§ 6. Юридическая и фактическая ошибки : УГОЛОВНОЕ ПРАВО - Неизвестен : Книги по праву, правоведение

§ 6. Юридическая и фактическая ошибки

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 
РЕКЛАМА
<

Субъективная сторона преступления заключается в сознании лицом фактической

стороны своего деяния, предвидении его общественно опасных последствий и волевом

отношении лица к этим последствиям 1 (желании или сознательном допущении

последствий). Однако людям 1 свойственно ошибаться, в том числе и в оценке

существа своих действий. Это может повлиять на юридическую оценку

(квалификацию) 1 содеянного.

Ошибка по уголовному праву — это неправильное представление лица о юридических

или фактических свойствах совершаемого им деяния. Соответственно различают

юридическую и фактическую ошибки.

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о ] юридических

свойствах совершаемого им деяния, о его преступном ' либо непреступном

характере, о виде и размере возможного наказания.

Один из видов такой ошибки — мнимое преступление, когда лицо совершает действия,

ненаказуемые в уголовном порядке, ошибочно полагая, что совершает преступление.

Такие случаи заслуживают морального осуждения, но не образуют преступления,

поскольку ответственность за них не предусмотрена законом.

Противоположная ситуация налицо, когда лицо совершает уголовно наказуемое

деяние, ошибочно полагая, что его действие (бездействие) не предусмотрено

уголовным законом в качестве преступления. Такая ошибка в противоправности

деяния, по общему правилу, не исключает уголовной ответственности. Незнание

закона только в крайне редких случаях является обстоятельством, исключающим

ответственность (например, если лицо не имело реальной возможности ознакомиться

с текстом закона, который вводит совершенно новый состав преступления). Как

правило, сознание лицом общественно опасного характера своих действий является

достаточным для возложения уголовной ответственности.

Не является извинительной, а потому не исключает уголовную ответственность и

ошибка субъекта относительно статьи Уголовного кодекса, предусматривающей

совершенное им деяние, а также вида и размера наказания, которое может быть

назначено за него по закону. Фактическая ошибка — это неправильное представление

лица о фактических свойствах совершенного им деяния, которые имеют значение

признаков состава преступления. При наличии фактической ошибки ответственность лица определяется

направленностью его умысла. Так, при намерении похитить имущество в крупном

размере зачастую фактически происходит незаконное изъятие чужого имущества в

незначительном (меньшем) размере. Содеянное в этих случаях надлежит

квалифицировать исходя из умысла виновного как покушение на похищение чужого

имущества в крупном размере. Однако это верно только тогда, когда умысел

виновного был строго конкретизирован на хищение имущества именно в крупном

размере. Чаще же хищения совершаются с неконкретизированным умыслом, когда лицо,

противоправно завладевая имуществом, допускает в равной степени причинение

потерпевшему любого по объему имущественного вреда. В этих случаях деяние

квалифицируется как оконченное преступление в зависимости от фактически

наступивших последствий.

Разновидностью фактической ошибки является так называемое покушение на негодный

объект (см. главу 9 учебника).

Ошибкой в объекте принято именовать такое посягательство, при котором лицо

заблуждается в содержании тех охраняемых законом общественных отношений

(интересов, благ), которым оно причиняет вред. Например, лицо по политическим

мотивам стремится убить государственного деятеля, а вместо него убивает обычного

прохожего; посягает на жизнь работника милиции, но по ошибке смертельно ранит

другого, похожего на него человека. В этих случаях содеянное квалифицируется по

направленности умысла виновного, т.е. ему в вину вменяются ст. 66 и 191^ а не

ст. 102 УК.

От ошибки в объекте преступления следует отличать другую разновидность

фактической ошибки — ошибку в потерпевшем, когда лицо, имея умысел совершить

убийство конкретного человека, фактически убивает другого, постороннего, по

невнимательности принятого им за намеченную жертву. Ошибка в объекте в данном

случае отсутствует, т.к. ему в конечном счете был причинен вред, а закон (статьи

102, 103 УК) в равной мере охраняет жизнь любого человека. Поэтому

ответственность в данном случае наступает за оконченное умышленное убийство.

Не исключено также ошибочное представление виновного о возрасте потерпевшего

(например, о достижении им 18-летнего возраста при похищении человека,

изнасиловании, развратных действиях). При этом содеянное квалифицируется как

посягательство в отношении несовершеннолетнего лишь в том случае, когда виновное

лицо знало или допускало что, например, совершает насильственный половой акт с

несовершеннолетней*.

Ошибка в действии, т.е. неправильное представление о характере своего действия

(бездействия), возможна в двух противоположных вариантах: во-первых, если лицо,

совершая общественно опасное деяние, ошибочно считает свои действия

правомерными, полезными (врач вместо лекарства ошибочно дает больному яд), либо,

во-вторых, совершая деяние, объективно не являющееся общественно опасным, лицо

ошибочно полагает, что успешно реализует свой преступный умысел (отравитель

ошибочно дает предполагаемому потерпевшему безвредное вещество вместо яда). В

соответствии с общим правилом об ответственности при наличии фактической ошибки

в первом случае ответственность возможна лишь за неосторожное причинение вреда

(преступная небрежность), а во втором — за покушение на убийство, т.к. смерть

потерпевшего не наступила исключительно из-за ошибки, т.е. по причине, не

зависящей от воли виновного.

Случаи, когда лицо, совершающее преступление, допускает ошибку в оценке

пригодности для причинения вреда орудий или средств совершения преступления,

принято называть покушением с негодными средствами (см. главу 9 учебника).

Ошибка в развитии причинной связи имеет место, когда совершенное лицом деяние

вызывает наступление желаемых вредных последствий вследствие иных

непосредственных факторов, чем те, которые охватывались умыслом виновного

(например, потерпевший умирает не от того, что пуля поразила сердце, а от

большой потери крови, вызванной ранением). Эта ошибка не влияет на форму вины и

квалификацию содеянного.

К ошибке в причинной связи примыкает так называемое отклонение действия.

Примером такого рода может служить следующая ситуация. Лицо, имея умысел из

ревности убить А., стреляет в него, но промахивается и при этом причиняет вред —

тяжело ранит Б. Поскольку виновный только благодаря случайности не причинил

смерти А., налицо покушение на убийство А. без отягчающих обстоятельств (ст. 103

УК). Причинение же тяжкого телесного повреждения Б. следует оценить как

совершенное по неосторожности (ст. 114 УК). В итоге содеянное будет влечь

ответственность за оба названных преступления, т.е. по статьям 15, 103 и 114 УК.