§ 2. Организационно-правовые аспекты сотрудничества : Расследование организованной преступной деятельности - Н.П. Яблоков : Книги по праву, правоведение

§ 2. Организационно-правовые аспекты сотрудничества

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 
РЕКЛАМА
<

правоохранительных органов России с зарубежными государствами в борьбе с организованной преступностью

Как показывает практика, в одиночку ни одному государству не удается успешно бороться с международной организованной преступностью. В подобной ситуации сближение национальных уголовно-процессуальных законодательств, объединение и координация усилий правоохранительных органов, прежде всего государств, непосредственно граничащих с Россией, и других государств в борьбе с организованной преступностью стали просто жизненно необходимыми. Только при хорошо налаженном подобном сотрудничестве можно своевременно выявлять и обезвреживать преступную деятельность отдельных преступников, и криминальных организаций в целом, в частности, затруднять использование ими «безопасных убежищ», «офшорных зон» и т.д. для финансовых махинаций, а также подрывать их экономическую базу путем выявления и конфискации преступно приобретенного капитала, недвижимости и другого имущества.

Указанное сотрудничество между бывшими республиками Советского Союза стало налаживаться не сразу. Организованные же преступные формирования, орудующие на территории нескольких государств, стали строить свою криминальную стратегию и тактику с учетом прозрачности границ, правовой и организационной неурегулированности межгосударственных отношений и связей криминалистов в сфере борьбы с такими преступными сообществами. В результате указанные формирования активизировали свою преступную деятельность, расширили сферу охвата рынков сбыта незаконно присвоенных сырьевых и иных продуктов, а также расширили возможности для проникновения в сферу легального бизнеса. Более того, отдельные преступные сообщества разных государств не только стали проводить совместные преступные акции, но и экономически консолидироваться, создавать единые «черные кассы» и применять общие способы «отмывания» преступных доходов. Вместе с тем в Россию и из нее в другие страны ближнего и дальнего зарубежья стали проникать и легализироваться преступные капиталы.

Создание Содружества Независимых Государств (СНГ) создало благоприятные предпосылки для объединения межгосударственных усилий в деле борьбы с обычной и организованной преступностью. Хотя для такого объединения потребовались соответствующие усилия и время.

На первом этапе процесса объединения возможностей борьбы с преступностью более активные усилия по созданию договорной базы указанного сотрудничества с правоохранительными органами стран СНГ были предприняты на ведомственном уровне. Еще до распада СССР МВД РСФСР заключило соглашение о взаимодействии с МВД Белоруссии (1990 г.), Армении и Молдавии (1991 г.). В качестве самостоятельного государства Россия в 1992 г. сначала заключила такие договорные отношения с Украиной, Киргизией, Туркменией, Латвией. Впоследствии представители двенадцати ранее входивших в состав СССР республик (кроме стран Балтии) подписали соглашение об общих вопросах взаимодействия министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью. Было принято и соглашение об обеспечении органов МВД материально-техническими средствами и изделиями специальной техники, об обмене информацией и сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ1.

В соглашениях определялся круг вопросов, по которым осуществляется сотрудничество (борьба с обычной и международной, главным образом организованной преступностью, розыск преступников, без вести пропавших лиц, установление личности неопознанных трупов и др.), его формы, порядок оформления запросов и просьб по уголовным делам, делам оперативного учета. В качестве основных форм сотрудничества указывались: исполнение запросов и просьб по уголовным делам, обмен соответствующей оперативно-розыскной, оперативно-справочной и криминалистической информацией, содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий, обеспечение криминалистической техникой и др. Конкретно о возможных совместных формах борьбы с межгосударственной организованной преступностью в этих соглашениях пока еще ничего не говорилось.

Взаимодействие с оперативными службами органов внутренних дел государств — членов СНГ с апреля 1992 г. осуществляется на основе Соглашения о взаимодействии министерств внутренних дел

1   См.: Сотрудничество государств в борьбе с преступностью // Сборник документов. Вып. 1. М., 1993. С. 15-20.

