§ 1. Совершенствование практики применения уголовно-правовых норм о преступлениях против безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 

 

В последнее время внимание ученых все больше привлекает проблема неосторожных преступлений, в частности, уголовно-правовая регламентация транспортных преступлений. Это связано как с актуальностью

проблемы борьбы с данным видом преступлений, со сложностью и спецификой уголовно-правовых норм, так и с реформой уголовного законодательства.

А.Э. Жалинский ставит проблему определения целей и основных направлений уголовно-правовой борьбы с неосторожными преступлениями, осуществляемой органами внутренних дел, и утверждает, что в процессе разрешения уголовно-правовых проблемных ситуаций, который осуществляется в первую очередь на правотворческом уровне, возникают дополнительные возможности более четко определить содержание задач органов внутренних дел по реализации соответствующих уголовно-правовых норм. Учитывая вышеупомянутые обстоятельства, определяющие эти задачи, отметим, что в настоящее время следовало бы:

более четко определить круг информации о неосторожном противоправном либо антиобщественном поведении, которая должна выявляться органами внутренних дел или, по меньшей мере, с их участием;

охарактеризовать объекты профилактического воздействия органов внутренних дел и осуществляемого ими же административного контроля в этой сфере;

сформулировать обязанности по принятию правоприменительных решений, включая уголовно-правовые в связи с установлением фактов, требующих правовой и особенно уголовно-правовой оценки;

выделить необходимые ресурсы, позволяющие реально осуществлять обнаружение неосторожных преступлений и обеспечивать должное реагирование на них.

Анализируя уголовно-правовые нормы, связанные с автомобильным транспортом, автор выдвигает положение, которое могло бы повлиять на обеспечение безопасности дорожного движения, а именно: введение в рамки закона временных параметров наступления смерти потерпевшего - участника дорожно-транспортного происшествия. Данное понятие имеет место лишь в правилах учета дорожно-транспортных происшествий, которые действуют с 1 января 1996 года, однако законодательного закрепления временных параметров нет. Это создает при квалификации данного вида преступлений определенные трудности, связанные с определением наказания лицу, совершившему дорожно-транспортное происшествие. Ведь санкции за деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека по статье 264 Уголовного кодекса, значительно выше, чем санкции при причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. Следовательно, чтобы виновные лица несли ответственность за содеянное в точном соответствии закону и им назначалась справедливая мера наказания, необходим объективный подход к оценке наступления смерти потерпевших в дорожно-транспортных происшествиях. Это возможно только при установлении временных параметров между нарушениями правил дорожного движения и смертью потерпевшего. При сложившейся судебной практике происходят разногласия в оценке этих явлений, а, следовательно, в определенной мере неправильная квалификация данного вида преступлений. В связи с

этим нам представляется, что для правильной квалификации автотранспортных преступлений необходимо внести разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации об установлении временных параметров наступления смерти потерпевшего - участника дорожно-транспортного происшествия.

Уменьшение наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами на определенный срок будет, по нашему мнению, иметь немаловажное значение как для справедливости назначения наказания, так и для воспитательной функции рассматриваемой нормы. В статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации определено такое наказание, как лишение права управлять транспортным средством сроком до трех лет. Проведенный автором анализ назначения наказания за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств показал что, никто из нарушителей не лишался права управления на срок свыше одного года. Это вытекает из изменений в определении наказания лицам, совершившим дорожно-транспортное происшествие, которые в основном несут наказание в соответствии со статьей 73 Уголовного кодекса «Условное осуждение». В соответствии с этим лицо, виновное в совершении дорожно-транспортного происшествия, остается на свободе, и зачастую единственным средством существования для него является профессиональное вождение автомобиля. Второй момент данного положения определяется статьей 47 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая гласит, что в случае назначения наказания лишения права занимать определенные должности или в случае занятия определенной деятельностью - в качестве дополнительного вида наказания к ограничению свободы, аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, лишению свободы оно распространяется на все время отбывания указанных основных видов наказания, но при этом его срок исчисляется с момента их отбытия. То есть, если лицо, виновное в совершении дорожно-транспортного происшествия, понесет наказание в виде лишения свободы сроком на два года, то общий срок лишения права управлять транспортным средством будет пять лет. Такой значительный срок предполагает потерю квалификации водителя, что непременно скажется на обеспечении безопасности дорожного движения. Поэтому автор на основании изученных материалов предлагает уменьшить срок лишения права управлять транспортным средством на срок до одного года. Эта мера поможет не только лицам, отбывшим наказание за данное преступление, избежать административной ответственности в части статьи 119 Административного кодекса «Управление транспортными средствами лицами, не имеющими право управления», но и повлиять определенным образом на аварийность в целом. Руководствуясь вышеизложенными соображениями, мы предлагаем свой вариант санкций статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации:

первая часть - наказание ограничением свободы на срок до пяти лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права управлять транспортным средством до одного года или без такового;

вторая часть - наказание лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до одного года;

третья часть - наказание лишением свободы на срок от четырех

до десяти лет с лишением права управлять транспортным средством до одного года.

