§ 2. Классификация видов наказаний в уголовном праве РФ.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

Разнообразие свойств уголовных наказаний, отмеченное выше, позволяет классифицировать их по различным основаниям – в зависимости от целей исследования, потребностей практики и иных обстоятельств. «Вопрос о классификации – один из важнейших в проблеме наказания: во-первых, для науки это прием, который не только вносит в изучение систему и порядок, но и предопределяет полноту и правильность выводов изучения; во-вторых, это существенно для разработки проблем уголовно - исполнительного права и применения положений педагогики, психологии и экономической науки в процессе исполнения наказания и эффективного достижения целей». (222, с. 321). В теории этот вопрос еще не нашел достаточно полного и четкого освещения, выводы различных авторов противоречивы, порой непоследовательны или недостаточно обоснованы.

Мы полагаем, что все возможные виды классификации, имеющие под собой достаточные основания и производимые в соответствии с правилами формальной логики, имеют «право на существование», полезны, обогащают наши знания о свойствах и возможностях отдельных видов наказаний и их системы в целом.

Наиболее значимыми в уголовно - правовом отношении нам представляются критерии, содержащиеся в самом уголовном законодательстве. При этом мы считаем неточными распространенные суждения, будто в законе прямо предусматривается лишь одно подразделение наказаний – по порядку назначения и юридической значимости на основные, дополнительные и меры, применяемые как в качестве основных, так и дополнительных. (222, с. 324). Мы полагаем, что в законе прямо предусмотрены как минимум три основания для деления наказаний на виды:

1) по степени строгости видов наказаний (ст. 44 УК);

2) по роли отдельных видов наказаний в реализации целей наказания – наказания основные и дополнительные (ст. 45 УК);

3) по «потенциальным возможностям» конкретных видов наказаний быть назначенными только в качестве основных, только в качестве дополнительных или в том и другим качестве (ст. 45 УК).

По первому из упомянутых критериев различаются все 13 видов наказаний: каждый в соответствии со степенью строгости содержащихся в нем ограничений занимает строго определенное законом место в системе, и это имеет, как было показано выше, важное значение при применении целого ряда институтов уголовного права. При этом неправильно думать, что такая классификация слишком дробна, будто отдельные виды наказаний не группируются в «классы».

Во-первых, каждый вид наказания по существу представляет собой небольшое, но достаточное сложное образование, имея внутреннюю градацию в зависимости от сроков, размеров, восприятия осужденным и т. п. Он может быть более строгим или менее строгим (например, лишение свободы на один год, десять лет или двадцать лет; конфискация имущества полная или частичная и т. д.). Во-вторых, можно выделить в системе наказаний и более крупные образования, различающиеся по степени строгости. К примеру: а) стоящая особняком как самый строгий вид наказания смертная казнь; б) группа весьма строгих видов наказаний, связанных с лишением свободы осужденного – пожизненное или срочное лишение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, арест, ограничение свободы, а также конфискация имущества; в) все иные виды наказаний – штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, обязательные работы, исправительные работы, степень строгости которых также может колебаться в зависимости от конкретных обстоятельств в весьма широких пределах от «средней степени строгости» до «небольшой степени строгости».

Соотношение степени строгости видов наказаний определено законом, поэтому оно является обязательным. Однако, во-первых, нельзя не учитывать, что это соотношение в известной мере условно, поскольку, как это уже отмечалось, степень строгости наказания зависит не только от его вида, но и от размера, срока, характера правоограничений, режима, иных условий отбывания и т. д. В законодательстве и в судебной практике нередко приходится сталкиваться с вопросом о том, какая из мер наказания является более строгой: например, три года лишения свободы или полная конфискация имущества, один год исправительных работ или два года лишения права занимать определенные должности, и т. д.? Для некоторых случаев закон установил количественные соотношения различных мер наказания между собой (см., напр., ст. ст. 71, 72 УК), однако в большинстве случаев ответить на такого рода вопросы весьма затруднительно. Между тем задача суда – в каждом случае назначить меру наказания осужденному и справедливую, и целесообразную. Поэтому, учитывая, что всего в законе предусмотреть невозможно, решение всех этих вопросов относится на оценочную деятельность суда.

