§ 1. Анализ, оценка и прогноз криминальной ситуации в России. : Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел - ред. Л.И. Беляева : Книги по праву, правоведение

§ 1. Анализ, оценка и прогноз криминальной ситуации в России.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 
РЕКЛАМА
<

Предметом анализа преступности является совокупность ее качественных и количественных характеристик в их единстве и развитии. Как известно, обобщенными характеристиками преступности являются ее общественная опасность, ременная и территориальная распространенность, социальный состав и социально-демографическая характеристика преступников, соотношение групповой и «циничной, первичной и рецидивной форм преступности и др. Эти характеристики можно выделить, лишь анализируя преступность в целом либо применительно к проявлению в масштабе города, района и т. д.

Преступность как социальное явление тесно связана с другими социальными явлениями самой различной природы. Задача анализа преступности заключается в том, чтобы не только установить ее качественно-количественные характеристики, но и выявить те социальные явления и процессы, под воздействием которых эти характеристики складываются и изменяются, т.е. определить в конечном счете механизм детерминации преступности и закономерности его функционирования. Нужно отметить, что решение этой задачи - дело чрезвычайно сложное. Как уже отмечалось, все социальные явления противоречивы по своим последствиям и влиянию на другие явления, в том числе и на преступность. Кроме того, преступность (обладает значительным потенциалом самодетерминации.

В криминологии достаточно полно выявлен и описан эффект самовоспроизводства преступности за счет сохранения, распространения, адаптации применительно к изменяющимся обстоятельствам криминальной психологии, непосредственного криминального «заражения» части населения, использования преступниками механизмов прямого инструктирования, внушения, подражания. Другими словами, преступность в своем противостоянии обществу образует своеобразную систему самозащиты. Знание такой системы важно с точки зрения эффективной организации борьбы с преступностью.

Анализ преступности может рассматриваться как определенная форма социальной диагностики, которую в этом аспекте допустимо определить в качестве вид оперативного анализа социального объекта (организации, явления, процесса) с целью определения его состояния, оценки конкретной ситуации, в рамках которой он функционирует или протекает. Результат диагностики - описание объекта в системе показателей, основанных на нормах, нормативах, ориентирах диагностируемой сферы жизнедеятельности.

Диагностика является звеном преобразовательной практики в цикле диагноз- прогноз - проект - внедрение. Особенно важна диагностика социально объектов при подготовке управленческих решений. В технологии диагностики можно выделить ряд этапов: 1) общее предварительное ознакомление с объектом, постановка задач, выделение состава диагностируемых ситуаций, параметров ситуаций, выбор показателей методик; 2) измерение и анализ показателей; 3) построение выводов, заключение по диагнозу. Методы диагностики различаются в зависимости от задач, сроков, масштабов диагностируемых объектов.

Наиболее сложным элементом диагностики преступности является определение ее причинного комплекса (комплекса криминогенных факторов). Неоднократно предпринимались попытки выделить и даже определить точное количество криминогенных факторов; при этом назывались цифры от 200 до 250. Но по этому поводу нет единства мнений, и в целом такой арифметический подход считается неприемлемым.

В статистическом сборнике «Преступность и правонарушения 1999», (М.. 2000), где даны соответствующие данные за 1995-1999 гг., обозначены следующие криминогенные явления и процессы:

деформированность структуры российской экономики, неравномерность социально-экономического развития регионов;

увеличение имущественной дифференциации в обществе, снижение уровня реальных доходов большей части трудоспособного населения и, как результат, повышение уровня бедности;

рост официально зарегистрированной и еще в большей степени неучтенной безработицы которая несомненно усиливает криминогенный потенциал общества;

социально-психологический и нравственно-идеологический кризисы общественного сознания и ценностных ориентации.

Все эти факторы, безусловно, влияют на негативные изменения в характере и структуре преступности. По-прежнему в рассматриваемом периоде отмечался рост количества преступлений. Возросло число зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений, их доля в общем количестве зарегистрированных преступлений составила свыше 60%. Возросло количество похищений людей, убийств, грабежей, разбойных нападений, вымогательств. Отмечается лишь незначительное сокращение таких опасных насильственных посягательств, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование.

