§ 3. Преступная небрежность как вид неосторожности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

Согласно ч 3 ст 26 УК РФ. «преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и пРедусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия» Действующая формулировка не содержит принципиальных отличий от формулировки ст 9 УК РСФСР 1960 г Добавление <<пРи необходимой внимательности и предусмотрительности» уточ-

гз6 бюллетень Верховного Суда СССР 1969 №1 С 22 ъ7чагельп С, Котов Д П Указ соч С 130 МакашвилиВ Г Указ соч С 168

няет признаки данного вида неосторожности, но не изменяет его до. гического объема. Небрежность — единственный вид вины, при ко. тором отсутствует предвидение общественно опасных последствий Здесь не может быть ни желания этих последствий, ни сознательно, го их допущения, ни расчета на их предотвращение. При небрежно, сти «вообще отсутствует позитивная психологическая связь между субъектом преступления и причиненными им преступными послед. ствиями».238 Как интеллектуальный, так и волевой моменты пре-ступной небрежности характеризуются негативными признаками.

Интеллектуальный момент небрежности заключается в непред, видении общественно опасных последствий и, соответственно, в отсутствии у виновного сознания общественной опасности своего действия или бездействия. Ряд авторов предпринимают попытку раскрыть «схему» психического отношения виновного к совершаемому по небрежности. Так. предлагаются следующие варианты:

а)                    лицо осознает, что нарушает определенные правила предосторожности, но не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий;

б)                   лицо, совершая сознательный волевой поступок, не сознает, что этим поступком оно нарушает какие-то правила предосторожности;

в)                       само деяние субъекта лишено сознательного волевого контроля, но этот контроль утрачен по вине самого субъекта.239 Сознательное нарушение правил предосторожности в первом варианте сближает интеллектуальный момент небрежности с интеллектуальным моментом легкомыслия, но при небрежности виновный считает отступление от норм предосторожности настолько не существенным, что не предвидит даже абстрактной возможности наступления вредных последствий.

Волевой момент небрежности обозначен в законе указанием на проявленное виновным отсутствие необходимой внимательности и предусмотрительности. Ранее в законодательстве этот признак не* брежности выявлялся путем толкования закона. Прямое указание на него в законе является достоинством новой формулировки. Пр^Д' ставляется, что возможность и обязанность предвидеть последствия-

238           Рароа А И. Вина в советском уголовном праве Саратов, 1987. С 66

239        Дагель П С, Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установлен^ Воронеж, 1974. С. 141.

будучи критериями небрежности, не входят в ее интеллектуальный оМент. Не входят они непосредственно и в волевой момент, но с помошью этих критериев устанавливается, были ли проявлены лицом недостаточная внимательность и предусмотрительность.

Для признания небрежности необходимо одновременное наличие двух ее критериев — объективного и субъективного. Первый заключается в обязанности виновного предвидеть общественно опасные последствия его действия или бездействия. Такая обязанность рассчитана на неопределенный круг лиц и не учитывает их индивидуальных свойств и частных особенностей конкретной ситуации. Объективный критерий небрежности «определяется должностными или профессиональными обязанностями лица, правилами, действующими в той или иной сфере деятельности, правилами предосторожности, сложившимися в общении людей в их повседневной деятельности».240 Субъективный критерий небрежности состоит в наличии у виновного возможности предвидеть общественно опасные последствия своего поведения. С учетом индивидуальных качеств лица и особенностей конкретной обстановки определяется, могло ли данное лицо в данной ситуации выполнить лежащую на нем обязанность предвидеть последствия. Наличие обоих критериев небрежности означает и наличие волевого момента небрежности — отсутствия в поведении лица необходимой внимательности и предусмотрительности .

Поскольку при вине в виде небрежности лицо не предвидит общественно опасных последствий своих действий, возникает вопрос об основании привлечения к уголовной ответственности. Действительно ли законодательная формулировка небрежности отражает вину данного лица? Согласно психологической концепции, вина в уголовном праве рассматривается как психический акт, психическое отношение. На чем основано такое понимание вины? В настоящее время его юридическим основанием является ст. 24 УК РФ, где вина представлена как родовое понятие умысла и неосторожности. Зако-н°дательная характеристика умысла, несомненно, включает психо-логические компоненты. Однако в неосторожности они не столь очевидны, а в таком ее виде, как небрежность, даже спорны. Законодатель характеризует психическое содержание небрежности нега-

 С, Котов Д. П. Указ соч С 146

тивно («не предвидит возможности наступления последствий») До„ полнительные признаки небрежности («мог и должен предвидеть») также не вводят каких-либо психологических компонентов, по-скольку указывают на возможность и обязанность предвидеть, а не на реальное предвидение Установление возможности предполагает выяснение того, способен ли вообще тот или иной человек интеллектуально и физически не допустить общественно опасных последствий Обязанность указывает на наличие нормативного требования предписания данному лицу предотвращать последствия Ни то. ни другое не выражает какого-либо психического отношения Обязанность не имеет никакой связи с психическим отношением по материальным и логическим основаниям Возможность означает потенциальное, нереализованное предвидение, тогда как уголовное право требует установления вины действительной, а не возможной Если теория понимает под виной психическое отношение, то оно должно быть, естественно, действительным психическим отношением, а не возможным

Спорным представляется утверждение о том. что при неосторожности психическая деятельность лишь сужается, а не исчезает полностью Если бы это было так, то законодатель говорил бы о недостаточном осознании и неполном предвидении, как он это делает в ч 3 ст 20 и ст 22 УК РФ, определяя уровень необходимой социальной зрелости несовершеннолетнего как субъекта преступления и состояние ограниченной вменяемости Однако законодатель в небрежности отрицает и сознание и предвидение Двоякий смысл имеют ссылки на критерии «мог» и «должен» Как было уже сказано, они указывают на возможное предвидение и осознание, а не на действительное

Вина как юридическая категория предполагает не вообще психологическое отношение человека к чему-либо, а его отношение к строго определенным в законе обстоятельствам — последствиям И если такого отношения при небрежности по прямому указанию закона нет, то не может быть и психического отношения как варианта вины На неувязку формулы вины с психическим отношением указывают и сами представители психологической концепции вины Отнесение «к волевому моменту признака "должен был и мог предвидеть" более чем сомнительно Его можно рассматривать лишь ка^ нереализованную потенцию сознания и воли В прямом смысле s

•,-гой формуле нет и интеллектуального момента А это значит, что действенное психическое отношение субъекта к общественно опас-ным последствиям при небрежности отсутствует Следовательно, отсутствует и вина как психологическая категория» 241 В Е Квашис пТмечает, что неосторожная вина «выходит за рамки психического

г-                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                1АТ.