Во-вторых, существует мнение, что установленное в законе соотношение степени строгости отдельных видов наказаний не является оптимальным. (228, с. 356; и др.). На наш взгляд, это мнение не может быть отвергнуто или принято без серьезного критического научного осмысления проблемы, с учетом и того важного обстоятельства, что с течением времени под влиянием различных социальных изменений соотношение строгости отдельных видов наказаний может изменяться.

При этом, однако, следует иметь в виду, что: «Если исходить из содержания видов наказания, то в отдель­ных случаях оказывается непросто указать, какое из них более сурово. Практически здесь многое зависит от конкретной лич­ности осуждаемого, от его социального статуса и от той жиз­ненной ситуации, в которой он находится. Так, одним челове­ком лишение права заниматься определенной деятельностью может восприниматься легче по сравнению со штрафом или исправительными работами, а другим наоборот». (223, с. 492). Суровость видов наказания следует оценивать комплексно с учетом как качественной, так и количественной их стороны. (Там же).

В ст. 45 УК, на наш взгляд, содержится еще два (а не одно, причем единственное, как принято считать в теории уголовного права) основания и, соответственно, вида классификации уголовных наказаний.

Согласно этой статье закона, именуемой «Основные и дополнительные виды наказаний»:

«1. Обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь применяются только в качестве основных видов наказаний.

2. Штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применяются в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний.

3. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также конфискация имущества применяются только в качестве дополнительных видов наказаний».

В данной статье законодатель должен был – судя хотя бы по ее названию и по санкциям статей Особенной части УК – определить, исходя из выполняемой отдельными видами наказаний нагрузки, их роли в реализации стоящих перед наказаниями целей, какие виды наказаний относятся к основным, а какие - к дополнительным.

К сожалению, сделал он это не лучшим образом: непроизвольно – не задумываясь о критериях, в нарушение логических правил дихотомического деления и в противоречии с целями классификации, он разграничил все виды наказания не на две, а на три группы, фактически по другому основанию – в зависимости от установленной законом «потенциальной возможности» каждого отдельного вида наказания быть примененным только в качестве основного, только в качестве дополнительного, или в качестве как основного, так и дополнительного наказания.

Мотивы законодателя понятны: воспользовавшись таким приемом, он ушел от необходимости дважды перечислять наказания в виде штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью – и среди основных, и среди дополнительных. Такой прием вполне обоснован и, возможно даже, предпочтителен с точки зрения законодательной техники.

Однако не все, что хорошо с точки зрения законодательно-технической, верно по существу. Нам уже приходилось критиковать подобную законодательную конструкцию, использовавшуюся и в прежнем уголовном законе, за ее непоследовательность и нечеткость. (58, с. 64-68). Некритическое прочтение и комментирование текста ст. 45 УК приводит к весьма распространенным ошибочным утверждениям в уголовно-правовой литературе, будто по порядку назначения все виды наказаний подразделяются на три категории, т. е. будто наряду с основными и дополнительными наказаниями, как равнозначная им,  различается еще третья самостоятельная группа наказаний т. н. «смешанного типа», которые «могут применяться в качестве как основных, так и дополнительных». Исходя из такой трехчленной классификации даются также ошибочные определения основных и дополнительных наказаний: «основные наказания – это те, которые применяются только самостоятельно, и их нельзя присоединить ни какому другому наказанию», а «дополнительные наказания – это те, которые применяются только с основными, в дополнение к ним». (184, с. 278; 228, с. 356-357; 149, с. 374; 101, с. 72-73; и др.). Такие определения не только поверхностны, но и неправильны по существу, ибо исключают т. н. наказания «смешанного типа» как из числа основных, так и из числа дополнительных.

Примечательно, что подобные заблуждения проводятся во всех без исключения учебниках и комментариях к УК, в том числе и изданных в последние годы. Не случайно поэтому студенты на практических занятиях и при ответе на вопросы экзаменационного билета нередко «забывают» указывать среди основных и дополнительных наказания т. н. «смешанного типа» – штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

По нашему мнению, следует придерживаться логических правил классификации явлений и различать виды классификации, проводимые по разным основаниям, не смешивая их и не подменяя друг другом. В данном случае как раз следует вести речь о двух разных видах классификации уголовных наказаний, производимых по двум различным основаниям, имеющих разные цели и самостоятельное значение.

