§ 2. Типовые криминалистические ситуации и основные направления расследования

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 
РЕКЛАМА
<

В ходе решения вопроса о возбуждении уголовных дел при выявлении преступной деятельности организованных криминальных сообществ, с начала расследования и в процессе следствия (в различные его моменты), как и по другим уголовным делам, возникают разнообразные и весьма специфические криминалистические ситуации оперативно-розыскного и следственного характера.

Умелая оценка этих ситуаций имеет важное значение для правильной ориентации следствия в сложившемся положении объектов, процессов и явлений к тому или иному моменту, связанному с необходимостью принятия процессуальных и криминалистических решений и определению путей и средств расследования.

Анализ соответствующей следственной практики и литературы1 показывает, что криминалистическим ситуациям расследования организованной преступной деятельности присущ ряд характерных особенностей, не свойственных ситуациям, возникающим при расследовании преступлений, совершенных неорганизованной группой преступников или одним преступником.

При этом имеются в виду следующие особенности. Во-первых, в силу наличия у организованных преступных сообществ коррумпированных связей, в том числе и в правоохранительных органах, нередко сведения об имеющейся следственной и оперативно-розыскной информации частично или полностью становятся известными преступному сообществу, деяние которого расследуется. В силу этого данная криминальная группа пытается со своей стороны контролировать ход и развитие сложившейся ситуации, предугадывая возможные «ходы» следствия.

Конечно, всех особенностей и нюансов именно следственной ситуации, связанной с личностью следователя, его помощников, ведущих расследование, преступники знать не могут, но определенные информационные элементы, объективно формирующие такую следственную ситуацию, они могут знать, по-своему интерпретировать и использовать в своих интересах.

Во-вторых, в силу вышеуказанного, складывающиеся следственные ситуации чаще всего бывают весьма проблемными, осложненными значительным числом фактов противодействия расследованию со стороны еще не «разваленной» организованной преступной группы, коррумпированных лиц, попытками нейтрализовать деятельность следствия, сделать более благоприятной возникшую ситуацию для преступного сообщества.

В-третьих, в информационной основе следственных ситуаций, особенно первоначальных, обычно содержится больше оперативно-

розыскных и в основном ориентирующих сведений, нежели уголовно-процессуальных данных, что тоже в определенной мере усиливает их проблематичность.

В-четвертых, многоаспектность информационной базы криминалистических ситуаций. В частности, эта база формируется не только на основе собранной оперативно-розыскной, следственной информации о самом расследуемом событии или расследуемой преступной деятельности, но и под влиянием ряда других факторов (отсутствие данных, позволяющих увидеть перспективу решения вопроса об ответственности всех членов данной организованной группы; характер имеющихся у следствия правовых и криминалистических средств для обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей; неуверенность в возможности обеспечения сохранения тайны следствия от оставшихся на свободе членов данной преступной группы и ее руководства; теоретический и практический уровень подготовки следователей и оперативно-розыскных работников к раскрытию и расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами; особенности проявления у задержанных членов организованного криминального сообщества преступной солидарности и в то же время соперничества между собой; и др.).

Вместе с тем при оценке криминалистических ситуаций нередко следует иметь в виду социально-экономические особенности соответствующих регионов, степень коррумпированности правоохранительных и иных органов на местах.

Криминалистические ситуации по анализируемым делам могут носить не только следственный, но и доследственный и постследственный характер. Причем доследственные ситуации расследования организованной преступной деятельности в основном носят оперативно-розыскной характер и оказывают существенное влияние на формирование первоначальных следственных ситуаций расследования, особенно, когда ОПТ достаточно долгое время находились под контролем или в оперативной разработке оперативно-розыскных органов. Такие ситуации обычно содержат существенную для активного развития расследования информацию.

