Оперативно-розыскные меры предупреждения и пресечения деятельности транснациональных преступных формирований : Противодействие транснациональным преступным формированиям - Исиченко А. П : Книги по праву, правоведение

Оперативно-розыскные меры предупреждения и пресечения деятельности транснациональных преступных формирований

1 2 3 4 5 6 7 8 9 
РЕКЛАМА
<

Для выявления указанных формирований необходимо прежде всего оп­ределить объекты оперативного прикрытия (обслуживания), связанные с потенциальной угрозой их возникновения и планирования криминальной деятельности. Такими объектами наряду с привычными местами прожива­ния и пребывания (гостиницы, мотели, кемпинги, рестораны, студенческие и рабочие общежития, транспортные узлы) в современных условиях долж­ны быть также принимающие иностранцев предприятия, учреждения и ор­ганизации, жилмассивы и иные места массового поселения (пребывания) иностранных граждан, места их досугового притяжения (ночные клубы, казино, массажные салоны, эротические сауны и т.п. разновидности пуб­личных домов), деловых встреч (аукционы, презентации, коммерческие фирмы), криминальная среда с международными связями, пограничные переходы и прилегающие территории, погранзоны и участки границы, наи­более часто пересекаемые нарушителями, и др.

Субъектами, представляющими оперативный интерес в связи с преду­преждением, пресечением и раскрытием транснациональных преступлений, могут быть граждане РФ, иностранцы и лица без гражданства, объективно предрасположенные или субъективно склонные к совершению преступле­ний и иных правонарушений, риску стать их жертвами или по роду занятий, социальному положению, образу жизни и личным качествам способные получать необходимую оперативно-розыскную и другую значимую инфор­мацию.

Среди иностранных граждан особый интерес для подразделений по борьбе с организованной преступностью могут представлять лица, регу­лярно посещающие нашу страну и настойчиво пытающиеся установить как внешне деловые, так и нелегальные контакты с российской бизнес-элитой, представителями власти и местного самоуправления, криминально-криминогенной среды или со своими соотечественниками, проживающими в России и отличающиеся сомнительным поведением; субъекты, нарушаю­щие правила въезда, выезда и пребывания в стране; нелегальные мигранты, в том числе иммигранты, особенно ранее попадавшие в поле зрения орга­нов внутренних дел и подлежащие выдворению, но уклоняющиеся от выез­да; известные оперативным подразделениям лица, установившие связи с лидерами отечественной и зарубежной организованной преступности с це­лью подготовки и совершения преступлений; лица, предположительно ук­лоняющиеся от уголовной ответственности и наказания за преступления, ранее совершенные на территории России или за ее пределами.

Из российских граждан и постоянно проживающих в стране лиц без гражданства особо пристального внимания требуют так называемые чел-

 

ночники (челноки), т.е. лица, регулярно совершающие поездки за рубеж как по служебным, так и по частным делам; ранее судимые и ведущие антиоб­щественный или праздный образ жизни, поддерживающие связи с должностными и другими лицами в сфере обслуживания иностранцев;

указанные должностные и частные лица, замеченные в неоднократном отступлении от соблюдения правил пребывания иностранцев в России;

граждане РФ и лица без гражданства, подозреваемые в причастности к изготовлению или приобретению поддельных документов для нелегальных мигрантов (иммигрантов) и предлагающих услуги по оформлению выездных или въездных документов; лица, поддерживающие связи с криминальными элементами на региональном, межгосударственном (в рамках СНГ) и широком международном уровне; лица, заподозренные в причастности к терроризму, заказным убийствам, захвату заложников, похищению людей, рэкету, незаконной торговле, изготовлению, хищениям оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, кражам культурных ценностей и другим преступлениям, связанным с иностранцами.

Среди потенциальных жертв транснациональных преступлений, подле­жащих выявлению и профилактическому (виктимологическому) воздейст­вию, особое внимание необходимо обращать на зарубежных бизнесменов и туристов, располагающих крупными суммами наличной инвалюты и цен­ными предметами обихода; лиц, систематически пользующихся услугами проституток, сутенеров, посещающих казино и другие игорные заведения, вступающих в сомнительные деловые и личные контакты; иностранцев и лиц без гражданства, длительное время находящихся на территории России с неопределенными целями; нелегальных мигрантов; легковерных молодых женщин, стремящихся к выезду за границу на престижную и высокоопла­чиваемую работу; представителей нелегального бизнеса, скрывающихся на территории России от возмездия своих партнеров по незаконным сделкам, и др.

