II : Уголовная интервенция - А.Н. Трайнин : Книги по праву, правоведение

II

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 
РЕКЛАМА
<

Параллельно с Бюро по унификации уголовного законодательства пытается использовать авторитет Лиги и ее аппарат 1 другая международная криминалистическая организация — «Интернациональная комиссия уголовного права и пенитенциарии» («Kommission internationale penale et penitentiaire»). Знакомство с работами этой организации вскрывает политическую и идеологическую близость Интернациональной комиссии и унификационного Бюро.

В 1930 г. Международной комиссией уголовного права и пенитенциарии был опубликован проект положений, направленных к «улучшению уголовной системы», точнее—проект международного положения о тюремном режиме. Вот как Комиссия предполагает «улучшать» тюремное дело.

«Заключенными считаются, — гласит проект комиссии, — все лица, которые лишены свободы и заключены в тюрьму, независимо от того, по каким делам они содержатся под стражей». Следовательно, Комиссия проектирует одинаковый тюремный режим для политических и уголовных преступников. Высказав далее ряд пожеланий о пище, помещении заключенных и т. д., Комиссия устанавливает следующее положение, обеспечивающее религиозное обслуживание заключенных. «Каждый заключенный, — говорит ст. 27 проекта Комиссии, — должен иметь регулярную возможность удовлетворять запросы своей религиозной жизни, поскольку обстоятельства это позволяют. Сношения с «духовным отцом» не должно быть воспрещено ни одному заключенному. Если в тюрьме имеется достаточное число заключенных одинакового вероисповедения, им должны быть обеспечены регулярные богослужения».

• От этих забот о душе Комиссия переходит к заботам о теле. «Если,— говорит ст. 36 проекта, — в качестве исключительной меры, допускается применение телесных наказаний, способ их исполнения должен быть указан в законе». В том же духе ст. 37: «Если в отдельных странах в виде исключения допускается темный карцер, правила содержания в нем должны быть указаны в законе». Далее ст. 39 допускает применение цепей и кандалов к заключенным, однако, — добавляет Комиссия, — не в качестве наказания, а для препятство-вания побегу. При этом цепи должны быть сделаны по моделям, утвержденным Центральным тюремным управлением...

г * Проект постановлений Международной комиссии уголовного права и псни-тенциарии^напечатан в официальном органе Лиги Journal officJel № 620 M. 241. 1930 г. IV, стр. 1841 и ел. Позднее, согласно решению 14 Ассамблеи Лиги наций, разработанный 'Комиссией проект был разоспан на заключение отдельных государств. По получении ответов в проект были внесены Комиссией некоторые мало существенные изменеідаь

77

 

Таким образом в проекте Международной комиссии уголовного права и пенитенциарии те же заботы о морали («духовный отец») и, параллельно, то же усиление репрессии, которое характеризует деятельность унификационных конференций.

На заседании пятой комиссии Лиги наций представитель Индии, Куае, по поводу выработанных пенитенциарной комиссией правил тюремного режима заметил: «Что касается правил содержания заключенных, то индийское тюремное управление ушло значительно вперед интернациональной пенитенциарной комиссии» 1. Индия опередила Европу...

21—24 августа 1933 г. в зале Баден-Баденского кургауза происходил очередной съезд Международной комиссии уголовного права и пенитенциарии. На съезде были представлены: Германия, Англия, Голландия, Швейцария, Египет, Италия, Дания, Норвегия, Бельгия, Югославия и др.

На съезде в Баден-Бадене снова был поднят вопрос о тюремном режиме, в частности вопрос об особом режиме для политических заключенных. При обсуждении этого вопроса представитель Швейцарии Деляки заявил, что «тюрьмы всюду хорошо устроены в соответствии с их высокой задачей и что поэтому нет надобности в особом режиме для политических заключенных». «К чему, — недоумевал Деляки, — нужен более льготный режим для анархистов и коммунистов? Они заслуживают более сурового исполнения наказания».

В результате была принята резолюция, в которой об особом режиме для политических заключенных ничего не говорилось. Комиссия в общей форме признала, что «при подходе к заключенным следует считаться с характером преступления».

Позднее, в лекции, прочитанной 26 марта 1934 г. в Женеве, тот же Деляки, защищая приведенную резолюцию, говорил со своими слушателями «по душам».

«Будемте откровенны, — говорил проф. Деляки 2, — можно ли применять смягченный режим к тем, которые посягают на государство, как это делают анархисты и коммунисты? Нет никакой надобности вводить для них специальные послабления».

Если в вопросе о тюремном режиме сказались политические воззрения Международной комиссии уголовного права и пенитенциарии, то ее общие идеологические предпосылки нашли отражение в другом вопросе, рассмотренном на съезде,—-в проектируемых формах изучения преступников.

На заседании съезда 23 августа 1933 г. бельгийский делегат Полл сообщил о том, что в 1930 г. была создана по предложению Бельгии подкомиссия по разработке вопроса о научном исследовании заключенных, и разослана анкета правительствам разных стран для установления единообразного метода научного исследования заключенных. Из полученных ответов выяснилось, что лишь в немногих стра-

І S. D. N. Journ. off. Suppl, spec. № 108, стеногр. V комиссии. 3 Международное сотрудничество в области  уголовной полиции и исполнения наказаний «Revue penal Suisse» 1934 г, № 4,

78

 

нах производится антрополого-биологическое исследование заключенных и что будет трудно его организовать в виду экономического кризиса, охватившего весь мир. Тем не менее, подкомиссия предлагает государствам договориться по вопросу о биологическом изучении заключенных.

Итак, суровая репрессия для борцов-революционеров и биологизм как метод изучения общеуголовной преступности — таковы ведущие идеи Международной комиссии уголовного права и пенитенциарии.

Таким образом в близком соседстве с Лигой наций, опираясь на некоторые круги Лиги и используя ее авторитет, действуют две международных организации — Бюро по унификации и Комиссия уголовного права и пенитенциарии, — обе пытающиеся повести карательную политику капиталистических стран по линии наиболее реакционных идей буржуазной теории уголовного права.