1

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Данный отчет тесно связан с отчетом по первому этапу и должен, по замыслу автора, представлять во взаимосвязи с ним единое целое. Поэтому использование данных первого этапа, равно как и ссылки на него сделаны лишь в случаях, представлявшихся автору необходимыми.

Криминогенные факторы как основной объект профилактики организованной экономической преступности

Как было установлено в ходе проведения первого этапа исследования, криминогенная ситуация, сложившаяся в Челябинской области и проявляющаяся в том числе в организованной экономической преступности, с одной стороны, повторяет основные общероссийские тенденции, а с другой – является следствием происходящих демографических и социально-экономических процессов, региональных особенностей преступности, произошедших количественных и качественных ее изменений. В последние годы отмечены высокие темпы прироста зарегистрированных преступлений, область относится к числу регионов со средневысоким уровнем преступности.

Реальный уровень преступности в силу латентности многих видов общественно опасных деяний намного превышает количество зарегистрированных преступлений. Характерно это и для организованной экономической преступности в Челябинской области. Так, опрошенные в ходе первого этапа исследования эксперты чаще всего (в 66,7 % случаев) отмечали, что число зарегистрированных преступлений превышает реальный уровень более чем в 5 раз.

 

 

Таблица 1.

Распределение ответов на вопрос 2. "Отражает ли число зарегистрированных преступлений реальный уровень организованной преступности в Челябинской области?"

 

Вариант ответа

Кол-во ответов

% от опрошенных

1

Да, полностью отражает

2

2,6

2

Реальный уровень выше в 2-3 раза

9

12

3

Реальный уровень выше в 4-5 раз

14

18,7

4

Реальный уровень превышает зарегистрированный более чем в 5 раз

50

66,7

 

Итого

75

100

Как показывает динамика преступности, исключительно силовое решение проблемы снижения уровня преступности не имеет долгосрочной перспективы, а правоохранительная деятельность приближается к пределам своего экстенсивного развития. На современном этапе, как отмечает В.В. Лунеев, "система уголовной юстиции … не в состоянии переработать такой вал преступности, даже если будет заниматься только регистрацией событий и поверхностной следственной практикой".

Очевидно, что перед органами власти Челябинской области, и в первую очередь, перед правоохранительными структурами, в настоящее время остро стоит вопрос противодействия проявлениям организованной экономической преступности.

Необходимо отметить, что процесс противодействия преступности в криминологической литературе обозначался по-разному: "уголовная политика", "борьба с преступностью", "война", "контроль", "противодействие преступности", "предупреждение", "профилактика", "управленческое воздействие на преступность". Однако содержание этих терминов нередко совпадало или, по крайней мере, охватывало друг друга.

Задача сдерживания роста преступности в последнее десятилетие была практически полностью возложена на правоохранительные органы. Можно утверждать, что общество и государство сняли с себя значительную долю ответственности за криминализацию общества и рост преступности. Криминальная проблема в общественном сознании, выступлениях отдельных политических и государственных лидеров, публикациях СМИ была возложена в целом на правоохранительные органы, и, в частности, на органы внутренних дел, и стала исключительно сферой их ответственности.

Произошедший в последние годы резкий рост преступности в Челябинской области свидетельствует о целом ряде негативных тенденций. Во-первых, результат работы правоохранительных органов перестал быть адекватным объему и уровню затраченных усилий. Во-вторых, правоохранительные органы не успевают своевременно эффективно реагировать на изменение ее качества и появление новых видов преступлений, особенно организованных форм в экономической сфере. И, в-третьих, органы правопорядка при данной стратегии борьбы с преступностью не успевают сдерживать ее рост. Как отметил Президент России В.В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию Российскому Федерации 25 апреля 2005 г. "организация борьбы с преступностью в стране требует принципиально новых подходов ". По мнению В.В. Лунеева, необходимость новых стратегий в борьбе с преступностью обусловлена тем, что "российские правоохранительные органы … выявляют менее половины виновных по зарегистрированным деяниям и доводят до суда не более одного из десяти фактических преступников" . Следует согласиться и с тем, что "научный поиск … в сфере правопорядка предполагает в первую очередь разработку единой концепции – нормативно-доктринальной системы научно обоснованных целей, принципов, форм и методов деятельности государственных органов и общественных формирований по преодолению антиобщественных проявлений, адекватно отражающей экономические, политические и социальные закономерности развития общества на современном этапе и в перспективе".

