­ности несовершеннолетних (36). Однако здесь, через 16 лет после девятого конгресса, оценки эффективности административных органов, альтернативных суду, уже не были столь оптимистич­ны. Видимо, действовал знакомый всем криминологам мира аргумент: рост юношеской преступности. А он происходил все годы, происходит и сейчас. К сожалению, его не остановили ни «прецедент Кента», ни «общественное правосудие». Ясно, поче­му: правосудие «судит» уже случившееся, а общественные формы вмешательства в дела несовершеннолетних хороши для ранней превенции, когда еще «ничего серьезного не случилось». Причины преступности несовершеннолетних и особенно ее ди­намики лежат в неправовой сфере, а потому правовые средства борьбы с ней имеют известные ограничения в применении.

Международное сотрудничество в области правосудия по делам несовершеннолетних в современный период осуществля­ется и в форме проведения (тоже в рамках ООН) региональных исследований преступности подростков и молодежи. Традиция таких исследований утвердилась примерно в то же время, что и проведение периодических конгрессов ООН по предупрежде­нию преступности и стимулировалась теми же причинами: ростом молодежной преступности, появлением ее новых, более опасных форм, необходимостью принимать меры на государ­ственном уровне по сдерживанию этой преступности.

Так возникли специальные планы ООН по подготовке регио­нальных докладов по проблеме преступности и делинквентности молодежи и подростков. Каждый доклад касался определенного региона стран, отражал весь комплекс вопросов проблемы, в том числе обязательно — вопросы правосудия для несовершенно­летних. Доклады были авторские, а не государственные. Всего

 

104     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

было представлено и опубликовано ООН пять докладов: сравни­тельные исследования юношеской делинквентности в Северной Америке, Европе, Латинской Америке, Азии и на Дальнем Востоке, на Среднем Востоке. Дополнительно был представлен доклад, касающийся указанной проблемы в Австралии и Новой Зеландии (см., соответственно, 13, 14, 15, 16, 17, 18).

В качестве примера можно привести исследование проблемы в менее знакомом европейским ученым и практикам регионе стран Ближнего и Среднего Востока. Исследование включало Саудовскую Аравию, Иран, Ирак, Иорданию, Ливан, Египет, Сирию, Турцию, Йемен (17).

Доклад, подготовленный по результатам сравнительного иссле­дования законодательства, юридической и социальной практики указанных стран, отражал общую программу и план исследова­ния для всех стран. Это — характерный признак всех шести докладов, что позволяет провести их дальнейшее сравнение.

В докладе рассматривались следующие вопросы:

общие аспекты проблемы молодежной преступности;

методы принуждения, применяемые к несовершеннолет­

ним, в том числе в деятельности полиции, в предварительном

заключении;

методы наблюдения за несовершеннолетними правонару­

шителями;

деятельность судов для несовершеннолетних (компетенция,

процедура); уголовное преследование; наказание и иные меры;

деятельность социальных служб;

предупреждение молодежной преступности в регионе.

Не вдаваясь в подробности приведенного в докладе исследова­ния, ибо оно значительно шире темы данной монографии, отметим то, что представляется важным для нее. Поскольку страны, включенные в исследование, относятся к двум право­вым системам — англосаксонской и континентальной (исходя из принадлежности бывших колоний соответствующим метропо­лиям или исторических корней современной системы — Тур­ция), судебная процедура в отношении несовершеннолетних эказалась в разных странах различной, а потому сравнимой лишь в той степени, в какой вообще принято сравнивать указанные системы между собой. Принципы такого сравнения в литературе освещены, поэтому читателей можно адресовать к ней (37, С.86—90).

 

3. Современный период   105

Специфика данного региона — опора закона на местные обычаи, на авторитет семьи, что почти исключается сейчас в странах Западной Европы, США и других развитых странах. Соответственно, меньше места занимают такие процессуальные меры, как предварительное заключение несовершеннолетних, их превентивный арест и т.п. Эти меры в странах региона, согласно установившейся судебной практике, применяются к подросткам только в качестве меры исключительной, когда оставление несовершеннолетнего на свободе создает опасность для общества, для самого подростка или для проводимого расследования. Как и в судах для несовершеннолетних англо­саксонской и континентальной систем Запада, в странах Ближ­него и Среднего Востока судебная процедура по делам несовер­шеннолетних включает в качестве обязательной ее части обсуж­дение в суде результатов социального исследования и наблюде­ния несовершеннолетних правонарушителей в центрах наблю­дения и встречи.

Оценивая данное и другие исследования этой серии, можно сказать, что с точки зрения важности их для развития между­народных сравнительных исследований систем и функциониро­вания правосудия для несовершеннолетних особое значение приобретают не столько элементы сходства (хотя и они важны для формирования обобщенной модели правосудия в современ­ном мире), сколько национальные и региональные различия. Именно они позволяют оценить уровень теоретической разрабо­танности проблем правосудия для несовершеннолетних, нали­чие тех или иных пробелов в законодательстве отдельных стран, мешающих им подняться до уровня государств, где вопросы правосудия получили достаточно полное законодательное регу­лирование.

Это прежде всего относится к наличию или отсутствию в стране суда для несовершеннолетних, использованию при отправлении правосудия вспомогательных социальных инсти­тутов, степени обеспеченности прав личности системой юриди­ческих гарантий. Конечно, международное исследование в рамках региона может выявить сходство и в этих компонентах, что, кстати, бывает часто. Такое сходство не послужит сигна­лом к неблагополучию в системе правосудия для несовершен­нолетних, а скорее, наоборот, будет свидетельствовать о пра­вовой обеспеченности механизма правосудия. Установление

 

106     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

же в результате международного сравнительного исследова­ния указанных изъянов в законодательстве стран данного региона является этим «сигналом неблагополучия» и требует от участников (или авторов) международного исследования дальнейшего, более углубленного изучения особенностей фун­кционирования национального правосудия для несовершенно­летних, оценки уровня его эффективности при наличии таких изъянов.

