Глава 9.  Судебная политика: вынесение приговоров в международной практике : Уголовная юстиция проблемы международного сотрудничества – Авторский коллектив : Книги по праву, правоведение

Глава 9.  Судебная политика: вынесение приговоров в международной практике

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 
РЕКЛАМА
<

1. Вынесение приговора в сфере уголовного права

Когда говорят о месте приговора в системе уголовной юстиции, речь прежде всего идет о стадии, в рамках которой судебная власть должна решить, какая санкция, если это необходимо, будет применяться к преступнику, осужденному по справедли­вости и результатам судебного разбирательства на основе таких процессуальных гарантий, как право на защиту, публичность процесса, равные права на заслушивание аргументов, равенство процессуальных средств защиты.

Согласно уголовно-правовой доктрине прошлого, криминаль­ное поведение, как и меры наказания за него, должны точно определяться в Законе. Роль судьи в такой системе образно охарактеризовал Шарль Монтескье: «Судья — это рот, произ­носящий слова закона». Так происходило во времена так назы­ваемой англиканизации уголовного процесса и уголовного права.

Однако история показала, что система фиксированных нака­заний не помогла правосудию. Эта цель могла быть достигнута только тогда, когда правосудие учитывало специфику каждого конкретного случая преступления, конкретные условия его совершения. А теория формальных наказаний именно это и игнорировала.

Жизнь подтвердила потребность индивидуализации уголов­ного процесса. Уже в Кодексе Наполеона произошел отход от четко фиксированных наказаний; было положено начало систе­ме, оставляющей некоторую свободу судам в вынесении приговора и определении наказания. Великий немецкий криминалист А.Фейербах считал, однако, что срок тюремного заключения, назначаемый как наказание за определенное преступление, может колебаться лишь в пределах шести месяцев. Правда, законодатели ряда стран соглашались и с другими вариантами.

Система так называемых пределов назначения наказания, связанных с лишением свободы, различна в разных странах. Некоторые законодательства содержат обязательный мини-

 

2. Вынесение приговора: процессуальный аспект    203

мум наказаний за совершение определенных серьезных пре­ступлений. В таких случаях суд вынужден назначать мини­мальный срок тюремного заключения, предписанный законом, даже если считает, что более подходящим был бы более мягкий приговор. Правда, в последнее время многие законодатели уже воздерживаются от фиксирования в законе минимальных обязательных сроков лишения свободы, считая, что это в конкретных случаях может привести к вынесению несправед­ливых приговоров.

Законодательство многих стран предусматривает, что суд, при осуществлении своих дискреционных полномочий, может при­менять наказания в пределах очень широкой шкалы и для других санкций, помимо тюремного заключения/Такая система, оставляющая суду (судье) большую свободу действий, основана на мнении, что законодатель не может предвидеть и выразить в законе неопределенное множество конкретных обстоятельств, с которыми встречается суд, и что этот факт необходимо обязательно учитывать при вынесении приговора, которое пре­вращается в настоящее искусство (1).

Следует отметить, что во многих странах судебная политика в отношении вынесения приговоров вообще характеризуется мягкостью или, точнее, тенденцией к мягкости. Так, в Германии в двух третях общего числа приговоров сроки тюремного заключения находятся в пределах минимальной трети общей шкалы (между установленными в законе минимумом и максимумом срока наказания) (2). В Норвегии огромное число приговоров предусматривает сроки тюремного заключения на границе минимальных (3).

2. Вынесение приговора: процессуальный аспект

Итак, если уголовно-правовой аспект приговора, как это было показано выше, лежит в сфере правового регулирования в рамках системы наказаний, то его уголовно-процессуальный аспект должен связываться с основными принципами уголовно-процессуальной и, в частности, судебной деятельности.

Идет ли речь о национальном законодательстве одного госу­дарства, или о правовой системе, объединяющей разные страны, всегда имеются в виду общие принципы правосудия, законнос­ти, равных возможностей и их строгое соблюдение в рамках судебной процедуры.

