§ 2. Реализация уголовной политики в сфере защиты экономики : Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел - ред. Л.И. Беляева : Книги по праву, правоведение

§ 2. Реализация уголовной политики в сфере защиты экономики

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 
РЕКЛАМА
<

Реализацию уголовной политики в сфере защиты экономики можно определить как воплощение в жизнь государственной программы борьбы с преступлениями экономической направленности, основанной на научной концепции, предусматривающей постоянный мониторинг социально-экономической и криминогенной ситуации в стране или конкретном регионе, а также учитывающей как действие основных законов рынка, так и имеющиеся в распоряжении субъектов уголовной политики силы и средства.

Проблема реализации уголовной политики в сфере экономики многоаспектна и для ее решения должны быть учтены:

вопросы соотношения между действием объективных законов рынка и пределами вмешательства органов власти в управление экономическими отношениями;

перспектива развития экономических отношений и вычленение криминогенных факторов, формирующихся при соответствующем сценарии;

проблема всестороннего учета интересов как участников экономических отношений, так и всех членов общества при формировании уголовной политики;

-   специфика уголовно-правовых, экономических и организационных средств воздействия на криминальную ситуацию в экономике;

-   вопросы повышения эффективности уголовно-политического воздействия (исходя из специфики объекта такого воздействия).

Представим принципиальную схему основных элементов уголовной политики, которые следует принимать в расчет при реализации соответствующего сегмента государственной политики в сфере экономических отношений. Центральное звено уголовной политики состоит из трех наиболее значимых элементов. Сюда входят: действующая на данный момент времени правовая база, регламентирующая как хозяйственную деятельность экономических единиц, так и деятельность органов внутренних дел; особенности сложившейся правоприменительной практики; характер восприятия населением криминогенной ситуации и результатов борьбы органов внутренних дел с преступлениями экономической направленности.

Каждому из вышеназванных элементов соответствуют иные блоки явлений, образующих уголовную политику. Первый блок - это эффективность деятельности органов внутренних дел в борьбе с экономическими преступлениями. Здесь должны быть учтены силы и средства, а также материально-техническая обеспеченность данного субъекта уголовной политики с учетом сложившейся социально-экономической ситуации в стране либо конкретном регионе.

Второй блок уголовной политики - совершенствование уголовно-правовой базы - также состоит из элементов. Это криминализация норм уголовного, совершенствование норм уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, осуществляемые в соответствии со сложившейся социально-экономической ситуацией в стране.

Третий блок - обратная связь - представляет собой, по сути, восприятие населением, с одной стороны, сложившейся социально-экономической ситуации в целом по стране или в отдельном регионе (включая криминогенную обстановку), а с другой - результатов деятельности органов внутренних дел. направленной на борьбу с экономической преступностью. Следует учитывать, что оценка населения основана на массовой правовой установке и корректируется публика днями средств массовой информации.

Далее представляется необходимым рассмотреть алгоритм уголовной политики. Очевидно, что этот процесс следует рассматривать в виде некого цикла, повторяющегося с определенной частотой, который зависит от интенсивности изменения социально-экономической ситуации в стране либо регионе.

Теоретически отмеченный цикл может основываться на долговременной программе по коррекции социально-экономических отношений в нужном для общества направлении. Однако в настоящее время такой широкошаговый цикл при нестабильной экономике в стране уступает ускоренным, быстро сменяющим друг друга циклам. Это вынуждает субъектов уголовной политики более оперативно реагировать на изменения в экономике и социальной сфере. Следует особо отметить, что несмотря на необходимость постоянного реагирования органов власти на каждодневные изменения криминогенной ситуации в экономической сфере реализация уголовной политики не должна идти вразрез с ее основополагающими концептуальными принципами.