Разумеется, здесь нельзя обойтись без исследования статис­тики преступности несовершеннолетних и углубленного изуче­ния причин преступности подростков в конкретных странах. Ясно, что такое исследование под силу только представителям данной страны, знающих и законодательство, и практику борь­бы с преступностью. Так обычно и бывает: этап, следующий за реализацией регионального проекта, осуществляется обычно на национальной базе, а результаты — снова обобщаются, но уже на более высоком уровне оценки сравниваемых показателей по ряду стран.

Когда речь идет о комплексных исследованиях правосудия по делам несовершеннолетних в современный период, прежде всего должно быть сказано о международных проектах, реали­зуемых в рамках Венского центра ООН, а именно, — его отдела исследований в области прав человека и гуманитарных наук. В его составе существует специальная секция по проблемам пре­ступности и уголовной юстиции. Деятельностью Венского центра охватывается подготовка соответствующих региональных и межрегиональных совещаний экспертов по теме, аккумулиро­вание всех подготовительных исследовательских материалов, равно как и организация исследований, проводимых для оценки эффективности применения решений Генеральной Ассамблеи ООН, ЭКОСОС, резолюций конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

Аналогичную роль играет Венский центр и при проведении соответствующих исследований проблем правосудия для несо­вершеннолетних. Формирование исследовательских проектов, разработка их планов • и реализация не имеют каких-либо особенностей. Вся специфика, естественно, касается содержа­ния исследований и выбора компетентных экспертов. Тема очередного такого исследования обычно определяется ранее принятыми резолюциями и рекомендациями Генеральной Ас-

 

3. Современный период   107

самблеи ООН, ЭКОСОС или предшествующими конгрессами ООН. Так что весь процесс международных сравнительных исследований, реализуемых Венским центром (как, впрочем, и другими организациями и учреждениями ООН), становится длящимся. И это повышает его теоретическую и практическую ценность, ибо позволяет проследить тенденции в преступности, мерах борьбы с ней, эффективности судебной системы и многое другое за достаточно длительный период времени.

Если говорить о специфике содержания таких исследований, касающихся правосудия для несовершеннолетних, то, видимо, для ознакомления с ней читателя необходимо выбрать самый обобщенный и многоплановый научный проект. Таковым пред­ставляется проект разработки Минимальных стандартных пра­вил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. Они получили название «Пекинских пра­вил» (в Пекине проходило итоговое совещание экспертов по обсуждению и принятию окончательного текста этого докумен­та). Забегая несколько вперед, отметим, что проект Минималь­ных стандартных правил был представлен седьмому конгрессу ООН, затем — был утвержден 40-й сессией Генеральной Ассам­блеи ООН 10 декабря 1985 г. (38).

Созданию Минимальных стандартных правил отправления правосудия в отношении несовершеннолетних предшествовало принятие ряда международно-правовых документов. В порядке указанной выше преемственности в работе конгрессов ООН по предупреждению преступности была учтена резолюция шестого конгресса ООН (1980 г.), где уже содержался призыв к юристам разработать такие минимальные стандартные правила, которые послужили бы моделью для законодательств стран-членов меж­дународного сообщества. Согласившись с Каракасской деклара­цией по этому поводу, ЭКОСОС поручил Венскому центру осуществить подготовку этого международного документа. Как обычно в таких случаях, документ готовился в рамках регио­нальных совещаний (Азиатского и Дальневосточного институтов ООН), межрегионального совещания в Пекине, в работе которого участвовали уже эксперты из всех регионов мира. После приня­тия Пекинских правил седьмым конгрессом ООН (1985 г.) эти правила были представлены на утверждение 40-й сессии Гене­ральной Ассамблеи ООН и, как отмечалось, были утверждены ею. Теперь уже восьмому конгрессу ООН было поручено провес-

 

108     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

ти обзор результатов, достигнутых в ходе осуществления Пе­кинских правил.

Характерны два пункта упомянутой резолюции Генеральной Ассамблеи ООН в отношении Пекинских правил. «Существую­щее национальное законодательство, политика и практика, возможно, нуждаются в пересмотре и изменении с учетом норм, содержащихся в настоящих правилах». Генеральная Ассамблея все же констатирует, что «хотя такие нормы, возможно, пред­ставляются в настоящее время трудноосуществимыми ввиду существующих социальных, экономических, культурных, по­литических и правовых условий, они тем не менее, как предпола­гается, могут быть реализованы в качестве программного мини­мума».

И, как того требуют принципы международного права, в резолюции содержалось предложение государствам-членам сообщества «привести в соответствие с Пекинскими правилами, в тех случаях, когда это необходимо, свое национальное законо­дательство, политику и практику, особенно при подготовке персонала, связанного с отправлением правосудия в отношении несовершеннолетних, и довести данные правила до сведения соответствующих органов и широкой общественности» (38. С.2—3).

Следуя традиции, Генеральная Ассамблея ООН обратилась к странам-членам сообщества и Генеральному секретарю ООН с просьбой провести последующие исследования и разработать базу данных относительно эффективной политики и практики отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, а также разработать экспериментальные проекты по осуществле­нию Пекинских правил. Были подготовлены также комментарии к правилам, разработанные экспертами непосредственно на межрегиональном совещании при окончательной формулировке самих Пекинских правил (39).

Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН была заложе­на программа реализации Пекинских правил. Международное сообщество получило возможность повысить эффективность правосудия для несовершеннолетних прежде всего в плане судебной защиты прав молодежи и подростков.

В чем же состояли цели и содержание Пекинских правил и почему именно с ними связывается представление о новом этапе развития правосудия для несовершеннолетних?

Кроме общих социально-экономических условий, благоприят-

 

3. Современный период   109

ных для развития молодежи, к которым должны стремиться страны-члены международного сообщества, в Пекинских пра­вилах формулируются место и задачи правосудия для несовер­шеннолетних в этой системе (38. С.5). Как подчеркивается в статье 1.4 Пекинских правил, «правосудие в отношении несовер­шеннолетних должно являться составной частью процесса наци­онального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершен­нолетних, одновременно содействуя таким образом защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе» (38. Приложение. С.5). В комментарии к данной статье (Мини­мальные стандартные правила традиционно включают статьи Закона и комментарии к ним) подчеркивается, что в статье 5 указываются специфические условия каждой страны, в которых функционирует правосудие и от которых могут зависеть формы применения конкретных статей, включенных в Правила. «Эти формы будут неизбежно отличаться от форм, применяемых в других государствах» (38. С.6).