независимых государств в сфере борьбы с преступностью (заключено на совещании министров внутренних дел независимых государств в г. Алма-Ата 23—24 апреля 1992 г.). Соглашением предусмотрено сотрудничество на основе действующего законодательства государств по борьбе со следующими преступлениями:

—  с преступлениями против жизни, здоровья, свободы, достоинства личности и собственности;

— с бандитизмом, терроризмом и международной преступностью;

—  с незаконными операциями с оружием, боеприпасами, взрывчатыми, ядовитыми веществами и радиоактивными материалами;

— с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

— с изготовлением и сбытом поддельных документов, денег и ценных бумаг;

— с преступлениями в сфере экономики;

—  с контрабандой, а также с преступлениями, объектом которых являются культурные и исторические ценности.

Одновременно предусматривались и формы сотрудничества в борьбе с организованной преступностью. Такими формами были: выполнение запросов и просьб по уголовным делам и делам оперативного учета; обмен оперативно-розыскной, оперативно-справочной и криминалистической информацией о готовящихся или совершенных преступлениях и причастных к ним лицах, а также обмен архивной информацией, содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий и др.

Соглашения о сотрудничестве МВД России заключило и с другими зарубежными странами. В настоящее время оно имеет соответствующие соглашения о правовой помощи с органами внутренних дел следующих стран: Италии, Кипра, Австрии, Венгрии Франции, Румынии, Монголии, Турции, Польши, Китая, Болгарии, Канады и Вьетнама1. Кроме того, такие договоры заключены между МВД России и МВД Республики Македония (6 декабря 1994 г.), Главным полицейским управлением Швеции (2 мая 1996 г.) и др. Основные формы сотрудничества предусматривались в виде обмена информацией и опытом работы; розыска преступников и подозреваемых лиц; разработки и осуществления согласованных оперативных мероприятий; предоставления друг другу правовой информации и данных о состоянии и тенденциях

1   См.: Ширванов АЛ. Взаимодействие органов расследования в системе МВД России с правоохранительными органами иностранных государств. Тула, 2000. С. 23.

преступности в своих государствах; организации совместных научных исследований, представляющих взаимный интерес; обмена результатами исследований, а также научно-техническими и другими профессиональными публикациями.

В свою очередь, между прокуратурами России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии в октябре 1992 г. было заключено Соглашение о правовой помощи и сотрудничестве. Затем Генеральная прокуратура РФ в течение первой половины 1993 г. заключила аналогичные соглашения с прокуратурами Украины, Молдавии, Грузии и Армении. В этих соглашениях1 также определялись формы правовой помощи (пересылка материалов прокурорско-следственной деятельности, возбуждение уголовных дел и расследование преступлений, выполнение отдельных процессуальных действий, содействие в розыске лиц, совершивших преступления, пропавших без вести, и др.), порядок исполнения поручений и иные организационные вопросы. В 1995 г. такие соглашения были заключены между прокуратурами России, Туркмении и Таджикистана.

В соглашениях прокуратур, в отличие от аналогичных соглашений МВД, был выделен вопрос и о необходимости координации мероприятий руководителей сторон или уполномоченных ими лиц при расследовании преступлений, имеющих межгосударственный характер (организованная преступность, наркобизнес, терроризм, экологические катастрофы и др.). Это, что вполне обоснованно, обязывало органы прокуратуры уделять особое внимание борьбе с указанными преступлениями. Сначала возможные формы конкретной совместной деятельности по такого рода делам не были определены, а затем договорились о том, что для выполнения отдельных процессуальных или иных действий в процессе правовой помощи стороны взаимодействуют друг с другом сначала только через центральные органы, а затем органам прокуратуры приграничных районов со странами СНГ была предоставлена возможность решать оперативные вопросы взаимодействия, не требующие прокурорской санкции.

Значительно полнее, тщательнее, а главное на многостороннем, а не двустороннем уровне предусматривалось решать вопросы совместной борьбы с преступностью в странах СНГ в Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и

1   См.: Бюллетень Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 1993. № 4. С. 5-26.

