§ 3. ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

Введение в действие любого уголовного закона требует решения вопросов, связанных с обратной силой нового закона. Это тем более относится к введению в действие такого фундаментального законодательного акта, каким является уголовный кодекс. Принятый в условиях проведения в стране экономических, политических и социальных преобразований Уголовный кодекс РФ содержит ряд принципиальных нововведений. Достаточно сказать, что при введении в действие УК РФ содержал до 70 новых составов преступлений. Вместе с тем более 80 преступлений, предусмотренных в УК РСФСР, было декриминализировано. По существу ни одна статья Особенной части УК РФ, воспринятая из УК РСФСР, не осталась без изменений в диспозиции или в санкции, а чаще всего и в диспозиции, и в санкции.

При решении вопросов об обратной силе уголовного закона принципиальное значение имеет определение двух моментов. Это, во-первых, определение момента вступления уголовного закона в силу и, во-вторых, определение времени совершения преступления.

Согласно п. 3 ст. 15 Конституции РФ законы «подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». Это положение в первую очередь относится к уголовным законам, связанным с применением средств, существенно ограничивающих права и свободы граждан, совершивших общественно опасные деяния.

Вместе с тем обязательность опубликования иных нормативных актов, затрагивающих права и свободы человека имеет большое значение для уголовно-правовых норм бланкетного характера. Принцип обратной силы должен также распространяться на правовые акты, не

 

>>>32>>>

относящиеся к области уголовного законодательства, но образующие бланкетное содержание уголовно-правовых норм70.

Порядок опубликования и вступления закона в силу определен ФЗ от 25 мая 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат федерального собрания»71. По общему правилу, уголовный закон вступает в силу после официального опубликования по истечении 10 дней (ст. 6 ФЗ РФ от 25 мая 1994 г.). Законодатель вправе установить и иной порядок вступления принятого закона в силу. Так, принятый Государственной Думой 24 мая 1996 г. УК РФ введен в действие с 1 января 1997 г. Большинство уголовных законов, принятых Государственной Думой и направленных на изменение УК РСФСР и УК РФ, вступали в силу с момента опубликования.

Заслуживает внимания мнение Ю. А. Пономаренко, считающего, что вступление в силу со дня опубликования уголовного закона, устанавливающего преступность деяния или усиливающего уголовную ответственность, не обеспечивает реальной возможности для ознакомления с этим законом, и, наоборот, законы, устраняющие преступность деяния, или смягчающие уголовную ответственность, должны вступать в силу со дня их опубликования72.

Вместе с тем вряд ли можно согласиться с предложением А. М. Медведева, который пишет: «Между моментом принятия закона и днем введения его в действие нередко проходит значительный промежуток времени, исчисляемый иногда месяцами (например, УК РСФСР был принят 27 октября 1960 г., а введен в действие 1 января 1961 г.). Это касается не только закона, не имеющего обратной силы, но и закона, обладающего обратной силой. Между тем применение закона, имеющего обратную силу, только с момента введения его в действие было бы несправедливым, так как недопус-

70  Бойцов А. И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб., 1995. С. 64. — А. И. Бойцов приводит следующий пример: «Сокрытие от налогообла-жения объекта, внесенного в перечень налогооблагаемых объектов после того, как было совершено соответствующее деяние, не образует состава преступления; а исключение из указанного перечня объекта, за сокрытие которого лицо было привлечено к уголовной ответственности, должно влечь прекращение уголовного дела» (см.: Там же).

71  СЗРФ. 1994. №8. Ст. 801.

72 Пономаренко Ю. А. Обратное действие уголовного закона во времени... С. 7.

 

>>>33>>>

тимо подвергать лицо ответственности по прежнему закону, если новым законом она уже отменена или смягчена»  .