Один из видов классификации осуществляется по «внутреннему» критерию – в зависимости от внутренних потенциальных возможностей отдельных видов наказаний: одни виды наказаний могут применяться только в качестве основных, другие – только в качестве дополнительных, возможности третьих шире – они могут применяться в качестве и основных, и дополнительных. Эти внутренние возможности наказаний находят выражение в особенностях «правового статуса» отдельных видов наказаний. Такая классификация возможна, и уголовное законодательство (ст. 45 УК) позволяет ее провести, она имеет определенное познавательное значение, в данном конкретном случае более удобна с точки зрения законодательной техники. Однако, во-первых,  основанием такой классификации является не порядок применения наказаний, как принято считать в уголовно правовой литературе,(184, с. 278; 228, с. 356-357; 149, с. 374; 101, с. 72-73; и др.)  а именно отмеченные выше внутренние потенциальные возможности отдельных видов наказания; во-вторых, эту классификацию следует отличать от деления наказаний в зависимости от их роли в реализации целей наказания; в  третьих, такая классификация уступает по значимости последней – делению наказаний на основные и дополнительные виды по их роли в реализации целей наказания, поскольку она не дает возможности ни установить действительное соотношение основных и дополнительных видов наказания, что весьма важно для  построения системы наказаний, ни выработать правильные определения основных и дополнительных наказаний, что также очень важно.

Основанием другого вида классификации служит «внешний» – по отношению к внутренним возможностям наказаний признак – выполняемая конкретными видами наказаний нагрузка, их роль в реализации целей, поставленных перед наказанием (или, что является лишь внешним выражением данного критерия, но чаще упоминается в уголовно-правовой литературе – порядок применения наказаний).

По данному основанию различаются наказания основные и дополнительные – соответственно выполняющие главную (основную) или вспомогательную (дополнительную) роль в реализации целей наказания. К основным наказаниям относятся девять видов наказания, перечисленных в ч. 1 ст. 45 УК, а также наказания «смешанного типа» – штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Соответственно, к дополнительным наказаниям относятся два вида наказания,  перечисленные в ч. 3 ст. 45 УК, а также наказания «смешанного типа». По данному основанию не может быть выделена какая-либо третья, самостоятельная группа наказаний, равнозначная указанным двум, ибо нет какой-либо третьей, особой роли, кроме названных, в реализации целей наказания,  как нет и особого, третьего порядка назначения наказаний, кроме как в качестве основных или дополнительных.

Штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью могут быть основными или дополнительными в зависимости от того, какую роль – основную или вспомогательную – им отводит в данном конкретном случае законодатель, имея в виду оптимальную реализацию целей наказания. К слову сказать, в законе предусматриваются несколько отличающиеся условия и порядок назначения штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью – в зависимости от того, предусматривается ли их применение в качестве основных или в качестве дополнительных, что также свидетельствует, что одни и те же виды наказания могут приобретать различное качество в зависимости от указанного выше критерия. «По нашему мнению, если наказание применяется в дополнении к основному, оно выполняет функции дополнительного наказания, и именовать его следует не иначе как дополнительным наказанием. Тот же вид наказания, в соответствии с правовым статусом назначаемый в качестве основного, является основным наказанием. В зависимости от установленного законом порядке применения наказаний конкретные их виды могут назначаться либо в качестве основных, либо в качестве дополнительных – какого-то особого порядка назначения наказаний т. н. «смешанного типа» не существует». (71, с. 16).

Подразделение системы наказаний на основные и дополнительные виды, проводимое в уголовном законе, имеет важное значение, позволяя с большей полнотой учесть специфику преступления и особенности личности виновного при назначении наказания, эффективнее осуществлять карательное и воспитательно - предупредительное воздействие на осужденного, а также на условия, способствовавшие совершению им преступления.