уголовным делам1. Эта Конвенция 22 января 1993 г. была подписана в г. Минске главами государств — членов СНГ.

Указанная Конвенция определила условия выдачи (экстрадиции) одним государством другому лиц, находящихся на территории каждого из подписавших Конвенцию, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение, а также порядок осуществления уголовного преследования. При этом каждая договаривающаяся сторона обязывалась по поручению другой стороны осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в совершении преступлений на территории запрашивающей стороны. При обвинении одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, дела которых подсудны судам двух или более договаривающихся сторон, их предложено рассматривать суду той стороны, на территории которой закончено предварительное следствие. В этом случае дело рассматривается по правилам судопроизводства этой договаривающейся стороны.

Вместе с тем Конвенция содержит и ряд положений, регламентирующих передачу сторонами предметов, использованных преступником, доказательственной и иной информации по совершенному и расследуемому преступлению, влекущему выдачу лица. Конвенция устанавливает, что сношения по указанным вопросам, а также по вопросам исполнения следственных поручений, затрагивающих права граждан и требующих санкции прокурора, осуществляются Генеральным прокурором и прокурорами договаривающихся сторон.

Достоинство этой Конвенции в том, что она является многосторонним межгосударственным соглашением, а значит ее действием охватывается значительное правовое пространство. В ней содержится более четкий механизм взаимодействия нескольких государств в борьбе с преступностью.

Однако в плане организации должного взаимодействия указанная Конвенция не во всем совершенна. В частности, в ней не предусмотрена возможность ряда совместных скоординированных действий при расследовании преступлений «по горячим следам» или каких-либо крупномасштабных операций по делам об организованных преступных сообществах на территории договаривающихся сторон, направленных на быстрое выявление, розыск и задержание членов преступных групп, участвовавших в преступных

акциях, руководителей преступных сообществ, а также на пресечение криминальной деятельности преступных сообществ, находящихся под международным контролем правоохранительных органов нескольких государств.

Не предусмотрено Конвенцией и никаких совместных мер по защите свидетелей и оперативно-розыскных работников от различного рода провокаций со стороны преступных элементов, а также свидетелей и потерпевших от преступных посягательств на них со стороны членов организованных преступных групп. Думается, разработчики этой Конвенции не в полной мере использовали опыт, который накопился при разработке аналогичных правовых соглашений по линии государств — членов Европейского Союза.

В 1992—1995 гг. были заключены также двусторонние договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между Россией и Азербайджаном, Грузией, Киргизией, Молдавией, Туркменией, Латвией, Литвой и Эстонией1.

В соответствии с этими договорами правовая помощь охватывала выполнение процессуальных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой договаривающейся стороны, в частности, допрос сторон, обвиняемых и подсудимых, свидетелей, экспертов, проведение экспертиз, судебного осмотра, передачу вещественных доказательств, возбуждение уголовного преследования и выдачу лиц, совершивших преступления, признание и исполнение судебных решений по гражданским делам, вручение и пересылку документов и др.

Вместе с тем Советом глав правительств СНГ принимался ряд межгосударственных программ совместных мер по борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств СНГ. В них предусматривался целый комплекс мероприятий, решение которых позволяло наладить более эффективное сотрудничество указанных государств в борьбе с организованной преступностью. В частности, в межгосударственной Программе, утвержденной Советом глав государств СНГ 17 мая 1996 г., была предусмотрена целая система совместных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств — участников СНГ на период до 2000 г., а также была предусмотрена подготовка рекомендательного нормативного акта «О борьбе с организованной преступностью».

В соответствии с этим решением был подготовлен проект модельного закона «О борьбе с организованной преступностью», который 2 ноября 1996 г. был принят Межпарламентской Ассамблеей СНГ1.

