I

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 
РЕКЛАМА
<

Для правильной оценки системы уголовных репрессий, грозящих за международные преступления, необходимо прежде всего учесть, что, по мнению всех сторонников международной уголовной юрисдикции, репрессии эти могут быть направлены как против отдельных лиц, так и против целых государств. С особой настойчивостью конструирует уголовную ответственность государства по образцу и подобию ответственности физических лиц проф. Пелла. Так, Пелла говорит об умысле и неосторожности государства, о вменяемости государства (государство лишь тогда отвечает в уголовном порядке, когда оно совершило преступление, «обладая полной свободой действий»), о необходимой обороне, крайней необходимости, покушении и подготовлении со стороны государства, словом о всех тех вопросах, которые обычно встают "при определении уголовной ответственности физических лиц. «Государства, как люди, — говорит Пелла, — имеют душу» 1. Вся эта искусственная и сложная конструкция, эта вновь возрождаемая на уголовноправовом фронте теория персонификации государства имеет своей единственной целью обосновать применение к государству-«преступнику» уголовных санкций.

Проф. Левит в своем проекте международного уголовного кодекса и проф. Сальдана в курсе лекций, читанных в Интернациональной академии международного права, не приходят подобно Пелла к отождествлению условий ответственности индивидуума и коллектива. Но и эти авторы прямо предусматривают возможность применения уголовных репрессий в отношении государства.

В соответствии с этим положением необходимо с самого начала систему международных санкций, проектируемых за международные преступления, разделить на две группы: наказания в отношении физических лиц и наказания в отношении государств.

1 «Crimmalite collective» стр. 182. Те же идеи Пелла развивал на Брюссельском конгрессе Между народи, ассоц. уголовного права в  1926 г.

55

 

Проф. Пелла выдвшает следующую Систему наказаний в отношении отдельных лиц, виновных в совершении международных деликтов: 1) предупреждение, 2) выговор, 3) запрет заниматься дипломатической деятельностью, 4) запрет проживать в определенном месте и 5) лишение свободы.

Проф. Левит в своем проекте международного уголовного кодекса дополняет этот перечень еще и другими наказаниями: штраф, лишение концессионных прав, лишение прав гражданских и изгнание (ст. 9).

Заслуживает внимания, что в обоих проектах нет упоминания о смертной казни. Этот «пробел» восполняет Колоянни в проекте «Положения о международном суде», представленном Брюссельскому конгрессу Международной ассоциации уголовного права. Колоянни говорит, что смертная казнь за международные преступления может применяться, но лишь при условии, если законами отечества осужденного она допускается за данное деяние. Это неупоминание о смертной казни или ее условное допущение не мешает тем же авторам, как подробно будет развито ниже, без всяких колебаний вводить в качестве уголовных санкций вооруженное вмешательство во внутреннюю жизнь другого государства, вмешательство, при котором количество человеческих жертв неисчислимо.

Кроме того, необходимо учесть следующее: вопрос о санкциях в отношении физических лиц во всех резолюциях конференций об унифакции оставляется открытым: «Кто с целью разрушения социального строя каким-нибудь способом терроризирует население—наказывается...». Участники конференции хорошо понимают, что самой несложной задачей будет заполнить эту формулу конкретной уголовной санкцией.

В последние годы в капиталистических странах часто проводится усиление репрессий путем комбинированного применения наказаний и так называемых «мер защиты и безопасности». Проекты международного уголовного законодательства также усвоили этот принцип, хотя давно известно, что как наказания, так и меры защиты одинаково являются мерами классовой юстиции.

Второй конференцией по унификации уголовного законодательства в Риме в 1928 г. была принята следующая система мер интернациональной защиты и безопасности.

I. Меры безопасности, связанные с лишением свободы:

1)  Интернирование в убежищах   для душевнобольных  преступников.

2)  Интернирование в убежищах для психически и  физически дефективных преступников.

