6.1. Общие СФЗ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

И общие, и специфические СФЗ можно рассматривать, основываясь на больших массивах статистических данных, с двух сторон.

Общие СФЗ, с одной стороны, это значит — получен­ные в результате сравнения определенных количественных и качественных характеристик СФЗ между собой по критерию общности. С другой стороны, общие СФЗ — это значит, что им подчиняются все элементы анализируемой системы, более того, только в этом случае они и могут существовать в данной системе как качественной целостности.

Специфические СФЗ, с одной стороны, нечто индиви­дуальное, которое присуще или группе элементов (модулю) или даже единичному элементу системы. С другой стороны, специфические СФЗ суть не что иное, как условия, доста­точ­ные для существования или группы элементов (модуля), или единичного элемента в системе как качественной це­лостности. Другими словами, наличие специфических СФЗ, в русле которых реально “работают” элементы системы, обус­ловливают ее в качестве таковой, не противоречат ее сути. Надо “за деревьями увидеть лес”, за единичным то необхо­димое, то общее, что составляет внутренний стрежень сис­темы как таковой, потому что, с одной стороны, без единич­ного, специфического нет целостности, нет общего, но и без необходимых, существенных признаков нет единичного, специфического.

Более того, по точному замечанию Л.В. Тарасова: “Су­щественно, что статистическая устойчивость наблюдается не “вопреки случайным факторам”, а благодаря наличию этих факторов” [1, с. 11]. По всей видимости автор под случай­ностями подразумевал то же самое, что и мы, когда говорили о единичном, специфическом.

Общие САЗ можно выделить на двух уровнях: регионов и групп стран. Но сначала обратимся к самому понятию “общее”, точнее к тому, что за ним стоит

В регионах мира общим являются:

1) пять категорий — несовершеннолетние, рецидивис­ты, женщины лица, совершившие а) тяжкие и б) по неосто­рожности преступления, —  преступников в их социуме;

2) постоянное соотношение между количеством лиц, совершивших а) тяжкие и б) остальные преступления. Эта пропорция выражается в  среднем, как 1:3 в социуме преступ­ников. Если она нарушается в ту или иную сторону, скажем вдруг оказывается равной 50:50, то можно смело предполо­жить, что подобная диспропорция вызвана тем, что в кон­кретной стране большая часть малозначительных преступле­ний, по всей вероятности, не регистрируется; 

3) постоянные величины, выражающие среднюю чис­лен­ность категорий преступников, входящих в их социум, а именно несовершеннолетние — около 20%, женщины — 11, ре­­ци­дивисты — 25, лица, совершившие а) тяжкие — 24 и     б) неосторожные преступления - 5,6%.

СФЗ социума преступников поразительно согласованны между собой, а именно: а) отражающие их показатели уголов­ной статистики составляют единое целое, относительно замкнутую систему, б) эта система является подсистемой ре­ги­ональной системы со своими закономерностями и, в свою очередь, в) частью мировой целостной системы со своими закономерностями.

Это, так сказать, одна сторона системных связей эле­ментов, модулей (в нашем случае — категорий преступников) социума преступников, другая сторона — это постоянство, взаимосогласованность  пропорций, существующих между ними. Например, если численность несовершеннолетних преступников выражается величиной, равной в среднем 20% от общей численности осужденных в мировом социуме преступников, то в одном регионе/отдельно взятой стране этот показатель может отклоняться от средней величины, однако в другом регионе/отдельно взятой стране он должен отклоняться в противоположную сторону на ту же величину. Иными словами, в целом пропорция сохраняется. Это “про­порциональное взаимосогласование” непременно основыва­ет­ся и на качественных характеристиках регионов/стран участников, а именно компенсирующие друг друга отклоне­ния, как правило, наблюдаются в регионах/отдельно взятых странах а) с противоположным географическим положением (север—юг, запад—восток) и б) с примерно равным коли­чеством населения.

Таким образом, мысленно строя идеальную оптималь­ную модель мирового социума преступников, мы должны помнить, что любой ее элемент есть, в свою очередь, система (региональный/отдельно взятой страны социум преступни­ков), включенная в него как подсистема. Все взаимосвязи и отношения элементов систем разной степени общности про­порциональны и взаимосогласованны по количественным и качественным параметрам. И все они подчинены общим СФЗ, которые суть некая универсальная средняя: оставаясь в конечном итоге в ее русле, даже не вопреки, а благодаря про­­порциональным отклонениям и колебаниям, социум прес­тупников остается самим собой, сохраняя свою качест­венную определенность и способность к развитию.

В заключение отметим, что, разумеется, построить иде­аль­ную оптимальную модель мирового социума преступников и вычленить общие СФЗ ее существования и развития невоз­можно без достоверных статистических данных.

Почему мы вправе говорим о том, что уголовная статис­тика достаточно четко и полно отражает такое социальное явление, как преступность? Потому что мы вычленили общие СФЗ на основе существующего в открытой печати разных стран статистического материала.

Вычленить общие СФЗ внешней и внутренней структуры социума преступников (об этом подробно см. 2 главу) нам удалось благодаря выявлению синхронизации данных уголовной статистики. Например, отдельные статистические показатели, характеризующие внутреннюю структуру социума преступников в одной стране, — количество несовершенно­летних преступников, рецидивистов, женщин и т.д. — коррелируют с аналогичными показателями в другой как по вертикали (взятые вместе за год они должны дать искомую среднюю величину), так и по горизонтали (показатели по отдельно взятой стране за продолжительный период времени должны дать приблизительно тот же результат, что и по вертикали). Иными словами, показатели уголовной статистики отражают синхронизацию, взаимосвязь как элементов внутри системы, так и самой системы с более общей системой, куда она входит как модуль, как подсистема.

Подтвердить сказанное выше можно, если будет вы­пол­нено одно условие: необходимо собрать данные уголовной статистики как минимум региона, а как максимум — всего мира. Тогда и только тогда мы сможем рассмотреть за океаном чисел их поразительную согласованность и вычленить некую общую закономерность. Ведь по верному замечанию А. Кетле: “... при увеличении количества индивидуумов, подвергающих­ся наблюдению, исчезает индивидуальные особенности, физические, интеллектуальные или нравственные, и на пер­вый план выдвигаются те главные факторы, в силу которых общество существует и сохраняется” [2, с. 14].

Почему нами были избраны следующие основания де­ле­ния различных групп стран мира на уровне а) регионов ми­ра, б) отдельных групп стран и в) отдельных стран.

Это было сделано со следующей целью — показать, что несмотря ни на какие основания, выделенные исследовате­лем, СФЗ социума преступников просматриваются с различ­ных сторон, на всех уровнях. Будь то макро- или микроуровень — всюду мы могли обнаружить общие СФЗ социума преступ­ников, всюду проявляются общесистемные законо­мерности и, чем выше уровень обобщения, тем сильнее мы отрываемся от единичного, частного случайного в изучаемом нами со­циальном явлении.

Изучая же отдельные группы стран, разделенных между собой по какому-либо критерию (территориальный, соци­ально-экономический и др.), в свою очередь можно выделить специфические закономерности (например, в Африке доля женщин-преступниц в общей структуре социума преступни­ков существенно ниже среднего показателя по миру), которые обусловлены национальными, политическими, экономичес­кими, культурными и иными факторами.

Таким образом, изучив проявление социального явления в различных ракурсах, можно утверждать: общие и специ­фи­ческие СФЗ устойчивы как во времени, так и в прост­ранстве.