Целью принятия этого закона было, во-первых, защитить права и свободы человека и гражданина, юридических лиц, безопасность общества и государства от организованной преступности. Во-вторых, создать законопроектные рекомендации национальным парламентам стран СНГ, направленные на согласование их правовой политики и сближение их законодательств, регулирующих борьбу с межгосударственной организованной преступностью. Соответственно в нем содержится целый набор «взаимосвязанных» и «взаимообусловленных» норм, регулирующих наиболее существенные уголовно-правовые, оперативно-розыскные и организационные проблемы борьбы с ОП. Как показывает его содержание и как отмечалось в литературе, «этот закон сконструирован таким образом, что он может выступать и как единый целостный законодательный акт прямого действия, и как своеобразная конструкция, составные части которой без ущерба для целостности всей системы законодательства можно было бы интегрировать в отраслевые законы»2.

В ходе разработки данного закона были приняты меры к «стыковке» с уже ранее принятыми Межпарламентской Ассамблеей СНГ модельными уголовным и уголовно-процессуальным кодексами.

В результате по уголовно-правовым и уголовно-процессуальным вопросам в указанных состыкованных законах содержится много общих рекомендательных норм, касающихся, например, возможности субъектов, наделенных правом осуществления специальных мер борьбы с ОП, действовать в определенных ситуациях с соблюдением законных условий даже путем причинения определенного вреда правоохранительным отношениям, характера ответственности членов преступных групп, сотрудничающих с правоохранительными органами, а также особенностей расследования и судопроизводства по указанным делам.

Перечень оперативно-розыскных мероприятий, закрепленных в рассматриваемом модельном законе, практически сопоставим с перечнем, предусмотренным соответствующими законами государств СНГ. Определены в нем и общие направления реализации данных, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности. На основе этого закона в настоящее время идет дальнейшее сближение между

законами стран СНГ об оперативно-розыскной деятельности. Одновременно идет разработка других модельных законов, регулирующих данную сферу общественных отношений, например, законов о борьбе с терроризмом, о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем.

Применительно к организационным вопросам модельным законом «Об организованной преступности» предусмотрено, что эту борьбу должны осуществлять специализированные подразделения правоохранительных органов или спецслужб, представляющих систему строго централизованных органов с подчинением нижестоящих подразделений вышестоящим. Эти подразделения, если они будут созданы (а они созданы фактически во всех странах СНГ), должны осуществлять свою деятельность в рамках законных полномочий и взаимодействовать с другими правоохранительными и государственными органами, общественными объединениями, средствами массовой информации и населением. В законе раскрываются права указанных органов на получение информации, на осмотр зданий и транспортных средств.

Важным моментом является констатация в законе положения о том, что сотрудничество с органами других государств по вопросам выявления и раскрытия функционирования на их территории организованных преступных сообществ и совершенных ими преступлений осуществляется в соответствии с законодательством взаимодействующих государств на основании международных договоров или принципа взаимности.

Базовые показатели состояния борьбы с преступностью, к сожалению, не улучшаются. Так, если с 1996 по 1997 г. в государствах — участниках СНГ (исключая данные по Туркмении и Узбекистану) совершено более 7 млн преступлений, то с 1998 по 1999 г. их также совершено почти 7,5 млн.1 Особенно широкое распространение получили организованная преступность и коррупция, терроризм, бандитизм и заказные убийства.

Расширение зоны деятельности организованной преступности, рост числа преступлений, совершаемых организованными преступными группами во всех бывших республиках СССР, заставил руководство стран, объединившихся в СНГ еще в 1993 г., задуматься не только над налаживанием взаимодействия в борьбе с указанной преступностью, но и над созданием соответствующего межгосударственного органа, который мог бы обеспечить должную скоординирован-ность таких усилий. В этой связи Советом глав правительств государств — участников СНГ 24 сентября 1993 г. принято решение о создании Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными преступлениями на территории СНГ1. Одновременно было утверждено Положение об этом Бюро как о постоянно действующем органе по координации борьбы с ОП. В положении определен статус данного органа, структура, штаты, вид руководства и другие организационные вопросы. Основными задачами Бюро являются:

— формирование специализированного банка данных на базе компьютерного центра Бюро и предоставление инициативной информации в соответствующие министерства внутренних дел;

—  содействие в осуществлении межгосударственного розыска участников преступных сообществ, лиц, совершивших наиболее опасные преступления и скрывающихся от уголовного преследования;

—  обеспечение согласованных действий при проведении оперативно-розыскных мероприятий и комплексных операций, затрагивающих интересы нескольких государств — участников СНГ, выработка рекомендаций по борьбе с транснациональной преступностью.