 

f ■ ™

204          Глава 9. Судебная политика: вынесение приговоров

Однако национальные законодательства, закрепляя эти общие принципы, дают огромное разнообразие в их конкретизации. Специфика может проявляться как на начальной стадии про­цесса (например, «сделки о признании», досудебные штрафы), так и в стадии вынесения приговора. В ряде стран законодатель­ство предусматривает разграничение стадии признания вины (принятие решения о признании вины) и собственно вынесения приговора (принятие решения о санкции). В некоторых же государствах, напротив, законодательство соединяет эти две стадии в одну.

Различие может состоять в организации власти, вынося­щей приговору Она может быть предоставлена только од­ним профессиональным судьям либо судебной коллегии, состав­ленной из профессиональных или непрофессиональных судей.

В Норвегии, например, непрофессиональные судьи принима­ют широкое участие в процессе вынесения приговора. В город­ских судах два судьи-непрофессионала действуют вместе с одним профессиональным судьей. В высших судах в судебном разбирательстве дел о наиболее тяжких уголовных преступ­лениях при вынесении приговора четыре непрофессиональных судьи действуют совместно с тремя профессиональными судь­ями. Широкое участие непрофессиональных судей может слу­жить фактором проведения более мягкой политики вынесения приговоров. В некоторых государствах вынесение приговора осуществляется специализированными советами, стоящими вне обычной судебной системы.

В законодательстве многих стран содержится требование, чтобы судьи, выносящие приговор (sentencer), давали письмен­ное обоснование своих решений, причем данная аргументация может оцениваться при подаче апелляции на приговор. В других странах вынесение приговора может производиться без обосно­вания либо может быть обосновано только устно (4).

Обоснованность приговора усиливает его воспитательное значе­ние. Этот подход лег в основу канадского отчета по вынесению приговоров: «Ясное заявление обоснования приговора представля­ет ценность для воспитателей и необходимо для осознанного пересмотра приговора при апелляции. Оно защищает права преступника и существенно для общественного понимания выне­сения приговора,... требует от суда установления точных сроков приговора. Такое положение является директивой судам для

 

~

 

3. Международная практика            205

избежания проблем, возникающих при неточных приговорах» (1).

Апелляция на вынесенный приговор в некоторых странах предусмотрена только для одной стороны, в других странах апелляция предусмотрена как со стороны преступника, так и со стороны обвинения.

Решение по апелляции может приниматься либо несколькими судами либо централизованно — в Верховном Суде, в специаль­ном суде или в специальном Совете.

Вынесение приговора для преступника пространно называет­ся «начальной точкой входа в исправительную систему», пос­кольку именно здесь определяются параметры программы по исправлению осужденного лица.

Посредством вынесения приговора орган, выносящий приго­вор, определяет, что преступник будет жить, работать и функционировать в обществе, получив в качестве наказания штраф, то есть лишившись части своих материальных средств, либо приговорен к условному освобождению на поруки при аналогичной санкции или другой меры, не связанной с лишени­ем свободы. Выносящий приговор может, с другой стороны, вынести определенное решение, связанное с лишением правона­рушителя свободы, помещая его в исправительное учреждение на более или менее длительный срок.

3. Международная практика

Все, что будет сказано ниже о международной практике вынесения приговоров, должно рассматриваться на общем фоне, который кратко уже охарактеризован. Соответственно, и мои суждения имеют достаточно общий характер: они применимы только к некоторым правовым и судебным системам, к прису­щим им особенностям, равно как и к так называемому «формаль­ному» уголовному праву.

Таким образом мои соображения должны интерпретировать­ся в ограниченном смысле. И когда речь идет об интернациона­лизации современного общества, об интернационализации пре­ступности, эти мои соображения ограничиваются этим замкну­тым пространством, миром, к которому принадлежу,... западным миром. Должен признаться, что я недостаточно знаком с право­выми системами во многих других частях мира: в Восточной Европе, Африке, Азии, Латинской Америке.

 

I •-

206          Глава 9. Судебная политика: вынесение приговоров

Проблемы, связанные с вынесением приговора, в последние годы исследовались во многих странах. Можно сослаться на исследования, выполненные в Австралии, Франции, Германии, Великобритании, Новой Зеландии, США.

