Глава седьмая. Принцип личной ответственности : Принципы советского уголовного права - С.Г. Келина, В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

Глава седьмая. Принцип личной ответственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 
РЕКЛАМА
<

Наказание должно явиться в глазах преступника необходимым результатом его собственного дея­ния,— следовательно, его собственным деянием. Пределом его наказания должен быть предел его деяния.

К. Маркс. Дебаты по поводі/ закона о краже леса

1. Этот принцип может быть сформулирован так: Лицо, совершившее преступление, отвечает лишь за то, что было совершено им лично.

Современному человеку такое утверждение кажет­ся само собой разумеющимся и не вызывает сомнений. Но, как известно, так было далеко не всегда. Кровная месть распространялась на весь род обидчика, а .ш некоторые преступления несла ответственность и об­щина, к которой принадлежал преступник. По Рус­ской Правд» (XI—XII вв.), разбойник выдавался «на поток и разграбление» с женою и детьми. Но и гораздо позднее за преступления, совершенные одним лицом, расплачивались подчас невинные люди: так, еще в XVII в. дворянин, убивший чужого крестьянина, мог рассчитаться с хозяином убитого, отдав ему своего лучшего    крестьянина    с   женою    и    детьми 1.

Лозунг персональной ответственности наряду с другими требованиями в области правосудия — ра­венства перед законом и судом, гуманизма, справед­ливости и т. д. был выдвинут в период французской буржуазной революции. «Жестоко подвергать невин­ных бесчестью, которому подлежат лишь злодеи; вся­кое бесчестящее наказание должно, следовательно, быть  личным»,— писал  Ж.   П.  Марат 2.

Будучи демократическим завоеванием в борьбе с феодальным произволом, принцип персональной от­ветственности имеет большое политическое значение. Он  исключает  возможность  массовых репрессий.   Не

1              См.: Сергеевич В. Лекции и исследования по древней истории

русского права. СПб., 1903. С. 398 и след.

2              Марат Ж. П. План уголовного законодательства: Пер, о фр.

М.,   1951.   С.   51.

ослабляя классовой основы всякого уголовного зако­нодательства, принцип персональной ответственности усиливает гарантии равенства всех граждан перед законом, отвечает чувству социальной справедливо­сти.

В. И. Ленин не раз указывал: «Добиться персональ­ной ответственности — самое важное» 3.

При  детальном  рассмотрении   указанного   принци­па можно обнаружить, что он включает по меньшей мере три элемента. Во-первых, этот принцип означает, что  преступлением  признается  акт поведения,  совер­шенный конкретным физическим лицом — индивидом, а  не  коллективом  или  иной  социальной  общностью. Во-вторых,   лицо   отвечает   в   уголовно-правовом   по­рядке лишь за то, что было причинено его собствен­ными  действиями   (бездействием).   В-третьих,   наказа­ние   за   преступление   имеет  личный   характер,   т.   е. должно распространяться только на лицо, его совер­шившее.

Каждый из этих элементов требует некоторых по­яснений.   Прежде   всего   об   ответственности   физиче­ского  лица.   Достаточно  четкую  и  полную  формули­ровку это положение получило в ст. 35 УК НРБ, ко­торая гласит: «(1) Уголовная ответственность являет­ся личной. (2) Наказание может быть назначено толь­ко   лицу,   совершившему   предусмотренное   в   законе преступление».  В  советском законодательстве  это по­ложение не  сформулировано  в  виде  самостоятельной статьи, но оно органически вытекает из ст. 3 (основа-   . ния  уголовной  ответственности),   ст.   4  (действие  за­кона во времени), ст. 8 (понятие умысла) и ряда дру­гих статей Основ уголовного законодательства Союза ССР  и   союзных   республик,   использующих   термины «лицо» и «гражданин».   Русское,  а затем и советское уголовное  право   никогда   не   признавало   преступле­нием то или иное поведение коллективных субъектов (предприятий,   учреждений,   организаций).

Следует заметить, что коллективный субъект спо­собен принять противоправное решение и совершить действия, представляющие общественную опасность. Действующее советское уголовное законодательство предусматривает ряд составов преступлений, которые могут быть фактически выполнены как одним лицом,

 Ленин В. И. По..п   собр. соч. Т. 53. С. 301.

100

 

так и организацией (например, преступления эколо­гического характера). Незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами (ст. 163 УК РСФСР) может быть допущено рыболовецкой ар­телью; загрязнение водоемов и воздуха (ст. 223 УК РСФСР) — любым промышленным предприятием или организацией. Однако во всех этих случаях советское уголовное право рассматривает содеянное как пре­ступления должностных лиц или граждан, принимаю­щих  и  осуществляющих незаконные  решения 4.