В свою очередь, постследственные ситуации расследования во многом определяются и складываются с учетом того, удалось ли выявить и осудить основную часть членов ОПГ, и особенно ее руководство, и развалить ее, или выявлена И осуждена лишь их часть. В таких ситуациях оставшиеся на свободе члены данной группы, пополнив ряды своей преступной организации, через некоторое время, как правило, вновь начинают преступную деятельность. В то же

время отдельные члены преступной группы могут по разным причинам разоткровенничаться в местах отбывания наказания о деятельности своего преступного сообщества. Подобное поведение одних и других преступников, с учетом уже имеющейся оперативно-розыскной и следственной информации о данном преступном сообществе, может позволить продолжить работу по выявлению скрывшихся от следствия и суда его членов и, особенно, его лидеров, по поиску скрытых от конфискации денежных средств, а также по окончательному развалу данного сообщества.

Криминалистические ситуации, возникающие при расследовании организованной преступной деятельности, в научно-методическом плане могут быть дифференцированы по самым разным основаниям.

Следственные ситуации при расследовании ОПД, в отличие от ситуаций, возникающих при расследовании обычных преступлений, целесообразно делить не только на ситуации расследования и ситуации отдельных следственных действий, но и на ситуации стратегического характера и ситуации тактического характера.

К ситуациям стратегического характера при раскрытии и расследовании преступной деятельности анализируемых сообществ обычно относят встречающиеся в практике положения, во многом определяемые независимыми от следствия позитивными или негативными факторами, облегчающие или затрудняющие (даже делающие невозможным) полное раскрытие ОПД и решение всех основных стратегических задач расследования преступной деятельности организованного криминального сообщества и тем более его ликвидацию. Чаще всего такие факторы связаны с воздействием на ход расследования каких-либо политических, этнических, международных, правовых и других обстоятельств аналогичного уровня, а также широких коррупционных связей преступников. Такие факторы нередко делают следователя заложником политической и межэтнической борьбы, несовершенного уголовно-правового и уголовно-процессуального законодательства и других сложнейших процессов, происходящих в российском обществе. К числу указанных факторов относится и отказ законодателей отменить депутатский иммунитет в отношении депутата, заподозренного в связи с организованной преступной деятельностью, или отказ правоохранительных органов зарубежных стран удовлетворить официальные запросы российских правоохранительных органов о задержании и выдаче членов таких преступных сообществ, совершивших преступления на территории России. Указанные факторы существенно затрудняют расследование, а порой просто лишают смысла деятельность правоохранительных органов по данному делу.

Ситуации тактического характера не способны существенно затруднить или сделать невозможным решение стратегических задач расследования, но, тем не менее, они могут осложнить или облегчить достижение каких-то важных промежуточных его задач. Например, решение одного из задержанных членов криминального сообщества на каком-то этапе расследования в результате умелой работы следователя пойти на сотрудничество со следствием может облегчить процесс дальнейшего расследования. В то же время безуспешные попытки задержать других основных исполнителей и организаторов расследуемой преступной акции могут затруднить ход следствия, но не сделать его невозможным.

По степени возможного воздействия на возникающие ситуации следователей их можно разделить на в должной мере контролируемые оперативно-розыскными работниками и следователем, частично контролируемые следствием и не контролируемые оперативно-розыскными работниками и следователем. Первые ситуации, в свою очередь, можно разделить на ситуации, возникающие в ходе доследственного оперативно-розыскного сбора и накопления разведывательной информации о преступной деятельности криминальной организации и контролируемые оперативно-розыскными средствами, и ситуации, контролируемые процессуальными средствами, возникающие уже в процессе расследования. Эти ситуации чаще всего носят типовой характер.

Частично контролируемые ситуации поддаются частичному регулированию криминалистическими, организационно-управленческими и психологическими средствами. Такими чаще всего бывают ситуации с примерно одинаковым содержанием в них типовых и атипичных признаков. Это более сложные для следствия ситуации, особенно требующие индивидуального подхода к их разрешению, не-■ жели типичные ситуации.