Можно указать также и на исследования, представленные, соответственно, Советом Европы и Скандинавским комитетом по уголовному праву; хотелось бы сослаться также на работу профессора Дж. Анденеса о скандинавском опыте в решении проблем вынесения приговоров (5).

В упомянутых выше исследованиях выявлены некоторые общие черты судебной практики, а именно:

а)             ограничение использования некоторых уголовно-правовых

санкций, особенно лишения свободы;

б)            расширение использования мер, альтернативных лишению

свободы. Диапазон таких альтернатив увеличился во многих

странах, отражая тенденцию выведения некоторых судебных

дел из сферы общей системы уголовной юстиции.

Как упоминается в канадском отчете Комиссии по правовой реформе (1976 г.), основной упор в прошлом делался на наказа­ние или обращение с правонарушителями; меньше внимания уделялось нуждам жертвы преступления и общества с точки зрения мер, возмещающих ущерб от преступления. Определе­ние ответственности, которая является сердцевиной уголовного права, ограничивалось главным образом установлением вины и не затрагивало проблему предотвращения ущерба от преступ­ления. Об этом свидетельствовала сама структура приговоров.

В отчете говорилось, что одним из принципов, лежащих в основе уголовного права и предназначенных формировать про­цесс вынесения приговора, является необходимость содейство­вать и обеспечивать возмещение ущерба жертве преступления. В настоящее время проводящаяся реформа уголовного права по большей части основана на осознании этого фактора. «Возмеще­ние за ущерб от уголовного преступления отражает принцип равенства в судебном процессе в его социальном смысле. Рести­туция как санкция есть реакция на наличие социальных нужд, которые могут иметь первостепенное значение для конкретной жертвы преступления. Одной из целей и, вероятно, главной целью уголовной юстиции, базирующейся на принципе возме­щения ущерба, должно быть поддержание и реализация при­нципов справедливости».

 

3. Международная практика            207

На мой взгляд вполне оправданной является тенденция к укреплению правового положения жертвы преступления, про­являющаяся в международном масштабе. Аналогичной оценки заслуживает и проявляющееся во многих странах стремление разрабатывать законодательные меры наказания, которые мо­гут использоваться вместо тюремного заключения. Во многих странах в качестве такой альтернативы была, например, введе­на «общественная служба». Эта мера была охарактеризована как самая прогрессивная альтернативная мера, введенная в европейском уголовном праве в последние десять лет, и как мера, которая, как кажется, должна предложить массу возмож­ностей. В отношении освобождения от уголовного наказания общественная служба является шагом вперед в создании систе­мы, не связанной с лишением свободы, с двух точек зрения: во-первых, с точки зрения компенсации за ущерб обществу, причем у преступника создается чувство ответственности за содеянное, во-вторых, с точки зрения защиты жертв преступления, в которой проявляется идея участия общества в правовом процес­се, в частности, в исполнении приговора, а также в процессе перевоспитания преступника (6).

Широкое использование альтернативных мер предполагает, что органы, выносящие приговор, хорошо информированы о ratio legis таких мер, об их содержании, реализации и эффектив­ности. В докладе, представленном на Совете Европы, отмеча­лось, что неудовлетворительное использование альтернативных мер может иметь место либо вследствие неосведомленности органов, выносящих приговор, либо поскольку использование таких мер требует больше усилий, чем применение традицион­ных санкций.

Говоря о необходимости информирования органов, выносящих приговор о новых альтернативных мерах, хотелось бы подчер­кнуть важность более тесной связи между различными подсис­темами уголовной юстиции: полицией, прокуратурой, судом, исправительными учреждениями. Несомненно, это послужит дополнительным фактором распространения прогрессивных методов вынесения и исполнения приговора.