Поскольку Пекинские правила создавались на базе принципов Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), Международных пактов 1966 г. о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах, — в них получили отражение общие принципы защиты прав человека, сформулированные в указанных основных международных до­кументах. Соответственно, в Пекинских правилах существенное место заняли проблемы создания для молодежи и подростков достойных условий жизни и воспитания, что оценивается в качестве важнейшего средства раннего предупреждения пре­ступности несовершеннолетних.

Вместе с тем, в Пекинских правилах (комментарий) обраща­ется внимание на то, что они «специально сформулированы таким образом, чтобы они могли применяться в рамках различ­ных правовых систем и в то же время устанавливать некоторые минимальные стандарты в обращении с несовершеннолетними правонарушителями при любом существующем определении понятия несовершеннолетнего и при любой системе обращения с несовершеннолетним правонарушителем» (38. С.7).

Как уже отмечалось, Пекинские правила являются плодом труда большого числа ученых и практиков-юристов из многих стран мира. Подобный документ впервые вышел из стен ООН.

 

110     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

Поэтому ему было уделено очень большое внимание. Сами Правила содержали основные положения юридической доктри­ны о несовершеннолетнем, о правонарушениях, совершенных им, о его уголовной и иной юридической ответственности за это, реакции государства на правонарушение в виде наказания и иных принудительных мер воздействия, наконец, об основных положениях концепции судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, оказавшегося в орбите уголов­ной юстиции.

Не имея возможности рассмотреть во всех деталях все нормы, имеющие международно-правовое значение, включенные в Пе­кинские правила, укажем на основные из них:

а)             понятие несовершеннолетнего правонарушителя. Им счи­

тается тот, кто в рамках существующей правовой системы

может быть привлечен к ответственности за правонарушение в

такой форме, которая отличается от формы ответственности,

применимой к взрослому; при этом подросток либо подозрева­

ется в совершении правонарушения, либо совершил преступле­

ние;

б)            понятие так называемого статусного преступления (право­

нарушения). Речь идет об ответственности за проступки не­

наказуемые, если они совершены взрослыми, но наказуемые

при совершении их несовершеннолетними (статья 3.1).

в)             возраст уголовной ответственности. В статье 4.1 Пекинских

правил содержится рекомендация о том, чтобы нижний предел

возраста уголовной ответственности не был на слишком низком

возрастном уровне, «учитывая аспекты эмоциональной, духов­

ной и интеллектуальной зрелости».

Характерен комментарий к этой рекомендации: если возрас­тной предел установлен на слишком низком уровне или вообще не установлен, понятие ответственности становится бессмыс­ленным. «Поэтому, — сказано в комментарии, — следует при­ложить усилия для установления разумного низшего возрастно­го предела, который мог бы применяться в международном масштабе» (38. С.9);

г)             цели правосудия в отношении несовершеннолетних. Они,

согласно Пекинским правилам, состоят в обеспечении благопо­

лучия несовершеннолетнего и обеспечении того, чтобы любые

меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей

эыли всегда соизмеримы как с особенностями их личности, так

 

3. Современный период   111

и с обстоятельствами правонарушения (статья 5.1). Вторая цель, подчеркнуто в комментарии к Пекинским правилам, служит средством ограничения использования карательных санкций к несовершеннолетним (38. С.9);

д)             объем дискреционных полномочий в делах о несовер­

шеннолетних. Известно, что расширение объема дискрецион­

ных полномочий суда и других правоохранительных органов в

отношении несовершеннолетних является характерной чертой

всей системы правосудия для несовершеннолетних. Именно

поэтому в  статьях  6.1—6.3  Правил подчеркиваются особые

потребности несовершеннолетних, учитываемые при осущес­

твлении этих дискреционных полномочий, равно как важность

контроля за дискреционными полномочиями и требования вы­

сокой квалификации и подготовки лиц,  использующих эти

полномочия. Два последних требования, очевидно, являются

средством ограничения широкого и бесконтрольного использо­

вания в делах несовершеннолетних дискреционных полномочий.

Тем самым в Правилах есть попытка преодолеть существующий

в  теории  и практике  правосудия для  несовершеннолетних

конфликт между концепциями расширения и сужения дискре­

ционных судебных полномочий в делах несовершеннолетних;

е)             обеспечение конфиденциальности в делах о несовершенно­

летних оценивается в Пекинских правилах как гарантия «избе­

жать причинения несовершеннолетнему вреда из-за ненужной

гласности или из-за ущерба репутации (статья 8.1). В статье 8.2

подчеркивается, что, в принципе, не должна публиковаться

никакая информация, которая может привести к указанию на

личность несовершеннолетнего правонарушителя. Это правило,

как известно, не является одинаковым для всех стран. Есть

группа стран, где национальное законодательство предусматри­

вает противоположный порядок — гласность, лишь с небольши­

ми оговорками, и при судебном разбирательстве дел о несовер­

шеннолетних. Как известно, именно такой порядок предусмот­

рен действующими уголовно-процессуальными законодатель­

ствами бывших республик СССР. В Пекинских же правилах

делается попытка придать требованию конфиденциальности

универсальный характер, рассматривать его как обязательный

общий принцип всего судебного процесса по делам несовершен­

нолетних. Это подтверждается не только общей декларацией

статей 8.1 и 8.2, но также и запретом доступа «третьих лиц» к

 

112     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

материалам дел несовершеннолетних правонарушителей, ис­пользования этих материалов при рассмотрении дел взрослых правонарушителей (статьи 21.1 и 21.2);

ж) вторая часть Пекинских правил посвящена вопросам рас­следования и судебного разбирательства дел о несовершен­нолетних. Эта часть рассматриваемого международно-правово­го документа — наиболее детализированная. В ней рассматри­ваются следующие проблемы:

задержание несовершеннолетних и все иные контакты судьи и других компетентных лиц с несовершеннолетними. Общие правила доктрины Habeas Corpus явно прослеживаются в тре­бованиях статей 10.1—10.3, получивших, как известно, отраже­ние в Минимальных стандартных правилах ООН обращения с заключенными, принятыми на первом конгрессе ООН по преду­преждению преступности;

прекращение дела несовершеннолетнего в досудебной стадии. Пекинскими правилами (статья 11.1) рекомендуется «при рас­смотрении дел несовершеннолетних правонарушителей по воз­можности не прибегать к официальному разбору дела компетен­тным органом власти» (то есть судом или компетентным адми­нистративным органом). Вместе с тем, любое прекращение дела несовершеннолетнего и передача его «общинным службам» требует согласия несовершеннолетнего или/и его законных представителей.