Уголовная   ответственность   организаций   известна зарубежному праву. Например, согласно Примерному уголовному кодексу США, частные корпорации и дру­гие  объединения  могут  нести  в  некоторых   случаях уголовную ответственность. При этом они могут быть приговорены   к   штрафу,   аннулированию   их   устава, отмене  сертификата   (т.   е.   права  осуществлять  свою деятельность на данной территории) или к роспуску 6. По законам «О наемном труде»,  принятым в Велико­британии в 1980 и 1982 гг., к уголовной ответственно­сти может быть привлечен профсоюз, в частности он может быть подвергнут штрафу до 250 тыс. ф. ст. за проведение   так   называемой   незаконной   забастовки. На основании этих законов Манчестерский суд весной 1983 г. трижды приговаривал к наказанию в виде штра­фов   Национальную   ассоциацию   полиграфистов,   ор­ганизовавшую забастовку в связи с увольнением шес­ти профсоюзных  активистов 6.

Своеобразное выражение принцип персональной ответственности приобрел в международном уголов­ном праве. Как известно, приговором Нюрнбергского трибунала для главных военных преступников были признаны ответственными за тяжкие злодеяния не только конкретные лица — руководители гитлеров­ского государства, но и четыре нацистские организации. Однако это решение не устранило полностью прин­цип персональной ответственности, а лишь изменило его  процессуальное   осуществление.   Факт   признания

4 См. п. 4 постановления Пленума Верховпого Суда СССР от 7 июля 1983 г. «О практике применения судами законодатель­ства об охране природы» (Сюл. Верхов. Суда СССР. 1983. № 4.  С.   8).

6 См.:    Примерный    уголовный     кодекс     (США).     М.,    1069.

С. 56 и 101. 6 См.: Соц. законность. 1985. № 1. С. 68—70,

101

 

нескольких организаций преступными давал основа­ния для возбуждения уголовных дел против членов этих организаций — конкретных лиц; что касается предъявляемого им обвинения, то оно индивидуали­зировалось применительно к каждому обвиняемому в соответствии с тем, что было этим лицом непосредст­венно совершено. Таким образом, уголовно-правовое содержание принципа персональной ответственности фактически сохранилось.

2. Центральный элемент рассматриваемого принци­па — допущение ответственности физического лица только за действия (бездействие), совершенные лично им. «Уголовная ответственность,— пишет Н. И. За-городников,— всегда связана с конкретным лицом й не может быть переложена па другого человека: ни на родителей, опекунов, супругов, ни на обще­ственные организации, юридические лица, хотя бы они добровольно согласились претерпеть правовые последствия   преступления»7.

В некоторых случаях создается впечатление, будто родители, опекуны отвечают за поступки своих детей н подопечных, а руководители учреждений и пред­приятий — за действия своих подчиненных. Напри­мер, ст. 210 УК РСФСР предусматривает ответствен­ность за «вовлечение несовершеннолетних в преступ­ную деятельность, в пьянство, в занятие попрошайни­чеством, проституцией, азартными играми». Значит ли это, что за указанные действия несовершеннолетних отвечают взрослые? Не противоречит ли эта уголовно-правовая норма принципу личной ответственности? Пет,  не противоречит.

Пленум Верховного Суда СССР в своем постанов­лении от 3 декабря 1976 г. «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» указал, что взрослые несут ответственность по ст. 210 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных рес­публик в том случае, если ими совершается вовлече­ние несовершеннолетних в преступную или иную ан­тиобщественную деятельность, т. е. «действия, направ­ленные на возбуждение желания^ стремления у несо-

7 Загородников Н. II. Принципы советского уголовного права // //  Сов.  государство  и право.  1966.  № 5,

102

 

вершеннолетних участвовать в совершении одного или нескольких преступлений». Такие действия предпола­гают «все виды физического насилия и психического воздействия,  например  убеждение,  запугивание,  под­куп, обман, возбуждение чувства мести,  зависти или других  низменных   побуждений,   предложение   совер­шить преступление, обещание приобрести или скрыть похищенное, дачу советов о месте и способе соверше­ния   или   сокрытия   следов   преступления,   распитие спиртных  напитков  с  несовершеннолетними  в  целях облегчіния  склонения  его  к  совершению  преступле­ния и другие»8. Нетрудно видеть, что в случае совер­шения   таким   подростком   преступления   или   преду­смотренного  законом  иного  антиобщественного  пове­дения взрослый будет нести отвзтетвенность именно еа собственные   действия1   которые   и   привели   к   этому

результату.