Другая проблема, для решения которой активно осуществля­ется международное сотрудничество, состоит в обеспечении равенства в уголовном процессе, так преступники, совершаю­щие сходные преступления в сходных обстоятельствах, должны

 

208          Глава 9. Судебная политика: ъынесение приговоров

подвергаться одинаковым наказаниям, в противном случае нарушается принцип справедливости. Если органы, выносящие приговор, основывают свои решения на равноценных фактах и их анализе, вопрос о неравенстве никогда не должен возникать. В этом отношении существуют две крайних точки зрения:

а)             наказание за все преступления должно определяться непос­

редственно (почти автоматически) самим криминальным пове­

дением, а именно, наказание за конкретное преступление долж­

но быть ясным, определенным и прямо связанным с данным

преступлением. Всем совершившим одинаковое преступление

должны выноситься одинаковые приговоры, поскольку с выне­

сением приговора должно быть связано очень ограниченное

число факторов;

б)            поскольку каждый случай уникален, вынесение приговора

по каждому делу должно отражать и его уникальные характе­

ристики, особенно те, которые связаны с индивидуальностью

конкретного преступника. На наш взгляд такой подход дает

__ очень мало возможностей для реализации принципа равного наказания, а следовательно и принципа справедливости в уго­ловном процессе, поскольку в этом случае не ограничивается круг возможных фактов, рассматриваемых по данному делу.

Кстати, позиция вышеупомянутой канадской Комиссии по правовой реформе находится где-то между двумя этими моде­лями, которые, без сомнения, всегда будут в поле зрения политики вынесения приговоров во многих других странах.

В некоторых странах, например, в США, в недавнем прошлом были детально разработаны специальные «руководства по вы­несению приговоров». В законодательстве других стран, стара­ющихся избежать неравенства и обеспечить ббльшую степень ответственности за вынесение приговора, предусмотрены кон­кретные положения, характеризующие факторы, которые могут учитыватьсяпри вынесении приговора. Из европейских стран в качестве примера здесь можно указать Австрию и Финляндию.

4. Искусство вынесения приговора

С точки зрения законодательства большинства стран, вынесе­ние приговора — это трудный и кропотливый процесс. Не случайно многие исследователи говорят об «искусстве» вынесе­ния приговоров. Вот одно из многих таких высказываний:

 

4. Искусство вынесения приговора               209

«Вынесение приговора является одним из самых сложных искусств, в котором глубоко проявляется личность судьи... Каждый судья в каждом случае должен использовать свое собственное благоразумие, знания и предыдущий опыт при формулировании окончательного приговора, в котором явно должны отражаться его тип личности, его симпатии и предрас­судки, его эмоции и убеждения» (7).

Практикующие юристы должны согласиться, что при рассмот­рении очень большого числа дел по фактам совершения самых обычных преступлений, совершенных в сходных обстоятельст­вах, когда наказание выносится по принципу, «по заслугам», искусство вынесения приговора зачастую приобретает характер «массового искусства». Поэтому главное внимание следует уде­лять тому/что вынесение приговора во многих случаях требует именно высокой квалификации и умения от органа, выносящего приговор. Знание закона не является достаточным для этого, необходимо учитывать и общественное мнение и возможное неприятие им приговора.

Посредством уголовного закона государство стремится руко­водить поведением граждан, удерживая их от совершения опасных и просто нежелательных действий или заставляя их выполнять действия, невыполнение которых может расцени­ваться как нанесение вреда. Нормы уголовного права, таким обра­зом, защищают социальные ценности, считающиеся достойными защиты, посредством угрозы наказания при неповиновении.

Правонарушители могут нести уголовную ответственность за свое поведение. Процесс вынесения приговора является важным показателем, отражающим систему ценностей, существующую в данном обществе. Вынесение приговора может также способ­ствовать возмещению ущерба, нанесенного преступлением жер­тве и обществу, в крайних случаях предусматривая изоляцию преступника.

Таким образом уголовное право устанавливает охрану глав­ных общественных ценностей, а уголовный процесс, особенно в ходе анализа преступных действий и при вынесении пригово­ров, должен демонстрировать и поддерживать эти главные ценности, способствуя вырабатыванию чувства ответственности у преступника и давая ему возможность осознать свои действия в отношении жертвы и общества.