3)  Изоляция рецидивистов и профессиональных преступников в специальных учреждениях.

4)  Помещение в трудовые дома  бродяг,  нищих и   закоренелых лентяев.

5)  Помещение   несовершеннолетних   правонарушителей   в   воспитательные и специальные учреждения.

56

 

II.  Меры безопасности, связанные с ограничением   свободы:

1.  Состояние под надзором.

2.   Запрещение проживать в определенном пункте.

3.   Запрещение посещать трактирные заведения.

4.  Запрещение заниматься определенной профессией или ремеслом.

5.   Изгнание иностранцев.

6.  Попечительные меры в отношении несовершеннолетних правонарушителей.

III.  Другие меры безопасности:

1.   Конфискация имущества.

2.  Поручительство в хорошем поведении.

3.  Закрытие учреждения.

Исходя из неверия в исправительную силу наказания, характерного для многих западноевропейских криминалистов, конференция сочла необходимым особо предусмотреть применение до конца мер безопасности, если оно было прервано исполнением наказания: «Если, — говорится в ст. 11 резолюции, — в период действий меры безопасности, применяемой к лицу вменяемому, последнее должно подвергнуться наказанию, сопряженному с лишением свободы, применение мер безопасности откладывается и возобновляется вновь после исполнения наказания».

Далее, внедряя, по образцу новейших буржуазных уголовных кодексов, применение мер безопасности в сочетании с наказанием, конференция постановила: «Если деяние, совершенное за границей, уже было рассмотрено или рассмотрено вторично на территории государства-отечества, то применяются меры безопасности, предусмотренные законами этого государства, независимо от того, существуют ли подобные меры по законам государства, где преступление было совершено. Таким образом те законы оказываются лучшими, которые открывают возможность подвергнуть осужденного как наказанию, так и мерам безопасности.

Той же цели — усилению репрессий — служит и другое нововведение, проектируемое той же римской конференцией по унификации уголовного законодательства. Конференция рекомендует введение особого понятия интернационального рецидива. Весьма характерна эволюция во взглядах, происшедшая по этому вопросу.

В 1883 г. Институтом международного права было высказано мнение о рецидиве как понятии международного права. В соответственной резолюции Институт говорил: «Повышение наказания в силу рецидива может иметь место лишь в том случае, если лицо'было ранее осуждено за границей»1. При этом суд вправе по обстоятельствам дела совершенно не увеличивать наказания по признаку рецидива. Это было в 1883 г. Вторая конференция в 1928 г. рекомендует всем государствам в порядке унификации законодательства принять следующую формулу интернационального рецидива: «Кто совершит на территории данного госу-

1 Saldana, Recueil de cours» 1925 г., стр. 324.

57

 

дарства преступление, после того как он был ранее осужден за границей за деяние, наказуемое также по законам данного государства, может рассматриваться как рецидивист». В отношении же рецидивистов, как известно, общее законодательство и специальные новеллы последних лет открывают широкую возможность применения длительной иногда пожизненной дзоляции.

Наконец, в интересах той же цели — усиления репрессий — конференции по унификации вводят своеобразный «конвейер» репрессий: учитывая единство целей уголовной политики капиталистических стран, конференции по унификации охотно предоставляют одному государству доделывать карательную работу, начатую в другой стране. Действительно, соответственная резолюция гласит: «Если гражданин данного государства был осужден за границей за преступление общего характера, которое по законам данного государства соединено с ограничением или лишением прав, то суд данного государства может применять к осужденному дополнительно эти санкции». С другой стороны, «иностранец, который на своей родине вступившим в законную силу приговором лишен прав, не пользуется этими правами и на территории данного государства».

Таким образом в области наказания отдельных лиц конференции ограничили свою работу лишь принятием ряда постановлений, обеспечивающих усиление репрессии в капиталистических странах. Значительно больше творческой инициативы проявили идеологи унификации в другой области — в разработке системы санкций, могущих быть применимыми к государствам.