К числу указанных средств реагирования обычно относят такие приемы и методы воздействия, выбор которых связан со степенью правильности оценки атипичных признаков ситуации и определением возможных направлений ее регулирования. Вместе с тем, данные приемы и методы выбираются и с учетом возможностей следствия и помогающих ему специалистов. Например, среди криминалистических приемов работы с группой преступников1, использования целенаправленных допросов на основе оперативно-розыскных данных,

необходимо искать и применять нетрадиционные приемы, используя рекомендации социологов, средств массовой информации и др.

К числу организационно-управленческих средств воздействия на ситуации расследования, представляется, можно отнести инициирование различного рода внешне обычных ведомственных, вневедомственных контрольно-ревизионных проверок, могущих заставить членов организованных преступных группировок менять линию своей криминальной деятельности и, соответственно, в чем-то себя проявлять, что позволит в дальнейшем контролировать эту деятельность. Особенно эффективны эти средства бывают при регулировании сложных ситуаций расследования организованной преступной деятельности в сфере экономики, где организационно-управленческий контроль — дело обычное и может не вызвать особого подозрения у членов разоблаченной преступной группы.

В качестве психологических средств регулирования сложных ситуаций расследования организованной преступной деятельности могут в определенных случаях служить хорошо продуманные и организованные «утечки» выгодных для следствия сведений в прессу, криминальную среду, использование методов рефлексивного управления1, и др.

Не контролируемые следствием и оперативно-розыскными органами ситуации, возникающие в процессе расследования, обычно носят непродолжительный характер, ибо одной из важных задач расследования подобных преступлений является обеспечение постоянного контроля за возможным развитием следственных ситуаций и применение надлежащих средств их регулирования в интересах следствия. Чаще всего такие ситуации возникают в период провала каких-то оперативно-розыскных и следственных операций по причине утечки информации, связанной с началом их проведения. Длится этот период недолго.

Некоторые из числа выделенных следственных ситуаций имеют больше научно-методический, нежели практический интерес, поскольку в основном способствуют разработке возможных направлениях научно-криминалистического поиска в деле совершенствования научно-методического арсенала расследования преступлений, совершенных ОПГ.

Все следственные ситуации, возникающие по делам анализируемой категории, как и по другим делам, можно разделить на ситуации,

относящиеся к первоначальному, последующему и заключительному этапам расследования.

На первоначальном этапе расследования следственные ситуации во многом зависят от следующих факторов:

— кто был задержан при возбуждении дела — основные члены известной организованной группы или только один или несколько рядовых исполнителей;

— как быстро выявлены признаки организованной преступной деятельности — сразу, в начале расследования или на его конечном этапе.

Вместе с тем на этом и последующем этапах расследования характер возникающих следственных ситуаций часто зависит от примененных отдельными преступниками и криминальной организацией в целом способов оказания противодействия начавшемуся и продолжаемому расследованию, а также от того, удалось ли следствию склонить кого-либо из задержанных членов криминальной организации к сотрудничеству, участвуют в расследовании защитники, привлеченные к делу задержанными или выделенные по предложению следст-

'; ВИЯ, И Др.

В ситуациях, когда преступная деятельность находилась под контролем оперативного наблюдения, чаще всего выявляются и фиксируются основные моменты отдельных криминальных деяний пре-I ступной группы, например, моменты хищения государственного или иного чужого имущества, передача ценностей при вымогательстве, мошеннических действиях в кредитно-банковской сфере и пр. В какой-то мере выявляется ее структура, состав и связи преступников.

В результате накапливается материал, позволяющий осуществить операцию по захвату преступников с поличным и другие операции, связанные с их задержанием. В этом случае первой и основной задачей следователя (руководителя следственно-оперативной группы) является тщательное планирование этой операции. Группа задержа-[ния при необходимости должна быть достаточно вооружена для по-; давления возможного активного сопротивления. Действия виновных i при этом необходимо фиксировать с помощью видео- или звукозапи-|си с начального момента, чтобы операция была зафиксирована полно и четко.

Задача следователя в этой операции — наблюдать за ее ходом, обращать внимание понятых и специалистов на существенные доказательственные моменты, возникающие в процессе проведения операции.  При  этом  следует фиксировать  время,  место  проведения

операции, ее характерные детали, которые могут быть использованы для составления соответствующего протокола.