Основные и дополнительные наказания имеют единое социальное назначение, единую сущность, общие цели и функции. Вместе с тем, они и существенно различаются – по их роли в реализации целей наказания и, соответственно, по содержанию, функциональным возможностям и порядку применения. Как две нерасторжимые противоположности, они взаимно исключают и взаимно предполагают существование друг друга.

Основные наказания – это такие предусмотренные в ст. 44 УК виды наказаний, которые выполняют основную нагрузку, играют главную роль в реализации целей наказания. Это самое главное их качественное отличие от дополнительных наказаний, роль которых в осуществлении целей наказания важная, но вспомогательная. Это главное отличие основных и дополнительных наказаний обусловливает целый ряд других существенных отличий и в совокупности с ними определяет собственное лицо тех и других, их качественное своеобразие. Эти отличия проявляются в следующем:

а) в специфике функциональных возможностей основных и дополнительных видов наказаний;

б) в особенностях их законодательного регулирования;

в) в особенностях их применения на практике.

Более полное представление о конкретных особенностях основных и дополнительных наказаний может быть получено из следующей таблицы.

 

Основные наказания

Дополнительные наказания

1.Отличия по выполняемой нагрузке в реализации целей наказания

Выполняют основную нагрузку в реализации целей наказания

Выполняют необходимую и важную, но вспомогательную нагрузку в реализации целей наказания

2.Отличия по функциональным возможностям в реализации целей наказания

Более универсальны по характеру и, как правило, более строги. При назначении конкретной меры наказания осужденному основное наказание должно быть более строгим, чем дополнительное

Более «специализированы», их предназначение – придание общей мере наказания необходимой специфической направленности на более успешное осуществление целей наказания

3. Отличия по воплощению в уголовном законодательстве

Содержатся во всех санкциях статей Особенной части УК

Содержатся не во всех санкциях статей Особенной части УК

Указываются в санкциях только как самостоятельные меры

Указываются в санкциях только в сочетании с основными наказаниями, в дополнение к ним

Указываются в санкциях только как обязательные

Указываются в санкциях или как обязательные для применения, или как факультативные

Чаще всего указываются в санкциях в альтернативе с другими основными наказаниями

Указываются в санкциях только в единственном числе (в отличие от УК РСФСР 1960 г.) и, как правило, за преступления с квалифицирующими признаками

В «льготном» варианте в отдельной статье УК предусмотрены в отношении несовершеннолетних (ст. 88 УК)

Не предусмотрены в специальной статье в отношении несовершеннолетних, хотя штраф и лишение права заниматься определенной деятельностью могут быть назначены и несовершеннолетним

Пять их видов могут быть назначены условно (ст. 73 УК)

Условное осуждение к дополнительным наказаниям не предусмотрено

Предусмотрены как критерии при применении целого ряда институтов уголовного права – ст. ст. 65, ч. 1; 66, ч. 2, 3; 68, ч. 2; 69, ч. 2, 3; 70, ч. 2, 3; 79, ч. 3, 4, 5; 80, ч. 2, 3; 82, ч. 1 УК

В расчет не принимаются

4. Отличия в практике применения наказаний

Назначаются всегда, когда нет оснований для освобождения от уголовной ответственности или от наказания

Назначаются не всегда, а только в случаях, указанных в законе (а они предусмотрены не за все преступления), и при этом два их вида – «лишение права» и «лишение званий и наград» могут применяться также по усмотрению суда

Не могут назначаться, если они не указаны в санкции статьи Особенной части, предусматривающей ответственность за преступление, по которому выносится приговор (исключение – см. ст. ст. 64, 65, 80 УК)

«Лишение права» и «лишение званий и наград» могут назначаться и при отсутствии их в санкциях при наличии оснований, указанных в ст. ст. 47 и 48 УК

Могут назначаться только самостоятельно и не могут сочетаться с каким-либо иным видом наказания

Назначаются только в дополнение к основному наказанию, указанному в санкции соответствующей статьи УК

Осужденному назначается только одно основное наказание, даже при совокупности преступлений и совокупности приговоров

Могут быть назначены и несколько дополнительных наказаний, если они разнородны и в сумме не являются более строгими, чем избираемая мера основного наказания