В этом высказывании имеется две неточности. Во-первых, следовало бы писать о значительном промежутке времени не между принятием закона, а между опубликованием закона и днем введения его в действие, так как согласно ст. 15 Конституции РФ неопубликованные законы не применяются и, кроме того, принятый, но неопубликованный уголовный закон практически невозможно применить. Во-вторых, из фразы «применение закона, имеющего обратную силу, только с момента введения его в действие было бы несправедливым» можно сделать вывод, что автор предлагает применять такой уголовный закон до введения его в действие. Очевидно, автор имел в виду предложить введение в действие уголовного закона в части, имеющей обратную силу, с момента опубликования закона. При очевидной гуманности и практической целесообразности (значительно был бы уменьшен объем дел, по которым приходится приводить в соответствие ранее вынесенные приговоры с новым УК) предложения А. М. Медведева вряд ли может быть реализовано, вследствие всего того многообразия форм, с помощью которых возможно смягчение положения привлеченного к уголовной ответственности лица и соответственно придание этим положениям обратной силы. Это изменения и в санкции, и в диспозиции, и в статьях Общей части УК. Причем в одной и той же диспозиции или санкции возможны изменения в противоположных направлениях — в чем-то улучшающие, а в чем-то ухудшающие положение лица. Представить себе введение в действие только выделенных из всего Федерального закона (в данном случае — УК) статей, а нередко — отдельных фраз из статей, до введения в действие УК в целом просто невозможно.

Для реализации конституционного положения «никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением» (ч. 2 ст. 54), важное значение имеют определение времени совершения преступления и решение вопроса о том, какой закон следует применять — новый или прежний.

73 Медведев А. М. Правовое регулирование действия закона во времени // Государство и право. 1995. № 3. С. 72.

2 Зак 3926

 

>>>34>>>

Как писала М. И. Блум, определение времени совершения преступления необходимо, во-первых, для установления действия уголовного закона во времени; во-вторых, для установления противоправности общественно опасного деяния; в-третьих, для установления времени возникновения уголовного правоотношения; в-четвертых, для установления предпосылок уголовной ответственности — вменяемости и достижения лицом предусмотренного законом возраста, необходимого для признания его субъектом преступления; в-пятых, для установления давности уголовной ответственности   .

Действие уголовного закона во времени и, в частности, вопросы обратной силы уголовного закона мы попытаемся рассмотреть под углом зрения института субъективного вменения75. В. А. Якушин определяет принцип субъективного вменения как основополагающее начало, закрепляющее основные философские, нравственно-этические, социально-правовые положения, в соответствии с которыми правовая доктрина и законодательство формируются и строятся таким образом, что юридическая оценка совершаемых лицом деяний и применением правовых мер воздействия на него допускаются лишь тогда, когда имеющие правовое значение обстоятельства деяния охватывались сознанием лица, его совершившего, и были предусмотрены законом . Посредством субъективного вменения соединены различные институты уголовного права: вины и назначения наказания; действия уголовного закона во времени и пространстве и квалификации преступлений; возраста и пределов уголовной ответственности77.

Рассмотрение института действия уголовного закона во времени под углом зрения субъективного вменения означает, что, анализируя вопросы действия уголовного закона во времени и, в частности, во-

74  Блум М. И. Время и место совершения преступления // Учен. зап. «Вопросы борьбы с преступностью». Рига, 1974. С. 6.

75  Иной точки зрения придерживаются авторы, считающие временем совершения преступления время наступления последствий, независимо о того, сознавало ли лицо действие в этот период более строгого закона (см., напр., Игнатов А. И. Введение в изучение уголовного права. Уголовный закон // Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. Лекция 1. М., 1996. С. 25, 26; Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. СПб., 2000. С. 48).

76 Якушин В. А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998. С. 16.

77 Там же. С. 45-46; см. также: Якушин В. А. Проблемы субъективного вменения в уголовном праве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 1998. С. 13.

 

>>>35>>>

просы обратной силы уголовного закона, мы будем исходить из того, что при оценке действий лица может быть применен только такой закон, который охватывался сознанием этого лица в момент совершения им действий (факта бездействия), а также в момент наступления последствий.