При вынесении приговора суд должен применять положения

 

 

 

t •-

210          Глава 9. Судебная политика: вынесение приговоров

уголовного права в рамках уголовного процесса, поэтому выне­сение приговора должно основываться на принципах, лежащих в основе уголовного правосудия. Орган правосудия должен, таким образом, в самом приговоре стремиться проводить идеи гуманности и справедливости.

Цели вынесения приговора могут по-разному формулировать­ся в разных странах, поскольку в одних странах господствует теория возмездия (ретрибутивная теория), в других — утилита­ристские теории. На практике часто используется комбинация обоих видов теорий. Орган, выносящий приговор, не может исходить исключительно из интересов перспективного разви­тия, как требуют сторонники утилитаристских теорий. В про­цессе вынесения приговора необходимо учитывать и прошлый опыт. Другими словами, суд не может брать в расчет лишь задачи предупреждения преступности, он должен основывать свои действия на принципе справедливости, который ставит пределы применению утилитаристских теорий. Приговор не может превышать пределов, вытекающих из принципов равен­ства, пропорциональности и объема вины — элементов, каждый из которых требует, чтобы было уделено должное внимание и деянию, и его исполнителю.

При решении задач предупреждения преступности суд до­лжен иметь в виду общие и специальные меры. Общие меры обычно формулируются в самом уголовном законе, при установ­лении наказания, которое законодатель посчитал соответству­ющим и необходимым на основе отношения к этому преступле­нию общества в целом.

Общие предупредительные меры часто вытекают из теории «удержания», которое не отражает функцию формирования морали и привычек, внутренне присущую законодательной системе, выражающей моральные и социальные ценности. Во множестве случаев люди воздерживаются от совершения пре­ступления без какого-либо учета вредных последствий, к кото­рым может привести нарушение уголовного законодательства.

Под специальными предупредительными мерами понимаются перевоспитание, лишение прав и устрашение преступника.

Термин «перевоспитание» в последнее время подвергает­ся критике. Если его трактовать не как «лечение болезни», то он означает оказание помощи, поддержки преступнику в отно­шении обеспечения работой, жильем или налаживания взаимо-

 

4. Искусство вынесения приговора               211

отношений с родственниками и социальными службами. Такая помощь может оказываться в рамках исправительных мер, как их часть, связанная или не связанная с тюремным заключением.

В качестве примера можно привести отчет, представленный шведскому правительству в 1986 г. Скандинавским комитетом по уголовному праву. Комитет сделал упор на то, что ни общие, ни специальные предупредительные меры не должны играть никакой роли на уровне вынесения приговора; решающими факторами на этом уровне будут уголовно-правовой смысл преступления и вина преступника.

Мои дальнейшие суждения относительно вынесения пригово­

ров будут, напротив, строиться на установившейся судебной

политике, в которой предупредительные меры рассматривают­

ся как важные факторы.   ^  г

Рассмотрение предупредительных мер представляется одним

из рациональных элементов процесса вынесения приговора.

Другим таким важным элементом является тяжесть преступле­

ния, оценка его целей, а также его субъективной стороны с

учетом ущерба, нанесенного жертве. Следует учитывать, что

представление суда о тяжести преступления непостоянны, в

большой степени зависят от изменения общественного мнения о

ценностях, которые защищаются или будут защищаться поло­

жениями уголовного закона. Суд может основываться на том, что

ценность принципа личной неприкосновенности повысилась во

многих странах, тогда как ценность принципа собственности

понизилась по сравнению с прошлыми временами. Многие

страны на опыте ощутили тенденцию к более нетерпимому

отношению к изнасилованию, избиению жен и детей, нападению

на пожилых людей. Подобное усиление нетерпимости имеет

место также в отношении преступлений, направленных против

общественных ценностей — экономических преступлений, рав­

но как посягательств на экологическую среду.          •

Значение, придаваемое субъективной и объективной сторонам преступления, требует оценки рациональных элементов, свя­занных с представлениями о справедливости. Санкция должна определяться с учетом вины, определяемой с учетом многих обстоятельств — возраста, опыта и самой ситуации.