отношения субъекта к последствиям »

Другой вариант установления психологического содержания небрежности связан с отысканием его в том, что предшествует наступлению последствия, т е в отношении к деянию Сторонники этого направления видят психологическую основу небрежности в понимании лица, что он создает определенную вероятность наступления вреда из-за недостаточной продуманности своих действий, что он сознательно вступает в сферу неопределенности, не исклю-

чающей вред

К примеру, концепция американского профессора Ю Холла по проблеме наказуемости неосторожного поведения сводится к следующему «Небрежное поведение, являющееся результатом неосознанной неосторожности, должно быть исключено из круга уголовно наказуемых деяний, неосознанная неосторожность не может рассматриваться как форма вины, имеющая уголовно-правовое значение, она может обосновывать только гражданскую или моральную ответственность» 244 Для небрежности характерно полное отсутствие осознания риска, что дает основание многим американским юристам отвергать наличие в этих случаях «виновного состояния ума» В связи с этим ставятся под сомнение отрицательная моральная оценка такого рода поведения и возможность выполнения наказанием предупредительных функций Возникает проблема отличия небрежности от невиновного причинения вреда Примерный Уголовный кодекс США вынужден был установить, что небрежность как минимальная форма виновности обосновывает уголовную ответственность только в случае, если закон ее специально предусматрива-61 Так, ст 210 4 Кодекса («Убийство по небрежности») гласит

241

Лунеев В В Предпосылки объективного вменения и принцип виновной ответст-гДНности // Государство и право 1992 № 9 С 61 з^КвашисВ Е Преступная неосторожность Владивосток 1986 С 29 г<< волков Б С Проблемы воли и уголовная ответственность Казань, 1965 С 40

Hall у General Principles of Criminal Law Indianapolis, 1947 P 246, Idem Negligent pehavior Should be Excluded from Penal Liability // Columbia law Rev 1963 Vol 63 № 4

 «Преступное человекоубийство по небрежности составляет убийств во в случаях, когда оно совершено по небрежности Убийство до небрежности является фелонией третьей степени» Таким образом, в Примерном УК установлена в ограниченных, строго определенных законом случаях уголовная ответственность за преступления, совершенные по неосторожности в форме небрежности Как указывает Н Е Крылова, двоякую позицию по данному вопросу занимает законодательство Франции, определяющее, что «наличие психологического признака предполагается в связи с констатацией того, что исполнитель объективно совершил запретные действия Психологический признак, следовательно, здесь достаточно прозрачен Некоторые французские юристы из этого сделали заключение, что преступная небрежность — это преступное деяние без психологического признака, в котором существует лишь материальный признак и законодательная констатация совершения действия Однако М Расса считает, что это не так «Если бы эти деяния. — пишет она, — были лишены психологического признака, было бы невозможно освобождение от ответственности несовершеннолетних лиц, сумасшедших или лиц, действовавших по принуждению Существует только одно различие между этими преступными деяниями и деяниями, совершенными по неосторожности (имеется в вид}' преступное легкомыслие), и оно лежит в области доказывания»24S Интересна интерпретация неосторожности в Уголовном кодексе Швейцарии Неосторожность «имеет место, если лицо, совершая преступление или проступок, действует вследствие противоречащей долгу неосмотрительности, не учитывая последствия своего преступного поведения и не принимая их во внимание Неосмотрительность противоречит долгу, если лицо не соблюдает меры предосторожности, которые оно обязано предпринять в силу обстоятельств или его личных качеств»246, т е отсутствие предвидения последствий деяния при небрежности не означает отсутствия вообще какого-либо отношения к наступлению таких последствий, так как это было бы равнозначно отсутствию самой вины

В этом плане достаточно основательным является и высказывание о том, что отсутствие предвидения общественно опасных ре'

ультатов не есть пустота в психике человека, а есть отношение с одОжительным содержанием, которое состоит в том, что в момент оВершения преступного деяния у лица имеется реальная возможность предвидения этих результатов 247 «Оно (отсутствие предвидения) предполагает существование реального психического фактора, способствующего наступлению нежелательных последствий, без которых преступный результат не наступил бы вовсе» 24S Соглашаясь с мнением автора этого высказывания, следует отметить, что по-дожительное содержание психического отношения лица к вредным последствиям при небрежности составляет реальная возможность предвидения таких последствий при отсутствии действительного предвидения

В преступно-небрежном психическом отношении различаются два момента — положительный и отрицательный Под отрицательным моментом понимается отсутствие предвидения общественно опасных последствий, а положительный момент усматривается в

наличии ооязанности и возможности такого предвидения

Некоторыми авторами психическое отношение к совершенному по небрежности преступлению рассматривается как потенциальное, основанное на реальной, но не реализованной возможности предвидения 250 Представляется, что правы те авторы, которые признают при неосторожном поведении существование реальной возможности должного напряжения внимания, сознания и воли251 Вместе с тем в теории уголовного права высказана и иная точка зрения, которая сводится к тому, что содержание психического отношения субъекта

ие Макашвили В Г Уголовная ответственность за неосторожность М , 1957 С 92

Угрехелидзе М Г Природа неосторожного поведения в свете советской психологи // Проблемы борьбы с преступной неосторожностью в условиях научно-технической революции Владивосток, 1976 С 22

Рарог А И Вина в советском уголовном праве Саратов, 1987 С 90, Уголовное право Российской Федерации Общая часть / Под ред Б В Здравомыслова М , 1996

§Л83

 И С Понятие правонарушения по советскому законодательству М , 19я  ^ 14S~149' Гилязев Ф Г Проблемы субъективной стороны преступления Уфа, 86 С 41 и след , Ворошилин Е В Кригер Г А Субъективная сторона преступле-3!я М.1987 С 28

