7.1. Социум преступников как устойчивое социальное  явление

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Какие выводы можно сделать на основании полученных результатов?

В социуме преступников как системе существует опре­деленный стержень, устойчивое ядро. Именно вокруг этого ядра и происходят ежегодные колебания, количественные и качественные изменения элементов, модулей системы.

Несовершеннолетние преступники и рецидивисты — две категории осужденных, которые крепко связаны между собой и в совокупности представляют собой не что иное, как носи­те­лей преступной субкультуры, фундамент, на котором стро­ит­ся, сохраняется, функционирует и развивается социум преступников.

Невозможно уничтожить преступность в целом, точно так же, как невозможно уничтожить ее ядро — несовершен­нолетних преступников и рецидивистов. Снижение числен­ности несовершеннолетних осужденных с необходимостью влечет за собой рост числа рецидивистов и наоборот в пре­делах полученной нами величины, а именно 45% в общем числе всех преступников.

Влияние на соответствующие элементы, модули социума преступников как системы — обоюдоострое оружие. Как толь­ко в одной стране добиваются снижения численности указан­ных выше двух категорий осужденных, в другой их числен­ность автоматически увеличивается на соответствующую ве­личину.

Интервал колебаний численности по сути есть доста­точное условие для существования преступности как со­циального явления в случае, если его ядро сохраняется. Вели­чину его амплитуды обусловливают различного рода факторы, в том числе геополитические, исторические, наци­ональные, субъективные и проч. Выявить их все науке еще предстоит, равно как и степень влияния каждого из них на широту ампли­ту­ды, позволяющей системе сохраняться как качественной целостности.

Но уже сейчас можно утверждать, что возможно “влиять” на различные качественные характеристики социума преступников в определенных пределах. При этом данное влияние “эхом” отзовется в других странах мира в случае, если в качестве системы будет рассматриваться мир в целом. До тех пор пока не будет известен механизм взаимодействия различных сил как внутри социума преступников как системы, так и ее с внешним миром, мы будем действовать “как в потемках” и говорить о какой-либо целенаправленной борьбе с преступностью — все равно, что пытаться попасть при стрельбе из пистолета в светящую звезду на небосклоне. Ничего кроме кратковременного эффекта мы не добьемся.

И в этом смысле социум преступников есть устойчивое социальное явление. Ведь мы рассматривали многообразные факторы, а именно:

1) время (мы привели статистические данные за самые различные периоды, начиная со второй половины XIX и заканчивая XX в.);

2) пространство (исследовались различные регионы мира); иные обстоятельства (например, уровень социально-экономического развития тех или иных стран);

И все они показали, что социум преступников как система стабильно существует, функционирует и развивается во времени и в пространстве, и до тех пор пока существует общество как система, будет существовать социум преступников как один из факторов социальной стабильности и один из потенци­аль­ных источников социального развития. Это объективная устойчивая закономерность общественного развития, дейст­вующая с неумолимостью, как, скажем, законы физики. Напри­­мер, в соответствии с законом всемирного тяготения камень брошенный вверх все равно вернется вниз независимо от того кто и как далеко его кинул и что при этом кричал этот кинувший. Но также очевидно, что физически сильный человек  бросит  камень так высоко, что может пока­заться, — ка­мень исчез в облаках. Конечно же через некоторое время он упадет обратно на землю, повинуясь закону все­мирного тяготения, однако это случится не сразу.

То же самое происходит и с некоторыми закономер­ностями общественного развития. Безусловно, человек может влиять на численность той или иной категории преступников (объявляя очередную кампанию борьбы с тем или иным видом преступности), но ход истории неумолим и через некоторое время (либо с опозданием, либо с опережением) общест­венные закономерности проявятся независимо от воли людей.

Более того, по верному замечанию А.Кетле “... замечате­лен факт в истории науки: чем больше развивалась наука, тем сильнее сокращалось могущество человека, которое ему приписывали.”[1, с. 13]

Здесь же следует отметить один момент. Доказано, что во всех странах мира, независимо от их географического поло­жения, уровня социально-экономического развития, чис­ленности населения и иных факторов, количество лиц, нару­шающих уголовный закон, тяготеет к 5,6% от общей чис­ленности населения. Данный факт не подлежит сомнению — это реальность, выраженная в статистических отчетах.

В странах с численностью населения в несколько миллионов человек создается впечатление спокойной, безоблачной жизни, тогда как в противоположность им в странах с численностью населения от нескольких десятков миллионов людей создается впечатление, что преступность захлестнула все слои общества, проникла во все сферы жизни. Статистика же показывает пропорциональность, взаимосо­гласованность всех элементов системы, говорит о ее строй­ности, синхронизации существования и функционирования. Ни в одной стране мира за весь исторический период сущест­вования уголовно-статистических сведений количество прес­тупников не превышало 5,6% от общей численности населе­ния страны при нормальном функционировании системы.

Таким образом, когда мы слышим о том, что в таких ма­леньких странах, как Швейцария, Финляндия и т.д. более спокойно в криминальном плане, чем в больших городах и стра­нах таких, как США (Нью-Йорк), Россия (Москва), то за этим прежде всего следует увидеть всего лишь субъективное восприятие объективного мира и ничего более. Как мы уже убедились, статистика говорит об обратном — как в странах с большим, так и в странах с меньшим количеством насе­ле­ния число преступников пропорционально числу законо­пос­лушных граждан, которых в любом обществе подавляющее большинство.

В данном случае наблюдается психологический эффект субъективного восприятия абсолютных значений различных чисел. Чем больше абсолютное значение числа, тем сильнее психологический эффект от его воздействия на субъективное отражение сознанием человека. На основании его впоследст­вии делаются безосновательные выводы о размерах социаль­ного явления в той или иной стране.