Прекращение дела возможно на любом этапе принятия реше­ния (статья 11.2).

Что важно и что, кстати, специально обсуждалось на межре­гиональном совещании экспертов в Пекине в мае 1984 г. при окончательной разработке Пекинских правил — это формулиро­вание общего принципа, которому подчиняется движение дела несовершеннолетнего в сторону его прекращения. Суть его — в добровольности для несовершеннолетнего в его согласии на прекращение дела, передачу его так называемым «общинным службам» (то есть социальным службам, комиссиям и т.д.). В Правилах и комментарии к ним подчеркивается, что не должно быть никакого в этом давления на несовершеннолетнего, тем более его запугивания на всех стадиях прекращения дела, например, для того, чтобы избежать судебного процесса. Надо сказать, что вопрос о волеизъявлении несовершеннолетнего при решении вопроса о судьбе его дела, о передаче дела в другую

 

3. Современный период   113

юрисдикцию является сейчас в западном судебном процессе по делам несовершеннолетних одним из самых острых и дискусси­онных. Именно он встает перед судом как при прекращении дела и передаче его в несудебную инстанцию, так и при передаче дела из юрисдикции суда для несовершеннолетних в соответствую­щую юрисдикцию общеуголовного суда. Выше отмечалась эта необычная для правосудия по делам несовершеннолетних тен­денция. Пекинские правила отразили это генеральное направле­ние развития уголовного процесса для несовершеннолетних. Видимо, правила статей 11.1—И.4, рассмотренные выше, весьма перспективны именно в плане развития теории международного уголовного процесса по делам несовершеннолетних;

з) наиболее существенными вопросами, отраженными в третьей части Пекинских правил («Вынесение судебного решения и выбор мер воздействия») можно считать следующие:

о компетентном властном органе, правомочном вынести ре­шение по делу. К ним Правилами отнесен суд (трибунал), совет, комиссия и др. Соответственно, когда речь идет о суде, имеется в виду, что правомочным вынести решение является и едино­личный судья в пределах своей компетенции (статья 14.1 и комментарий к ней — 38. С.17);

о руководящих принципах вынесения судебного решения и выбора мер воздействия. Речь идет: о соразмерности меры воздействия не только с обстоятельствами дела и тяжестью правонарушения (общее правило применения наказания), но и с положением и потребностями самого несовершеннолетнего (индивидуализация ответственности и наказания), а также с потребностями общества (общая превенция) (статья 17.1=а); о запрете применения смертной казни и телесных наказаний несовершеннолетнему: о сведении до минимума ограничения личной свободы несовершеннолетнего правонарушителя (статья 17.1=в и 1=с).

Следует специально подчеркнуть, что именно эти проблемы были предметом очень сложной и длительной дискуссии на межрегиональном совещании экспертов по данной проблеме в Пекине. В ходе дискуссии были сформулированы общие подхо­ды к оценке этих вопросов и было отмечено «неразрешимое противоречие философского характера» между перевоспитани­ем и воздаянием, между помощью и наказанием, между мерой воздействия с учетом конкретных обстоятельств дела и мерой

 

114     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

воздействия в интересах защиты общества, между общей пре­венцией и индивидуальным наказанием (38. С.29). Эксперты пришли к выводу, что эти противоречия можно считать специ­фикой реализации уголовного правосудия для несовершенно­летних, почему они и оказываются всегда в числе основных трудностей правосудия для несовершеннолетних (39. С.12).

В заключение представленного, достаточно обширного круга вопросов, получивших отражение в Пекинских правилах, обра­тим внимание на традиционную для уголовной юстиции по делам несовершеннолетних статью 18.1, где дается обширный перечень мер воздействия, которые авторы Пекинских правил полагали возможным рекомендовать для их единообразного применения в странах-членах международного сообщества. В Пекинских правилах предлагается восемь групп мер, определя­емых по их общим целям: руководство и надзор; пробация; компенсация и реституция; восстановление ущерба собствен­ным трудом, работа на благо общины; групповая терапия; иные воспитательные меры. В комментарии к этой статье отмечается, что все эти меры успешно применяются в разных правовых системах (38. С.21). Характерно при этом общее указание статьи 18.1: перечень мер, включенных в нее, предлагается «компетен­тному органу власти» — «в целях обеспечения большей гибкости и во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения» (38. С.21). В комментарии к этой статье подчерки­вается, что речь в ней не идет о требованиях к персоналу, применяющему меры воздействия, ибо в некоторых регионах такого персонала может и не быть. Имеется в виду, что развет­вленная система специальных служб применения мер воздейст­вия в отношении несовершеннолетних — это арсенал высоко развитых в правовом отношении стран.

Поэтому реализация указанных мер происходит с опорой на общину, как типичную и оправдавшую себя на практике форму применения мер воздействия к несовершеннолетним. В соответст­вии с этим, сказано в комментарии, «соответствующим властям следует поощрять предоставление общинами своих услуг» (38. С.21).