Место нахождения Бюро — г. Москва. Его создание было вполне своевременной акцией и отвечало насущным потребностям борьбы с организованной преступностью, а также рекомендациям криминологов и криминалистов того периода2.

Время показало, что Бюро не стало лишь представительским органом. Так, только в 1995 г. оно содействовало организации и проведению свыше 20 целевых поисково-оперативных операций органами МВД России и других государств — участников СНГ, координировало взаимодействие 35 следственно-оперативных групп МВД этих стран,

1 оказывало содействие в экстрадиции 60 опасных преступников, исполнило более 250 запросов оперативно-розыскного характера.

Для активизации борьбы с преступностью в рамках стран СНГ

щ решением Совета глав этих государств от 19 января 1996 г. был со-

I здан Совет министров внутренних дел государств — участников СНГ, а его рабочим органом стало Бюро по координации борьбы с органи-

■ зованной преступностью и иными опасными видами преступлений.

щ И уже в 1996 г. по линии этого Бюро координировалась работа 50, а

в 1997 г. — 68 следственно-оперативных групп МВД государств СНГ по конкретным уголовным делам. Опыт проведения таких совместных операций подтверждает вывод о том, что они являются одним из плодотворных и перспективных направлений сотрудничества указанных государств, требующих дальнейшего развития1.

Подобные советы были созданы и в других правоохранительных органах, в частности, координационный совет генеральных прокуроров, совет руководителей органов безопасности и спецслужб, командующих пограничными войсками, руководителей таможенных служб, налоговой полиции и соответствующих служб государств — участников СНГ.

Налаживание взаимодействия советов указанных ведомств стран СНГ позволило активизировать борьбу с организованной преступностью. В целях еще большего укрепления международно-правовой базы этого сотрудничества главами государств СНГ 28 марта 1997 г. был подписан Протокол о внесении дополнений и изменений в Конвенцию 1993 г., в соответствии с которым правоохранительные органы государств — участников указанной Конвенции получили возможность сноситься друг с другом не только через свои центральные органы, но и через свои территориальные и другие органы. Однако сношения по вопросам исполнения процессуальных и иных действий, требующих санкции прокурора (суда), должны осуществляться органами прокуратуры в особом порядке2.

В целях обеспечения надлежащего порядка в обмене информацией, имеющей значение для борьбы с организованной преступностью, во исполнение решения совещания руководителей органов безопасности государств СНГ, состоявшегося в мае 1995 г., был создан Объединенный банк данных (ОБД) органов безопасности и спецслужб указанных государств. Как отмечается в литературе, опытная эксплуатация абонентских звеньев ОБД СНГ в службах безопасности Грузии и Белоруссии подтвердила высокую практическую значимость этой информационной системы и соответствие ее научно-технического уровня современным требованиям. При этом центральное звено ОБД СНГ создано на базе одного из подразделений ФСБ России, и абонентами системы являются структурные подразделения органов безопасности и специальных служб государств Содружества3.

По линии МВД стран СНГ была разработана в 1996 г. Концепция и структура межгосударственной подсистемы обмена между органами внутренних дел государств — участников СНГ, которая реализуется в настоящее время.

Таким образом, и в правовом, и в организационных планах государствами — участниками СНГ проделана значительная работа. Однако, как свидетельствуют обобщенные данные, все еще наблюдается недостаточный уровень сотрудничества правоохранительных органов государств СНГ. Взаимный обмен оперативной информацией не носит регулярного характера. Медленно пополняются оперативно-справочные, розыскные, криминалистические и иные учеты, а также единые информационные банки. Недостаточно осуществляются совместные меры, направленные на предупреждение преступных посягательств преступных сообществ, на целенаправленное разрушение международных связей этих сообществ1.