В структуре имущественных преступлений по-прежнему преобладают кражи. Рост криминализации наблюдается во всех сферах экономической деятельности. Продолжает оставаться криминальной кредитно-финансовая система, где количество выявленных преступлений возросло более чем на 40%. Доля тяжких и особе тяжких преступлений экономической направленности в общем числе экономических преступлений составила 65%. По оценкам аналитиков, одним из самых прибыльных видов экономических преступлений стало мошенничество, особенно в сфере управления процессом банкротства банков и крупных фирм.

Ликвидация государственной монополии на внешнеэкономическую деятельность и предоставление права всем субъектам экономики действовать самостоятельно на внешнем рынке привели наряду с положительными сторонами к ряду негативных последствий. Произошел перевод отечественной преступности на «транснациональные рельсы», что, в свою очередь, привело к проникновению в Россию зарубежных преступных групп, специализирующихся на мошеннических операциях. В 1993-1998 гг. в сфере внешнеэкономической деятельности органами внутренних дел вскрыто более 20 тыс. различных преступлений.

Механизм государственного регулирования внешнеэкономической деятельности неэффективен и в значительной степени поражен коррупцией. Нелегальному «экспорту» как правило предшествуют хищения государственной и частной (акционерной) собственности; злоупотребления властью и служебным положением; взяточничество со стороны хозяйственной бюрократии.

К причинам, приведшим к этому положению, можно отнести:

противоречивое нормативно-правовое регулирование внешнеэкономический отношений, выраженное в отсутствии четко сформулированной государственной стратегии в отношении статуса субъектов внешнеэкономических отношений и по рядка осуществления их внешнеэкономической деятельности;

неурегулированность деятельности совместных с инофирмами предприятий на территории России, а также самих инофирм, их филиалов и представительств;

отсутствие комплексного контроля со стороны государства (а также Центрального банка России) за коммерческими каналами, по которым осуществляются платежные операции участников внешнеэкономической деятельности;

криминальная психология населения как результат резкого социального расслоения общества (как следствие этого - усиление профессионализма преступных элементов, специализирующихся на полулегальных посреднических видах теневого бизнеса в сфере экономики);

-активизация криминальных проявлении со стороны зарубежного преступного мира, специализирующегося на финансовых махинациях в сфере международной торговли.

На этом фоне появились новые виды противоправной деятельности: подделка загранпаспортов и виз, незаконный въезд в Россию и нелегальное проживание на ее территории, кражи и неправомерное использование кредитных карт и других международных платежных банковских документов, контрабанда товаров и культурных ценностей. Причем преступления, совершаемые иностранными гражданами в России, принимают все более массовый характер. Отмечаются факты создания с участием представителей зарубежных стран фиктивных фирм, совместных предприятий, которые являются прикрытием для деятельности российских организованных преступных формирований.

Резко увеличивается (ежегодно практически удваивается) количество зарегистрированных преступлении, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими веществами.

Преступная среда продолжает активно пополняться лицами, не имеющими постоянного источника дохода. Их число выросло почти на 10%, на эту категорию лиц приходится более половины всех выявленных преступников.

В целом криминальные факторы, определяющие сложившуюся криминальную ситуацию, коренятся как в исторических условиях развития страны, так и в явлениях и процессах, связанных со спецификой переходного периода.

Можно выделить семь групп факторов, существенно влияющих на состояние и тенденции преступности:

демографические факторы (криминальная ситуация во многом зависит от возрастной, профессиональной, образовательной структуры населения и т. д.);

экономические факторы (здесь особо существенны тенденции величины и структуры совокупного национального дохода, количество и структура рабочих мест, инвестиционные тенденции и т. д.);

факторы, характеризующие уровень жизни (они тесно взаимодействуют с экономическими факторами и включают уровень безработицы, в том числе выпускников учебных заведений, размер подушевого дохода, показатели социального расслоения и т. д.);

идеологические факторы, определяющие ценностные ориентации населения:

психологические факторы, включающие позицию общественного мнения по отношению к закону и правоохранительной деятельности;

внутренние закономерности преступности как социального явления (в современный период речь идет, в частности, о возрастании организованности значительной части участников преступлений, расширении возможности влияния рецидивистов на совершеннолетних и молодежь, криминализации ряда отраслей бизнеса и т. д.);

ограниченные возможности общества по выделению сил и средств на борьбу с преступностью.