В развитие общего, руководящего принципа для вынесения судебного решения и выбора меры воздействия, а именно сведения до минимума ограничения личной свободы несовер­шеннолетнего, в статье 19.1 Пекинских правил формулируется следующее требование:  «помещение несовершеннолетнего в

 

3. Современный период   U5

какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходи­мого срока». Отметим, что это правило является развитием резолюции шестого конгресса ООН по предупреждению пре­ступности, где говорилось, в каких случаях допустимо помеще­ние несовершеннолетнего в тюрьму.

Применение Минимальных стандартных правил, касающихся правосудия для несовершеннолетних, вошло в так называемый Миланский план действий, принятый седьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонару­шителями (1985 г.). План был утвержден Генеральной Ассам­блеей ООН (резолюции: 40/33 от 29 ноября 1985 г., содержащая сами эти Правила; 40/35 от 29 декабря 1985 г. — о разработке стандартов для предупреждения преступности несовершенно­летних и 40/36 от 29 ноября 1985 г. — о насилии в семье).

Значение Пекинских правил для дальнейшего развития меж­дународных и национальных аспектов правосудия для несовер­шеннолетних было подчеркнуто уже в самих Правилах. Как было сказано в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1985 г., утвердившей Пекинские правила, Генеральная Ассамблея «настоятельно призывает все соответствующие ор­ганы системы Организации Объединенных Наций, в частности региональные комиссии и специализированные учреждения, институты Организации Объединенных Наций по предупреж­дению преступности и обращению с правонарушителями, дру­гие межправительственные и неправительственные организа­ции, сотрудничать с Секретариатом и принимать необходимые меры по обеспечению, в соответствующих областях их специ­альной компетенции, согласованных постоянных действий с целью осуществления принципов, содержащихся в Пекинских правилах» (38. С.4). Надо сказать, что немного найдется между­народных документов ООН, где проблемы несовершеннолетних и, главное, правосудия по делам детей, подростков и молодежи были бы представлены столь широко и комплексно и где бы оценка важности реализации международного документа была подчеркнута столь категорично.

Именно с конца 1985 г., после длительной работы значитель­ного числа ученых и практиков в области уголовной юстиции, Пекинские правила получили «право на существование», и начали свой путь в рамках международного сообщества. На их

S-270

 

116     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

реализацию возлагались тогда и продолжают возлагаться поны­не большие надежды. В универсальности международных пра­вил усматривался большой резерв повышения эффективности всего правосудия для несовершеннолетних, равно как возмож­ности формирования в будущем общетеоретической модели этого правосудия.

Работа в области реализации Пекинских правил осуществля­лась по схеме, предложенной Генеральной Ассамблеей ООН. Были разработаны рекомендации ЭКОСОС, обращенные к стра­нам-членам международного сообщества, содержащие и соот­ветствующие поручения прежде всего Венскому центру ООН и его Комитету по предупреждению преступности, а также ряду неправительственных организаций, работающих под его эгидой.

В резолюции 1986/10 ЭКОСОС, в части, касающейся правосу­дия для несовершеннолетних (раздел II), ЭКОСОС предлагает государствам-членам уведомлять Генерального секретаря каж­дые пять лет, начиная с 1987 г., о результатах, достигнутых в применении Пекинских правил, и просит Генерального секре­таря ООН регулярно представлять на рассмотрение Комитета по предупреждению преступности и борьбе с ней доклады по этому вопросу. Региональным и межрегиональным учреждени­ям ООН предложено принять активное участие как в представ­лении таких докладов, так и во введении в жизнь Пекинских правил. Специально отмечается необходимость оказания прави­тельствам (по их просьбе) помощи в приведении законодатель­ства их стран, политики и практики в соответствие с Пекински­ми правилами.

При содействии институтов ООН по предупреждению пре­ступности, региональных комиссий и специализированных уч­реждений ООН ЭКОСОС обратился к Генеральному секретарю ООН с просьбой разработать стандарты для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, равно как и меры по эффективному осуществлению Пекинских правил. Следует от­метить, что в резолюции ЭКОСОС дан «старт» еще одному важному международному документу, касающемуся несовер­шеннолетних правонарушителей, а именно — предложение разработать минимальные стандартные правила обращения с несовершеннолетними, лишенными свободы.

Особое внимание ООН к проблеме правосудия для несовер­шеннолетних отразилось в пп. 5 и 6 рассматриваемой резолюции

 

3. Современный период   117

ЭКОСОС. В п.5 отмечается, что проблема правосудия по делам несовершеннолетних включается в предварительную повестку дня десятой сессии Комитета по предупреждению преступности и борьбе с ней. В числе подлежащих обсуждению указаны принципы, основные направления и задачи исследований пре­ступности среди молодежи. На той же сессии предстояло рас­смотреть доклад Комитета о ходе работы по осуществлению резолюций Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 и 40/35 по реализации Пекинских правил. Указанный доклад содержал проект стандартов по предупреждению преступности среди несовершеннолетних. Тем самым принятие и реализация Пе­кинских правил открывали путь к повышению международного уровня более общей, чем правосудие, проблемы — стратегии борьбы с преступностью несовершеннолетних на международ­ном уровне,

Говоря об осуществлении Пекинских правил в рамках ООН, а также на уровне национальных законодательств стран-членов международного сообщества, необходимо упомянуть этап ана­лиза и представления экспертных оценок экспертами ООН. Речь шла об экспертах в личном качестве, участвовавших в оконча­тельной разработке Пекинских правил. Задача состояла в оцен­ке национальных законодательств с точки зрения их соответст­вия принципам и нормам Пекинских правил, равно как с точки зрения путей и методов приведения их в соответствие с указан­ными правилами в той части, где такое соответствие отсутству­ет. Доклады были запрошены от экспертов стран-участниц. Доклад Комитета по предупреждению преступности Венского центра ООН на его 10-й сессии (сентябрь 1987 г.) содержал обзор этих оценок. Естественно, каждый эксперт давал характеристи­ку состояния и динамики реализации Пекинских правил в его собственной стране.