По вопросу о том, что следует считать временем совершения преступления — время совершения действия (факта бездействия) или время наступления последствий в юридической литературе были высказаны различные мнения. Так, Н. С. Таганцев считал, что временем совершения преступления следует считать время наступления последствий. Это положение вытекало из общей концепции ученого о применении во всех случаях более позднего закона, даже если это более строгий закон78.

Возражая против признания временем совершения преступления момент наступления последствий, А. И. Бойцов обоснованно пишет, что такое решение игнорирует субъективное основание ответственности, безоговорочное следование такой позиции неизбежно ставит перед выбором принесения в жертву субъективной стороны в пользу объективного вменения79.

Непосредственно перед принятием УК РФ А. Н. Игнатов также пришел к выводу о том, что временем совершения преступления является время наступления последствий. Поскольку основанием уголовной ответственности в соответствии со ст. 3 УК РСФСР, — пишет А. И. Игнатов, — является совершение умышленно или по неосторожности предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния, временем совершения преступления следует считать время, когда в совершенном деянии будут в наличии все признаки предусмотренного уголовным законом преступления. Из этого положения А. И. Игнатов делает вывод, что временем совершения преступления следует считать наступление предусмотренных законом последствий, так как только в этот момент будут в наличии все признаки состава преступления80.

Согласно ч. 2 ст. 9 УК РФ «временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий». Ана-

Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Часть Общая. СПб., 1902. Т. 1. С. 277. Бойцов А. И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. С. 67. Игнатов А. И. Введение в изучение уголовного права. Уголовный закон. С. 25, 26.

 

>>>36>>>

логичное определение времени совершения преступления дано в УК многих зарубежных государств. Так, в ч. (1) § 67 УК Австрии указано: «Временем совершения запрещенного под угрозой наказания деяния считается время, когда лицо действовало или должно было действовать; время наступления результата не является определяющим»81.

Относительно упомянутых выше доводов А. И. Игнатова о том, что, исходя из определения основания уголовной ответственности (ч. 1 ст. 3 УК РСФСР), следует прийти к выводу, согласно которому временем совершения преступления является время наступления последствий, необходимо отметить следующее. В ст. 8 УК РФ сформулированы основания уголовной ответственности с еще большей, казалось бы в пользу доводов А. И. Игнатова, определенностью. «Основанием уголовной ответственности, — указано в этой статье, — является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренные настоящим кодексом». Признаки состава преступления, как известно, — это признаки объекта, объективной стороны субъекта и субъективной стороны. И, конечно, нет состава преступления, если отсутствует (не отвечает требованиям закона) хотя бы один из таких признаков. Но это вовсе не означает, что объективная сторона должна быть выражена в полном объеме, т. е. только при наступлении последствий (в преступлениях с материальным составом), можно говорить о наличии состава преступления. В противном случае можно прийти к абсурдному выводу о том, что при покушении или приготовлении к преступлению у нас лица привлекаются к уголовной ответственности при отсутствии состава преступления, тогда как состав преступления (точнее, деяние, содержащее состав преступления) — единственное основание уголовной ответственности.

Вместе с тем следует, очевидно, согласиться с критикой И. Зве-чаровского, отметившего, что законодателю следовало бы отреагировать на противоречие в Кодексе при определении времени совершения преступления (ч. 2 ст. 9) и определении оконченного преступления — ч. 1  ст. 2982, согласно которой преступление считается

81  Уголовный кодекс Австрии. М., 2001. С. 45-^*6; см. также: ч. (1) § 2 УК ФРГ, ст. 7 УК Испании, § 1 ст. 6 УК Республики Польша.

82  Звечаровский И. Новый УК: проблемы применения// Законность. 1999. № 1. С. 12.

 

>>>37>>>

оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Если под признаками состава преступления понимать признаки объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны, то, как мы отметили, они обязательны и при неоконченном преступлении.