Лицо может подлежать ответственности лишь за те конкретные действия, которые были им действительно совершены.  Пленум Верховного Суда СССР в поста­новлении по делу В. и Г. от 13 марта 1975 г. пришел к выводу, что осуждение В. за пособничество в рас­хищении Г. денежных средств  является необоснован­ным. Верховный Суд СССР установил, что Г., работая контролером-кассиром  сберкассы,  при  приеме  денеж­ных вкладов от граждан и выдаче вкладов совершала в документах подлоги и присваивала государственные средства. Вина В. состояла в том, что, будучи заведу­ющим сберкассой, он не требовал от работников бух­галтерии и ревизора осуществления надлежащего конт­роля и сам лично к производству ревизий относился формально.   Поэтому   действия   В.   Пленум   квалифи­цировал как халатное отношение к исполнению своих служебных  обязанностей 8.

Верховный Суд СССР неоднократно подчеркивал значение принципа персональной ответственности, ука­зывая, в частности, что «должностное лицо не может нести ответственности за последствия, хотя и имевшие место в сфере его служебной деятельности, но насту­пившие   в   результате   действий  других   должностных

8 Сборник   постановлений   Пленума   Верховного   Суда    СССР

(1924—1977).   М.,   1978.   Ч.   2.   С.   302.

11 См.: Сборник постановлений Пленума и определений колле­гий Верховного Суда СССР по уголовным делам (1971 — 1979 гг.).  М.,  1981.  С.  597  и след.    ,„.. ^

103

 

лиц, которые (действия) оно не могло и не должно было устранить»10.

Не   колеблет  рассматриваемого   положения   и   ин­ститут   соучастия.   Принцип   личной   ответственности действует в  отношении  всех  лиц,  совершивших  пре­ступления, в том числе и в отношении соучастников, хотя и имеет здесь определенную специфику,  порож­денную   самим   институтом   соучастия.   Организатор, подстрекатель,  пособник  также  несут  уголовную  от­ветственность  лишь  за действия,  которые совершены ими лично.  Однако в силу совершения преступления совместно   с  исполнителем  такого  рода   совершенные ими лично действия  оцениваются  не только  сами  по себе, но и с точки зрения их   «вклада»  в  совместную преступную  деятельность   (см.   рис.   3).

Подстрекатель

Исполнитель

Соучастника цмегт ьосновенные лица и смай

Организатор

" Укрыватель

Рис. 3. Соучастники преступления, при­

косновенные линя я            между ними

«Обвинение в соучастии признается  обоснованным в том случае, если установлено, что обвиняемый, объ­ективно способствовавший совершению преступления, имел с непосредственным исполнителем единые наме­рения, общие цели и взаимную осведомленность о пре­ступной   деятельности» — под   таким   заголовком   по­мещено    постановление    Пленума    Верховного    Суда СССР по делу Т. и др., в котором Пленум признал, что Б., Р. и К. не являются соучастниками хищения, так как даже не знали о совершаемых Т. расхищениях кооперативных  средств п.

О строгом соблюдении принципа личной ответ­ственности каждого соучастника за свои собственные действия свидетельствуют и другие материалы высших судебных  органов.  Так,  Президиум  Верховного  суда

і" Вопросы уголовного права п процесса в практике Верховных судов СССР и РСФСР (1938—1978 гг.). 3-е изд. М., 1980. С.  207-208.

11 См.:  Бюл. Верхов. Суда СССР.  1970. № 4. С.   13—14.

104

 

РСФСР указал по делу С. и др., что «организатор не­сет ответственность за то преступление, на совершение которого он организовал исполнителя». В другом по­становлении подчеркивалось, что ответственность за подстрекательство несет лишь лицо, «склонившее к совершению преступления». Относительно пособниче­ства сказано, что оно «предполагает умышленные дей­ствия, направленные на оказание содействия испол­нителю»12.

Таким образом, ответственность соучастников так­же подчинена принципу персональной ответственно­сти. Именно поэтому закон (ст. 17 Основ уголовного законодательства) предусматривает, что при назна­чении наказания соучастникам учитываются — наря­ду с другими обстоятельствами — «степень и характер участия каждого соучастника» в совершенном пре­ступлении. В соответствии с данным принципом со­участник не несет ответственности за те действия ис­полнителя, которые не охватывались его умыслом и явились для  него  эксцессом  исполнителя.