С учетом складывающейся оперативной обстановки оперативно-розыскные и оперативно-профилактические мероприятия должны планиро­ваться прежде всего на тех объектах и в отношении тех категорий лиц, ко­торые характеризуются наиболее высокой криминогенностью или виктимо-генностью, т.е. соответственно возможностью совершить транснациональ­ное преступление или стать его жертвой. Так, в связи с тем, что более 80% преступлений, связанных с иностранцами, совершаются организованными преступными группами, первоочередное внимание подразделений по борь­бе с организованной преступностью во взаимодействии с другими подраз­делениями Службы криминальной милиции должно быть уделено выявле­нию членов указанных криминальных структур любого национального со­става (российских, зарубежных, смешанных), которые замышляют, подго­тавливают или совершают такие преступления.

 

Соответствующих усилий требуют выявление, обеспечение оперативно­го наблюдения, а также предупреждение и пресечение противоправной дея­тельности нелегальных зарубежных мигрантов и обслуживающих их пре­ступных группировок, которые совершают значительное число латентных преступлений, нередко вызывающих межнациональную напряженность, а иногда и межэтнические конфликты.

Предупреждение и пресечение деятельности транснациональных пре­ступных формирований предполагает проведение оперативно-розыскных мероприятий как в рамках дел оперативного учета, так и вне их, в частности при получении первичной информации, требующей безотлагательного опе­ративного реагирования. Приоритетным в этих случаях представляется не заведение дел оперативного учета ради обеспечения благополучных стати­стических показателей оперативно-розыскной работы, а своевременное предотвращение преступлений, наносящих вред не только конкретным ли­цам и общественным отношениям внутри страны, но и международному престижу России.

В противодействии транснациональным преступным формированиям могут использоваться все оперативно-розыскные мероприятия, предусмот­ренные Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», при соблюдении установленных им общих условий, требований и ограни­чений, а также с учетом дипломатического иммунитета некоторых катего­рий иностранных граждан.

Особенно тщательного подхода к подготовке и проведению требуют та­кие сравнительно новые оперативно-розыскные мероприятия, как опера­тивное внедрение, оперативный эксперимент и контролируемая поставка.

Под оперативным внедрением при этом следует понимать оперативно-розыскное мероприятие, состоящее в легендированном вводе сотрудников оперативных подразделений или оказывающих им негласное содействие лиц в криминогенно-криминальную среду или на криминогенно-криминальные объекты, сборе (добывании) разведывательной информации, а также конспиративном участии в решении задач ОРД.

Субъектами оперативного внедрения, как вытекает из этого определе­ния, могут быть штатные, гласные и негласные, сотрудники милиции, а при необходимости и других служб органов внутренних дел, а также их внештатные помощники, т.е. конфиденты.

Место предстоящей деятельности субъектов внедрения выбирается в за­висимости от складывающейся оперативной обстановки, цели и замысла мероприятия, сложности предстоящей задачи, степени информированности подразделения об оперативно значимых обстоятельствах. С учетом этого объектами оперативного внедрения могут быть:

преступные группы (организации, сообщества) с международными свя­зями;

 

отдельные лица, обоснованно подозреваемые в причастности к противо­правной деятельности транснациональных преступных формирований;

пораженные преступностью объекты экономики, другие организации, учреждения, поддерживающие регулярные международные хозяйствен­ные, иные деловые связи;

населенные пункты, жилые массивы, иные места компактного прожива­ния иностранцев, где отмечается сложная криминогенная или криминаль­ная обстановка, т.е. потенциально или реально опасная ситуация в плане транснациональных проявлений преступности.

Оперативное внедрение следует рассматривать не только как процесс ввода, проникновения в целях сбора информации (ведомственное норма­тивно-правовое определение), но и как промежуточный или конечный ре­зультат в виде закрепления на объекте внедрения, в окружении интересую­щего оперативных работников лица; получения доступа к интересующим их сведениям; создания обстоятельств, способствующих получению нуж­ной информации субъектами внедрения; проведения ими поисковых и раз­ведывательных действий; выявления лиц и фактов, представляющих опера­тивный интерес; установления контакта (доверительных отношений) с вы­явленными лицами; осуществления иных мер в целях сбора оперативной информации и обеспечения решения других задач ОРД. Именно эта сово­купность процесса внедрения и его результата делает данное мероприятие оправданным, способствующим решению задач ОРД.

Бездеятельное пребывание внедренного лица в криминогенно-криминальной среде или на соответствующем объекте не отвечает назначе­нию оперативного внедрения. Не может считаться оперативным внедрени­ем и целевое приобретение конфидента из числа участников соответст­вующей общности (среды, объекта).