Общеизвестно, что оставление места дорожно-транспортного происшествия водителем, причастным к рассматриваемому происшествию, влечет за собой крайне негативные последствия в виде причинения смерти потерпевшему. Исходя из этого, мы вносим предложение о лишении водителей права управлять транспортным средством на более длительный срок в случаях оставления дорожно-транспортного происшествия с тяжелыми последствиями.

Анализ дорожно-транспортных происшествий показал, что оставление места данных происшествий по-прежнему является наиболее характерным признаком для этого вида преступлений.

Достаточно привести данные о количестве дорожно-транспортных происшествий за 2002 год, в которых водители, виновные в совершении дорожно-транспортных происшествий, скрылись; их насчитывается порядка 10 549, а число погибших составило 2 352 человека:

 

 

Таблица 23

 

Дорожно-транспортные происшествия и пострадавшие

по вине водителей, скрывшихся с места ДТП

 

 

Количество

% от общего

количества ДТП

Дорожно-транспортные происшествия

13 805

11,5%

Погибло

2 233

9,3%

Ранено

12 418

8,7%

 

Из приведенной таблицы мы видим, что актуальность этой проблемы очевидна и решение её, на наш взгляд, состоит в отстранении данных водителей от управления транспортным средством на более длительный срок.

К такому решению нас приводит уголовно-правовая характеристика действий водителя, оставившего место дорожно-транспортного происшествия. Прежде всего, это умышленные действия, направленные на более тяжелые последствия, чем были причинены. В них усматривается косвенный умысел, при котором лицо сознавало общественно опасный характер своего действия, предвидело его общественно опасные последствия и сознательно их допускало. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, как общеизвестно, выделяет две важных причины нахождения водителя автомобиля на месте дорожно-транспортного происшествия: во-первых, чтобы оказать помощь пострадавшим; во-вторых, чтобы содействовать органам милиции в расследовании случившегося.

В связи с этим при оставлении водителем места дорожно-транспортного происшествия не представляется возможным установление истинного виновника дорожно-транспортного происшествия, выявление причин и условий аварии, соответственно определение справедливого наказания за совершенные общественно опасные деяния.

Следовательно, целью совершения данного преступления, то есть мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления, является уклонение от уголовной ответственности за содеянное. На наш взгляд, нетрудно предположить, что для этого преступного деяния характерны только общественно опасные действия. Основываясь на вышеизложенных положениях, нам представляется целесообразным введение такого вида дополнительного наказания, как лишение права управлять транспортным средством сроком от трех до пяти лет, так как по нашему мнению, данное наказание будет влиять не только на обеспечение безопасности движения, но и на техническую культуру вождения транспортных средств, под которой понимается не только совершенное, доведенное до автоматизма, умение действовать рычагами управления машины, знание ее тормозных и иных технических качеств, но и глубоко осознанное правильное отношение к правовым и техническим актам, регулирующим действия водителя при эксплуатации машины. Одним из таких правовых актов являются правила дорожного движения, которые данной категорией водителей грубо нарушаются (в частности, п. 2.5), где указывается, что при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан:

немедленно остановить транспортное средство, включить аварийную световую сигнализацию и выставить знак аварийной остановки;

принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшим.

Опросом водителей транспортных средств, а также следователей, занимавшихся ведением дел данной категории, установлено, что наше положение ими в основном одобряется.

В связи с этим мы предлагаем свой вариант статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации: «Оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 настоящего кодекса, оно наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права управлять транспортным средством на срок от трех до пяти лет. При этом наказание в виде лишения права управлять транспортным средством считать основным».

Рассматривая вопрос о наказании, нельзя не сказать об ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения. Определение состоянию опьянения дает Пленум Верховного Суда в постановлении № 11: «Судам при решении вопроса, управляло ли лицо транспортным средством в состоянии опьянения, надлежит иметь в виду, что под опьянением следует понимать не только алкогольное, но также и наркотическое».

На наш взгляд, исходя из результатов опроса, данная проблема должна решаться уголовно-правовыми методами. Об этом свои суждения высказывают многие ученые, в частности В.П. Ревин пишет: «Декриминализация статьи Уголовного кодекса, предусматривавшей ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения, вызывает чувство неудовлетворенности (ст. 221 прим. УК РСФСР). Вряд ли такое решение вопроса следует считать окончательным. Управление транспортным средством в состоянии опьянения является одним из наиболее серьезных и опасных нарушений правил дорожного движения, приводящим к дорожно-транспортным происшествиям с тяжкими последствиями. Основываясь на специальном исследовании, полагаем, что факт управления автотранспортным средством в состоянии опьянения при совершении дорожно-транспортного преступления в обязательном порядке должен учитываться законодателем, возможно, его следует ввести в качестве квалифицирующего признака».