Мэ(гэшвило S Г Уголовная ответственность за неосторожность М, 1957 С 92,

щ^ховский А А Учение о преступлении по советскому уголовному праву -М ,

У^°1 С 369, 372, 374, Дагель П С Проблемы вины в советском уголовном праве II

НоГ1 Эап Дальневост гос ун-та ,1968 Вып 21 Ч 1 С 104, Курс советского уголов-

го права Часть Общая М , 1970 Т 2 С 312, 315, 317 и др

при преступной небрежности состоит не в возможности осознавать общественно опасный и противоправный характер своих действий. а в действительном сознании лицом общественной опасности и про. тивоправности совершаемого им действия или бездействия При этом отсутствие предвидения вредных результатов деяния отожде-ствляется с интеллектуальной ошибкой 252 При небрежности возможно не только отсутствие волевых усилий, направленных на причинение общественно опасных последствий, но и осознание возможности их наступления Такое состояние можно характеризовать как бездействие психики по отношению к общественно опасным, побочным последствиям, ибо возможность не есть действительность

В А Якушин называет подобное психическое состояние «психическим вакуумом» Он пишет «При такой трактовке вины объявить виновным можно кого угодно и за что угодно Ибо всегда можно сказать, что лицо должно было и могло предвидеть, так как наделено разумом, волей, т е у него имелась возможность сознавать и предвидеть» 253 Представляется, что при такой аргументации нарушаются основы психологической концепции, выражающейся в том, что неосознание тех или иных явлений означает не только негативный факт, но и отсутствие их осознания «Как торможение не есть просто отсутствие возбуждения, так и неосознание, обусловленное торможением, означает не только отсутствие осознания, а является выражением активного процесса, вызванного столкновени-

ем антагонистически действующих сил в жизни человека» Поэтому в тексте одного из проектов УК РФ при определении небрежности указывалось на «неосознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия)» 25

В философии принято различать абстрактную и реальную возможность Абстрактная возможность — это отсутствие каких-либо условий, порождающих некоторое явление, но вместе с тем и отсутствие условий, препятствующих его возникновению Такая возмоЖ' ность сопоставима с категорией случайности Реальная возможность

252         Якушин В А Ошибка и ее уголовно-правовое значение Казань, 1988 С 17,18

253              Там же С 18, см также Ткаченко В И Субъективная сторона преступлений автотранспорте//Правоведение 1968 №6 С 116

254             Рубинштейн С Л Бытие и сознание М , 1957 С 52

255            Российская газета 1995 25 янв С 14

значает наличие ряда необходимых условий реализации, т е превращения в действительность данного явления Исходя из этого, 10>кно сказать, что абстрактная возможность предвидения имеет место при случайном причинении вреда, когда человек в уголовно-правовом смысле не мог предвидеть наступление вредных последствий- так как отсутствовали какие бы то ни было предпосылки для этого Отсутствовало, следовательно, и психическое отношение к последствиям (вина) Таким образом, отсутствие предвидения как психического отношения возможно только тогда, когда возможность предвидения реальна, т е когда в ее основе лежат определенные факторы, которые могут быть расценены в качестве условий реализации предвидения Следовательно, чтобы установить конкретное содержание психического отношения субъекта к общественно опасным последствиям его деяния при небрежности, необходимо выяснить, какие психические явления и процессы составляют субъективную предпосылку (реальную возможность) предвидения, что конкретно заполняет тот кажущийся вакуум, который образуется, когда предвидение в смысле ст 25 и 26 УК РФ отсутствует

Однако в позициях авторов, пытающихся раскрыть отношение субъекта к общественно опасным последствиям деяния при небрежности, нет указания на какие-либо психические процессы, которые можно было бы признать условиями, превращающими абстрактную возможность предвидения в реальную В Г Макашвили, правда, говорит о том. что если лицо не предвидело общественно опасных последствий, не превратило возможность этого в действительность, то это объясняется тем, что «оно не применило волевого напряжения Для правильной оценки создавшейся ситуации» 257 В связи с этим М П Карпушин и В И Курляндский считают безнадежным делом искать волевое отношение человека к наступившим общественно опасным последствиям при небрежности» 2SS На пассивность воли, как та условие отсутствия предвидения, указывают и другие авто-Ры"  Но каких-либо аргументов в пользу такого суждения они не

возможность и действительность // Философский словарь М , 1980 С 54, Алексе-aj'' e Панин А В Диалектический материализм М.1987 С 314, и др г5, Макашвили В Г Указ соч С 92

рпушин М П. Курляндский В И Уголовная ответствен-ность и состав преступ-г5!Ния М  1974 С 68

Дагель П С Неосторожность Уголовно-правовые и криминологические пробле-b| M, 1977 С 39-40

приводят. Не обозначены и психические механизмы, связывающце волю с феноменом предвидения.

Поскольку в психологической науке достаточно широко была представлена теория установки Н. Узнадзе, то с ее помощью пыта-лись объяснить преступную небрежность. Долгое время в психоло-гии существовало представление, согласно которому реакции, поступки человека непосредственно связаны с воздействующими на него стимулами, исходящими из окружающего мира Это было упрощенное, схематичное понимание вопроса. В действительности воздействие внешнего мира на человека носит гораздо более сложный характер. Первым в психологии указал на это Д Н. Узнадзе Он предложил пользоваться понятием иногда осознаваемой, иногда полуосознаваемой, а иногда и вовсе неосознаваемой «установки». Установка, согласно Д Н. Узнадзе, — это более или менее целостное состояние психики человека, попавшего под влияние внешних или внутренних психологических либо физиологических стимулов, состояние, возникающее и развивающееся по своим собственным, нелегко выявляемым законам и порождающее дискретные реакции, которые в совокупности образуют поведение. Установка в различных сл\"чаях образует разную степень осознанности ее субъектом 2б° В Г Макашвили писал, что «у лица, действующего с преступной небрежностью, нет ни воли, ни сознания в отношении преступного последствия» 261 Б. С. Волков рассматривал совершаемое при преступной небрежности как «проявление воленаправленной деятельности».262 Практически это означает необходимость и объективную возможность думать, куда ведут и могут привести те или иные действия безотносительно к желаемой цели.