В условиях перманентного кризиса и социальной нестабильности практически все сферы социальной жизни в той или иной степени имеют «криминогенную окраску», В сфере экономики - это рост цен и снижения уровня благосостояния населения, появление явной и скрытой безработицы, в значительной степени спекулятивный характер предпринимательской деятельности, нарушения и преступления в сфере приватизации и финансово-кредитной политики.

В сфере социальных отношений - кризисные явления и деформации в системе образования, здравоохранения, социального обеспечения, в обеспечении жильем и работой и как следствие - снижение рождаемости, рост смертности, кризис семейных отношений, возрастание безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, рост числа психических заболеваний.

В социально-политической сфере - падение престижа и авторитета власти, корпоративный характер льгот и преференций (обмен власти на собственность и наоборот), коррупция в правоохранительных органах, возникновение криминальной (теневой) юстиции, проникновение и сращивание «криминалитета» с властью,

В сложившихся условиях усиление борьбы с преступностью в сфере экономики должно стать приоритетным направлением правоохранительной работы, ибо именно здесь все отчетливее проявляется процесс сращивания организованных форм преступности с экстремизмом и теневой экономикой, наблюдается их проникновение во внешнеэкономическую сферу, финансово-кредитную систему, частнопредпринимательскую деятельность.

Криминализация экономики напрямую связана с общеуголовной преступностью. Дестабилизация экономики нагнетает страх и недоверие к органам власти и правопорядка. На этом фоне продолжается рост убийств и других преступлений против личности по корыстным мотивам. Но именно организованная преступность как бы соединяет общеуголовную преступность с экономической.

К этому следует добавить, что возрастающая коррумпированность чиновников всех уровней напрямую влияет на общий уровень преступности, провоцируя «заказные» убийства, взрывы, поджоги и другие насильственные действия.

В представленных криминогенных процессах явлениях доминируют социально-экономические факторы, которые и предопределяют общую корыстную направленность всей преступности в России.

Из других факторов наибольшее значение имеют: уровень потребления спиртных напитков, наркотических и психотропных средств; степень вооруженности и технической оснащенности преступников; уровень организованной, групповой и рецидивной преступности. Два последние в определенной мере можно рассматривать как факторы самодетерминации преступности.

Среди лиц, совершивших преступление, значительную долю (от 22 до 27%) составляют лица, ранее совершившие преступления. Их удельный вес в общем числе расследованных преступлений еще выше и составил в 1999 г. 32,1%, а темп прироста к 1995 г. - 50,6%. С точки зрения оценки криминогенных факторов, влияющих на состояние рецидивной преступности, необходимо учитывать как общие причины преступности, так и специфические причины, связанные с фактом судимости. Среди этой категории достаточно много лиц, не имеющих постоянного источника дохода, испытывающих серьезные трудности в бытовом и трудовом обустройстве. В целом проблема детерминации рецидивной преступности так или иначе связана с эффективностью ресоциализации раннее судимых лиц. Последняя зависит от множества объективных факторов и целенаправленной деятельности соответствующих социальных институтов.

В статистических сборниках представлены также данные о количестве лиц, совершавших преступление в состоянии алкогольного, наркотического и токсического опьянения. В 1995-1999 гг. удельный вес этой категории лиц составлял 39,4 - 26,7% от общего числа выявленных лиц, совершавших преступления; в 2000 г. зафиксировано 21,2% таких лиц. Как видно из этих статистических данных, наблюдается выраженная тенденция сокращения так называемой «пьяной» преступности: за пятилетие она сократилась практически в два раза. Объяснение этому феномену можно найти в общей тенденции коммерциализации преступности и соответственно роста корыстной и корыстно-насильственной преступности с сокращением так называемой бытовой, ситуативной преступности, которая более всего и подвержена алкогольному влиянию.

Официальная статистическая отчетность дает указания на узкий и неоднозначный круг криминогенных факторов. При этом даже приведенные сведения носят оценочный, а не строго установленный характер, поскольку степень их корреляции с уровнем преступности специально не исследовалась. Более того, если исходить из темпов прироста преступности за длительный период, то обнаруживаются достаточно парадоксальные закономерности. Так, абсолютное число преступлений в России с 1981 по 1991 г. выросло практически в два раза (с 1 087 908 до 2 167 964) преступлений. С точки зрения социально-экономического развития этот период характеризовался относительной стабильностью. С 1991 по 1999 г. преступность выросла менее чем на 50% (с 2 167 964 до 3 001 748) преступлений, хотя этот период в социально-экономическом отношении был гораздо сложнее. Другими словами, эмпирически невозможно установить жесткие причинные связи между уровнем преступности и уровнем социально-экономического развития.