Большое значение для повышения эффективности борьбы с организованной преступностью в каждом государстве — участнике СНГ с межгосударственной организованной преступностью имеет проведение совместных научных исследований. К сожалению, такая совместная научная деятельность еще не налажена.

В отдельных странах СНГ только начинается изучение транснациональной преступности и особенностей ее расследования. Например, в России2 и Белоруссии3 были предприняты такие попытки. Одна из первых международных научно-практических конференций в рамках СНГ по современным проблемам борьбы с транснациональной преступностью состоялась в октябре 2000 г. в г. Сочи4. Но проведение этой конференции еще не является свидетельством какой-то плановости в связях ученых и практиков стран СНГ. Российские криминалисты практически не имеют с криминалистами стран СНГ каких-либо реальных совместных планов и соглашений о научно-методической разработке данных проблем, отсутствует четкая система научно-криминалистического обеспечения деятельности следственных и оперативно-розыскных органов по раскрытию и расследованию транснациональных организованных преступлений. Но для того

1   См.: Интерпол. 1998. Вып. 24. С. 30.

2   См.: Воронин ЮЛ. Транснациональная организованная преступность. Екатеринбург, 1977.

3   См.: Зорин ГА., Танкевич О.В. Понятие и основные признаки транснациональной преступности. Гродно, 1997.

"*  См.: Современные проблемы борьбы с транснациональной преступностью // Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар, 2000.

чтобы наладить межгосударственные научные связи по разработке методов борьбы с такой организованной преступностью, необходимо сначала скоординировать усилия ученых-криминалистов разных ведомств в самой России. Для этого желательно, как предлагают криминологи, создать научно-исследовательский центр по борьбе с организованной преступностью, например, при Генеральной прокуратуре, который мог бы обеспечить аналитическую, исследовательскую и методическую стороны борьбы с организованной преступностью, в том числе и транснациональной.

Такие центры желательно создать и во всех других странах СНГ. Затем можно создать координационный научно-исследовательский центр из представителей национальных центров стран СНГ.

Что же касается организационно-правовых связей широкого международного сотрудничества между правительствами и правоохранительными органами различных государств дальнего зарубежья, то по данным Экономического и Социального Совета ООН, несмотря на активные усилия данной международной организации, оно не вполне эффективно. Пока на пути формирования и расширения указанного сотрудничества все еще имеются достаточно мощные препятствия и сдерживающие факторы. В частности, оно часто затрудняется в связи с:

1)  существованием в государствах различных правовых систем уголовной юстиции, строящихся на разных принципах, в результате чего неодинаково оцениваются одни и те же преступные деяния;

2) сложившимися политическими взаимоотношениями между государствами: чем они сложнее, тем в большей степени затруднено такое сотрудничество, особенно в тех случаях, когда сталкиваются разные идеологии;

3) влиянием положения о том, что обязанностью любого государства является защита своих граждан, и что граждане, нарушившие нормы права, должны подвергаться уголовному преследованию в своих государствах и не должны подпадать под иностранную юрисдикцию; государства поэтому часто неохотно осуществляют экстрадицию собственных граждан даже при наличии весьма веских доказательств их вины;

4)  неуверенностью в сохранении конфиденциальности оперативной информации; правоохранительные органы взаимодействующих стран не всегда охотно идут на обмен имеющейся у них информацией и на участие в совместных операциях из-за опасения утечки этой информации, особенно, когда есть серьезные опасения, что эта утечка не только снизит эффективность указанных операций, но и поставит под угрозу жизнь оперативных работников;

5) незаинтересованностью отдельных государств в налаживании такого сотрудничества, особенно когда высшие эшелоны власти этих государств погрязли в коррупции, а международное сотрудничество может подорвать позиции коррумпированных должностных лиц или даже правительства в целом. Такое происходит и когда речь идет о сотрудничестве с государством — «отстойником преступных сообществ»1.

Мировое сообщество, мнение которого было выражено на многих международных конференциях по борьбе с организованной преступностью, уже давно укрепление и расширение межгосударственного сотрудничества в борьбе с ней связывало с осуществлением целого комплекса мер, к числу которых чаще всего относят следующие.