Установлен единый порядок назначения основных наказаний

Установлен различный порядок их назначения в зависимости от того, в качестве обязательного или факультативного установлено дополнительное наказание: обязательное наказание должно быть назначено, оно может быть не назначено только при исключительных обстоятельствах на основании ст. 64 УК; факультативное может быть назначено или не назначено, но в последнем случае в приговоре должно быть указано, что возможность его назначения обсуждалась в суде

В большинстве случаев у суда при назначении основного наказания имеется возможность выбора из нескольких альтернативно предусмотренных в санкции статьи Особенной части УК

Такой альтернативы применительно к дополнительным видам наказания у суда нет, хотя суд имеет возможность гибко использовать факультативность дополнительных наказаний и свое право назначать некоторые наказания по своему усмотрению

При сочетании с дополнительными наказаниями не только последние, но и мера основного наказания со своей стороны должна «подстраиваться» под неписаные правила их сочетаемости: основное наказание – более строгое и иного характера, чем дополнительное, при этом общая мера наказания справедлива и целесообразна

Дополнительные наказания (как одно, так и несколько) не могут быть более строгими, чем основное наказание и они не могут быть одного вида с основным

 

Совокупность всех этих особенностей и должна быть положена в основу как классификации видов наказания по их роли в реализации целей наказания, так и определения понятий основных и дополнительных наказаний.

В соответствии с принципом индивидуализации наказания основные виды наказания призваны быть главным средством реализации его целей, дополнительные же наказания – вспомогательное средство, назначаемое судом в дополнение к мере основного наказания, когда по обстоятельствам дела и с учетом особенностей личности виновного необходимо усилить карательные и (или) воспитательно – предупредительные возможности основной меры, придать ей необходимую специфическую направленность против конкретных причин и условий совершения преступления. (70, с. 68).

Роль основных наказаний очевидна, смысл же признака «дополнительности» наказаний нуждается в объяснении. Нам уже приходилось обосновывать этот признак: он, по нашему мнению, состоит в наличии у дополнительных наказаний специфических функциональных возможностей, которые они реализуют, участвуя в осуществлении общих целей и функций уголовного наказания. Эти специфические функциональные возможности заключаются в том, что дополнительные наказания могут (и, по нашему мнению, должны) применяться в тех случаях, когда это необходимо:

а) для обеспечения индивидуализации наказания посредством дополнения меры основного наказания необходимыми карательными и воспитательно - предупредительными возможностями;

б) для усиления строгости назначаемой виновному меры наказания;

в) для смягчения меры основного наказания (например, когда дополнительное наказание назначить необходимо, но так, чтобы это не привело к отягчению общей меры наказания, либо если возникает необходимость отказаться от нецелесообразного основного наказания путем замены его менее строгим основным наказанием в сочетании с наказанием дополнительным);

г) для реадаптации к условиям к свободной жизни лиц, освобожденных из мест лишения свободы, которые утратили социально полезные связи, если существует опасность новых преступлений с их стороны. (67, с. 127).

Исходя из всего вышеизложенного, более точным и правильным нам представляется следующее определение понятий основных и дополнительных наказаний.

Основные наказания – это такие предусмотренные уголовным законом виды наказания, которые призваны выполнять основную роль в реализации стоящих перед наказанием целей. Они указываются в санкциях за все преступления, перечисленные в   статьях особенной части Уголовного кодекса, назначаются судом только при наличии их в санкциях всегда, когда суд придет к убеждению о необходимости назначить виновному уголовное наказание. Основные наказания применяются как самостоятельные, их нельзя присоединить ни к какому другому наказанию.

Дополнительные наказания – это такие предусмотренные уголовным законом виды наказания, которые призваны выполнять вспомогательную роль в реализации стоящих перед наказанием целей. Они могут быть обязательными или факультативными (необязательными) для назначения. Указываются в санкциях не за все преступления. Они назначаются судом только в дополнение к основным наказаниям – в случаях, когда по обстоятельствам дела и с учетом особенностей личности виновного необходимо усилить карательно-воспитательные и предупредительные возможности  общей меры наказания, придать ей специфическую направленность во имя более успешного осуществления целей наказания. Дополнительные наказания не должны быть одного вида с основными наказаниями и не могут быть более строгими, чем мера основного наказания, к которой они присоединяются.