С наступлением последствий связывал время совершения преступления не только А. И. Игнатов. Так, Н. Д. Дурманов писал, что если состав преступления включает в качестве признака объективной стороны деяния наступление общественно опасных последствий, то преступление надо считать совершенным тогда, когда эти последствия наступили. Однако при этом Н. Д. Дурманов добавлял, что в тех случаях, когда лицо при неосторожных деяниях не предвидело наступления общественно опасных последствий и потому лишено было возможности их предвидеть до вступления в силу нового закона, а также когда предотвращение последствий было объективно невозможно, следует определять ответственность по ранее действо-вавшему менее суровому закону  .

К аналогичному выводу, но с противоположных позиций, пришел Я. М. Брайнин, считавший, что временем совершения преступления является время совершения преступного действия или бездействия, однако добавлявший, что «это положение является правильным, за исключением случаев, когда виновный сохраняет господство над развитием событий и может предотвратить наступ-

«    84

ление вредных последствии»  .

Некоторые авторы и после ведения в действие УК РФ остались на позиции, согласно которой временем совершения преступления является время наступления последствий. Так, С. Ф. Милюков, акцентируя внимание на том, что подавляющее большинство неосторожных деяний считаются преступлениями лишь при наступлении существенных или тяжких последствий, предлагает изложить ч. 2 ст. 9 УК РФ в следующем виде: «Временем совершения преступления признается момент его фактического окончания, включая насту-

"    85

пление предусмотренных законом последствии»  .

83 Дурманов Н. Д. Советский уголовный закон. С. 261, 162.

84 Брайнин Я. М. Уголовный закон и его применение. С. 136.

85  Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. С. 48; см. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации // Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и Г. М. Миньковского. М., 1997. С. 10.

 

>>>38>>>

Не соглашаясь с указанной позицией и утверждая, что и для умышленных, и для неосторожных преступлений временем совершения преступления будет время совершения деяния, А. Н. Попов ставит такой вопрос: «Неужели уголовной ответственности может подлежать человек, который много лет назад совершил деяние, приведшее к указанным последствиям (строительной аварии. —А. Я.), и даже для особо тяжкого преступления (по закону только умышленного) истекли бы сроки давности уголовного преследования?» 86.

Предусмотренное УК положение о том, что временем совершения преступления является время совершения действия, отвечает требованиям принципа субъективного вменения. Юридическим основанием такого решения является то, что субъективное отношение лица к своим поступкам связано с законом, существовавшим во время совершения действия (бездействия). Это в равной мере относится и к неосторожным преступлениям, так как общественная опасность лица проявляется и тогда, когда оно, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, самонадеянно рассчитывает на их предотвращение (при легкомыслии), и тогда, когда оно хотя и не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Вместе с тем принципу субъективного вменения отвечает и положение, согласно которому, если сознанием лица, совершившего преступные действия, охватывалось наступление последствий в момент введения в действие более строгого закона, временем совершения преступления будет время наступления последствий. При этом решающее значение имеет то, что лицо сделало все, от него зависящее, для наступления этих последствий и не имеет значения, имело ли лицо возможность предотвратить наступление последствий.

Применительно к условиям нашей страны такая ситуация могла бы сложиться, если например, в конце декабря 1996 г. с целью убийства лицо отправило из Москвы во Владивосток посылку со взрывчатым веществом, сознавая, что последствия наступят в январе 1997 г., когда будет действовать новый УК, предусматривающий более строгую ответственность за убийство в сравнении с прежним УК, и предполагаемые последствия наступили. В этом случае вре-

86 Попов А, Н. Уголовный закон и его обратная сила. СПб., 1998. С. 20.

 

>>>39>>>

менем   совершения   преступления   следовало   бы   считать   январь 1997 г.

По такому пути в решении вопроса, что следует считать временем совершения преступления, пошел УК Литовской Республики. Согласно общему положению ч. 1 ст. 7 этого Кодекса временем совершения преступления признается (как и по ч. 2 ст. 9 УК РФ) время действия (бездействия). Однако в случае, если виновный желал наступления последствий в другое время, то «временем совершения

"    87

преступления признается время появления последствии»  .

Положение о том, что временем совершения преступления признается время совершения действия, отличается универсальностью. Не все составы преступления включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий. Подобный признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 125 УК РФ— оставление в опасности), в усеченных составах, момент окончания в которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст. 162 УК — разбой). Между тем никакое преступление невозможно без совершения определенных действий или без факта бездействия, на которые законом и отнесено время совершения преступления.