Определенную специфику проявление данного прин­ципа имеет в ситуации так называемого «посредствен­ного виновничества», т. е. когда один человек привле­кает к совершению преступления другого, который не понимает подлинного характера совершаемых им дей­ствий. В данном случае первое лицо также отвечает лишь за действия, совершенные им лично; специфика же заключается в том, что само совершение преступ­ления осуществляется посредством использования неви­новного, малолетнего или невменяемого, не подлежащих уголовной ответственности. Эти физические «исполните­ли», но сути дела, играют роль «слепых орудий» прес­тупника; их роль мало отличается от использования пре­ступником технических средств или сил природы (см. рис. 4). Вполне обоснованно Верховный суд РСФСР указал в определении по делу Н.: «Лицо, вовлекшее подростка в преступление, за которое последний по возрасту не может нести уголовной ответственности, должно рассматриваться как исполнитель этого пре­ступления»13.

3. Принцип   личной   ответственности   реализуется не только в диспозициях статей Особенной частпг опи-

12            Вопросы уголовного права п процесса в практике  Верховных

судов  СССР   и  РСФСР.  С.   50—51.

13            Там же. С.  50,      <■   ■    ■',*'..  '■'   ■•!." ніш,і

106

 

сывающих признаки соответствующих преступлений как действий (бездействия) определенных физических лиц, но и в санкциях этих статей. Наказание, как это вытекает из ст. 32 Основ, обращено на личность ви­новного и его права, оно носит строго персональный, личный характер.

Это положение не вызывает сомнения в советской юридической литературе. Однако, с нашей точки зре­ния, проблема персонального характера уголовного наказания в настоящее время решена еще не пол­ностью.

,Невменяемый.

/Подросток до 14 лл

[ВИНОВНОЕ ЛИЦО \-       Невиновный -

ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

4 Технические средства чСнлы природы ■ Рис. 4. Посредственное причинение

Социологический  подход  к  проблемам  права,   на­метившийся в последние годы, требует за юридически­ми явлениями видеть их фактическую основу, прони­кать в глубь явлений,  изучать действительные отно­шения   людей.   Согласно   закону,   наказание   должно быть обращено только на самого виновного.  Но так ли  обстоит дело  во  всех   без   исключения   случаях? Если бы виновный не находился в отношениях  с другими людьми, применение к нему любого уголовного наказания касалось бы только его самого. Этого, оче­видно, нет и не может быть в реальной действитель­ности.  На  самом деле  каждый  человек  находится   в многообразных, сложных отношениях с другими людь­ми и применение  к нему мер  государственного  при­нуждения не может не влиять на характер этих отно­шений,   а   тем   самым — не    сказываться    на    других людях.

Правда, это влияние может быть различным, не всегда отрицательным. Например, применение наказа­ния к лицу, виновпому в должностном преступлении, оздоровляет обстановку в коллективе, укрепляет от­ношения между его членами.  Иначе сказывается  эта

106

 

мера  на  людях,  находящихся  в  личной,   особенно  в материальной,  зависимости  от  осужденного.

Применение уголовного наказания может привести к распаду ряда социально полезных групп (например, семьи), к ухудшению материального положения детей, других родных и близких, к серьезному падению их престижа в обществе и т. д. Было бы наивно утвер­ждать, что длительное лишение свободы любого отца семейства «касается только его» и никак не сказыва­ется на интересах семьи в целом.

Персональный характер разных видов наказания выражен в различной степени. Наиболее четко он вы­ражен в общественном порицании, лишении воинского или специального звания. Там, где наказание связано с материальным взысканием (штраф, исправительные работы, конфискация имущества), оно всегда затра­гивает имущественные интересы семьи осужденного. Еще сильнее это влияние сказывается в случаях осуж­дения к лишению свободы, ссылке, высылке, а тем более к смертной казни. Следовательно, нужно при­знать, что применение наказания за преступление, со­вершенное одним человеком, неизбежно затрагивает интересы многих связанных с ним людей. Поскольку это хотя и нежелательное, но неизбежное последствие, задача заключается в том, чтобы степень такого кос­венного влияния наказания по возможности уменьшить.

Для этого следует совершенствовать систему уго­ловных наказаний и практику их применения. В част­ности, представляется необходимым развивать наме­тившуюся тенденцию к сокращению применения кон­фискации имущества. Следовало бы подумать об отме­не ссылки и высылки. Заслуживает внимания мысль о гарантированном заработке в местах лишения сво­боды, который мог бы передаваться семье осужден­ного.

Принцип личной ответственности, как и другие уголовно-правовые принципы, требует дальнейшего развития. Одним из направлений этого развития яв­ляется углубление психологических аспектов инсти­тута ответственности что тесно связано с понятием вины,

1.1! .'