ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

При решении вопроса о применении или неприменении нового, более мягкого уголовного закона иногда приходится принимать во внимание иные нормативные акты. В 1998 г. от сотрудников прокуратуры Костромской области в адрес автора поступило письмо, в котором ставился вопрос о применении обратной силы УК РФ в следующей ситуации. Военнослужащий N в 1996 г. совершил злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия, квалифицируемое по п. «б» ст. 260 УК РСФСР и наказуемое лишением свободы на срок от 3 до 10 лет. Аналогичной статьи в главе «Преступления против военной службы» УК РФ не содержит и поэтому по новому Кодексу предусмотренные п. «б» ст. 260 УК РСФСР действия подпадают под признаки ч. 3 ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия), предусматривающей наказание от 6 месяцев до 10 лет лишения свободы. Казалось бы, действия N, привлеченного к ответственности в 1998 г., следует квалифицировать по ч. 3 ст. 285 УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание в нижнем пределе санкции.

Однако 24 декабря 1997 г. Государственная Дума приняла постановление «Об объявлении амнистии». В п. 9 этого постановления содержится перечень преступлений, при совершении которых амнистия не применяется. В число статей, предусматривающих ответст-веность за такие преступления, включены ч. 2 и 3 ст. 285 УК РФ (подп. «б» п. 9 постановления) и не включена ст. 260 УК РСФСР (подп. «а» п. 9).

Произошло это, очевидно, по недосмотру составителей постановления, о чем, в частности, свидетельствует то, что в постановлении Государственной Думы от 18 июня 1999 г. «Об объявлении амнистии», предусматривающей более широкое освобождение от нака-

 

>>>200>>>

зания, в перечень преступлений, при совершении которых амнистия не применяется, включены и п. «б» ст. 260 УК РСФСР, и ч. 3 ст. 285 УК РСФСР (подп. «а» и «б» п. 10 постановления).

Создалась парадоксальная ситуация: если в соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ действия N квалифицировать по ч. 3 ст. 285 УК РФ, а не по п. «б» ст. 260 УК РСФСР, то его положение ухудшится, так как амнистия к нему применена не будет. Руководствуясь юридической природой института обратной силы уголовного закона, заключающейся в смягчении положения виновного, мы высказались в пользу квалификации по п. «б» ст. 260 УК РСФСР и применении к N постановления «Об объявлении амнистии».

На официальном сервере Верховного Суда РФ в Internet (www, supcourt, ru) помещено решение Верховного Суда РФ от 10 декабря 1997 г. № ГКПИ 97-378, рассмотревшего жалобу Федорова А. К. и его представителя Филиппова Н. В. о признании незаконным и изменении Указа Президента Российской Федерации от 27 декабря 1993 г. № 2301 в части замены Федорову А. К. в порядке помилования смертной казни пожизненным лишением свободы.

Приговором Тамбовского областного суда от 1 июля 1991 г. Федоров А. К. был осужден по ст. 102 УК РСФСР к смертной казни. Указом Президента РФ от 27 декабря 1993 г. на основании действовавшего в это время закона (ч. 1 ст. 24 УК РСФСР) Федоров А. К. помилован с заменой ему смертной казни пожизненным лишением свободы.

Федоров А. К. и его представитель Филиппов Н. В. в жалобе считают, что Указ Президента от 27 декабря 1993 г. противоречит требованиям ст. 6 и 24 УК РСФСР, а также ст. 54 Конституции РФ. Закон, усиливающий наказание, не имеет обратной силы, возможность же замены смертной казни пожизненным лишение свободы была установлена Законом РФ от 17 декабря 1992 г., а на момент совершения Федоровым преступления действовал закон, предусматривающий возможность замены смертной казни в порядке помилования лишением свободы на срок не свыше 20 лет.

Верховный Суд РФ жалобу оставил без удовлетворения, указав, что Президентом наказание Федорову не назначалось, а была произведена только его замена в порядке помилования на более мягкое наказание. В данном случае замена наказания Федорову произведена Президентом не в порядке уголовного судопроизводства, требующе-

 

>>>201>>>

го соблюдения правил, предусмотренных ст. 54 Конституции РФ и ст. 6 УК РСФСР о недопустимости придания обратной силы закону, усиливающему наказание, а в порядке конституционного права Президента РФ на помилование. Исходя из этого, Верховный Суд пришел к выводу о том, что определенное в порядке помилования более мягкое, по сравнению с приговором, наказание не может рассматриваться как санкция за совершенное деяние, а является актом милосердия по отношению к осужденному, принятым на основании действовавшего в это время закона.