1.  Усиление активности в деле согласования и сближения национальных законодательств в области систем уголовного правосудия в целях упрощения такого взаимодействия. Необходимость такого согласования вполне очевидна, ибо должное сближение подобных систем является основным элементом процесса координации национальных усилий, направленных если не на ликвидацию, то, по крайней мере, на сдерживание организованной транснациональной преступности. В этом плане важно, чтобы результаты расследования подобных преступлений в различных государствах были в максимальной степени сопоставимы. Но для этого, прежде всего, необходима не только решительная политическая воля взаимодействующих стран как на уровне разработки соответствующих законодательных норм, так и в процессе их реализации, но и создание для этого необходимых правовых норм обязательного характера для всех государств.

2.  Необходимость некоторого отступления взаимодействующих государств от соблюдения принципа государственного суверенитета в сфере правоохранительной деятельности, что могло бы повысить эффективность международной правоохранительной деятельности, сделать ее более оперативной, позволит устранить преимущества, которые извлекают преступные организации и преступники, осуществляющие трансграничные криминальные операции в нарушение принципа суверенитета.

3.  Необходимость обеспечения соответствующих каналов связи для быстрого обмена информацией между правоохранительными органами государств и оперативности в выполнении просьб о предоставлении информации или помощи.

4. Необходимость гибкого подхода к выбору форм возможного сотрудничества. Расширение сотрудничества в борьбе с организованной преступностью обычно сопровождается информированием сотрудничающих государств о политических структурных ограничениях, с которыми сталкиваются некоторые правительства, поэтому приходится выбирать наиболее приемлемые в каждом случае формы такого сотрудничества. А это сотрудничество, как свидетельствует мировая практика, может быть формальным и неформальным по своему характеру, двусторонним и многосторонним — по своим масштабам.

Формальным указанное сотрудничество будет тогда, когда все связи между государствами осуществляются по официальной линии, на уровне руководителей правительственных ведомств. Неформальным — когда связи устанавливаются непосредственно на оперативном уровне между работниками правоохранительных органов разных государств. Такая связь позволяет преодолеть бюрократические сложности, устранить недопонимание и различного рода кривотолки (при условии, что такого рода неофициальные отношения не ущемляют основополагающих прав участников расследования и не противоречат процессу уголовного разбирательства).

Весьма эффективными являются двусторонние формы сотрудничества между государствами в борьбе с транснациональной преступностью. Но как показывает международная практика, многостороннее сотрудничество в указанной области еще более действенно. Оно включает все возможные формы и иные многосторонние подходы к борьбе с преступностью.

В целом же сотрудничество в разных формах и на разном уровне следует рассматривать как взаимодополняющие, а не как альтернативные варианты.

Необходимость укрепления взаимодействия государств в борьбе с транснациональной преступностью уже приобрела столь острый характер, что даже на встречах глав государств «восьмерки», где прежде преобладали вопросы финансово-экономического характера, теперь стали первостепенными проблемы борьбы с организованной преступностью. Этой теме было посвящено и состоявшееся в октябре 1999 г. в Москве совещание генеральных прокуроров, министров юстиции и министров внутренних дел стран «восьмерки».

С целью укрепления международного сотрудничества в борьбе с преступностью Россия 25 октября 1999 г. ратифицировала Конвенцию Совета Европы «О взаимной правовой помощи по уголовным делам», принятую в Страсбурге 20 апреля 1959 г.1

Из ст. 26 указанной Конвенции следует, что она имеет преимущество перед положениями любых договоров, конвенций или двусторонних соглашений, регулирующих взаимную правовую помощь по уголовным делам между любыми двумя странами — участниками данной Конвенции. Передача поручений, ходатайств об оказании . правовой помощи должна идти по линии министерств юстиции взаимодействующих сторон. Только в случаях, не терпящих отлагательства, поручения могут быть направлены непосредственно юридическими органами запрашивающей стороны юридическим органам запрашиваемой стороны.