Международно-правовой аспект Пекинских правил также под­вергался оценке экспертов с точки зрения их совершенствования на этом уровне. С этой целью высказывались пожелания о проведении регулярных правовых и социологических сравни­тельных исследований на базе данных национальных докладов (что, как отмечалось выше, было предусмотрено соответствую­щей резолюцией 40-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН) стран-членов ООН для определения объема, уровня отражения в них положений Пекинских правил, оценки усилий этих стран в

 

118     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

плане совершенствования своих законодательств в духе Пекин­ских правил, равно как выявления препятствий на этом пути, причин того, что те или иные нормы национальных законода­тельств не отразили положения Пекинских правил. Это позволи­ло бы глубже оценить истинные причины отсутствия соответству­ющей законодательной деятельности в конкретных странах-членах (например, необходимость существенной переработки основных принципов законодательства; наличие в стране опреде­ленных национальных традиций, не предусмотренных Пекински­ми правилами и препятствующих соответствующей модернизации системы национального правосудия для несовершеннолетних).

В заключение можно констатировать, что работа по примене­нию Пекинских правил продолжается, как это и предусмотрено Миланским планом действий и резолюциями Генеральной Ас­самблеи ООН и ЭКОСОС. Причем, характерным является расши­рение спектра исследований, в которые сейчас можно считать включенными исследования проблем несовершеннолетних — жертв преступлений и иных негативных воздействий, в том числе — негативных влияний разрушения экологической среды их проживания. Реализацией этого направления была подготов­ка уже в 1989 г. специального регионального доклада, который затем был включен в доклад Секретариата восьмому конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с право­нарушителями (1990 г.) (41). Проблема несовершеннолетних — жертв преступлений, разрабатываемая сейчас на международ­ном уровне, включает и вопросы их судебной защиты, равно как и создания для этих целей специальной модели экологического суда. Однако эта тема имеет самостоятельное значение, как и многие другие, которые разрабатываются сейчас после приня­тия Пекинских правил и в период их реализации (с 1985 г.). Поэтому ее рассмотрению, видимо, должна быть посвящена самостоятельная работа. Чтобы читатель представил масштабы этих работ, полезно указать на два материала:

1. Международный семинар по предупреждению юношеской делинквентности и обращению с несовершеннолетними де­линквентами через участие общественности. Семинар был орга­низован отделом уголовной юстиции Венского центра ООН и проходил в октябре 1988 г. в Пекине. В работе семинара участвовали многочисленные эксперты из 34 стран. В нем участвовали также представители официальных служб ООН,

 

3. Современный период   119

ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, МОТ, а также ряда институтов ООН. Был он целиком посвящен ходу, результатам реализации Пекинских правил и тенденциям в этой области, проявившимся в течение трех лет после их принятия. Характерно, что общий вывод экспертов состоял в том, что принятие Пекинских правил дало большие преимущества в универсально согласованных принци­пах защиты прав несовершеннолетних в случаях конфликтов с законом (42. С.6—7). Важность семинара состояла в том, что он сформулировал ведущие направления для действий, которым надо следовать. Применительно к рекомендациям на националь­ном уровне речь шла о следующем:

а)             формулирование и принятие многоаспектной национальной

политики предупреждения молодежной преступности через

участие в ней территориальных общин;

б)            такая реорганизация служб уголовной юстиции, которая

включила бы в их работу программы деятельности общин (по

необходимости — с соответствующими людскими и финансовы­

ми ресурсами);

в)             развитие соответствующих учебных модулей и материалов

для официальных представителей и иного персонала правосу­

дия для несовершеннолетних;

г)             интенсивные действия по исследованию эффективности

вариантов превентивных мер;

д)             создание центральных национальных пунктов, как части

региональной и глобальной сети обмена информацией (42. С.7).

На региональном уровне, по мнению экспертов, должны осу­ществляться следующие требования:

а)             более высокий уровень сотрудничества с соответствующими

ответственными органами и учреждениями ООН, включая ин­

ституты и региональные комиссии;

б)            большее внимание к  «обучению учителей»  и развитие

региональных и субрегиональных программ их подготовки и их

технического оснащения;

в)             организация служебных региональных конференций по

проблемам юстиции для несовершеннолетних под эгидой ООН.

К числу направлений, которые должны осуществляться на глобальном уровне, отнесены:

а) изучение и оценка материальных и технических ресурсов, используемых на региональном, субрегиональном и националь­ном уровнях, координация исследовательских усилий;

 

120     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

б)            определение национальных потребностей и потенциальных

ресурсов сотрудничества, включая помощь в формулировании

проектов и в программах их применения;

в)             тесное сотрудничество вне органов и объединений, связан­

ных с обеспечением прав, благополучия и будущего детей и

молодежи;

г)             создание сети информации по вопросам правосудия для

несовершеннолетних в целях обмена опытом и успешной реали­

зации программ, касающихся молодежной преступности.

Видимо, не возникнет сомнений, что направления исследова­ний и практических действий по реализации Пекинских пра­вил в странах-членах международного сообщества, сформули­рованные на рассматриваемом международном семинаре, прин­ципиально важны для дальнейшего развития и совершенство­вания системы правосудия для несовершеннолетних на наци­ональном уровне и создания обновленных моделей этой систе­мы на региональном и международном (глобальном) уровнях. Конечно, принятие решения всегда легче его осуществления, особенно, когда речь идет о значительном числе стран, принад­лежащих к разным правовым системам. И все же — это достаточно полноценный план действий. Венский центр ООН продолжает аккумулировать сведения об имплементации норм Пекинских правил в национальных законодательствах. Это всегда процесс достаточно длительный. Что касается регио­нального и межрегионального уровней реализации принципов, заложенных в Пекинских правилах, то здесь действует уже отлаженная система ООН и ее учреждений, включающая проведение соответствующих семинаров, конференций, засе­даний подготовительных комитетов по подготовке междуна­родных форумов. Применительно к проблеме правосудия для несовершеннолетних такая деятельность особенно активизи­ровалась при подготовке восьмого конгресса ООН по преду­преждению преступности и обращению с правонарушителями, о котором речь уже шла выше и итоги которого находят свое место.