Нам представляется решение Верховного Суда обоснованным, во-первых, потому, что помилование является исключительным правом Президента и, во-вторых, здесь неприменим довод, который был нами использован в проблеме «промежуточного» закона (судьба виновного не должна зависеть от времени рассмотрения дела), так как при рассмотрении ходатайства Федорова о помиловании в период действия прежнего закона Президент мог и не помиловать Федорова, считая 20 лет лишения свободы недостаточным наказанием за совершенное преступление.

Действие уголовного закона вообще и обратная сила уголовного закона в особенности требуют дальнейшего исследования. По результатам рассмотрения проблемы обратной силы уголовного закона нам представляется возможным в целях совершенствования УК РФ внести следующие предложения.

1.  В часть 2 ст. 9 УК внести следующее положение: «Временем совершения преступлений, заключающихся в совершении нескольких действий, является время совершения последнего действия, входящего в объективную сторону преступления».

2.  Статью 9 УК дополнить ч. 3 следующего содержания: «Временем совершения преступления для каждого из соучастников является время совершения им действий (факта бездействия), явившихся причиной   общественно   опасных   последствий.   Если   соучастник предвидел, что либо действия исполнителя будут совершены, либо преступные последствия наступят в момент действия нового, более строгого закона, соучастник отвечает по новому, более строгому закону».

8 Зак 3926

 

>>>202>>>

3. Часть 1 ст. 10 УК дополнить следующим положением: «Закон об уголовной ответственности, частично смягчающий ответственность, а частично ее усиливающий, имеет обратное действие во времени лишь в той части, которая смягчает ответственность». До внесения изменения в УК представляется целесообразным Пленуму Верховного Суда Российской Федерации дать руководящее разъяснение о том, что в случаях, когда новый уголовный закон в максимальный пределах смягчил наказуемость деяния, а в минимальных — усилил, судам при определении наказания в минимальных пределах следует руководствоваться санкцией прежнего закона без ссылки на ст. 64 УК РФ. Это относится и к случаям, когда прежний уголовный закон предусматривает более мягкое наказание, чем наказание, содержащееся в Общей части УК РФ (штраф, например).

4.  Часть 2 ст. 10 УК изложить в следующей редакции: «Если новый уголовный закон смягчает наказание, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению всем осужденным пропорционально смягчению наказания в максимальных пределах, предусмотренных  новым  законом».   До  внесения  в  УК  указанного изменения целесообразно Пленуму Верховного Суда РФ дать разъяснение судам о том, что если новый уголовный закон предусмотрел в максимальных пределах более мягкое наказание, но приговор в отношении отбывающего наказание лица не приведен в соответствие с этим новым законом, так как мера наказания лицу определена в пределах санкции нового закона, то при определении категории преступления, совершенного этим лицом, следует исходить из максимального предела наказания нового уголовного закона, а не из максимального предела наказания более строгого старого закона, по которому лицо осуждено.

5.  Статью 10 УК РФ целесообразно дополнить частью 3 следующего содержания: «Если после совершения преступного деяния до вступления приговора в законную силу будут приняты законы, предусматривающие различные по своей тяжести наказания, либо ответственность за это деяние будет сначала отменена, а затем восстановлена, то применяется наиболее благоприятный для виновного закон».

6.   Представляется также целесообразным: а) во всех статьях Особенной части УК, где возможна только неосторожная или неосторожная  и  умышленная  форма  вины,  прямо  указать  об  этом;

 

>>>203>>>

б) в ст. 78, 83 и 86 УК указать о прерывании соответственно давно-стных сроков и сроков погашения судимости при совершении лицом нового умышленного преступления; в) критерием условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79, 93 УК), замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК), погашения судимости (ст. 86 УК) считать наказание, назначенное за совершенное преступление, а не категорию преступления; г) исключить из ч. 3 ст. 20 УК РФ слова «не связанном с психическим расстройством» и вместо слов «не мог в полной мере» включить слова «был неспособен».

Указанными предложениями недостатки Общей части УК РФ далеко не исчерпываются.

 

>>>204>>>