Примером применения судом ст. 9 УК РФ является дело по обвинению Б. по ст. 148-3 УК РСФСР (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). Б. был признан виновным в том, что он в декабре 1993 г. незаконно распорядился деньгам акционерного общества, что в июле 1994— июне 1995 гг. причинило акционерному обществу материальный ущерб. Верховный Суд РФ, рассмотрев дело в 1997 г., сослался на ст. 9 УК РФ, согласно которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий, приговор в части осуждения Б. по ст. 148-3 УК РСФСР отменил и дело прекратил производством за отсутствием состава преступления, «поскольку действия, причинившие впоследствии материальный ущерб, совер-

87 Уголовный кодекс Литовской республики. Вильнюс, 1997. С. 5.

 

>>>40>>>

шены осужденным в декабре 1993 г., а уголовная ответственность за такое деяние установлена с 1 июля 1994 г.»88.

Не возникает сложностей при определении времени совершения таких преступлений, в которых совпадает момент начала и конца преступного деяния (например, ст. 130 УК — оскорбление). Некоторые сложности вызывает определение времени совершения преступлений, объективная сторона которых заключается в совершении нескольких или множества действий. Это относится, в частности, к таким преступлениям, приготовление к которым и покушение на совершение которых заключается в совершении нескольких действий (например, ст. 105 УК — убийство), к продолжаемым преступлениям, объективная сторона которых заключается в совершении ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (например, ст. 117 УК — истязание), а также к длящимся преступлениям, заключающимся в действии или бездействии, сопряженном с последующим длительным неисполнением возложенных законом на виновного обязанностей (например, ст. 157 УК— злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей). Временем совершения преступлений, заключающихся в совершении нескольких действий, по общему правилу, является время совершения последнего действия (факта бездействия), входящего в объективную сторону преступления: для ст. 117 УК РФ это будет последний случай истязания, для ст. 157 УК РФ — последний факт уклонения от уплаты алиментов.

Законом не урегулирован вопрос о том, что следует считать временем совершения преступления соучастником. Еще С. П. Мокринский писал, что «при соучастии карательное право и гарантия свободы для каждого из соучастников должны определяться моментом последнего из инкриминируемых каждому из них дей-

ч    89

ствии»  .

Н. Д. Дурманов и Я. М. Брайнин считали, что временем совершения преступления соучастниками следует считать время совершения действий исполнителем. При этом они исходили из позиций, занимаемых ими при определении времени совершения преступле-

88 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 8. С. 12.

89 Мокринский С. П. Новый закон и старые гарантии (о действии уголовного закона в пределах времени). СПб., 1909. С. 21.

 

>>>41>>>

ния исполнителем. Так, Н. Д. Дурманов писал, что у соучастников имеется возможность после опубликования, но до вступления в силу нового более сурового закона предотвратить совершение преступления, а у пособника, кроме того, возможность устранить совершенное пособничество, отобрав данное исполнителю оружие; лицу, заранее обещавшему укрыть преступление, достаточно сообщить об отказе от своего обещания90.

Я. М. Брайнин, обосновывая свою позицию, отмечал, что каждый из соучастников преступления до момента его полного осуществления может повлиять на ход событий, перестав быть соучастником преступления, или даже изменить ход событий, сообщив о подготавливаемом или совершаемом преступлении соответствующим органам власти91. Однако не все исследователи считают, что участники преступления после совершения преступных действий могут повлиять на ход событий, и утверждают, что субъект преступления обычно не властен повлиять на последующее за действием (бездействием) объективное развитие событий92.

Следует отметить, что согласно включенной в УК РФ новелле, содержащейся в ч. 5 ст. 31 УК РФ, которая регулирует вопросы добровольного отказа от преступления, если сообщение организатором преступления или подстрекателем органам власти о готовящемся преступлении или иные предпринятые этими лицами меры «не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания», но не освобождают их от ответственности. Из этого положения следует, что организатор и подстрекатель не всегда могут изменить ход событий, освободившись, таким образом, от ответственности.