Конкретными целями оперативного внедрения могут быть: изучение об­становки в указанной среде или на объекте, в частности причин и условий совершения транснациональных преступлений; выяснение процессов, про­исходящих в преступных группах, организациях или сообществах; добыва­ние сведений об источниках доказательств противоправной деятельности разрабатываемых лиц; документирование их преступных замыслов и дейст­вий; выявление лиц и фактов, представляющих оперативный интерес для предотвращения отдельных преступлений или пресечения деятельности транснациональных преступных формирований в целом.

Под оперативным экспериментом понимается оперативно-розыскное мероприятие, состоящее в контроле за специально созданной и управляе­мой ситуацией в целях выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступления и изобличения конкретных лиц, обнаруживших и(или) реали­зующих преступные замыслы.

Оперативный эксперимент, как видно из предлагаемого определения, может проводиться в отношении как разрабатываемых, так и лиц, конкрет­

 

ные намерения которых неизвестны, но которые обнаружили преступные намерения (замыслы).

Исходя из этого эксперимент в зависимости от конкретных условий его проведения может заключаться в непроцессуальном осуществлении специ­альных опытных действий в целях проверки и уточнения полученной опе­ративной информации, проверки и оценки оперативно-розыскных версий, воспроизведения отдельных оперативно значимых действий, обстановки, обстоятельств определенного события, закрепления имеющихся и получе­ния новых фактических данных об обстоятельствах, имеющих значение для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений.

Содержание указанных опытных действий может включать создание, воспроизведение и использование условий для проявления криминальных намерений разрабатываемых или проверяемых лиц, установление негласно­го контроля за объектами (предметами) противоправных посягательств, проверку реакции заподозренного лица на присутствие конкретного чело­века, демонстрируемые предметы и т.д.

При проведении оперативного эксперимента запрещается провокация преступления, т.е. искусственное создание признаков преступления и дока­зательств участия в нем разрабатываемых (проверяемых) лиц при отсутст­вии обнаружения умысла на совершение преступления.

Действия субъектов оперативного эксперимента по активизации пове­дения указанных лиц, его направлению к совершению действий, облегчаю­щих их разоблачение, не являются провокацией преступления. Однако при проведении данного мероприятия недопустимо создание таких условий, при которых его объект, т.е. проверяемое или разрабатываемое лицо, лишен возможности свободного выбора вариантов поведения. Недопустимо и по­буждение к преступным действиям или вовлечение в них постороннего ли­ца с целью разоблачения, если у него отсутствовал умысел на совершение преступления. Инициатива преступного поведения в условиях эксперимен­та должна исходить только от объекта.

Правомерные действия субъектов оперативного эксперимента хотя и могут содержать признаки состава преступления, таковым не являются. Так, не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведе­ние оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммер­ческом подкупе (см. п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № б «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»).

Следует учитывать, что проведение оперативного эксперимента допус­кается только в целях выявления, пресечения и раскрытия тяжких или осо­бо тяжких преступлений. Поскольку квалификация преступления и его от­несение к соответствующей категории тяжести возможны только в процес­се расследования и судебного разбирательства, при принятии решения о

 

проведении эксперимента достаточно, чтобы выявляемое или пресекаемое преступление могло быть отнесено к тяжкому либо особо тяжкому престу­плению, т.е. деянию, санкция статей УК РФ за совершение которого преду­сматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 5 лет или более строгое наказание.

Контролируемая поставка представляет собой оперативно-розыскное мероприятие, заключающееся в негласном контроле за перемещением (пе­ревозкой, пересылкой) предметов, веществ, иных материальных объектов, которые используются или могут быть использованы в качестве орудий, предметов или средств преступлений, в целях предупреждения, пресечения противоправных действий, изобличения виновных и привлечения их к от­ветственности.

Предметами контролируемой поставки могут быть как предусмотрен­ные в официальном, гражданско-правовом, договоре поставки, так и яв­ляющиеся орудием или средством совершения преступления, либо добытые преступным путем, либо являющиеся предметом преступления, а также те, свободный оборот которых запрещен или ограничен. В частности, предме­тами контролируемой поставки в сфере борьбы с транснациональной орга­низованной преступностью обычно являются наркотические средства и психотропные вещества, огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывные устройства и взрывчатые вещества, культурные ценности, драгоценные природные камни и драгметаллы, стратегическое сырье, предметы контра­банды и др.