Классификация уголовных наказаний возможна и по иным основаниям, прямо не предусмотренным в уголовном законе.

Так, представляется плодотворным подразделение видов наказания по характеру оказываемого ими воздействия. По этому основанию выделяются следующие группы наказаний:

1. Наказания, оказывающие прежде всего морально - психологическое воздействие на осужденного (обязательные работы и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград).

2. Наказания имущественного характера, оказывающие воздействие прежде всего на корыстную мотивацию осужденного (штраф, конфискация имущества, исправительные работы).

3. Наказания, ограничивающие прежде всего профессиональные права осужденного (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и ограничение по военной службе).

4. Наказания, ограничивающие прежде всего личную свободу осужденного (ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы).

5. Наказание, заключающееся в лишении осужденного за особо тяжкое преступление права на жизнь (смертная казнь).

А. В. Наумов предлагает вариант подразделения наказаний «по характеру карательных элементов» на: 1) наказания, не связанные с ограничением или лишением свободы (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального или воинского звания); 2) наказания, состоящие в ограничении или лишении свободы (ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы); 3) смертная казнь. (149, с. 374-375). Такая классификация представляется нам вполне целесообразной.

А.Л.Цветинович классифицировал виды наказаний, перечисленные в УК РСФСР 1960 г., по характеру основного правоограничения на 4 рода - наказания:

ограничивающие личную свободу;

ограничивающие трудовую правоспособность;

ограничивающие право личной собственности;

оказывающие моральное воздействие. (215, с. 32).

Плодотворна, на наш взгляд, и предлагаемая в литературе традиционная классификация на наказания, связанные и не связанные с исправительным воздействием на осужденных. К первой группе относятся пять видов наказания, которые соединены с особым воспитательным воздействием на осужденного длительного и непрерывного характера: обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы. Ко второй группе относят все остальные меры наказания, они либо являются одноактными, либо хотя и рассчитаны на длительное время, но не связаны с применением к осужденному особых методов убеждения и принуждения, обязательно включающих труд. (222, с. 322-323).

В зависимости от степени «универсальности» видов наказаний разделяют наказания общие – они могут применяться практически к любому осужденному; и специальные – применимые к ограниченному законом кругу лиц: содержание в дисциплинарной воинской части, ограничение по военной службе, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. (Там же).

В зависимости от продолжительности оказываемого на осужденного исправительного воздействия наказания подразделяются на срочные и наказания, не связанные с установлением какого-либо срока. Срочными наказаниями, в которых установлен минимальный и максимальный срок, на который они могут быть назначены по приговору суда, являются большинство видов наказания: лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы. Остальные наказания можно считать «одномоментными» – штраф, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, конфискация имущества, смертная казнь. (184, с. 277).

Возможны и другие виды классификации наказаний. К примеру, дополнительные виды наказаний делятся на такие виды, которые применимы лишь при упоминании о них в санкциях статей Особенной части УК (конфискация имущества и штраф) и виды, которые могут быть назначены судом и при отсутствии упоминаний о них в санкциях статей Особенной части УК (лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград).

По сути, любой существенно значимый признак может послужить основанием классификации наказаний, при этом важно лишь, чтобы в соответствующей классификации существовала необходимость и соблюдались логические правила классификации явлений. При соблюдении этих условий каждый вид классификации способен привнести новые знания о предмете классификации, его многообразных свойствах и возможностях.

Однако именно только при соблюдении указанных условий, в противном случае полученное искаженное знание о предмете исследования не только не обогащает, а дезориентирует, уводит в сторону и, соответственно, не представляет научной ценности.

О некоторых такого рода классификациях уголовных наказаний мы уже писали выше. Примером ошибочной классификации наказаний является, на наш взгляд, также позиция В.С. Прохорова, по мнению которого «одни виды наказания назначаются только тогда, когда они прямо предусмотрены санкцией соответствующей статьи Особенной части уголовного законодательства. Применение других допускается и в случаях, когда они не упомянуты в санкции». Первую группу наказаний автор именует «непременными» и относит к ним смертную казнь, лишение свободы, конфискацию имущества, штраф, исправительные работы, ограничение свободы и арест. Вторую группу он называет «допустимыми» и к ним относит лишение воинского или специального звания, на­правление в дисциплинарный батальон, ограничение по службе, лишение права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью». (223, с. 498).