Оппонировавшая Н. Д. Дурманову и Я. М. Брайнину М. И. Блум, писала, что временем совершения преступления для каждого из соучастников следует считать момент воплощения в преступное действие (бездействие) его воли, время совершения им последнего из действий,  явившихся причиной  общественно  вредных  последст-

90 Дурманов Н. Д. Советский уголовный закон. С. 263.

91  Брайнин Я. М. Уголовный закон и его применение. С. 137.

92  Кузнецова Н. Ф. Значение преступных последствий. М., 1958 г. С. 15; Кудрявцев В. Н. Объективная сторона состава преступления. М., 1960. С. 16.

 

>>>42>>>

вий93. Вместе с тем М. И. Блум добавляла, что если виновный сознавал, что действия исполнителя будут совершены при действии нового закона, то он подлежит ответственности по новому закону94. Соглашаясь с этой позицией М. И. Блум, мы считаем необходимым распространить это правило и на действия соучастника при совершении преступления с отдаленным результатом (пример с посылкой, отправленной во Владивосток), т. е. в этих случаях временем совершения преступления для соучастников, как и для исполнителя, должен быть момент наступления последствий. Мог или не мог соучастник в таких случаях предотвратить наступление последствий, значения не имеет. Важно то, что в момент совершения им действий он сознавал, что последствия наступят во время действия закона, предусматривающего более строгую ответственность.

А. И. Бойцов и Б. В. Волженкин обоснованно отмечают, что жесткая привязанность ответственности соучастников (включая и определение момента совершения ими преступления) и ответственности исполнителей основана на ошибочной акцессорной теории соучастия, по существу отвергающей самостоятельность правовой оценки деятельности соучастников и действия исполнителя 95.

Как отмечено выше, определение времени совершения преступления имеет значение также для того, чтобы установить, отвечает ли лицо требованиям субъекта, т. е. вменяемо и достигло ли предусмотренного УК возраста. Совершенно очевидно, что лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно отвечало указанным условиям лишь в момент наступления последствий. Принцип субъективного вменения требует, чтобы лицо в момент совершения действий (факта бездействия) было способно сознавать значение совершаемых им действий, а также достигло возраста уголовной ответственности.                                                                                 /

Исследователи института давности также пришли к выводу о том, что временем совершения преступления следует считать время

93  Блум М. И. Действие уголовного закона во времени и пространстве... С. 97-98. — Такой же позиции придерживаются И. И. Солодкин (см.: Курс советского уголовного права. (Часть Общая). Т. 1. Л., 1968. С. 107; А. И. Бойцов (см.: Бойцов А. И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. С. 73).

94   Блум М. И.  Вопросы действия советского уголовного закона во времени // Учен. зап. Латв. ун-та. 1962. Т. 44. Рига, С. 19.

95  Бойцов А, И., Волженкин Б. В. Уголовный закон: действие во времени и пространстве. СПб., 1993. С. 12.

 

>>>43>>>

совершения действия (бездействия). Ю. М. Ткачевский обосновывает это тем, что после совершения действия (бездействия) лицо не может, как правило, вмешаться в развитие причинной связи, из чего следует, что общественная опасность лица определяется на момент совершения общественно опасного действия (бездействия) . К аналогичному выводу пришел В. Е. Смольников, считающий, что днем совершения преступления является день, в который виновный совершил последнее действие, входящее в объективную сторону преступления97.

В ч. 2 ст. 9 УК РФ говорится о времени совершения преступления. Однако правилом, указанным в этой статье, следует руководствоваться при определении времени совершения не только преступления, но и действий при обстоятельствах, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость и др.)98.

96  Ткачевский Ю. М. Давность в советском уголовном праве. М., 1978. С. 52.

97  Смольников В. Е. Давность в уголовном праве. М., 1973. С. 40-43.

98 См. об этом § 4 главы II.

 

>>>44>>>