6.2. Специфические СФЗ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Каждому региону мира присуща своя специфика, на­пример, национальные, исторические, религиозные особен­ности, подчиняющиеся своим СФЗ. Естественно, и в социуме преступников эти особенности присутствуют.

Это можно ярко проиллюстрировать на примере чис­ленности такой категории преступников, как женщины. В Европе и Северной Америке число женщин составляет в среднем 15% от общего числа осужденных, а в Африке и Азии — 7% (по миру — 11%). Ответ на вопрос — почему это так? — лежит на поверхности.

На Западе, в развитых странах, женщины давно добились равных прав с мужчинами. Там, как известно, с конца прош­лого века существует мощное феминистское движение. Жен­щины активно участвуют в общественной жизни — политике экономике, науке и проч. Это, безусловно, про­грессивные, положительные изменения в общественной жиз­ни имеют, однако, и отрицательные последствия, в част­ности, рост женской преступности.

В слаборазвитых, особенно мусульманских странах поло­жение женщин иное. Роль женщины в общественных процес­сах здесь сведена к минимуму. Отсюда и низкая преступность среди женщин. (Недостаточность данных уголовной статис­тики по странам Азии и Африки заставляет нас воздержаться от каких-либо утверждений о положении дел в этих регионах.)

Однако (и мы уже упоминали об этом раньше) сущест­вует устойчивая связь между мужской и женской преступ­ностью: на одну женщину-преступницу в среднем по миру приходится восемь преступников-мужчин (1/8). (Общее соотношение мужчин и женщин — в мире 50/50.)

Специфические СФЗ можно выделить на двух уровнях: регионов и групп стран. Но сначала обратимся к самому понятию “специфическое”, точнее к тому, что за ним стоит.

В регионах мира специфическим являются:

1) категория несовершеннолетних преступников. В раз­витых странах мира (Европа, Северная Америка) число не­совершеннолетних преступников от общего количества заре­гистрированных преступников составляет примерно 20%, тогда как в странах Африки — 7—10%, что соответственно предполагает увеличение числа рецидивистов относительно средней величины по миру;

2) лиц, совершивших преступления по неосторожности, где за основу нами была взята статистика дорожно-транс­пор­тных происшествий, повлекших за собой телесные увечья или смерть. В Северной Америке было зафиксировано превы­шение средней мировой величины  показателя  этого вида прес­тупности, тогда как в Южной Аме­рике, Африке, части Азии данная статистика малозначи­тель­на, что в среднем по миру и дает показатель 5,6% от  пред­полагаемого числа преступников.

Это предопределяется именно спецификой историчес­кого развития того или иного региона. Если в Северной Америке, Европе дорожно-транспортные происшествия, повлекшие за собой телесные увечья или смерть стали мас­совым явлением, то в Южной Америке, Африке, Азии соот­ветствующая статистика вообще не ведется в силу объек­тивных и субъективных причин.

Специфика в группах стран:

1. В высокоразвитых странах регистрируется больше преступников, чем в других, порой почти достигается воз­можный предел (69% от предполагаемого числа преступни­ков, так называемая внешняя СФЗ).

2. В среднеразвитых странах уровень регистрации преступников достигает 30-40% от их предполагаемого числа.

3. В слаборазвитых странах преступники регистрируются от  минимального уровня до 19%, обнаруживая тем самым, в первую очередь, неспособность правоохранительных органов противостоять социуму преступников.

Таким образом, общее, присущее всем странам, вклю­ченным в соответствующую группу, заключается в том, что несмотря на различия в месторасположении, уголовных зако­нодательствах функционирующих в каждой из них, эконо­мическом развитии и др., в структуре социума преступников обна­руживаются однородные элементы и устойчивая связь между ними. Национальные, географические, исторические, субъективные и иные факторы влияют на размеры интервала колебаний численности регистрируемых преступников. В результате мы наблюдаем: социум преступников развивается циклично, циклы эти различны в каждой отдельно взятой стране, регионе и эти различия и определяют специфику, индивидуальность каждого отдельно взятого преступного со­циума. Однако в совокупности, включаясь в мировой социум преступников, эти различия нивелируются, взаимно компен­сируя друг друга. По-другому быть не может, так как они зак­лючены в определенные рамки, которые не “переступают”, ина­че мировой социум преступников как самая общая, реги­ональный — как система более высокого уровня и т.д. ли­шаться достаточных условий для существования и нор­маль­ного функционирования.