Другой задачей следователя является быстрое процессуальное закрепление ранее полученной оперативно-розыскной информации. Учитывая особенности ее добывания и возможность получения не вполне достоверной информации, перепроверять указанную информацию, используя иные источники оперативно-розыскных данных. Только после такой проверки ее можно использовать при расследовании (допросе подозреваемого и обвиняемого).

Задача установления базовой направленности преступной деятельности криминального сообщества (даже при наличии соответствующих оперативно-розыскных данных, указывающих на это) не снимается с повестки дня. В этих случаях следователь также должен тщательно перепроверять имеющуюся оперативно-розыскную информацию. В частности, для такой проверки могут использоваться материалы различных служебных ревизий, расследований, осуществленных исполнительными и законодательными органами государства, а также соответствующая государственная документация (особенно, когда расследуется преступная деятельность организованной группы в сфере экономики или кредитно-финансовой области).

Если же расследование начинается с выявления преступления, в котором обнаруживаются признаки организованной преступной деятельности, не известной правоохранительным органам криминальной организации, то в этих случаях, наряду с расследованием данного деяния, обычно целесообразно провести оперативно-розыскную работу с целью выявления реальности существования данной группы и разработку ее деятельности с целью получения общего представления о ней и пополнения необходимой для расследования информации.

После получения общего представления о преступной деятельности организованной преступной группы следственные и оперативно-розыскные органы должны постараться за счет агентурных, розыскных и иных методов работы разработать систему получения данных для выявления всех преступных акций, совершенных ее членами.

При этом должны быть максимально использованы и процессуальные средства накопления информации. В частности, имеются в виду такие следственные действия, как допрос подозреваемых, свидетелей и потерпевших, выемка и осмотр-изучение документов, обыск, и др. Вместе с тем важно обеспечить надежное хранение, качественный анализ этой информации и ее тактическое и стратегичес-

кое использование (включая использование документов, принадлежавших данной преступной организации). В этой ситуации, как справедливо рекомендуется некоторыми авторами1, с целью выявления новых источников доказательственной и иной криминалист ичес-. кой информации, с учетом личности задержанных и их места в иерархии   преступной   группы,   целесообразно   иногда   одного   из задержанных оставить на свободе и осуществить рефлексивное управление его поведением2, с тем чтобы заподозренный совершил вы-; годные для расследования действия, позволяющие выявить других | не известных следствию членов данной преступной группы, места со-f держания заложников, хранения ценностей и предметов, добытых преступным путем.

Однако эта операция не всегда может быть осуществлена. Для .возможного ее проведения необходимо, чтобы выбранный субъект наблюдения обладал важной для следствия информацией, испытывал потребность связаться с интересующими следствие людьми и по своим личным качествам соответствовал поставленной задаче. Вмес-[те с тем оперативно-розыскные органы должны иметь возможность осуществить полный и негласный контроль за всеми действиями дан-[ного субъекта на должном профессиональном уровне. В противном [случае необходимо избрать иные средства получения .интересующей следствие информации.

В такой ситуации задача установления базовой направленности

[преступной деятельности решается оперативно-розыскными и про-

[цессуальными средствами. При этом данная задача должна быть по-

[ставлена перед оперативно-розыскными органами особо, так, чтобы

оперативная информация об этом добывалась целенаправленно и

должным образом оценивалась.

Аналогичные методы действий целесообразны и тогда, когда воз-' буждение уголовного дела связано с задержанием членов известной организованной преступной группы, а также когда в самом начале | расследования в преступном деянии выявлены признаки организованной преступной деятельности.