Рассматриваемое мероприятие при наличии международных соглаше­ний и договоренностей может проводиться как на территории России, так и за ее пределами. Так, Конвенцией ООН против транснациональной органи­зованной преступностью (ст. 2), пока не вступившей в силу, в рамках кон­тролируемой поставки допускается «вывоз, провоз или ввоз на территорию одного или нескольких государств незаконных или вызывающих подозре­ние партий груза с ведома и под надзором их компетентных органов в це­лях расследования какого-либо преступления и выявления лиц, участвую­щих в его совершении».

Решение об использовании контролируемых поставок на международ­ном уровне могут с согласия заинтересованных государств-участников Конвенции включать такие методы, как перехват грузов и оставление их нетронутыми, их изъятие, полная или частичная замена (ч. 4 ст. 20).

Это означает, что при проведении данного мероприятия может осущест­вляться как фактическое перемещение контролируемого груза, т.е. предме­та поставки, так и ее имитация в случае замены предмета. Такая замена представляется оправданной в случаях, когда существует опасность утраты предмета поставки или угроза безопасности населения и окружающей сре­ды, как, например, при перемещении наркотических средств, взрывчатых веществ, ядерных материалов.

 

Следует отметить, что хотя Таможенным кодексом РФ (ст. 227, 225) решение об использовании контролируемой поставки в целях пресечения международного незаконного оборота наркотических средств и психотроп-ных веществ, а также выявления участвующих в нем лиц принимается ГТК России, - это не означает исключительную компетенцию таможенных орга­нов на проведение данного оперативно-розыскного мероприятия. Инициа­торами международной контролируемой поставки могут выступать и дру­гие государственные органы - субъекты ОРД, а таможенные органы в связи с перемещением контролируемого груза (предмета) через таможенную гра­ницу в этом случае являются лишь обязательными участниками мероприя­тия.

Важно, однако, иметь в виду, что при проведении контролируемой по­ставки с участием правоохранительных органов иностранных государств согласно нормам Таможенного кодекса необходимо уведомить об этом Ге­нерального прокурора РФ.

Тенденция сращивания общеуголовной и экономической, организован­ной и профессиональной преступности вызывает необходимость развития форм и методов взаимодействия оперативных подразделений в борьбе с национальной и транснациональной преступностью. В этой связи регуляр­ными должны быть: взаимный обмен оперативной информацией подразде­лений по борьбе с организованной преступностью с другими подразделе­ниями Службы криминальной милиции; проведение тщательно подготов­ленных согласованных и целенаправленных оперативно-поисковых, опера­тивно-профилактических и иных оперативно-розыскных мероприятий;

привлечение многопрофильных источников оперативной информации, спо­собных освещать определенные объекты или оперативные контингента в интересах всех подразделений и служб, участвующих в борьбе с трансна­циональной преступностью; внедрение в криминогенно-криминальную среду или на соответствующие объекты конфидентов или штатных сотруд­ников, выполняющих задания двух и более заинтересованных оперативных подразделений; создание и организация работы совместных оперативных групп в местах массового пребывания и перемещения иностранцев.

В борьбе с транснациональными преступными формированиями необ­ходимо активнее использовать возможности международного сотрудниче­ства на основе многосторонних и двусторонних межгосударственных, меж­правительственных и межведомственных договоров. Только по линии МВД России заключено 65 двусторонних и многосторонних договоров по раз­личным направлениям оперативно-служебной деятельности с 40 партнера­ми из других государств, прежде всего бывших республик СССР. В целом МВД России поддерживает деловые отношения с правоохранительными органами более чем 60 стран. Вместе с тем взаимодействие в сфере борьбы с транснациональной преступностью чаще всего ограничивается рамками исполнения международных запросов и следственных поручений.

 

В этой связи следует активнее использовать возможности как общих, так и специальных международно-правовых актов о борьбе с преступно­стью, в первую очередь заключенных в рамках СНГ. Так, Соглашением о сотрудничестве министерств внутренних дел в сфере борьбы с организо­ванной преступностью (Ашхабад, 17 февраля 1994 г.) в числе форм этой борьбы предусмотрены:

а) обмен представляющей взаимный интерес оперативно-розыскной, справочной, криминалистической и иной информацией, в частности отно­сительно:

любых преступлений, совершенных или подготавливаемых к соверше­нию на территории государства другой Стороны в составе организованной группы;

конкретных фактов и событий, физических и юридических лиц, прича­стных или подозреваемых в причастности к организованной преступности;