Принцип равенства отражает не только рациональный подход, но также и подход традиционный — сохранение равного уровня наказания за равноценные преступления. За преступления,

8-270

 

f •-

212          Глава 9. Судебная политика: вынесение приговоров

которые совершаются и носят достаточно сходный характер, наказание закрепляется как стандартное за преступления по­добного рода.

Шведский ученый Пфеннингер отвел традиционному подходу доминирующее место в вынесении приговора, установив, что вынесение приговора является не рациональным процессом, а традиционным (7). Это утверждение было переформулировано другими скандинавскими исследователями: вынесение пригово­ра содержит рациональный и традиционный элементы, а также эмоциональный элемент (3). Поскольку вынесение приговора является актом, выполняемым людьми, эмоциональный элемент в некоторых случаях всегда присутствует, например, при чув­стве сострадания к жертве, в других случаях — при сострадании к преступнику, когда у него (у нее) было трудное детство и юность или он попал в совершенно особые обстоятельства.

В течение долгого времени уголовное прошлое преступника считалось довольно важным фактором при вынесении пригово­ра. Оно часто мотивировало более тяжелое наказание, чем то, которое налагалось на преступника, не имевшего никакого или имевшего незначительное уголовное прошлое. При назначении срока тюремного заключения предыдущие приговоры рассмат­ривались как серьезная причина для увеличения срока наказа­ния. Сейчас многие страны более не придерживаются такой позиции. Предыдущие приговоры могут не учитываться, если их действие закончилось несколькими годами раньше. Так, в спра­вочнике для английских судей сказано: «В целом предыдущие преступления класса, отличного от данного, могут игнориро­ваться (хотя природа преступления не всегда является един­ственным критерием)» (8).

В современной скандинавской пенологии не учитываются приговоры, по которым преступник давно отбыл наказание, «особенно, если имеется информация в отношении стабильности в работе подсудимого в течение определенного промежутка времени» (9).

В упомянутом отчете шведского Комитета по тюремным заключениям предложено следующее правило: тот факт, что человек был ранее осужден за преступление, может рассмат­риваться только в отношении наложения штрафа и в отношении выбора  между штрафом  и лишением  свободы (12).

 

4. Искусство вынесения приговора               213

Среди европейских стран в последние годы Австрия и Фин­ляндия приняли законы о назначении наказания. Они имеют некоторые общие черты и несомненно будут действовать в качестве руководствгведущих к дальнейшей однородности при вынесении приговоров и в то же самое время — к усилению охраны прав подсудимого в уголовном процессе.

Здесь я ограничусь упоминанием одного пункта в финских правилах — того, что названо «асимметричным управлением ошибкой». Необходимость избежать слишком суровых наказа­ний должна быть тем больше, чем мягче эти наказания. Тем самым судам дается больше свободы действий в использовании смягчающих обстоятельств, разрешающих снижать наказание при оценке тяжести преступления и вины преступника (11).

Здесь, по моему мнению, вновь будет уместно сделать ссылку на предложения, выдвинутые недавно Комитетом по тюрем­ным заключениям в Швеции. Идея, лежащая в основе этих предложений, состоит в желании одновременно усилить ответ­ственность и равенство в вынесении приговора. Предложения характеризуются стремлением к уменьшению использования тюремного заключения как меры наказания и к ограничению применения длительных сроков тюремного заключения, кото­рые могут быть назначены приговором в рамках санкции закона (10).

Многие из правил, воплощенных в предложениях Комитета, строятся с учетом длительной практики. Поскольку позиция Комитета отражает неоклассическую школу уголовного права,, множество правил представляют новые и отчасти усложненные формулировки, отражающие идею «точно по заслугам».         ,

Думаю, что ведущим принципом для вынесения приговора (назначения наказания) все же будет уголовно-правовая оценка преступления и вины преступника, с должным отношением суда ко множеству обстоятельств, имеющих значение для дела.

Что касается вынесения приговора, то я разделяю мнение германского юриста Х.Хорсткотта, который выделяет в этом процессе четыре стадии.