2. Второй документ, позволяющий судить о широкомасштаб­ной деятельности по проблемам правосудия для несовершенно­летних и борьбы с молодежной преступностью, — отражает своего рода «календарь» этих акций за период of принятия Пекинских правил и до восьмого конгресса ООН по предупреж-

 

3. Современный период   121

дению преступности. Предлагаем перечень некоторых из доку­ментов ООН, принятых в связи с проведением этих мероприятий (44. С.35—47).

а)             Политика в области уголовной юстиции в связи с проблемой

тюремного заключения, другими уголовно-правовыми санкция­

ми и альтернативными им мерами. Рабочий документ, подготов­

ленный Секретариатом ООН (A/CONF.144/9);

б)            применение Минимальных стандартных правил обращения с

заключенными. Доклад Генерального секретаря (A/CONF. 144/11);

в)             применение Минимальных стандартных правил ООН по

отправлению правосудия для  несовершеннолетних. Доклад,

подготовленный Секретариатом (A/CONF.144/4);

г)             предупреждение преступности, правосудие для несовер­

шеннолетних и защита молодежи. Рабочий документ, подготов­

ленный Секретариатом (A/CONF.144/16);

д)             насилие   в   семье.       Доклад   Генерального   секретаря

(A/CONF.144/17);

е)             нормы и ведущие направления в области предупреждения

преступности и уголовной юстиции: реализация и приоритеты

будущих стандартов регулирования. Рабочий документ, подго­

товленный Секретариатом (A/CONF.144/18);

ж)            Декларация о базовых принципах правосудия для жертв

преступлений и злоупотребления властью. Доклад Генерального

секретаря (Е/АС.57/1990/3);

з)             меры, используемые для реализации указанной Деклара­

ции. Доклад Генерального секретаря (Е/АС.57/1990/3);

и) Руководство к дискуссиям на межрегиональных и регио­нальных заседаниях при подготовке восьмого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушите­лями (A/CONF.144/PM.1);

к) доклад межрегионального подготовительного заседания для восьмого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями по четвертой теме (пол­ностью посвященной правосудию для несовершеннолетних) (A/CONF.144/PM/4);

л) продолжение подготовки восьмого конгресса ООН по преду­преждению преступности и обращению с правонарушителями. Новые проекты методов предупреждения преступности и дея­тельности уголовной юстиции, которые должны быть рассмотре­ны конгрессом, — со специальным вниманием к пяти основным

 

l_

 

t

122     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

темам повестки дня конгресса. Доклад Генерального секретаря (Е/АС.57/1990/5 и Add.1—5);

м) о необходимости создания эффективной международ­ной программы по проблемам преступности и правосудия (E/AC.57/1990/8/Add.l);

Указанные документы были приняты и разработаны в рамках непосредственной подготовки к восьмому конгрессу ООН по предупреждению преступности и приняты Комитетом по преду­преждению преступности и контролю за ней Венского центра ООН на его 9-й, 10-й и 11-й сессиях (44).

Примечания

См. Преступность несовершеннолетних в капиталистических странах. Часть

2, М., 1971; Мельникова   Э. Б. Буржуазная юстиция и права человека.

Критический анализ механизма судебной охраны. М., 1987; Она же. Правосудие

по делам несовершеннолетних: история и современность. М. 1990; V е i 11 а г d—

Cybulski, M.etH. Les jeunes delinquents dans le monde. Neuchatel, Suisse, 1964;

Ve i Hard—С у b u I ska, H. La protection judiciaire de la jeunesse dans le monde.

Bruxelles, 1966; Fitzgerald M.,MuncieJ., System of Justice. An Introduction

to the Criminal Justice System in England and Wales. L., 1983; L о t z R, P о о 1 e

E. D., R e g о 1 i R. M. Juvenile   Delinquency and Juvenile Justice. N.—Y., 1985;

R a s s a t M.—Le droit penal et procedure penale. P., 1986; Morris A., G i 11 e

r H. Understanding Juvenile Justice. L., N.—Y., i987.

V e i 11 a r d—С у b u 1 s k i M. et H. Op.cit., Morris A., G i 11 e r H. Op.cit.;

Люблинский П. И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте

(социально-правовые очерки), М., 1923; О н ж е. Суды для несовершеннолетних

в Америке как воспитательные и социальные центры. М., 1911; О н же.Особые

суды для юношества в Северной Америке и Западной Европе. СПб, 1908.

J u I i e t E., Les tribunaux speciaux pour enfants. P., 1906. Ж ю л ь е Э. Суды

для малолетних в Соединенных Штатах Северной Америки. СПб., 1909.

Люблинский  П.И. Особые суды... С. 43.

Подробно см. т а м  же. С.48—53.

Подробно см. Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершенно­

летних: история и современность. С.26—30.

V е i 11 а г d—С у b u I s k a  H. Op.cit.

Associaton international des magistrals de la jeunesse. Honoree du Statut

consultatif de l'Organisation des Nations Unies, Bruxelles; Actes du V congres

international des magistrats de la jeunesse, Bruxelies, 1960.

Cahiers de Defense sociale. Bulletin de la Societe internationale de Defense

sociale. Milan, 1989, P.84—91.

10.           Мельникова    Э. Б. Преступность несовершеннолетних в

капиталистических странах. Часть 1. М., 1967.

11.           Middendorff W. Nouvelles formes de la delinquance juvenile. Origine,

prevention et traitement. Deuxieme Congres des Nations Units pour la prevention

du crime et le traitement des delinquants. Londres, 8—21 aout 1960.

 

3. Современный период   123

Преступность несовершеннолетних в капиталистических странах

Часть II. М., 1970.

ONU. Etudes comparees sur la delinquance juvenile. Premiere partie: Amer-

iquedu Nord. (1958. IV, No 2).

ONU. Etude comparee sur la deliquance juvenile. Deuxieme partie: Europe

(1959, IV, No 14).

ONU. Etude comparee sur la delinquance juvenile. Troisieme partie: Amer-

ique Latine. (1958, IV, No 5).

ONU. Etude comparee sur la delinquance juvenile. Quatrieme partie: Asie et

Extreme—Orient (1953, IV, No 12, No 27).

ONU. Etude comparee sur la delinquance juvenile. Cinquieme partie: Moyen-

Orient (1953, IV, No 17).