Сравнительный анализ коэффициентов преступности по государствам СНГ приводит к аналогичному выводу. Так, наиболее низкие коэффициенты преступности за 1995-1999 гг. отмечались в Азербайджане, Армении, Грузии, Таджикистане и Узбекистане (в пределах 250-300 преступлений на 100 тыс. населения), а наиболее высокие - в Белоруссии, Украине, Казахстане и Молдове (в пределах 900-1100 преступлений). Самый высокий коэффициент преступности фиксируется в России - более 2 тыс. преступлений. Коэффициент преступности в России за 1999 г. выше аналогичного коэффициента в Азербайджане более чем в 10 раз (соответственно 180 и 2051 преступлений) и выше, чем на Украине, почти в 2 раза (1119 и 2051 преступлений). Если сравнивать показатели социально-экономического развития этих стран, и прежде всего такой интегрированный показатель, как среднедушевой доход, то окажется, что его самый высокий уровень (Россия) соответствует самому высокому уровню преступности и наоборот - самый низкий его уровень (Таджикистан) - одному из самых низких уровней преступности в странах СНГ.

Анализ мировой криминологической ситуации в целом дает основание для вывода о тесной корреляции высокого уровня социально-экономического развития (США, ФРГ, Англия, Франция, Швеция и др.) со столь же высоким уровнем преступности . Это означает, что сам по себе уровень материального благосостояния, без учета коэффициента социальных различий, не является решающим фактором в механизме детерминации преступности. Поэтому выявление закономерности детерминации преступности требует обязательного обращения еще и к социально-демографическим и психологическим характеристикам лиц, совершающих преступление.

Преступность — это динамическая, т.е. изменяющаяся, развивающаяся во времени система. Процесс ее изменения характеризуется набором параметров, каждый из которых является функцией времени, понимаемого как интегрирующий фактор всех социальных преобразований и изменений.

Основной задачей анализа преступности в целом является получение полного и объективного представления о состоянии преступности, причинах изменений в криминальной ситуации, выявление наиболее устойчивых криминогенных тенденций, требующих совершенствования правоохранительной и профилактической деятельности.

Текущий анализ преступности должен обеспечивать потребности оперативного управления правоохранительными органами, быть основой для внесения необходимых коррективов в оперативно-служебную деятельность на предстоящий период.

Анализ преступности за длительный период (более года) предназначен для выявления тенденций, характерных для развития преступности в ретроспективе. Соответствующие аналитические выводы могут использоваться при разработке целевых и комплексных программ борьбы с преступностью.

Внеочередной анализ преступности осуществляется, как правило, при резком осложнении криминогенной обстановки либо в случае возникновения необходимости проведения каких-либо организационно-управленческих мероприятий.

Проблемный анализ преступности предназначен для изучения отдельных (наиболее значимых) проблем криминогенной обстановки. Чаще всего предметом проблемного анализа становятся такие виды преступности, как рецидивная, организованная, преступность несовершеннолетних, наркопреступность и др.

Сравнительный анализ преступности проводится в целях выявления сходства и различий в криминогенной обстановке на территориях сопредельных административных образований или же на территориях с разными социально-экономическими, природно-климатическими и географическими характеристиками с целью более глубокого понимания факторов, определяющих криминогенную обстановку.

Возможны и другие (в том числе инновационные) виды анализа преступности. Например, комплексный подход к проблеме предупреждения преступности предполагает необходимость рассматривать ее как определенную целостность в рамках относительно самостоятельных территориально-пространственных формирований общества.

Региональный аспект в изучении проблем борьбы с преступностью представлен в нашей стране в основном двумя направлениями.

Первое можно условно назвать сравнительно-региональным. Оно ориентировано на криминологическое исследование крупных территориальных образований - области, края, республики. Здесь характерен такой подход к изучению причин преступности, который не только позволяет фиксировать общие закономерности их возникновения, но и учитывать специфику проявления в конкретном регионе. Это в дальнейшем создает предпосылки для дифференцированной социальной профилактики преступности с учетом особенностей и перспектив развития региона, например в регионах преимущественно аграрных, индустриально-аграрных и высокоурбанизированных.