Так, общеизвестно, что управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения является грубым, опасным, причем умышленным нарушением правил дорожного движения. В связи с этим водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического), и лица, управляющие транспортным средством и находящиеся в состоянии опьянения, подлежат уголовной ответственности, о чем указывает статья 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая гласит, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Однако законодатель не выделяет данные противоправные деяния в категорию обстоятельств, отягчающих наказание.

На наш взгляд, исходя из результатов исследования, введение в уголовный закон усиления ответственности за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии привело бы к более ответственному отношению водителей к своим обязанностям, не говоря уже о том, что в их руках находится источник повышенной опасности. Управление транспортным средством при нынешней интенсивности движения требует от водителя многих усилий - как физических, так и психологических, а употребление алкоголя или наркотических веществ пагубно влияет на деятельность человеческого организма в сложных условиях дорожного движения.

Вышеуказанных положений придерживается П.С. Дагель, который утверждает, что если злоупотребляющий алкоголем человек потенциально опасен как за рулем, так и при управлении другими техническими системами, то после принятия еще большей дозы, скажем, алкоголя работа, связанная с источником повышенной опасности, для такого человека должна быть абсолютно исключена.

Чтобы положение, складывающееся в данном направлении, представить наглядно, приведем таблицу:

 

Таблица 24

 

Вид

правонарушения

ДТП

1996

1997

1998

1999

2000

Управление ТС в нетрезвом виде

Число

27 841

23,1%

24 468

20,9%

23 961

16,7%

23 024

19,3%

21 347

18,2%

 

Из таблицы видно ежегодное уменьшение числа дорожно-транспортных происшествий, связанных с управлением транспортным средством лицами в нетрезвом состоянии, однако данные показатели остаются еще очень высокими. Если брать административную практику в данном направлении, то число водителей, задержанных в состоянии опьянения, также достаточно высокое.

В настоящее время бытует мнение о допущении к управлению транспортными средствами водителей с определенной дозой алкоголя в крови, однако, наше мнение по этому поводу отрицательное. К такому выводу нас приводит анализ уголовных дел по автотранспортным преступлениям, дорожно-транспортных происшествий и опрос сотрудников ГИБДД. Руководствуясь вышеизложенными положениями, автор присоединяется к идее профессора В.П. Ревина о необходимости введения в статью 264 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве квалифицированного признака управление транспортным средством в состоянии алкогольного, наркотического опьянения (см. Труды Академии МВД Российской Федерации «Проблемы формирования уголовной политики Российской Федерации и ее реализации органами внутренних дел»).

Сертификация автомототехники в России введена в 1992 году с целью реализации Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и осуществляется в рамках Системы сертификации механических транспортных средств и прицепов, которая основана на международных принципах и нормах и по процедуре полностью соответствует Женевскому соглашению, подписанному на правительственном уровне европейскими государствами. С 1 октября 1998 года были введены в действие новые «Правила проведения работ по сертификации».

Документом, подтверждающим соответствие состояния транспортного средства предъявляемым требованиям, является Одобрение типа транспортного средства, оформляемое и выдаваемое по совокупности установленных свойств.

Системой сертификации механических транспортных средств предусмотрен комплекс технических мер регулирования ввоза зарубежных автомобилей и защиты отечественных производителей. Так, учитывая дорожно-климатические условия в России, а также санитарно-гигиенические условия труда водителей, дополнительно включены специфические требования, регламентируемые отечественными стандартами: управляемость и устойчивость, эффективность систем отопления и вентиляции, уровень внутреннего шума, а также содержание вредных веществ в кабине и салоне автомобиля, обзорность с места водителя.

Первоначально обязательная сертификация проводилась только в отношении легковых и грузовых автомобилей.

Введение обязательной сертификации автомототехники заставило изготовителей проводить работы по изменению конструкции автомобилей и двигателей. Новый подход к сертификации транспортных средств дает определенную возможность обеспечить безопасность дорожного движения, однако на современном этапе необходима сертификация не только новых автомобилей, но и находящихся в эксплуатации, в конструкцию которых внесены изменения. Вместе с тем, нам представляется целесообразным ввести в закон о сертификации транспортных средств именно Положение о повторной сертификации транспортного средства, в конструкцию которого внесены изменения.

Проведенный автором анализ данного исследования статей, судебной практики по данным составам свидетельствует о необходимости дальнейшего тщательного изучения действующего уголовного законодательства об автотранспортных преступлениях.