Сам процесс реализации уголовной политики начинается в первую очередь со сбора необходимой информации и ее оценки. Соответствующая информация позволяет составить краткосрочные, среднесрочные и долговременные прогнозы развития социально-экономических отношений, включая и криминогенную ситуацию в экономике. На последнем этапе процесса реализации уголовной политики становится возможным подвергнуть коррекции отклоняющееся делинквентное поведение экономических единиц. Именно на данном этапе реализации уголовной политики органы внутренних дел (в соответствии с предписаниями законов и подзаконных актов) используют имеющийся в их распоряжении арсенал организационно-правовых средств и методов воздействия на преступность. Таким образом, отмеченная выше цикличность реализации уголовной политики предполагает следующие основные фазы реализации уголовной политики: мониторинг (сбор и оценка полученной информации); коррекция отклоняющегося поведения.

Мониторинг уголовно-политической ситуации в экономической сфере складывается из анализа правовых, информационных и ресурсных сведений, а также данных о кадровом обеспечении соответствующей деятельности.

В рамках мониторинга осуществляется системный анализ экономики и общества в целях выявления и прогнозирования внутренних и внешних угроз экономической безопасности. Особое значение приобретают пороговые значения соответствующих показателей, представляющие собой предельные величины, несоблюдение которых препятствует нормальному ходу развития экономических отношений, приводит к нестабильности и социальным конфликтам, формирует негативные, разрушительные тенденции в области экономической безопасности. Иными словами, наивысшая степень экономической безопасности достигается при условии, что весь комплекс показателей находится в пределах допустимых границ своих пороговых значений, а пороговые значении одною показателя достигаются не в ущерб другим.

Таким образом, применительно к рассматриваемому вопросу мониторинг в экономической сфере представляет собой информационно-аналитическую систему наблюдений за динамикой показателей экономической безопасности страны, региона либо отдельного субъекта Российской Федерации, где пороговые значения ряда социально-экономических показателей являются ориентиром принимаемых организационно-правовых решений.

1. Для характеристики такой составляющей мониторинга, как получение необходимой информации, следует выделить три основных вида искомых данных:

данные о социально-экономической ситуации в стране (регионе);

данные, характеризующие состояние экономической преступности;

данные об уголовно-правовой ситуации.

В системе показателей социально-экономического характера необходимо выделять: уровень и качество жизни населения; темпы инфляции: норму безработицы; экономический рост; дефицит бюджета; государственный долг; «встроенность» в мировую экономику; состояние золотовалютных резервов; «теневую экономику» и др.

Данные, характеризующие состояние экономической преступности, представляют собой ряд общепринятых криминологических показателей (уровень, структура, динамика, латентность и «цена» экономической преступности). Помимо традиционных методов и источников получения криминологической н криминалистической информации, включая оперативно-розыскные мероприятия, в качестве одного из наиболее емких ее источников следует признать оперативно-экономический анализ, основанный на изучении различных показателей как отдельных предприятий, так и целых отраслей экономики. В данном случае фиксация любых отклонений от средневзвешенного уровня основных показателей (например сведения о процентных ставках установленных банком н др.) среди однотипных учреждений дает основание для дальнейших мероприятий по проверке деятельности соответствующего хозяйствующего субъекта. В этой свя-1Н современная концепция выявления экономических преступлений должна быть основана в первую очередь на методике комплексного анализа признаков, позволяющих выявлять и фиксировать факты совершения преступлений в результате анализа достаточно большого числа данных.

Как показывает практика, нейтрализация латентности определенных видов экономических преступлений обычно начинается с определения их признаков ч показателей, которые могут свидетельствовать о криминальной пораженное™ той или иной отрасли экономики либо определенного сегмента экономических отношений. Анализируемые виды деликтов редко выставляются напоказ. В связи с этим концептуальное значение приобретает формирование банка данных о признаках экономических преступлений. Соответствующие признаки, очевидно, следует разделить на две большие группы. К первой из них относятся признаки, имеющие симптоматическое или индикативное значение, ко второй - обладающие процессуальным (доказательственным) значением.

Программа реализации уголовной политики должна включать в себя такие мероприятия или действия, которые предпринимаются в целях обнаружения фактов, свидетельствующих о совершении преступлений, злоупотреблений или других противозаконных действий. Для того чтобы такая программа имела реальные перспективы, необходим эффективный механизм, с помощью которого можно распознать и исследовать эти симптомы вплоть до получения достаточных доказательств о криминальной зараженности отдельных объектов либо отраслей экономики.