Таким образом, действия, совершенные при вине в форме небрежности, являются, безусловно, волевыми действиями. А В Наумов справедливо считает, что интеллектуальный момент такой разновидности неосторожной вины, как преступная небрежность, «характеризуется отсутствием в сознании виновного оценки своего поведения как общественно опасного. Это своего рода интеллектуальный момент со знаком «минус». Поэтому сущность

260                   Узнадзе Д Н Экспериментальные основы психологии установки Тбилиси, 1961 С 143

261               Макашвили В Г Уголовная ответственность за неосторожность М, 1957 С 58

262           Волков Б С Проблемы воли и уголовная ответственность Казань, 1965 С 43

вцны в этом случае заключается не в интеллектуальном, а в волевом оМенте, ибо только в связи с волевым моментом данное психическое отношение получает уголовно-правовую оценку».263

Представляется противоречивой следующая трактовка содержания данного вида вины: «Психическое отношение виновного к своему деянию при небрежности характеризуется сознанием нарушений определенных запретов, непредвидением наступления преступных последствий либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает правила предосторожности, либо отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине этого лица».264 Непонятно, что подразумевается под сознанием нарушения определенных запретов, что определяет значимость какого-либо из них Интересна общая трактовка вины, предложенная Б С Антимоновым: «Право упрекает гражданина не за ошибочность логических выводов, а за то, что он, имея недостаточные знания, совершил такой волевой акт, который не должен был совер-

•765 т                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           ,-

шать»."   1акое понимание применимо и к преступной небрежности, волевой характер которой был обоснован выше.

Кроме того, по существу, один признак преступной небрежности — отсутствие предвидения — определяется через другой — возможность предвидения — субъективный критерий, который в общем-то и сам требует определения с указанием на конкретные психические образования, лежащие в его основе. Лицо, которое понимает, что, совершая данное действие или бездействие, оно нарушает запрет, преступает меру предосторожности, т. е. обусловливает противоправность деяния, тем самым ставя под угрозу общественные интересы, и образует состояние общественной опасности, естественно, не может не предвидеть, не осознавать, хотя бы в самой общей форме, что это деяние чревато преступными последствиями. Осознавать общественную опасность своих действий субъект может только благодаря тому, что он предвидит возможность насту-

Наумов А. В Российское уголовное право Общая часть Курс лекций М, 1996 5,222

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации Общая часть / Под gjfl Ю И Скуратова, В М Лебедева М , 1996 С 58

Антимонов Б С Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении. St-1950 С 94

Филановский И. Г Социально-психологическое отношение субъекта к преступле-И|° Л, 1970 С 138.

пления общественно опасных результатов этих действий. Но сознательное предвидение лицом в какой бы то ни было форме возмолс, ности наступления вредных результатов исключает небрежность Представляется, что в настоящее время сущность и содержание пси-хического отношения субъекта к деянию и его общественно опасным последствиям при отсутствии их предвидения для преступно-небрежной вины не получили отражения в специальных исследованиях, посвященных проблемам уголовно-правовой вины. На наш взгляд, предполагаемые черты небрежности должны основываться на современных психологических представлениях о природе предвидения, понимаемого как осознание картины будущего.

Отсутствие предвидения лицом общественно опасных результатов деяния как признака преступно-небрежной вины не означает отсутствия и самого психического отражения этих результатов Совершая то или иное действие, человек не может не отражать в той или иной форме и его последствия. Другое дело, что получаемая лицом, благодаря опережающему отражению, информация о возможных последствиях деяния не всегда им осознается Такая позиция позволяет по-новому взглянуть на природу психического состояния лица при преступной небрежности.

Во-первых, следует продумать довод, согласно которому возможны такие случаи неосторожного причинения, когда отражение тех или иных обстоятельств вообще отсутствует при наличии возможности сознавать их.267 Сама возможность осознания или предвидения последствий деяния возникает благодаря тому, что эти последствия отражены психикой, и информация о них содержится на бессознательном уровне. Если же акт отражения не осуществился и если в силу этого отсутствует хотя бы неосознанный психический образ того или иного объективного факта, то тогда и возможность его осознания, т. е. субъективный критерий небрежности, исключается. Во-вторых, следует уточнить определение психического отношения к общественно опасным последствиям деяния как потенциального отношения, сводимого к реальной, но нереализованной возможности предвидения этих последствий. Данное отношение является действительным психическим отношением субъекта к деЯ' нию и его последствиям, однако не в силу представления их в соз-

267 Дагель П. С. Указ. соч С 38.

нании в форме знания. Психический процесс активизируется благодаря фундаментальному свойству психики.

Как ранее было отмечено, психологическая природа преступно-небрежного поведения может быть исследована с использованием данных теории установки Д. Н. Узнадзе, где ключевым выступает положение о том, что установка является целостным состоянием субъекта.268 Это положение не вызывает возражений. Очевидно, что не может не быть целостным и психическое отношение лица к преступлению, содержание которого составляет установка. Между тем ряд авторов пытаются рассматривать раздельно отношение к деянию и отношение к его последствиям.269 Поэтому возникает иллюзия, что в действительности имеется не одно, а несколько различных отношений, которые в совокупности составляют психическое отношение субъекта к преступлению.270

Концепция преступлений с двумя формами вины возводит в ранг методологического принципа деление психического отношения к преступному деянию и к общественно опасным последствиям. Сторонники этой теории, как представляется, вполне обоснованно выдвигают аргумент, с которым нельзя не согласиться: «Единое психическое отношение, составляющее содержание вины, в действительности может быть неоднородным по отношению к деянию и последствиям».271 Возможно, в рамках существующих определенных форм и видов вины следует определить четкие границы психического отношения лица к деянию и наступившим вредным последствиям, используя разработки в теории уголовного права, а также современные данные психологической науки.272

Представляется интересным подход, в рамках которого объективный критерий рассматривается не как нечто чисто внешнее по отношению к субъекту, а как «ступенчатая» структура социальных норм, которая существует независимо от субъекта, но и принадлежит субъекту в том смысле, что адекватно, т. е. независимо от субъ-

2в9 Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. М , 1966 С 252 37о Гилязев Ф. Г Указ соч С 38.

Филановский И Г Указ. соч С 138; Брайнин М. С. Квелидзе С. А Уголовно-лавовая охрана безопасности труда в СССР М.1977 С 79-80

Зинченко Э. Н Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности горных работ Киев; Донецк 1979 С. 67, 75.