В ситуациях, когда первичные сведения и результаты первых (следственных действий не позволяют сразу с уверенностью разо-' браться в том, что в данном случае действует не просто группа пре-

ступников, а возможно члены организованного криминального сообщества, при расследовании должна использоваться, как уже отмечалось, методика расследования такого вида преступления, под которое подпадает данное деяние, но с учетом того, что следствию, возможно, противостоит не просто несколько преступников, а организованная криминальная группа, преступное формирование, для которого характерно существование и культивирование атмосферы круговой поруки, а также использование в целях собственной защиты многих средств противодействия расследованию.

Чаще всего именно проявление этих признаков и позволяет прийти к выводу о действии в данном случае организованного преступного сообщества. Однако, поскольку расследование его преступной деятельности начинается с одного из выявленных эпизодов, важно предпринять меры к быстрейшему выявлению всех совершенных данным криминальным формированием преступлений и его базовой направленности. И в этой связи большая роль отводится соответствующей его оперативно-розыскной разработке и следственно-розыскным действиям следователя по выявлению эпизодов расследуемой преступной деятельности. Для этого можно не только сравнить способы расследуемых деяний со способами ранее не раскрытых преступлений, но и изучать возможные сферы действия одной группы. Выявление таких сфер и задержание отдельных членов группы обычно приводит к некоторому, а иногда явному затуханию преступной деятельности в данных сферах. Эти сведения также помогают выяснить не только весь объем преступной деятельности криминальной организации, но и ее базовую направленность.

После того, как будет выявлен в расследуемой деятельности «почерк» определенной организованной криминальной организации, а затем и направленность преступного интереса, применяемая методика расследования конкретного вида преступления, как отмечалось в предыдущем параграфе, должна быть методически и организационно перестроена. В частности, прежде всего, нацелена на полное раскрытие преступной деятельности базового характера с учетом ее осуществления криминальной организацией. Более продуманно должна использоваться информация из негласных сыскных источников и «выжиматься» вся возможная информация из исследуемых материальных следов преступления с применением всех современных научно-технических возможностей.

Активное и разнообразное противодействие проводимому расследованию также создает специфическую ситуацию, осложняющую работу следователя и оперативно-розыскных органов. О том, как необходимо действовать в данной ситуации, речь пойдет в следующем параграфе.

Склонение кого-либо из задержанных членов преступной организации к сотрудничеству со следствием определенным, а нередко существенным образом облегчает решение основных задач расследования. Позитивный эффект такой операции во многом зависит от того, какое место этот человек занимает в иерархии преступной организации, насколько он осведомлен о преступной деятельности своей криминальной группы, ее руководителей, их роли в проведении преступных акций, психологической атмосфере внутри данного формирования и пр.

При этом важно прежде всего получить от такого информатора как можно больше сведений о руководителях данной организации, организаторах отдельных преступных акций. Следственная практика показывает, что даже в этих случаях данный участник преступления, сначала пошедший на сотрудничество со следствием, затем под влиянием более опытных соучастников, под воздействием намеренной обработки в следственном изоляторе, может отказаться от сотрудничества.

Если же он не откажется от сотрудничества, полученные от него данные следует максимально использовать в следственной и оперативно-розыскной работе по делу. В частности, полученные от него сведения об особенностях иерархического построения преступной группы, ее лидерах, характере сложившихся отношений между отдельными элементами преступной организации (рядовыми членами, руководителями), дополненные имеющимися оперативно-розыскными и следственными данными, обрисовывающими картину всего «организма» криминальной организации, могут создать благоприятные условия для проведения операций по нанесению удара по ее руководству и активу. Успешность данной операции может не только повы-\ сить результативность расследования, но и привести к развалу данного криминального формирования.