Таким образом «признаки-симптомы» как бы представляют стадию доказывания, и их основная задача - помочь органам внутренних дел в краткие сроки диагностировать правовую природу общественно опасных тенденций в экономической сфере.

Симптомы возможного преступления можно подразделить на три группы:

отклонение от средних (нормальных) значений величин тех или иных

показателей;

нестандартные данные в финансовой отчетности;

3)  аномалии в организационной структуре предприятия (фирмы).

Рассмотрим их подробнее.

Отклонения от средних (нормальных) значений тех или иных показателей (аналитические аномалии) - это необычные для деловой практики взаимосвязи, процедуры и события, например, кажущиеся неоправданными изменения в объемах, структуре ассортимента или ценах и т.д.

Нестандартные данные в финансовой отчетности и других документах данного предприятия (фирмы) — это непропорционально быстрый рост расходов по сравнению с доходами; необычные или крупные выгодные сделки в конце отчетного периода; участие предприятия (фирмы) в крупных судебных (арбитражных) процессах; наличие трудностей во взимании дебиторской задолженности; высокая задолженность или большой удельный вес накладных расходов; ухудшение качества прибыли, необходимость показывать в отчете высокую доходность (чистая прибыль может рассматриваться как показатель эффективности предприятия); работа на грани кризиса; необъяснимые изменения в балансовой отчетности; недостаточность основного капитала и др.

Аномалии в организационной структуре предприятия (фирмы) - это такие индикаторы, которые связаны с организационной структурой предприятия или фирмы, включают в себя различные необъяснимые на первый взгляд или не имеющие под собой законного основания организационные особенности. К наиболее типичным симптомам подобного рода относятся: излишне усложненная организационная структура; отсутствие эффективно работающего подразделения внутрифирменного аудита; работа в отраслях, связанных с высоким риском И приверженность к высокорискованным операциям; использование явно устаревших или изношенных средств производства; кажущиеся неоправданными Изменения в высшем звене управления и директоров.

Следует отметить, что «признаки-симптомы» не только многочисленны, но и узко специфичны для конкретных видов экономических преступлений. Большие объемы необходимой информации могут быть обнаружены тающее при контент-аналитическом изучении периодической печати.

К системе данных, характеризующих уголовно правовую ситуацию относятся:

1)  сведения о наличии (отсутствии) «равновесия» между нормативно-

скрепленным кругом общественно опасных видов экономического поведения и

объективно существующими видами такого поведения;

сведения о наличии в уголовном законе норм, оказывающих негативное влияние на процесс поступательного развития экономических отношений;

данные о наличии в уголовном законодательстве нетехнологичных по своей конструкции и потому не работающих дефиниций;

данные о соответствии (несоответствии) размеров и видов наказаний по санкциям, установленным законодателем за преступные посягательства на экономические отношения;

сведения о соответствии (несоответствии) задач и функций, возлагаемых на правоприменительные органы, по определенным направлениям, практике правоприменения;

сведения, касающиеся отношения населения и правоохранительных органов к уголовному закону и практике его применения.

Для оценки полученной информации характерны сопоставление полученных данных и их анализ применительно к научно обоснованной модели развития социально-экономической ситуации.

В данной модели следует учитывать: во-первых, типологию субъектов преступлений, во-вторых, характер общественных отношений, тесно увязанный в экономико-социальной сферой; в-третьих, характер вреда, причиняемого экономическими преступлениями.

Относительно первого пункта следует обратить внимание ни то, что «типичный» правонарушитель, действующий в экономической сфере, практически полностью не соответствует традиционному представлению о субъектах преступлений. Такое несоответствие наблюдается между нормативным закреплением формального критерия преступника и широким кругом социальных представлений о таких субъектах, как об «удачливых» людях которые делают дело не смотря ни на что.