Во-первых, орган, выносящий приговор, должен дать оценку тяжести преступления. Во-вторых, определить наказание, кото­рое соответствовало бы задачам перевоспитания данного кон­кретного преступника (это будет способствовать и вынесению более мягкого приговора). В-третьих, орган, выносящий приго-

 

214          Глава 9. Судебная политика: вынесение приговоров

вор, должен учесть аспект общих предупредительных мер. И, наконец, в-четвертых, может быть рассмотрен вопрос о лише­нии прав.

5. Некоторые замечания о системе наказаний в Норвегии

Я хорошо сознаю тот факт, что мои размышления по данному предмету имели достаточно абстрактный и общий характер.

Перед тем, как делать из них выводы, я хочу подвести их к более конкретному и специальному уровню, делая некоторые наблю­дения по системе, действующей на моей родине, в Норвегии.

При обжаловании приговоров преступником или обвинением (у нас обе стороны имеют на это право) Верховный Суд действу­ет в качестве единственной апелляционной инстанции. Такая система определяет ведущую роль Верховного Суда в формиро­вании политики вынесения приговоров.

Верховный Суд определяет, за какие виды преступлений в целом в качестве наказания назначается тюремное заключение, имея при этом в виду и цели предупреждения преступности, и возможность исключений из данного общего правила. Именно Верховный Суд дает указания по применению условных приго­воров. Он также определяет сферу применения норм о снижении наказаний, зафиксированных в законе, в случае наличия особых и смягчающих вину обстоятельств.

Решения Верховного Суда в целом устанавливают то, что можно было бы назвать «нормальным уровнем наказания» за конкретные преступления, учитывая таким образом традицион­ный подход в вынесении приговора.

Большое значение имеет то обстоятельство, что решения Верховного Суда с мотивировкой и официальным комментарием публикуются в специальной периодике, которая широко рас­пространяется в юридических кругах, среди сотрудников поли­ции, прокуратуры, судов и исправительных учреждений, а также среди практикующих адвокатов.

Система, подобная этой, обеспечивает реализацию принципа равенства в вынесении приговоров и не нуждается в специаль­ных руководствах по этому вопросу.

Политику Верховного Суда по вынесению приговоров можно проиллюстрировать на примере одного из рассмотренных им дел (12).

 

5. Некоторые замечания о системе наказаний в Норвегии     215

Женщина в возрасте 36 лет была уличена в воровстве товаров в магазине нашей столицы. Ранее были получены сведения о краже товаров в тот же самый день в других магазинах. Женщина была доставлена в полицейский участок для дачи объяснений. Ее объяснение носило довольно подозрительный характер. Было принято решение произвести обыск в ее квар­тире, и на это время она была взята под стражу. Обыск дал ошеломляющий результат: все похищенные предметы были найдены в ее жилище — в холодильнике, в плите, на всех полках. Полиция, таким образом, вернула товары на общую сумму 940 тыс. норвежских крон, что соответствует 135 тыс. долл. США.

Во время проведения обыска преступница находилась под стражей. Она была освобождена через три дня. Перед тем, как она должна была предстать перед судом, она вновь была поймана на краже дорогого кольца с бриллиантом. Этот рецидив, как кажется, был, однако, совершен в состоянии стресса.

Для точной трактовки этого дела было назначено проведение психиатрической экспертизы, которая не оставила сомнений, что женщина вполне может отвечать за свои действия. Два психиатра подчеркнули, однако, что в детстве она испытывала нужду и имела трудности в воспитании. В течение долгого времени она чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Случаи воровства, которые могли бы рассматриваться как действия, выполняемые импульсивно, имели место в периоды некоторой депрессии. Эксперты-психиатры оценили указанные кражи как патологические реакции, внутренне связанные с ее личностью и ее трудностями в установлении контактов с други­ми людьми.