Revue internationale de politique criminelle No 9 (Publication de l'ONU),

1956, IV, No 1, pp. 19—21.

Resumes et analyses de renseignements transmis au Secretaire General au

cours de l'annee 1951. Vol.1 (1952, VI, b.l), P.I 16—151.

Probation et mesures analogues. Publication de l'ONU, 1951, IV, No 2.

La prevention de la delinquance juvenile dans certaines payseuropeens. Publ.

des 1'ONU. No de vente 1958, IV, 12.

У о л к е р   Р. Английская судебная система. М., 1980.

V i t о G. F., W i I s о n D. С. The American Juvenile Justice System (Law

and Criminal Justice Series). Vol.5, Sage Publication. Beverlay Hill, L., 1985; L о

tz R.,PooI E.D.,Regoli R.N. Juvenile Delinquency and Juvenile Justice. N.Y.

1985, 408 p.

Ferdinand T. N. History Overtakes the Juvenile Justice System. — In:

Crime and Delinquency. April 1991, Volume 37, Number 2, pp. 204—224.

La delinquance juvenile en Europe. Actes du Colloque de Varsovie, octobre

1964. Bruxelles, 1966. Publication par Universite libre de Bruxelles, Institut de

Sociologie.

Кудрявцев    В. Н., Мельникова   Э. Б. Преступность

несовершеннолетних  и  экономическое  состояние  современной  Европы. 

Советское государство и право, 1965, N 3. С.118—121.

Centre europeen de coordination des recherches et documentations en Scienc­

es sociale. Cinquieme lettre d'information. Juin—juillet 1965, P.4—6.

Ре у re   V. Developpement, mobilite et delinquance juvenile. Quelques

hypotese et premieres donnees d'une etude comparative europeene. — Dans:

Annales de Vaucresson, 1967, No 5, P. 103—116.

M a 1 e v s k a  H., P e у r e  V. Developpement et delinquance juvenile en

France et en Pologgne. Biblioteque de philosophy contemporaine. Presses univer-

sitaire de France. Troisieme serie. Volume 18, P, 1967. P.73—103.

Malevska-Peyre  H. (responsable de recherche). Crise d'identite et

deviance ches les jeunes immigres. Recherche pluradisciplinaire. Paris, 1982, 399 p.

Malevska-Peyre   H. (responsable de recherche). Socialisation et

deviance des jeunes immigres. Vaucresson, 1982, 468 p.

D a h 1  T. S. Child Welfare and Social Defense. Oslo, 1985.

Бабаев М.М., Минь ков с кий Г.М. Преступность несовершеннолетних

и ее предупреждение. М., 1974.

Cavenagh W.E. Courts, Family and the Law. Suffolk, 1967, 291 p.

 

f .

124     Глава 5. Международное сотрудничество в области правосудия

35.           International Association of Youth Magistrate. 9th Congress. Forms of

Intervention alternative to the Court. Oxford, 1974.

International Association of Youth Magistrate and Family Courts. 13th Con­

gress. Turin. 1990 . The Role of Juvenile Courts in Prevention of Recidivisme.

Д а в и д  Р. Правовые системы современности. М., 1986.

United Nations. General Assambly. A/RES/40/30. 10 December 1985. Forti­

eth session. Agenda item 98. Resolution adopted by the General Assambly on the

report of the Third Committee (A/401881/) United Nations Standart Minimum

Rules for the Administration of Juvenile Justice («The Beijing Rules»).

Report of the Interregional Preparatory Meeting for the Seventh United

Nations Congress on the Prevention of Crime and the Treatment of Offenders on

topic IV: Youth, Crime and Justice (A/CONF. 121/IPM/l).

Milan Plan of Actions (Seventh UN Congress on Prevention of Crime and

Treatment of Offenders, Milan, 26 August — 6 September 1985: Report prepared by

the Secretariat / UN Publications, Sales No 86. IV.I Chapt.I /.; ONU. Conseil

Economique et Sociale. Comite pour la prevention du crime et la lutte contre la

delinquance. Dixieme session, Vienne, 23—31 aoflt 1988. Point 4 de l'ordre du jour

provisoire (E/AC.57//1988/1), 14 avril 1988. Application des conclusions et des

recommendations du Septieme Congres des Nations Unies pour la prevention du

crime et le traitement des delinquents. Propositions en vue d'une action internation-

ale concertee contre les formes de criminalite definie dans le Plan d'action de

Milan. Rapport du Secretaire General.

Исходным был доклад эксперта, специально подготовленный по региону

стран Восточной Европы. — Мельникова Э., эксперт в личном качестве

по вопросам преступности молодежи и правосудия по делам несовершеннолет­

них. 8-й конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с

правонарушителями. Тема IV: Предупреждение преступности, правосудие по

делам несовершеннолетних и защита  молодежи:  подходы и направления

политики. Виктимизация несовершеннолетних: генезис, предупреждение, сред­

ства защиты жертв преступлений и правонарушений. Подходы и направления

политики. (Рабочий документ к докладу Генерального Секретаря ООН на

восьмом конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с

правонарушителями).

International Seminar on the Prevention and Treatment of Juvenile Delin­

quency through Community Participation. — In: Crime Prevention and Criminal

Justice Newsletter. Number 18/19. June 1990. Special double issue on United

Nations activities in the field of Crime Prevention and Criminal Justice. UN Office

at Vienna. Centre for Social Development and Humanitarian Affaires.

43.-Report of the International Seminar on the Prevention and Treatment of Juvenile Delinquency through Community Participation. UN T.C.D./ SEM 89/4. N.Y.

Discussion Guide for the Interegional and Regional Preparetory Meeting for

the UN Congress on Prevention of Crime and the Treatment of Offenders.

Crime Prevention and Criminal Justice Newsletters, Special Number 16/17.

May 1992. UN Office of Vienna. Special double issue of the Eighth United Nations

Congress on the Prevention of Crime and the Treatment of Offenders. Annex

I.Documentation for the Eighth Congress. P.35—47.

 


<