Что касается второго пункта, то современная экономическая сфера функционирования детерминирует особенности психологической мотивации как отдельно взятого индивида, выступающего в роли субъекта преступления, так и массовой социально психологической среды. К числу особенностей современной криминогенной ситуации в экономике России относится вес больший отказ со стороны организованных преступных групп и сообществ от совершения насильственных, и корыстно-насильственных преступлений. Во главу угла ставятся иные, преимущественно экономические способы достижения криминальных целей, которые, как показывает практика последних лет, избираются субъектами преступлений как более эффективные. Очевидно, именно этим обусловлено проявление целого ряда «нетрадиционных» экономических преступлений. Уже только из анализа норм раздела VIII УК (преступления в сфере экономики) можно сделать вывод о большом многообразии общественных отношений, требующих, по мнению законодателя, защиты уголовно-правовыми средствами. Однако широкомасштабного противодействия экономической преступности ее наблюдается. Поиск соответствующих причин выявляет целый ряд пробелов, связанных в том числе с отсутствием четко выверенной концепции методики и тактики противодействия экономическим преступлениям.

Охватываемый третьим пунктом характер вреда, причиняемого рассматриваемыми преступлениями, также проявляет вполне осязаемую специфику. Ныне действующий УК РФ в той или иной степени фиксирует потенциальный вред от совершения экономических преступлений, способный отрицательно сказаться на экономических отношениях. В данном случае следует учитывать, что причиняемый вред может быть как прямым (в виде материального ущерба нанесенного потерпевшему физическому или юридическому лицу), так и косвенным. Последний складывается из целого ряда составляющих: услуги органов юстиции становятся значительно дороже; хозяйствующие субъекты через свои службы безопасности должны затрачивать больше средств и времени на дополнительные проверки клиентов-ссудополучателей; компенсируя свои потери, экономическая единица увеличивает отпускные цены на производимые товары или предоставляемые услуги; увеличиваются ставки страховых сборов для всех потенциальных участников экономических отношений.

Коррекция отклоняющегося поведения, как уже говорилось, - второй этап реализации проекта уголовной политики, связанный с переходом из пассивного (оценочного спектра) в активную (деятельную) фазу. Следует отметить, что экономическая сфера складывается из сотен и тысяч разнообразных отношений, для регулирования которых теорией и практикой управления социальными процессами работал достаточно сложный механизм воздействия. В данном механизме можно выделить правовые и организационные составляющие.

Касаясь правовых аспектов воздействия, нужно прежде всего рассмотреть вопрос о том, насколько полно субъекты уголовной политики обеспечены средствами уголовно-правового воздействия. Исследования, проведенные в последние годы показали, что в числе инструментов воздействия отсутствует ряд уголовно-правовых средств, способных скорректировать криминальную ситуацию, сложившуюся в экономической сфере, в более выгодном для общества направлении. Такими средствами могли бы стать: криминализация неправомерного использования в корыстных целях чужого имущества, включая денежные средства, хищение или уничтожение должником документов, свидетельствующих о задолженности кредитору; биржевые «игры» за счет вкладов граждан; введение уголовной ответственности юридических лиц; криминализация случаев нарушения правил ведения бухгалтерской документации; установление уголовной ответственности за умышленное нагнетание паники среди вкладчиков кредитных организаций и т.д.

Вместе с тем и имеющиеся в арсенале правоохранительных органов правовые средства воздействия обладают значительным потенциалом для решения стоящих задач. Важнейшим здесь является соотношение неотвратимости и строгости наказания по нормам, предусматривающим ответственность за преступления экономической направленности. Например, увеличение степени неотвратимости и ответственности связано чаще всего с дополнительными затратами на выявление и расследование экономических преступлений. Однако исследования показывают, что даже незначительное повышение эффективности деятельности правоохранительных органов (условно говоря, если не один, а трое из десяти субъектов преступления будут изобличены в содеянном и привлечены к уголовной ответственности) может оказать на потенциальных нарушителей закона действие не меньше, чем увеличение срока лишения свободы с шести месяцев до двух лет. Очевидно, что первый вариант предпочтительнее, так как обладает значительно большим эффектом общего предупреждения. К этому можно «приплюсовать» уменьшение в конечном итоге бремени государственного бюджета на дополнительные затраты по содержанию осужденных на длительные сроки лишения свободы.