Участие защитника в расследовании с момента объявления подозреваемому протокола задержания и ареста также иногда создает весьма своеобразную следственную ситуацию, требующую от следователя определенной тактической перестройки всей ее деятельности. Особенно существенным образом меняется обстановка допроса подозреваемого. Суть данной ситуации заключается в следующем. Наделение защитника правом иметь с подозреваемым свидания, участие в допросе подозреваемого и в иных следствен-

ю*

ных действиях с его участием, а также правом знакомиться с протоколами соответствующих следственных действий с участием его подзащитного, позволяет ему уже в самом начале расследования знать о доказательствах, которыми располагает следователь, даже тех, значение которых последним еще не осмыслено. В результате при допросе подозреваемого следователь в определенном смысле теряет «свободу» в тактическом использовании доказательств. Но это еще не все. Организованные преступные группы в целях своей защиты от правосудия чаще всего содержат «своих», хорошо оплачиваемых адвокатов, которые, как правило, сражу же появляются после задержания члена организованной преступной группы и нередко пытаются противодействовать следователю в нормальном общении с подозреваемым во время допроса.

Действия адвокатов в этой ситуации в строгом соответствии с законом, безусловно, отвечают принципу состязательности. К сожалению, не все адвокаты в этой ситуации выбирают законные пути в своей деятельности. Некоторые из них начинают «обрабатывать» задержанного с целью заставить его отказаться от ранее данных неблагоприятных для него лично или ОПГ показаний, принимают меры по сокрытию следов и вещественных доказательств, о которых задержанный проговорился и которые следователь не успел еще процессуально закрепить. Начинают обрабатывать лично или посредством других членов ОПГ свидетелей и даже понятых. При этом защитник за такие действия практически не несет никакой ответственности, а следователям далеко не всегда удается в рамках закона пресечь такую его деятельность. Представляется, что в УПК должен содержаться прямой запрет использования защитником незаконных способов доказывания и применения любых способов противодействия нормальному ходу расследования с самыми серьезными уголовно-правовыми последствиями. К сожалению, в проекте нового УПК никаких запретов в адрес защитника не предусматривается.

Поскольку такого запрета действующий УПК также пока не содержит, следователь должен тактически приспособиться к подобным ситуациям. В частности, следователи должны максимально эффективно использовать время до момента реализации адвокатом своей активной функции в ходе допроса, используя все возможности, заложенные в законе. Как показывает практика, если следователь сразу, с самого начала допроса возьмет ход допроса в свои руки и будет хозяином положения (к чему, собственно, его обязывают ст. 123, 127 УПК), он сможет обеспечить надлежащую обетановку при допросе. Необходимо умело использовать тактические приемы расследования по горячим следам, после задержания субъекта преступления. В частности, необходимо тактически правильно использовать фактор внезапности задержания, возможности ограничения объема сведений об имеющихся против него уликах, которыми располагает следствие, дефицит времени для выдвижения новых объяснений, возможность быстрой проверки таких объяснений. При этом можно использовать разработанную криминалистикой для таких случаев тактику допроса1.

При получении от подозреваемого таких данных, которые указывают на новые возможные источники доказательств, необходимо как можно быстрее использовать и эти источники, процессуально закрепить полученную из них доказательственную информацию. Все это позволит уверенно вести работу с подозреваемым в присутствии адвоката.

На последующем и заключительном этапах расследования следственные ситуации определяются следующими факторами:

—  характером собранного к этому моменту фактического материала об объеме преступной деятельности (всей или только части) криминальной организации, численности, особенностях функционирования;

— числом выявленных и задержанных ее членов;

—  наличием сведений о том, какие звенья данной организации или конкретные члены являются наиболее уязвимыми элементами ее системы;   -

— тем, удалось ли следствию расшатать единство основных и второстепенных членов преступной группы;

—  наличием реальных условий, обеспеченных собранными оперативно-розыскными и следственными данными, необходимыми для удара по руководству группы с целью ее развала и уничтожения, и др.

Для решения следственных и оперативно-розыскных задач, возникающих на фоне реальных ситуаций, используется весь набор следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий и криминалистических операций.

1 См.: Быховский И.Е. Об использовании фактора внезапности при расследовании преступлений // Вопросы криминалистики. 1963. № 8-9. С. 171 — 172; Бахин В.П., Кузьмичев B.C. и др. Тактика использования внезапности при расследовании органами внутренних дел. Киев, 1990. С. 35; Особенности расследования преступлений, осуществляемого с участием защитника. М., 1995. С. 32.