Келина С Г Некоторые направления совершенствования уголовного законода-ельства // Сов государство и право. 1987. № 5. С 68

ективных особенностей, отражена им. Это означает, что на субъекта распространяется только та обязанность, которая им осознана. Сказанное, однако, не стирает границы между объективным и субъективным критериями, возможность и обязанность предвидения имеют в психике человека разные основания. Положительный признак интеллектуального элемента небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог предвидеть наступление реально причиненных общественно опасных последствий. Следует отметить, и это общепризнанно, что долженствование означает объективный критерий небрежности, а возможность предвидения — субъективный. Поэтому о неосознанной неосторожности может идти речь, когда на лице, в силу тех или иных оснований, лежит обязанность определенного поведения, исключающего наступление вредных последствий. При этом уголовное законодательство требует не только существования одного из двух критериев ответственности — объективного или субъективного, но и их одновременного наличия. Как указывали, например, авторы учебника по уголовному праву Чехословакии, «последовательному применению принципа ответственности за вину соответствует в уголовном праве лишь соединение объективного критерия с критерием субъективным» 273

Сущность долженствования раскрывается по-разному. Так, отмечается, что «объективный критерий преступной небрежности заключается в том, что возможность предвидения наступления общественно опасных последствий признается тогда, когда при данных обстоятельствах эти последствия мог бы предвидеть всякий другой человек».274 Или: «... объективный критерий помогает установить, каким образом должен был вести себя любой гражданин в данном конкретном случае. Образцом должно служить при этом поведение всякого благоразумного гражданина ..».275 Изложенные точки зрения о сущности объективного критерия (в случаях, когда речь идет о знании специальных правил) нам представляются ошибочными. Так, в законодательстве ряда стран выдвигается объективный критерий для установления преступной небрежности, т. е возможность имеет

273               Nezkusil J Ceskoslovenske trestni pravo I dil, Svazek I Obecna cast Praha, 1969 S. 105.

274                Советское уголовное право Общая часть / Под ред В Д Меньшагина М , 1974 С. 167

275           Советское уголовное право Общая часть / Под ред Г А Кригера М.,1981  С 197

место лишь тогда, когда при данных обстоятельствах последствия ^ог предвидеть «средний благоразумный человек».

Согласно американской концепции, как для случая опрометчивости, так и для случая небрежности в Примерном Уголовном кодексе США установлен объективный критерий виновности лица. В первом случае это «грубое отклонение от стандарта поведения, которого на месте деятеля придерживалось бы законопослушное лицо», во втором — «грубое отклонение от стандарта осторожности, которого на месте деятеля придерживалось бы разумное лицо». Субъективный момент — возможность лица в данной конкретной обстановке придерживаться необходимого стандарта поведения, стандарта осторожности (согласно американской концепции) — во внимание не принимается и не влияет на установление его вины.276 В западноевропейской юридической литературе такой критерий именуется критерием «среднего человека».277 Однако «использование лишь объективного критерия для установления небрежности, — указывал А. А. Пионтковский, — неизбежно приводит к признанию виновными лиц, которые в действительности не обладают предусмотрительностью "среднего человека"'. Использование объективного критерия "среднего человека" фактически освобождает от необходимости искать в преступлениях, где ответственность наступает за неосторожную вину, реальное психическое отношение к общественно опасному результату Это означает отказ от принципа ответственности лишь при наличии вины и переход на позиции объектив-ного вменения».

Российское уголовное право считает критерий «среднего человека» несовместимым с принципом индивидуальной ответственности Использование данного критерия приводит к необоснованному привлечению к уголовной ответственности лиц, которые не могут в связи со своими индивидуальными особенностями предвидеть общественно опасные последствия своих действий. С другой стороны, ЛиЦа, обладающие свойствами, превосходящими «среднего челове-Ка>>, будут освобождены от уголовной ответственности, так как

376 л

•"ясс Н В. Проблема вины и уголовной ответственности в современных буржуаз-

зт?х теориях. Л , 1977 С 103 йв ^эумов д В Указ соч С 223

Курс советского уголовного права Часть Общая. М , 1970 Т 2 С 321.

 «средний человек» не мог бы предвидеть общественно опасный характер своих действий279

Следует согласиться с утверждением, что объективный критерий носит нормативный характер 280 Такого мнения придерживается и Г А Кригер, утверждающий, что «если на лице не лежала обязанность предвидеть и предотвратить фактически наступившие общественно опасные последствия, то их наступление не может быть поставлено в вину этому лицу» 281 А И Рарог также отмечает, что «объективный критерий небрежности носит нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительности Эта обязанность может основываться на законе, на должном статусе виновного, на профессиональных функциях или на правилах общежития и т д » 282

В установление объективного критерия небрежности неизбежно включается оценочный момент относится ли то или иное правило предосторожности к числу общепризнанных и обязательных"?283 Таким образом, смысл объективного критерия сводится к конструированию образца, эталона поведения су бъекта в определенных сферах деятельности и ситуациях При таком подходе объективный критерий относится к абстрактному субъекту, человеку вообще Данный подход совпадает с принципом «среднего», «нормального», «разумного» человека, характерным для тех правовых концепций (например, для теории финального действия), в которых сильна тенденция к выведению психического отношения лица к преступлению за рамки состава преступления Вина, лишенная таким образом психологического содержания, лишь обосновывает собой упрек в адрес субъекта, который определяется такими достаточно произвольными критериями, как «нарушение обращенных к среднему человеку требований», «нарушение обязанности проявлять необходимую в обиходе внимательность» и т п . что практически беспредельно расши-

279            Клочков Б В Преступная неосторожность М 1977 С 6-7

280          Питецкий В Критерии преступной небрежности//Сов юстиция 1986 №2 С 19

281              Советское уголовное право Общая часть / Под ред Г А Кригера М 1988 С 138

282           Уголовное право Российской Федерации Общая часть / Отв ред Б В Здравомыс-лов М,1996 С 183

283           Макашвили В Г Указ соч С 137

ояет область судейского усмотрения в установлении вины 284 Для наличия объективного критерия небрежности недостаточно самого по себе факта нарушения установленных правил Необходимо так-де, чтобы субъект знал об этих правилах «Обязанность предвидения опасных последствий должна вытекать из каких-либо юридических предписаний, например, должностного статуса работника или из его жизненного опыта В противном случае ответственность за непредвидение последствий наступить не может» 285