В целом следует подчеркнуть, что общие СФЗ не отрицают специфики, индивидуальности, а наоборот, предполагает ее, не могут без нее существовать, но в определенных рамках, в определенном интервале. Специфические СФЗ, в свою очередь, также не отрицают общего, ядра, стержня, а предполагают определенный жесткий центр. Другими словами, общее есть необходимые условия, а специфическое (индивидуальное) - широкий спектр достаточных условий для существования и функционирования системы. Таким образом, в таком социальном явлении, как преступность, жестко и органично переплетены общее и специфическое, необходимое и достаточное. С одной стороны — необходимость (стержень, ядро), с другой стороны — достаточность (амплитуда коле­баний вокруг этого ядра). Мы говорим о необходимости и достаточности, потому что необходимость есть “скелет”, а дос­таточность есть “мясо” и в этом смысле оба условия пред­ставляют собой не что иное, как необходимое и доста­точное, неразрывно соединенные и функционально единые.

Когда мы говорим о СФЗ мы подразумеваем общее и специфическое как единое целое. При этом общего конечно же больше, чем специфического, общее служит стержнем, вок­руг которого существует специфическое. Как мы уже го­во­рили общее и специфическое составляют пропорцию                  62/38, где 62% — общее и 38% — специфическое, инди­видуальное.

                                               

*   *   *

Общие выводы:

1. Социум преступников, зарегистрированных в качестве таковых, существует и функционирует в любом государстве, подчиняясь общим и специфическим СФЗ и развиваясь циклично.

2. Социумы преступников в каждом из четырех регионов мира подчиняются действию общих и специфических СФЗ, взаимосогласованных как между собой, так и со специфичес­кими индивидуальными СФЗ социума преступников каждой из стран, входящих в соответствующий регион.

3. СФЗ мирового социума преступников позволяет вы­явить необходимые и достаточные условия для существование и нормального функционирование преступности как соци­аль­ного явления не только в мире, но и в регионе, группе стран или отдельно взятой стране, так как в той или иной ме­­ре все существующие в них социумы преступников им подчиняются.

4. Все СФЗ согласуются между собой, предполагают и никоим образом не противоречат друг другу.

5. МАКС-2.01 возможно использовать для оценки истин­ности статистических отчетов тех или иных стран. Например, по мере накопления статистических материалов в одной области (например, уголовное право) могут быть вычислены с высокой точностью все числовые пропорции СФЗ и если показатели какой-либо страны вносят дисгармонию в общую картину, то совершенно очевидно, что представленные ею отчеты недостоверны.

Частные выводы:

1. Оптимальное состояние социума преступников не есть четко зафиксированное, определенное положение, а предпо­лагает определенную амплитуду, рамки которой и позволяют ему оставаться самоорганизующейся и качественно опреде­ленной системой.

2. Если величина той или иной пропорции в социуме преступников отклоняется от оптимальной средней величины в регионе/отдельно взятой стране, то в другом регионе/ отдельно взятой стране он неизбежно отклоняется в проти­во­положную сторону на ту же величину. То есть в целом про­порция сохраняется. Причем компенсирующие друг друга отклонения, как правило, наблюдаются в регионах/отдельно взятых странах, имеющих а) противоположное географичес­кое положение (север—юг, запад—восток) и примерно рав­ные б) количество населения, в) уровень социально-эконо­мического развития.

3. Выявив СФЗ, мы можем, зная всего лишь несколько абсолютных величин, характеризующих социум преступни­ков, найти другие, на первый взгляд, разрозненные пока­затели и вывести на их основе некие пропорции. Связи, отно­шения между элементами этой системы (например, соотно­шение между количеством совершеннолетних и несовершен­нолетних преступников).

4. СФЗ позволили объяснить преступность как социальное явление и на микро-, и на макроуровнях. Таким образом, с различных уровней мы можем наблюдать, что, с одной сторо­ны, система в целом (любое общество) содержит в себе все условия для сохранения и будущего воспроизводства социума преступников (это и раскрываемость преступлений, регистра­ция преступлений и преступников). Ведь совершенно очевид­но, что именно латентная преступность, с одной стороны, поз­во­ляет существовать и функционировать такому социаль­ному явлению, как преступность в более общей  (общество) системе.

А с другой стороны, внутренняя структура социума прес­тупников самодостаточна, весьма устойчива к любым внеш­ним воздействиям и наделена функцией сохранения и раз­вития, практически ежегодно воспроизводя все элементы поч­ти в полном объеме. В частности, во всех странах есть так на­зываемые рецидивисты, люди, которые избрали путь прес­туплений и служат носителями преступной субкультуры, ядром социума преступников. Нигде, ни в одной стране мира не было зафиксировано отсутствие рецидивистов — они были, есть и будут всегда.

Таким образом, и на макро- и на микроуровнях есть все возможности и реальные предпосылки для сохранения и развития социума преступников в любом обществе. Вопрос дол­жен заключаться в выявлении циклов развития СФЗ с целью борьбы с преступностью и прогнозирования ее раз­вития.