структуры, персонального состава, сферы деятельности, организации управления, структурных и внешних связей криминальных группировок, деятельность которых носит международный характер;

имевших место или предполагаемых контактов между преступными группами, действующими в государствах Сторон;

форм и методов осуществления организованными группами преступной деятельности, в том числе отмывания средств, полученных в результате такой деятельности, а также наиболее эффективных мер противодействия организованной преступности;

б) планирование и осуществление скоординированных мероприятий, направленных на предупреждение, выявление и пресечение преступной деятельности организованных групп, включая в необходимых случаях про­ведение контролируемых поставок;

в) обмен законодательными и иными нормативно-правовыми актами, методическими рекомендациями по вопросам борьбы с организованной преступностью и др.

При этом обмен информацией может производиться как на основании запросов, так и в инициативном порядке, если имеются основания полагать, что информация, которой располагает одна сторона, представляет интерес для другой стороны (МВД). Важно отметить, что запрос о содействии мо­жет быть направлен непосредственно в соответствующее местное (регио­нальное) подразделение запрашиваемой стороны с одновременным инфор­мированием ее центральной службы по борьбе с организованной преступ­ностью.

В соответствии с данным Соглашением сотрудничество МВД госу­дарств - участников СНГ в рассматриваемой сфере может в установленном порядке осуществляться и через Бюро по координации борьбы с организо­ванной преступностью и иными опасными видами преступлений на тер­

 

ритории государств -участников Содружества Независимых Государств (БКБОП).

Положением о БКБОП, утвержденным решением глав правительств СНГ от 9 октября 1997 г., на Бюро в числе других возложены следующие основные задачи и функции:

формирование специализированного банка данных о лидерах преступ­ной среды, организаторах и активных участниках международных преступ­ных сообществ;

представление по запросам и в инициативном порядке соответствующей информации в заинтересованные МВД;

принятие практических мер и выработка предложений, направленных на повышение эффективности взаимодействия МВД в борьбе с наиболее опас­ными видами преступлений, совершаемых на территории государств — уча­стников СНГ;

координация действий при подготовке и проведении оперативно-розыскных и комплексных операций, затрагивающих интересы нескольких государств - участников СНГ;

содействие в осуществлении межгосударственного розыска и выдачи лиц, совершивших наиболее опасные преступления и скрывшихся от уго­ловного преследования или исполнения приговора.

Реализация указанных функций в рамках Бюро возложена на полномоч­ных представителей министерств внутренних дел государств Содружества.

В противодействии транснациональным преступным формированиям необходимо максимально использовать возможности двустороннего со­трудничества МВД России и зарубежных государств. Такое сотрудниче­ство основывается на двусторонних соглашениях с МВД около 40 госу­дарств, в том числе всех бывших республик СССР. С некоторыми из них (МВД Латвии и МВД Туркменистана) помимо общих соглашений заключе­ны соглашения о сотрудничестве в сфере борьбы с организованной пре­ступностью.

Особенно перспективными представляются двусторонние соглашения о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных регионов, заклю­ченные МВД России с МВД Белоруссии (30 сентября 1997 г.), МВД Казах­стана (6 июля 1998 г.) и МВД Украины (15 мая 1998 г.). Достоинством этих соглашений является то, что по согласованию с центральными службами своих министерств и в пределах своей компетенции органы внутренних дел приграничных регионов имеют возможность самостоятельно проводить скоординированные операции по предупреждению, выявлению, пресече­нию и раскрытию преступлений, в том числе:

террористических актов;

коррупции и организованной преступности;

незаконного оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых и ядовитых ве­ществ, радиоактивных материалов;

 

незаконного производства и оборота наркотических средств и психо-тропных веществ, а также веществ, используемых в процессе их изготовле­ния;

преступлений в сфере экономики, включая легализацию доходов от пре­ступной деятельности;

изготовления и сбыта поддельных денежных знаков, документов, цен­ных бумаг и средств безналичных платежей;

преступных посягательств на культурные ценности и др.

С соблюдением законодательства, а также международных договоров своих государств органы внутренних дел приграничных регионов могут подписывать протоколы о взаимодействии (дополнительные протоколы).

Подразделения по борьбе с организованной преступностью в рамках этих протоколов могли бы инициировать закрепление практики регулярно­го обмена оперативными силами и средствами, параллельной (синхронной) проверки представляющей взаимный интерес оперативной информации, совместного или согласованного проведения целевых оперативно-розыскных мероприятий, одновременной реализации взаимосвязанных ма­териалов оперативных разработок и др.

38