Правила и нормы безопасности могут быть подразделены на общие и специальные Первые адресуются любому и каждому и характеризуются предельной простотой, вторые регламентируют поведение лиц, участвующих в управлении сложными и ответственными технологическими процессами, и отличаются повышенной сложностью 286 Нормы первого рода сопоставимы с уровнем обыденного сознания, это — житейские представления людей о безопасности той или иной деятельности Нормы второго рода соответствуют уровню профессионального сознания Они обычно закрепляются в различных инструкциях, правилах и т п И те, и другие нормы могут относиться к объективному критерию преступной небрежности Так, в случаях так называемой «бытовой» небрежности должное поведение определяется бытовыми правилами, в случаях «профессиональной» и «технической» небрежности — соответствующими правилами Но во втором случае для безопасного осуществления деятельности субъект обязан руководствоваться не только специальными, но и «жизненными» нормами К примеру, квалифицируя результат преступно-небрежного обращения с оружием, суд оговорил «Хороший грубо нарушил правила обращения с оружием, вследствие чего произошел выстрел и была убита Драко Нарушая правила обращения с оружием, Хороший мог и должен был предвидеть возможность выстрела и убийства кого-либо из присутствовавших, а поэтому его действия следует квалифицировать по Ст 106 УК РСФСР как неосторожное убийство» 287

!84

Рарог А И Основные принципы уголовного права ФРГ Автореф дис     канд з$ид наук М, 1966 С 6-7 :6в Курс советского уголовного права Л , 1968 Т 1 С 426

Гринберг М С Преступления против общественной безопасности Часть Особен-Х?я Свердловск, 1974 С 119

см Бюллетень Верховного Суда РФ 1996 №8 С 9-10,1997 №2 С 8

Итак, для преступной небрежности как для одного из видов неосторожной вины большое значение имеет правовой, нормативный характер В законе определено, какие общественно опасные последствия побочного характера считать преступными Только в связи с этим правовое значение приобретает и психическое отношение субъекта к этим последствиям По своей же психологической сути само действие (бездействие) при небрежности, в результате которого нарушаются правила предосторожности, является мотивирован-ным и целенаправленным, волевым и сознательным Однако встает вопрос согласуется ли это с принципом субъективного вменения? Эта проблема дискутируется в науке и судебной практике Для ее решения следует выяснить, какие аргументы выдвигаются для защиты уголовной ответственности за небрежность Главный аргумент — нормативный уголовная ответственность за неосторожность наступает тогда, когда лицо должно было предвидеть общественно опасные последствия своих действий (бездействия) и могло это сделать, т е при наличии объективной обязанности и субъективного предела фактически ставится знак равенства между нормативным и психологическим процессами Для сглаживания проблематичности такого соотношения некоторые авторы используют преступную небрежность как психологическую характеристику личности вообще «Невнимательность, непродуманность, безалаберность, — считал А А Пионтковский, — свидетельствуют о наличии определенного реально существующего действительного психического отношения к наступившим последствиям» 289 Как писал В Е Квашис, «рассмотрение неосторожной вины с аксеологических позиций приводит к необходимости такого понимания неосторожности, которое выходит за рамки психического отношения субъекта к последствиям своих действий и их общественной опасности Оно указывает на более широкое социально-психологическое и социально-политическое содержание неосторожной вины, выступающей в качестве одной из форм отрицательного отношения к ценностям общества В конечном итоге при таком подходе вина рассматривается не столько в качестве сугубо психологической, сколько в качестве социально-этической, предполагающей порицание психического отношений

288             Курс советского уголовного права М 1970 Т 2 С 320

289          Там же С 320, см также Демидов Ю А Социальная ценность и оценка в уголов ном праве М.1975 С 118-119

субъекта к содеянному с позиций коммунистической морали и нравственности» 290 Г А Злобин считал, что критика ошибочной «оценочной теории» оказалась односторонней, не способной заметить «рациональное зерно» в стремлении ее сторонников включить в содержание вины общественную оценку преступления "

Изложенные точки зрения позволяют сделать следующее предположение уголовная ответственность за небрежность не совсем укладывается в принцип субъективного вменения, однако государство кое-как мирится с безнаказанностью случайного причинения, но категорически считает «виновными» тех, кто причинил вред по небрежности

Субъективный критерий преступной небрежности следует понимать не только и, возможно, не столько как возможность лица соответствовать требованиям объективного критерия 292 Это тот психологический образ объективной реальности, который был получен в результате опережающего отражения и который, в принципе, мог быть осознан в момент совершения преступления 293

При этом, на наш взгляд, определенным образом нарушается принцип индивидуальной ответственности, так как такая точка зрения создает своеобразную презумпцию возможности предвидения последствий каждым вменяемым лицом и тем самым ведет к неприемлемой для российского уголовного права презумпции виновности Следует согласиться с А И Рарогом в том, что «субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий Такая трактовка субъективного критерия означает, что возможность предвидения последствий определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного» 294 «Возможность предвидения зависит

а1 квашисВ Е Преступная неосторожность Владивосток 1986 С 29

Злобин Г А Виновное вменение и уголовная ответственность // Актуальные про-

°лемы уголовного права М 1988 С 45 Карпушин М П Курляндский В И Уголовная

з^ветственность и состав преступления М 1974 С 67-68

йз^эгельП С Указ соч С 122

;«, ЛаеельП С Котов Д П Указ соч С 148

По рогА И Общая теория вины в уголовном праве М 1980 С 69 см также Уго-вное право Общая часть / Под Ред Б В Здравомыслова М , 1994 С 179, Уго-Вн°е право Общая часть / Л Д Ермакова, Э Н Жевлаков и др М ,1992 С 163,

от индивидуальных особенностей лица, которое обязано было пред. видеть общественно опасные последствия, а также от реальной об-

становки, в которой оно действовало»