В отношении нее было проведено судебное разбирательство в городском суде г. Осло, состоящем из одного профессионального судьи и двух непрофессиональных судей. Суд приговорил жен­щину к одному году тюремного заключения. Отбывание этого наказания было, однако, отложено на два года. Другими словами, приговор был аналогичен испытательному сроку (пробации). Ее опыт знакомства с исправительной сферой системы уголовной юстиции до приговора окружного суда ограничился тремя днями содержания под стражей.

Прокуратура подала апелляцию в Верховный суд. Не отрицая в данном деле наличия смягчающих ответственность обстоя­тельств, прокуратура обращала внимание на то, что кражи

 

216          Глава 9. Судебная политика: вынесение приговоров

совершались в течение нескольких лет и стоимость украденного была довольно высокой. При таких обстоятельствах приговорен­ное лицо должно отбыть по меньшей мере часть срока тюремного заключения. Поэтому прокуратура фактически требовала так называемого «частичного исполнения приговора».

Верховный Суд в составе пяти юристов единодушно поддер­жал приговор городского суда и дал развернутую аргументацию своему решению.

Придерживаясь системы, первично построенной на элемен­тах, связанных с тяжестью преступления (преступления совер­шались в течение нескольких лет, кражи совершались в четырех магазинах, очень высокая стоимость украденных товаров), легко можно было бы вынести более строгий приговор. Однако в данном случае были приняты во внимание особые обстоятельства.

Таким образом, юристам-практикам было дано понять, что в наше время, характеризующееся значительными техническими достижениями, даже некоторым преклонением перед техничес­кими средствами, в обществе существуют опасения быть вовле­ченными в орбиту некоего «судебного компьютера». Решение суда и должно было снизить это чувство опасности. Подобная ситуация была выразительно три десятилетия назад описана известным итальянским писателем Джованни Папини (1881— 1956 гг.). В одной из своих книг он посвятил одну главу «электронному трибуналу». Автор рисует его следующим обра­зом: «Гигантский аппарат занимал центральную часть основной стены, тогда как судьи, представители обвинения и другие чиновники суда были посажены в качестве простых зрителей в первый ряд скамей, предназначенных для публики. Машина не нуждалась в них, будучи более надежной, точной и безотказной, чем их ограниченные человеческие мозги. Единственным опера­тором электронного прибора был молодой техник, специалист по бесчисленным фотоэлектронным ячейкам и пяти сотням клавиш с вопросами. Единственным напоминанием о прошлом была бронзовая шкала, чисто декоративно увенчивавшая металли­ческий юридический мозг» (13).

Давайте надеяться, что суды в течение еще долгого времени не будут напоминать подобную машину и будут выполнять свои функции, основываясь на рациональных и эмоциональных сооб­ражениях, с должным уважением относясь к традиционным элементам, подверженным влиянию меняющихся ценностей в рамках общечеловеческой культуры.

 

5. Некоторые замечания о системе наказаний в Норвегии     217 Примечания

Sentencing.  Government of Canada. 1984, P.4.

Horstkotte.  H. Informed Sentencing, Resource Material Series No 20.

P.80. UNAFEI, Tokio, 1981.

Andenaes  I. Alminneling Strafferett. Oslo, 1974. S.409.

W a 1 k e r  N. Sentencing in a Rational Society. Pelican, 1972. P.194.

G i d e 1 i n e s.   Dispositions and Sentences in Criminal Process, 1976;

Andenaes J. The choice of Sanction. A Scandinavian Perspective. In: Reform

and Punishment (Chicago)

R о b e r t I.P. Ministry of Justice, France. Prison Bulletin, Council of Europe,

Strassbourg, No 5, June, 1985.

Pfenninger.  Schweizarische Jurist-Zeitung 1933/34, S.212.

The Sentence of the Court. Home Office, L., 1978. P.3.

The Danish Permanent Board on Criminal Law Revision. Report 5th January

1973.

Pafalig for brott. SOU 1986. 13, Stockholm 1986, 1. P.77

A n t i 1 1 a   I. in: Pafoljasval straffmatning och straffvarde, Rapport 1980,

P.180.

Retstidende, 1985, P.520 ff.

UNAFEI Series No 16, P.63.

 


<