Анализ криминальной ситуации в экономической сфере показывает, что большое число современных хозяйствующих единиц использует свою фору для того, чтобы избежать личной ответственности путем ее размывания. Например, если руководитель коммерческого банка подает в отставку или подвергается уголовному преследованию за те или иные финансовые злоупотребления, то по сути, берет на себя роль «ритуальной жертвы». Это происходит потому, что с одной стороны, за виновным, вероятнее всего, сохранится в высшей степени привлекательное «выходное пособие», с другой - остальные члены правления кредитной организации будут формально защищены от дальнейшего преследования со стороны правоохранительных органов. Все это репродуцирует дальнейшую криминальную ситуацию, так как формирует необходимые стимулы для руководителей «криминальных проектов». Такой руководитель уже не опасается брать на себя ответственность за все правление, так как приобретает осязаемые гарантии на случай неблагоприятного развития событий.

Очевидно, что для преодоления указанной ситуации необходимо расширить в определенных случаях арсенал уголовно-правовых средств, и в первую очередь это касается введения института ответственности юридических лиц.

Представляется, что даже штрафы, в несколько раз суммарно превышающие установленные объемы финансовых злоупотреблений, а также обнародование в соответствии с решением суда «черного списка» неблагонадежных предприятий (организаций) сделают более ощутимым сдерживание роста корыстных преступлений.

Рассматривая в контексте уголовной политики значение наказания, следует отметить, что соответствующие средства как источник сдерживающего воздействия трудно переоценить. Действительно, без наказания система общепредупредительного воздействия перестает существовать. Вместе с тем строго дозированное применение наказания имеет помимо чисто гуманистических соображений еще и рациональный аспект. Иначе говоря, если наказание занимает слишком большое место среди средств социального контроля, то оно способствует «расширенному воспроизводству» социальной базы преступности. Это происходит в связи с тем, что реализация наказания объективно порождает целый слой людей, нечувствительных или малочувствительных к общепредупредительному воздействию.

Анализ содержания санкций, применяемых за преступления в экономической сфере, показывает, что одним из распространенных наказаний здесь является запрет на занятие соответствующей деятельностью. Это, во-первых, усиливает основное наказание и, во-вторых, в какой-то степени является преградой для проникновения в экономическую систему лиц, попавших в «черный список».

Следует также учесть, что удаление индивида от активной деятельности на несколько лет разрывает его хорошо налаженные ранее деловые связи, которые весьма сложно восстанавливаются после окончания срока запрета.

Нельзя не отметить, что уголовная политика, реализуемая в период экономического кризиса, должна учитывать особенности социальной ситуации, при которой происходит резкое снижение эффективности сдерживающих факторов, например страха перед наказанием. Одновременно столь же резко происходит возрастания количества преступлений экономической направленности. Отмеченные особенности не только детерминируют усиление уголовно-правового воздействия со стороны государства путем совмещения методов «убеждения и принуждения», но и заставляют субъектов уголовной политики искать пути расширения арсенала уголовно-правового воздействия.

Многие экономические преступления в относительно благополучные времена остаются как бы в тени традиционных преступлений, но с ростом бремени экономических забот их число увеличивается настолько, что статистика не в состоянии их зафиксировать. В этот период сохранение уголовно-правового запрета на многие виды экономического поведения, которые теперь стремятся стать господствующими, не только делает переходный период более затяжным, но и девальвирует сам уголовный закон.

В число важных средств уголовной политики входит максимальная декриминализация отдельных видов деяний. Этим, видимо, и можно объяснить активное развитие административного права в последние годы. В полной мере сказанное относится и к экономической сфере, с той лишь разницей, что в данном случае очень важную роль приобретает точный расчет между индивидуальными и общественными экономическими предпочтениями, а также издержками, наступление которых должно приобрести значительную вероятность для предпринимателя (имеются в виду гражданско-правовые и административно-правовые санкции).