Важно практически определять способность лица предвидеть наступление опасных последствий А это связано с учетом противоречивых субъективных особенностей такого лица а) если данный человек не является обычным, тогда почему же он должен нести ответственность, б) если же он является обычным, нормальным и т д почему он совершил преступление, тогда как другим это не свойственно? В то же время, возможно, что судья, вынося обвинительный приговор, использует некий внутренний образ, сравнивая с которым личность «неосторожного» преступника, приходит к выводу о его виновности Приведем пример 22 июня 1990 г, находясь в гостях у Клепиковой, Мерзилкин после употребления спиртных напитков поссорился с ней Во время ссоры, в момент, когда потерпевшая поднесла фарфоровую чашку ко рту, он ударил ее рукой по лицу, в результате чего чашкой был поврежден глаз Клепиковой Само ранение глаза судебно-медицинским экспертом было отнесено к менее тяжким телесным повреждениям Однако ранение глазного яблока повлекло стойкое изменение глаза, что, как признал суд, привело к неизгладимому обезображиванию лица потерпевшей Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 октября 1993 г удовлетворила протест о переквалификации действий осужденного с ч 1 ст 108 УК РСФСР (ч 1 ст 111 УК РФ) на ч 1 ст 114 УК РСФСР (ч Зет 118 УК РФ), указав следующее «Как видно из материалов дела, Мерзилкин вину в причинении умышленного тяжкого телесного повреждения не признал, но по отношению к наступившим последствиям — ранению глаза его действия носили неосто-рожный характер» Нанося потерпевшей удар по лицу, Мерзилкин не предвидел наступления столь тяжких последствий, хотя должен был и мог их предвидеть В приведенном деле нет никаки\ указаний, на основании чего суд пришел к выводу о том, что обви-

Уголовное право Российской Федерации Общая часть / Отв ред Б В Здравомыс-лов М, 1996 С 183

295         Дагель П С, Котов Д П Указ соч С 148, см также Советское уголовное прав" Общая часть / Под ред Г А Кригера и др М.1981 С 199, Советское уголовное пра во Общая часть / Под ред Г А Кригера и др М, 1988 С 138

296              Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам М , 1996 С 200

няемый мог и должен был предвидеть тяжкие последствия своих действий В аналогичных ситуациях суд отказывается от уголовного преследования»297

В настоящее время в юридической литературе переосмысливался роль ситуации в механизме совершения преступлений по небрежности, которой отводится место самостоятельного элемента в совершении преступно-небрежного акта Однако признание взаимодействия ситуации и личности в генезисе неосторожных преступлений не доводится до системного понимания такого взаимодействия В силу этого ситуация трактуется только как объективный фактор Решающую роль в природе преступной неосторожности играют не столько социальные позиции субъектов неосторожности, сколько особенности криминогенной ситуации в сочетании с психологическими дефектами восприятия, решения и действия В плоскости субъективных факторов доминируют либо отмеченные психологические дефекты, либо усиливающие их психофизиологические состояния личности, которые и приводят к ошибочным действиям, внешне выразившимся в нарушении правил безопасности

На наш взгляд, криминогенные ситуации — это особый случай психологических ситуаций Об опасной ситуации можно говорить тогда, когда система отношений личности с ее окружением характеризуется неуравновешенностью, т е несоответствием между определенными качествами личности (стремлениями, ценностями, целями и т д) и возможностями их реализации в деятельности, что и имеет место при преступной небрежности Криминогенная ситуация воздействует на поведение человека главным образом через отражение соотношений ее различных элементов и их значения с точки зрения стремлений, ценностей, целей и планов субъекта Личность реагирует на ситуацию и ведет себя в ней в зависимости от того, как она ее воспринимает «Объективное содержание и субъективное значение ситуации могут сильно расходиться, при этом человек поступает в соответствии со своим представлением о последней, с тем Объективным значением, которое он придает ей» 2" При этом существенное значение имеет то обстоятельство, что психическое от-

!,„ ьюллетень Верховного Суда РФ 1994 № 10 С 5-6

з^КвашисВ Е Профилактика неосторожных преступлений Киев, 1981 С 33

Антонян Ю М Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления м'1973 С 6

ражение действительности человеком осуществляется на различных уровнях на уровне сознания и на уровне бессознательного психического Между этими уровнями отражения не существует резкой границы, более того, как пишет А Е Шерозия. «в принципе нет никакого сознания и никакого бессознательного психического вне

единой системы их совместного проявления»

В судебной практике имеет место и случайное причинение вреда Так, Биллерт, находясь на квартире Вернеле, в шутку выплеснул на нее стоявшее в коридоре ведро с жидкостью Жидкость оказалась бензином, который попал на плиту, отчего вспыхнул пожар В результате пожара Вернеле получила ожоги, отнесенные к тяжким телесным повреждениям Биллерт был осужден за тяжкое телесное повреждение, причиненное по неосторожности Пленум Верховного Суда СССР с таким решением не согласился и дело прекратил за отсутствием состава преступления Пленум исходил из того, что в действиях Биллерта не было вины Как видно из материалов дела, Биллерт полагал, что в ведре была водазш

Раскрывая различные аспекты проблем преступной небрежности, следует обратиться к теории необходимого причинения применительно к неосторожному деянию Как известно, теория необходимого причинения придает значение признака состава преступления только необходимой причинной связи302 Однако на современном этапе развития общества, когда созданы технические системы высокой сложности, «человек вын> жден принимать решения и совершать действия, которые связаны со многими факторами НТР и потом} чреваты либо непредвиденными, либо лишь вероятностно прогнозируемыми последствиями» зсь Таким образом, в структуру причинной связи, наряду с деянием субъекта — нарушением правил предосторожности, которое в рамках теории необходимого причинения только одно и признается причиной, связанной с последствием отношения необходимости,  зачастую включаются факторы,  имеющие

300          Шерозия А В Психика Сознание Бессознательное Тбилиси, 1979 С 63

301                 Бюллетень Верховного Суда СССР 1964 № 1 С 21-23, 1994 № 4 С 3-4, №б С 7

302                       Курс советского уголовного права Л, 1968 Т 1  С 184 и след, ШаргороЬ скипМ Д Некоторые вопросы причинной связи в теории права // Сов государство * право 1956 №7 С 48

Гринберг М С Техника, издержки научно-технического прогресса и уголовное пра во // Вопросы борьбы с преступностью М , 1987 Вып 45 С 53