Второе направление определяется характером территориально-географических условий проживания людей - в городах и в сельской местности. Неизбежным следствием наблюдаемой неоднотипности социальных условий в городе и в сельской местности выступают различия между «городской» и «сельской» преступностью.

В то же время на любом уровне федерального устройства России всегда существуют регионы, которые независимо от исторической, социокультурной, демографической, экономической и другой схожести отличаются между собой по уровню распространенности преступности. Аналогичная закономерность свойственна распределению территорий по уровню пораженности отдельными видами преступности.

Криминогенная дифференциация регионов, схожих по основным социальным и экономическим характеристикам, может быть объяснена тем, что недостаточно увязывать территориальное распределение преступности только с воздействием однородных (в силу географической близости), причинных факторов.

Закономерности территориального распределения преступности - неравномерность, устойчивость и криминогенная дифференциация территорий - зависят не только от социальных факторов развития регионов. На их возникновение и существование оказывают влияние криминологические законы. По Г.И. Забрянскому, основные  положения  закона  «криминального  равновесия»  состоят  в следующем: «в

_____________________

1 Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. - М., 1998.

каждую криминогенную нишу (класс, зону) входит определенное число регионов. Основное свойство расположения - стабильность ниши. Если какая-нибудь группа покидает свою нишу, то с высокой степенью вероятности освободившееся место занимают регионы из других ниш, сохраняя тем самым устойчивость классификации. Закону «криминального равновесия» подчиняются помимо территориального распределения и другие свойства преступности, например, ее внутренние структурные соотношения»1.

Различия в уровне, структуре и динамике преступности объясняются также тем, что в разных регионах, где проживает даже этнически однородное население, существуют весьма различные социальные, экономические и психологические факторы, влияющие на поведение людей и различающиеся интенсивностью или же действующие в разных сочетаниях.

Без анализа количественных и качественных характеристик лиц, совершивших преступления, и оценки тенденций динамики их изменений нельзя дать полную и объективную оценку современного состояния преступности и тем более ее прогнозировать. Численность выявленных лиц, совершивших преступления, и их характеристики, а также взаимосвязь между лицами и совершаемыми ими преступлениями всегда являлись неотъемлемой частью любого анализа преступности. Поскольку взаимосвязь между преступлением и лицом, его совершившим, является неразрывной, практически все приемы анализа показателей количества и динамики преступлений, о которых говорилось выше, используются и при анализе количества и динамики контингента лиц, их совершивших.

Для анализа совокупности лиц, совершивших преступления, характерно множество социологических оснований для классификации, поэтому выбор тех или иных характеристик, которые подвергаются анализу, в основном определяется целями последнего. Если при проведении простейшего анализа вся масса таких лиц может вообще не подразделяться на группы, то при необходимости анализ проводится по значительному количеству признаков, число которых достигает нескольких десятков.

Таким образом, основаниями для классификации лиц, совершивших преступления и проведения последующего анализа можно использовать следующие признаки:

демографические (пол, возраст, гражданство, место жительства, характер занятости, источник дохода, уровень образования, семейное положение, наличие и количество детей и др.);

нравственно-психологические свойства личности (отношение к материальным и духовным ценностям, отношение к закону, труду и др.);

морально-правовые характеристики (впервые или повторно совершено преступление, характер допреступного поведения, характер преступного поведения и др.).

 

__________________

1 Забрянский Г.И. Криминологическая классификация регионов Российской Федерации // Укрепление законности и борьба с преступностью: Вестник МГУ. Серия Право. 1993. № 2. С. 42.

Первый этап анализа социально-групповой распространенности преступлений связан с анализом показателей доли (или удельного веса), позволяющих соотнести часть с целым и оценить «пораженность» преступностью той или иной социальной группы. Оценку социально-групповой распространенности преступности предпочтительнее сначала проводить по всем видам преступлении в целом (без выделения отдельных их видов), mi о позволит определить, какие социальные группы вносят тот или иной (или основной) «вклад» в совершение преступлений. Этот показатель является одним из наиболее важных, так как даже при сокращении значения большинства показателей, характеризующих преступность, доля определенного контингента лиц может увеличиваться, не подчиняясь общим тенденциям преступности.

