КОНСТИТУЦИЯ СССР—НОВЫЙ ЭТАП ДЕМОКРАТИЗАЦИИ СО­ВЕТСКОЙ УГОЛОВНОЙ ПОЛИ­ТИКИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

В условиях развитого социалистического общества неизме­римо возросла политическая активность граждан, выше ста­ло их политическое, социальное, юридическое и нравственное самосознание. Это явилось следствием того, что социалисти-

 

ческое государство относится к человеку как к самой высо­кой социальной ценности, создает все новые и новые гаран­тии прав, свобод и интересов личности. Новая Конститу­ция, общее ее содержание и специально тому посвященные статьи ярко свидетельствуют об этом.

Новая Конституция предусматривает последовательно де­мократические и гуманные начала отправления правосудия и содержит положения, позволяющие обеспечить реальную гарантию прав и свобод советских граждан. Она сохраняет и развивает дальше одну из важнейших гарантий прав лич­ности, состоящую в том, что гражданам СССР обеспечивает­ся неприкосновенность личности. Никто не может быть под­вергнут аресту иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора (ст. 54 Конституции).

Это положение не только гарантирует неприкосновен­ность личности, но и является принципиальной основой, на которой строится деятельность органов социалистического правосудия. Судебные органы, органы прокуратуры, следст­вия и дознания последовательно проводили в жизнь поло­жение, что ни образ мысли, ни прошлая деятельность, ни убеждения, ни что другое, кроме совершения преступления, не могут служить основанием для применения мер государ­ственного принуждения, предназначенных для изобличения и наказания преступника.

В целях гарантии прав личности и обеспечения надежной охраны социалистического правопорядка Конституция за­крепила новое последовательно демократическое и подлин­но гуманное положение о том, что «никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также под­вергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с Законом» (ст. 160 Конституции). В этой статье одновременно намечены пути решения важнейшего направления советской уголовной политики, состоящего в том, что только вуд может признать лицо совершившим пре­ступление.

Положения, установленные ст. 160 Конституции, относят­ся не только к случаям признания лица виновным в совер­шении преступления и назначения в связи с этим того или иного наказания. Конституция эти два этапа в отправлении правосудия не связывает друг с другом. Напротив, Консти­туция подчеркивает самостоятельное значение как призна­ния лица совершившим преступление, так и назначения на­казания и вовсе не рассматривает одну стадию неразрывно от другой.

Поэтому нуждаются в переосмысливании и соответствую­щем законодательном уточнении все процессуальные и ма­териальные  нормы уголовного права  о  признании лица  со-

39

 

вершившим преступление и решении в связи с этим всех вопросов освобождения от уголовной ответственности, при­менения наказания или освобождения от него.

Необходимость предоставления права освобождения от уголовной ответственности по всем основаниям, предусмот­ренным в законе, только суду вытекает из того, что это ос­вобождение возможно при непременном условии, что осво­бождаемое лицо совершило умышленно или по неосторож­ности общественно опасное деяние, предусмотренное в уго­ловном законе как преступление. Если не установлено, что лицо совершило конкретное преступление, предусмотренное определенной статьей УК, не может быть и вопроса об ос­вобождении такого лица от уголовной ответственности.

Признание лица совершившим преступление очень слож­ное и ответственное решение. В этом случае необходимо вы­яснение всех обстоятельств дела, выявление фактических признаков, характеризующих все элементы состава преступ­ления (мотива совершенного деяния, тяжести наступивших последствий, обстоятельств, характеризующих личность пре­ступника, обстановку и т. п.), социальной вредности совер­шенного деяния и т. п. Все это требует квалифицированного, основанного на законе беспристрастного, мудрого и коллеги­ального решения. Тем более в условиях все расширяющейся социалистической демократии решение вопроса о признании лица совершившим преступление в любых случаях может принадлежать только коллегиальному органу, правосудия — суду.

В связи с этим полезно еще раз привести слова В. И. Ле­нина о соблюдении единой законности и роли суда как ор­гана местной власти, «которая обязана, с одной стороны, аб­солютно соблюдать единые, установленные для всей феде­рации законы, а с другой стороны, обязана при определении меры наказания учитывать все местные обстоятельства, имеющая при этом право сказать, что хотя закон несомненно был нарушен в таком-то случае, но такие-то близко извест­ные местным людям обстоятельства, выяснившиеся на мест­ном суде, заставляют суд признать необходимым смягчить наказание по отношению к таким-то лицам или даже при­знать таких-то лиц по суду оправданными» '.

В. И. Ленин говорит в этом случае о суде, об обстоятель­ствах, которые выяснились на местном суде, и о том, что суд, а не какой-либо иной орган решает вопрос о мере ответст­венности. Тем более в современных условиях эти вопросы должен решать суд и Конституция реализует это ленинское указание.

Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 45, с. 198-199.

40