Такую классификацию наказаний мы признаем ошибочной по следующим основаниям.

Во-первых, наказания, отнесенные автором к первой из указанных групп, т.н. «непременные», вопреки мнению автора, могут быть назначены не только тогда, когда они прямо предусмотрены санкцией соответствующей статьи Особенной части УК, но также и при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено законом в порядке ст. 64 УК, а также в порядке замены одного наказания другим на основании ст. ст. 46, 49, 50, 53, 56 УК РФ.

Во-вторых, наказания, перечисленные автором во второй группе, т.н. «допустимые», оказались в одной группе искусственно – не по единому, а по разным основаниям.

Дополнительные наказания в виде лишения воинского или специального звания и в виде лишения права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью, действительно, могут применяются судом по его усмотрению - именно при отсутствии упоминаний о них в санкции. Указанные же автором в этой группе основные наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части и ограничения по воинской службе в таком порядке назначены быть не могут. Ограничение по воинской службе, согласно ч. 1 ст. 51 УК, может быть назначено при наличии его в санкции, а также «вместо исправительных работ, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего УК». Содержание в дисциплинарной воинской части, в соответствии с ч. 1 ст. 55 УК, может быть назначено при наличии его в санкции, а также в порядке замены лишения свободы на срок не свыше двух лет. Конечно, эти виды наказаний в последних случаях назначаются при отсутствии специальных упоминаний о них в санкциях, но это иные – особые случаи, суд может назначить эти виды наказаний по своему усмотрению лишь в тех случаях, когда: а) в санкциях указаны наказания в виде исправительных работ или лишения свободы; б) только при наличии соответствующих законных оснований и в) только в особом порядке замены этих видов наказаний. Ни ограничение по воинской службе, ни содержание в дисциплинарной воинской части не могут быть назначены осужденному, если в санкции нет указаний об исправительных работах или, соответственно, о лишении свободы.

Поскольку, как отмечалось выше, в порядке замены могут применяться и наказания «непременные», то данный критерий не может быть положен в основание их подразделения. Таким образом, рассматриваемые два вида наказания, с одной стороны, не столь уж кардинально отличаются от т.н. наказаний «непременных», с другой стороны, они не настолько близки, чтобы составлять по данному основанию единую группу с т.н. «допустимыми» дополнительными наказаниями в виде лишения воинского или специального звания и в виде лишения права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью.

Что касается наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как основного наказания, также отнесенного автором к числу «допустимых», то, в отличие от его применения в качестве дополнительного, как основное наказание оно не может быть назначено, если указания о нем отсутствуют в санкции, ни при каких условиях (исключая, конечно, возможность назначения этого наказания в порядке перехода к более мягкому виду наказания, но в таком порядке могут назначаться и т.н. «непременные» наказания). Иными словами, данное основное наказание скорее уж «непременное», чем  «допустимое».

В-третьих, сами термины избраны автором неудачно, они не точно определяют обозначаемые ими понятия. В частности, В.С. Прохоров утверждает, что: «От конструкции санкции статьи, предусматривающей дополнительное наказание, зависит, подлежит ли оно применению непременно или его назначение отнесено к усмотрению суда. Как непременное дополнительное наказание, например, установлена конфискация имущества, применяемая за государствен­ную измену, в то время как тот же вид наказания за повторную кражу суд может назначить, но может и воздержаться». (223, с. 499).

Очевидно, что в данном случае термин «непременное» наказание употребляется им уже в ином смысле, чем ранее – не в противовес термину «допустимое», а для обозначения известной классификации дополнительных видов наказания на обязательные и факультативные (см. выше), подменяя эти устоявшиеся и общепризнанные термины.

Представляется, что введение в научный оборот предлагаемых автором новых терминов способно лишь внести путаницу в терминологию и поэтому должно быть признано неприемлемым..