самостоятельное значение, но случайные по отношению к последствиям Иными словами, преступный результат «сопричиняется» определенным множеством факторов, к числу которых могут относиться и неисправности технических средств, и поведение потерпевшего, и действия третьих лиц, и т д И лишь один из этого множества факторов является нарушением правил предосторожности 304 Данную совокупность факторов, понятую как систему, можно считать единственной причиной возникновения вредных последствий Иными словами, необходимую причинную связь можно установить с полным основанием, только проследив действие всех факторов и наступивших последствий Деяние субъекта, нарушающее правило предосторожности и входящее в совокупность факторов, часто бывает связано с последствиями случайным образом Как отмечает П С Дагель, «о случайном характере последствий и причинной связи в целом можно говорить лишь по отношению к нарушению правил предосторожности Если же взять всю совокупность условий результат будет, конечно, необходимым» ЗО5 Аналогичную точку зрения высказал И П Лановенко, указав на тот факт, что травмирование людей на производстве является, как правило, случайным последствием нарушения правил техники безопасности и иных правил охраны труда, так как оно может наступить или не наступить, может быть легким, тяжелым или смертельным306 М С Гринберг обращает внимание также на то, что основной целью норм, охраняющих безопасность в области взаимодействия человека и техники, является предотвращение вредных случайностей Он отмечает « как свидетельствуют процессы, связанные с использованием техники, случайные явления не выходят за пределы предвидения и управления Но если объективно-случайные связи не выходят за пределы управления и контроля, они не выходят и за пределы того, что может быть значимо для права»307

Итак, преступная небрежность определена долженствованием, означающим объективный критерий небрежности, и субъективным

Зо< п

^Лановенко И П Охрана трудовых прав Киев, 1975 С 226

Дагель П С Причинная связь в преступлениях, совершаемых по неосторожности // запросы борьбы с преступностью М.1981 Выл 34 С 34 щЛановенкоИ П Указ соч С 251

Гринберг М С Преступления против общественной безопасности Свердловск, 1974 с 72, 74

критерием -— возможностью предвидения. Следует согласиться с утверждением о том, что объективный критерий носит нормативный характер. По нашему мнению, смысл объективного критерия нельзя сводить к конструированию образца, эталона поведения субъекта в определенных сферах деятельности и ситуациях. При таком подходе объективный критерий относится к абстрактному субъекту, человеку вообще, т. е. совпадает с принципом «среднего человека». В этой связи необходимо внести уточнения в формулу неосторожности, указав, что на лице лежит юридическая обязанность предвидеть общественно опасные последствия своего поведения (объективный критерий) и оно могло эту обязанность реализовать (субъективный критерий), поскольку отсутствовало действие внешней либо внутренней непреодолимой силы.

Затронув отдельные аспекты, необходимые для раскрытия небрежности как самостоятельного вида неосторожной вины, следует обозначить основу отграничения преступной небрежности от случая. В упрек лицу, совершившему преступление по небрежности, ставится неадекватность восприятия объективной реальности, которая характеризуется тремя составляющими: а) наличием опасных факторов; б) сигналами, несущими информацию об их наличии; в) реальной возможностью избежать опасности либо прекратить опасное действие.308 Разумеется, «реальная возможность избежать» может иметь место только тогда, когда лицо способно воспринять и осознать информацию о наличии опасных факторов. В этой интеллектуальной способности и заключается смысл проведения различия между случаем и небрежностью.

При анализе категории случайности важно учитывать, что в зависимости от сферы рассмотрения отдельные авторы наделяют данное понятие различными смысловыми оттенками. Так, при исследовании случайности в связке с категорией необходимости под случайностью понимается то. что имеет внешний по отношению к данному явлению характер. Случайность обусловлена побочными факторами, не связанными с сущностью данного явления, это то. что в данных условиях может произойти, а может и не произойти.309 Когда же вопрос рассматривают «с объективной стороны», некоторые

308        Дагель П. С Указ. соч С 29

309           Краткий словарь по философии. М., 1979 С 200

ученые приходят к заключению о том, что «всякое явление в мире есть неизбежный продукт своих предыдущих: в природе ничего случайного не существует»/10 Или, например, «то, что часто изображается как случай, вообще говоря, есть цепь непознанных или недостаточно хорошо познанных причин и следствий»/" Наиболее логичным объяснением подобных расхождений является вывод о том. что «случай» (случайность) как категория может существовать только там и тогда, где и когда существует субъект. Возможно, случаем можно признать динамику причинно-следственной связи, характеризующуюся отсутствием субъективной возможности предвидения определенного хода развития событий. По мнению М Н. Меркушева. «ненаказуемый случай от небрежности отличить легко, он будет всегда, когда субъект при совершении деяния не был обязан предвидеть наступление общественно опасных последствий, а если и был обязан, то по своим особенностям не мог предвидеть наступление этих последствий»/ " Так, приговором Пушкинского районного народного суда г. Ленинграда Зуев был осужден по ст 106 УК РСФСР. Согласно обстоятельствам дела, вечером в 22 ч. Зуев во время ссоры с соседом по квартире Смирновым оттолкнул его от себя в сторону входной двери. Смирнов зацепился ногами за порог и ударился о входную дверь, которая от толчка открылась. В результате этого он упал на цементный пол лестничной площадки и от полученной черепно-мозговой травмы через шесть дней скончался. Обстоятельства дела не дают оснований для вывода, что Зуев мог и должен был предвидеть наступление таких последствий. Свидетель Зуева показала, что дверь была заперта на французский замок. В момент события Зуев и Смирнов находились примерно в полутора метрах от двери. Эти данные дали основание признать, что Зуев не мог предвидеть возможности наступления таких последствий, как Удар Смирнова головой о цементный пол лестничной площадки/ь

Для преступной небрежности как одного из видов неосторожной формы вины более значим правовой, нормативный момент. Од-

310 _

з„ 'аганцевН С Указ соч С 225

з,2 Краткая философская энциклопедия М , 1994 С. 418

313 Проблемы уголовного права Сб статей Минск, 1976 С 30

j  Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел. М.,

а87 С 16, см также Постановления и определения по уголовным делам Верховного

уДа РСФСР 1981-1988. М , 1989. С 9 (дело Кунстман).

нако встает вопрос: согласуется ли это с принципом субъективного вменения? Имеющиеся точки зрения позволяют сделать предположение: уголовная ответственность за небрежность не совсем укладывается в принцип субъективного вменения.