5.3. Великобритания

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

Обратимся к статистическим данным. Здесь мы обоснуем тезис о том, что для одной системы (в данном случае госу­дарства Великобритании) верно, что если в одной ее части будет зафиксировано увеличение числа преступлений (а соот­ветственно и преступников), то в другой противоположной по географическому местонахождению части обязательно бу­дет зафиксировано пропорциональное снижение этого числа.

Наиболее ярко данный тезис подтверждается при рассмотрении географической карты Великобритании, рас­чер­ченной в различные штриховые комбинации в зависи­мости от уровня преступности в той или иной ее области.

Итак, в Criminal statistics (England and Wales) есть карта Великобритании, разделенная на области и расчерченная в соответствии с количеством зарегистрированных преступле­ний на 100 тыс. населения за определенный период. Например, в 1975 г. в Nottinghamshire, находящейся в центре страны, было зафиксировано от 6 до 7 тыс. преступлений — (самый высо­кий показатель). На запад и восток от нее в областях — Dyfed-Powys, West Mercia, Staffordshire,  Lincolnshire, Norfolk, Suffolk и др. — от 2 до 3 тыс. (самый низкий показатель). На севере и юге более менее равномерное распределение среднего и низкого показателей от 3 до 5 тыс. на 100 тыс. населения. В частности, на севере — Humber-side, на юге — Cambridgeshire от 4 до 5 тыс. на 100 тыс. населения, на севере — Cumbria, Durham, North Yorkshire и др., на юге — Themes Valley, Wiltshire, Kent, Sussex и др. — от 3 до 4 тыс. на 100 тыс. населения [20, р. 25].

В 1976 г. картина почти не изменилась по сравнению с 1975 г. [21, р. 30].

Но уже в 1980—1981гг. картина меняется — в некоторых областях, где уровень преступности был ниже среднего, он стал еще ниже (Kent, Sussex, North Yorkshire), но пропор­ци­­онально увеличился уровень преступности в противопо­ложной части страны — в областях Cambrid-geshire, Nottinghamshire [22, р. 37, 23, р. 40].

Те же процессы мы можем проследить наглядно и за 1984—1987 гг. Но за общее основание мы должны принять количество лиц, чья вина была признана, а также тех, кто был предупрежден за совершение преступления, на 100 тыс. населения [1984 — 24, р. 83, 1985 - 25, р. 77, 1986 — 26, р. 81, 1987 — 27, р. 90].

Иными словами, нельзя обнаружить равномерно “окра­шенной” системы (это идеальный вариант), всегда мы имеем дело с системой противовесов, противоположностей, которые в “сумме”, несмотря на кажущуюся неоднородность, всегда урав­новешивают друг друга, стремятся к среднему поло­жению.

Следует отметить, что в России идентичная попытка впервые была предпринята Е.Н. Тарновским в его работе “Итоги русской уголовной статистики за 20 лет” [28], где также можно найти указанные выше закономерности.

*   *   *

1. Каждой системе присущи только свои структурно-функциональные закономерности (СФЗ), свои особенности.

2. На всех уровнях — от низшего до высшего — сохра­няется одна, присущая ей, функция — глобальная функция баланса сохранения и развития.

3. Зная отдельные части и “сумму” всех частей функци­онирующей системы,  мы можем мысленно восполнить име­ющиеся пробелы путем логического построения допол­нительных модулей с необходимой пропорцией, и тем самым выстроить модель системы в целом.

4. На всех — от низшего до высшего — уровнях системы действует правило, согласно которому составляющие ее части “уравновешиваются” показателями, отклоняющимися в противоположные стороны.