Второй этап связан с оценкой социально-групповой распространенности отдельных видов преступности. Выбор видов диктуется задачами оценки и прогнозирования. На современном этапе важно, например, дать оценку социально-групповой распространенности тяжкой, групповой, организованной, рецидивной и т.д. преступности

На третьем этапе возникает необходимость анализа и оценки социально-групповой распространенности лиц, совершивших преступления конкретных видов. Это позволяет определить, за счет каких социальных групп происходит рост того или иного вида преступлений.

Таким образом, региональный анализ представляет собой традиционное и значительное по своей важности направление изучения преступности. Он позволяет достичь ряда результатов, имеющих значение для организации борьбы с преступностью.

Во-первых, выявить те различия в криминологической характеристике регионов Российской Федерации, которые:

-   отражают существенную региональную специфику преступности и связанную с ней криминологическую ситуацию (оперативную обстановку) в различных частях Российской Федерации;

-   требуют  дифференцированного подхода к организации борьбы с преступностью в регионе и корректировки региональной политики в этой сфере.

Во-вторых, по итогам исследования разрабатывать криминологическую классификацию регионов России и проводить их ранжировку;

В-третьих, разрабатывать в общем виде рекомендации, относящиеся:

к региональной стратегии борьбы с преступностью силами и средствами органов власти на местах, а также правоохранительных органов;

к формированию управленческих решений, связанных с правовым, организационным, материальным и иным обеспечением борьбы с преступностью в регионах.

В последнее время достаточно широко проводятся международные сравнительно-криминологические исследования. К числу их основных направлений следует отнести: 1) сравнительный анализ состояния, структуры и динамики зарегистрированной преступности в различных странах мира на основе данных официальной статистики; 2) криминологический мониторинг показателей фактической преступности на основе результатов международного исследования криминальной виктимизации; 3) сопоставительный анализ криминогенных факторов и личности преступника; 4) сравнительный анализ концепций причин преступного поведения; 5)сравнительную оценку эффективности различных методов предупреждения преступлений и обращения с правонарушителями. С учетом недоверия к официальной статистике наибольший интерес представляет криминологический мониторинг показателей фактической преступности на основе результатов международного исследования криминальной виктимизации в ведущих странах мира.

Как предполагается, уровень виктимизации дает более точное представление о состоянии преступности и ее тенденциях, хотя этот тезис и нуждается в доказательстве. Одним из таких доказательств может служить сравнительная оценка виктимизации населения по отношению к такому виду преступления, как убийство. В Российской Федерации уже в течении 10 лет количество убийств и покушений на убийство колеблется в пределах 29-31 тыс; всего погибает в результате различных преступлений 65-75 тыс. человек. В расчете на 100 тыс. населения коэффициент убийств в нашей стране, по данным на 1997 г., оказался самым высоким в мире (19,88) после Южной Африки (56,86). При этом в США данный показатель составляет 7,34, в Финляндии -2,76, в Японии - 1,02, а в Норвегии - 0,87. Среднеевропейский показатель составил примерно 1,87 . В то же время уровень преступности в России, по данным официальной статистики, ниже среднеевропейского и американского в 3-4 раза и составляет примерно 2 тыс. преступлений на 100 тыс. населения. Сравнительный анализ виктимизации дает серьезные основания для сомнений в объективности отечественной уголовной статистики.

При всех особенностях исторического развития России в XX в. преступность в ней развивается по общим мировым законам, хотя и с известной долей специфики. Во всяком случае, прогностические предположения о развитии преступности в мире после 2000 г. можно экстраполировать и на возможной тенденции отечественной преступности. Отличия могут быть лишь в количественных значениях. Регистрируемая преступность в России в ближайшее пятилетие хотя и не достигнет 6-8 - тысячного уровня преступлений в расчете на 100 тыс. населения, но уровень отдельных видов преступлений в прогнозируемый период будет расти. Более интенсивно будут увеличиваться тяжкие преступления, в том числе корыстные организованные и групповые.

Обоснованное предвидение интенсивного роста преступности требует от общества, государства и правоохранительных органов принятия таких мер, которые бы предотвратили или хотя бы минимизировали разрушительные криминальные последствия, т.е. разрушили бы прогноз.


<