Реформирование системы МВД, ежегодное увеличение финансирования деятельности органов внутренних дел, увеличение штатной численности и другие меры, направленные на повышение эффективности их деятельности, не снижают углубляющуюся и расширяющуюся криминализацию общества. Нейтрализация причин и условий организованной экономической преступности в значительной мере не зависит от предпринимаемых милицией и другими правоохранительными органами усилий по снижению уровня преступности. Более 15 лет назад Э. Раска писал: "Преступность как феномен социального порядка не обособляется от процессов и явлений жизнедеятельности целостного общественного организма. Ее бытие объясняется не какими-то особыми, свойственными самой преступности внутренними закономерностями или же собственно криминогенными обстоятельствами, которые якобы независимо от совокупности явлений экономической и социальной жизни общества определяли бы облик преступности. Суть проблемы как раз в том и состоит, что в виде преступности мы имеем дело с результирующим показателем состояния общественного организма". Поэтому абсолютно логичным выглядит вывод В.Н. Сомина о том, что "если на той или иной территории нет и еще какое-то время не будет возможностей для декриминогенизации доминирующих факторов преступности, то постановка на этот период цели существенного сокращения преступности … окажется преждевременной".

В связи с этим основным направлением противодействия организованной экономической преступности на современном этапе должно стать ее предупреждение. Приоритет общепредупредительной деятельности отметили и другие ученые. Так, Ю.Е. Аврутин и Я.И. Гилинский, анализируя перспективы создания системы социальной профилактики, пишут: "В этих условиях все большее значение приобретает правообеспечивающее (курсив – авторов Ю.А., Я.Г.) направление правоохранительной деятельности, несущее в себе активный профилактический потенциал, прежде всего в силу охвата всей цепочки причин и условий преступности". По мнению В.А. Номоконова, "правовое воздействие на нее (преступность – прим. М.А.) – это только одно из средств, причем неглавное, в борьбе с последней".

Предупреждение преступности должно включать в себя общую профилактику и индивидуальную профилактическую работу.

При этом под общей профилактикой понимается целенаправленное воздействие на выявление и нейтрализацию причин и условий, способствующих совершению преступлений. В то время как осуществление эффективной индивидуальной профилактической работы преследует цели недопущения вовлечения в преступность новых лиц, совершения новых преступлений и расширения криминализации общественных отношений. В настоящее время особо следует подчеркнуть, что субъектами общей профилактики должны быть не только правоохранительные органы, но и органы государственной власти и местного самоуправления, предприятия и учреждения, общественные организации и иные общественные формирования, а также отдельные граждане. Также считает и Э. Раска: "… преступность – это не столько проблема правоведов и органов охраны правопорядка, сколько политиков, определяющих основные направления экономического и социального развития общества".

Для эффективного решения этой задачи необходимы выявление и нейтрализация причин и условий, способствующих совершению конкретных преступлений. Анализу таких причин и условий должно уделяться первостепенное внимание, чтобы на основе полученных результатов разработать эффективные предупредительные меры.

В криминологической науке под причинами и условиями совершения преступления понимается система конкретных объективных и субъективных явлений и процессов, детерминирующих преступность и способствующих ее воспроизводству.

Причины и условия преступности – понятия не тождественные. Если причины преступности непосредственно порождают это социально-негативное явление, то условия лишь способствуют развитию причин и являются "фоном преступности".

Исследование причин и условий преступности может проводиться различными методами. Например, причинно-следственный подход предполагает двухзвенную цепь причинной зависимости, в которой одно звено – криминогенные детерминанты, другое – их следствие – преступность.

Многофакторный подход сложился в криминологии как результат негативной реакции на однофакторный (причинно-следственный) метод и предполагает, что преступность обусловлена не одним, а целым рядом факторов.