Таким образом, для экономических отношений очень важно активизировать процесс трансформации регулятивной функции уголовного права из принудительно-регулятивной в охранно-гарантийную. Представляется, что отмеченный механизм должен отвечать нескольким концептуальным принципам. Во-первых, отличаться взвешенностью, всесторонней продуманностью и предсказуемостью; во-вторых, малозаметностью для конкретных хозяйствующих субъектов. Последнее достигается строго дозированным вмешательством государства и максимально экономным использованием мер воздействия на деятельность таких субъектов.

Все отмеченное подчеркивает, что деятельность субъектов уголовной политики тесно увязана с системой социального контроля. В этой связи следует стимулировать развитие различных форм социального контроля, не связанных прямо с уголовно-правовой системой.

В настоящее время, к сожалению, в арсенале средств уголовно-политического воздействия отсутствует большой диапазон мер, отличных от уголовного наказания. Тем не менее программы, предполагающие улаживание конфликтов за пределами правовой системы, с экономической точки зрения более выгодны и не менее эффективны. В то же время экономические методы воздействия должны применяться таким образом, чтобы они не подменяли действия рыночных сил. Поэтому субъекты уголовной политики должны рассматривать их как приемлемые альтернативы традиционному уголовно-правовому воздействию и устранять организационные препятствия для их более широкого применения.

Организационная сторона реализации уголовной политики в экономической сфере предполагает прежде всего нацеливание вектора борьбы на «болевые точки» экономической преступности.

Известно, что основной целью деятельности преступных организаций является получение сверх доходов. Однако для этих групп проблема заключается в том, чтобы денежные средства, полученные от незаконных доходов, каким-то образом легализовать («отмыть»).

Выработать механизм реального контроля над доходами, а тем более выяснить происхождение некоторых состояний и вернуть похищенное достаточно сложно, в то же время именно это является крайне важным для успешной реализации уголовной политики в экономической сфере.

К организационной стороне реализации уголовной политики следует отнести также оптимальное сочетание мер регулирования и дерегулирования. Например, некоторые страны в последнее время стали жестко регулировать выдачу лицензий на все виды экономической деятельности (включая банковские и финансовые услуги), в которые может проникнуть организованная преступность. В частности, если обязать банки осуществлять контроль за сделками, то это поможет выявлению преступных организаций и операций по «отмыванию» денег. Кроме того, новые законодательные положения и кодексы поведения для предпринимателей и специалистов также могут способствовать борьбе с преступными посягательствами путем поддержания высоких стандартов открытости в экономической деятельности и недопущения проникновения в нее организованной преступности.

С преступлениями, совершаемыми с целью экономической наживы, можно успешно бороться с помощью конфискации полученной прибыли или любой другой собственности причастных лиц и организаций. Здесь, безусловно, важное значение должно придаваться наложению ареста и конфискации активов, связанных с противозаконной деятельностью. Конфискацию следует рассматривать как стратегическое оружие, как экономический метод сдерживания организованной преступной деятельности и как средство устранения финансовых преимуществ, связанных с подобной антиобщественной деятельностью.

Важное значение для экономической безопасности страны имеет проведение экспертизы принимаемых решений по финансовым и хозяйственным вопросам, а также по проектам законодательных и иных нормативных актов.

В заключение следует отметить, что меры и механизмы реализации уголовной политики, должны разрабатываться одновременно с государственными прогнозами социально-экономического развития и реализовываться в рамках социально-экономического развития России. Указанные меры и механизмы должны быть ориентированы на:

совершенствование деятельности государственных, правоохранительных органов в области обеспечения безопасности предпринимательства;

повышение эффективности правового регулирования информационно- аналитического обеспечения предпринимательской деятельности и ее охраны;

гарантированность судебной защиты прав и законных интересов предпринимателей;

широкое развитие частной охранно-детективной деятельности;

подготовку кадров и разработку программ экономической безопасности.

 

 

 


<