Россия ратифицировала указанную Конвенцию с целым рядом оговорок, изложенных в Дополнительном протоколе к Конвенции. В нем определены случаи отказа России в правовой помощи. В качестве каналов, по которым должны направляться поручения и просьбы о правовой помощи, Россия назвала Верховный Суд РФ (по вопросам своей деятельности); Министерство юстиции РФ (по вопросам, связанным с работой других судов); Министерство внутренних дел РФ (в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов внутренних дел); Федеральную службу безопасности РФ (в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции органов ФСБ); Федеральную службу налоговой полиции РФ (в отношении поручений, не требующих санкции судьи или прокурора, связанных с проведением дознания и предварительного следствия по делам о преступлениях, отнесенных к компетенции федеральных органов налоговой полиции); Генеральную прокуратуру РФ (во всех остальных случаях проведения дознания и предварительного следствия).

Соответственно отмечалось, что в случаях, не терпящих отлагательства, запросы могут быть направлены непосредственно судебными органами запрашивающего государства судебным органам РФ. При этом копия поручения одновременно передается в соответствующий центральный компетентный орган2.

Вместе с тем Россия активно действовала и в плане заключения двусторонних межгосударственных соглашений о правовой помощи со многими государствами мира. В частности, такие соглашения заключены с Албанией, КНР, США1. В последнее время такие соглашения заключены с Канадой, Польшей и рядом других государств.

Однако важнейшим международным документом, предусматривающим меры совместной борьбы стран мира с транснациональной преступностью, в котором были отчасти учтены указанные ранее факторы, стала Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. Указанная Конвенция была принята в г. Палермо (Италия) на политической конференции высокого уровня 12 декабря 2000 г.2

В этом важнейшем международно-правовом документе предусмотрены конкретные меры по борьбе с транснациональной организованной преступностью, с отмыванием денег и коррупцией. В Конвенции раскрыты основные понятия, используемые в ее тексте, в том числе дано понятие организованной преступной группы, ареста, выемки, конфискации и контролируемой поставки. Но главное то, что в ней подробным образом изложены различные формы международного правового сотрудничества в борьбе с транснациональной организованной преступностью, отмыванием денежных средств и коррупцией. При этом раскрываются процедуры передачи уголовного судопроизводства, конфискации, ареста доходов от преступной деятельности, защиты свидетелей от вероятной мести или запугивания со стороны преступников, помощи потерпевшим и их защиты от преступного воздействия на них со стороны преступников.

Взаимная правовая помощь в соответствии с указанной Конвенцией может оказываться в следующих целях:

а) получения свидетельских показаний или заявлений от отдельных лиц;

б)  вручения судебных документов;

в)  проведения обыска и производства выемки или ареста;

г)  осмотра объектов и участков местности;

д)  предоставления информации, вещественных доказательств и оценки экспертов;

1   См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. С. 85, 272, 465.

2   Положения указанной Конвенции ООН приводятся по приложению к работе: Овчинский B.C. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С. 51—105.

е)  предоставления подлинников или заверенных копий правительственных, банковских, финансовых, корпоративных или коммерческих документов;

ж)  выявления и отслеживания доходов от преступлений, имущества, средств совершения преступлений или других предметов для целей доказывания;

з)  содействия добровольной явке соответствующих лиц в органы запрашивающего государства-участника;

и) оказания любого иного вида помощи, не противоречащей внутреннему законодательству запрашиваемого государства-участника.

Предусмотрена и возможность создания в государствах-участниках на основе двусторонних или многосторонних соглашений специальных органов по проведению совместных расследований и осуществления специальных методов расследования (с использованием контролируемых поставок, электронного и других форм наблюдения, агентурных операций и др.).

При этом важным моментом является то, что после подписания и ратификации этой Конвенции государством все вышеуказанные правовые процедуры могут осуществляться между всеми подписавшими ее странами даже в отсутствие двусторонних договоров о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

Вместе с тем следует отметить, что подписание Конвенции еще не вводит ее в действие. Это произойдет только после ее ратификации и осуществления определенных процедур реализации. А для этого потребуется немало времени и значительных усилий со стороны всех государственных органов, заинтересованных в ее применении.