5.1. Россия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 

В начале скажем несколько слов о статистике осужденных. Вот, что писал А.А.Герцензон: “С начала XIX века Ми­нистер­ством Юстиции составлялись отчеты о деятельности судов; пер­­вый отчет был издан в 1806 г. и касался сведений за                  1804 г. Программа этих отчетов неоднократно изменялась.

Судебная реформа 1864 г. обусловила развитие судебной статистики. В 1871 г. были утверждены правила статистической  отчетности судебных учреждений, введенные с 1 января            1872 г. Первый опубликованный том судебной статистики носил название “Свод статистических сведений по делам уго­ловным, возникшим в 1872 г.”. В последующие годы эти “сво­ды” именуются иначе: “Свод статистических сведений о под­су­димых, оправданных и осужденных по приговорам общих судебных мест, судебно-мировых установлений и учреждений, образованных по законоположениям 12 июля 1889 г. за ... год”. Указанные своды обрываются на 1913 г.  ... Параллельно изда­нию “Сводов” с 1885 по 1913 гг. опубли­ковывались “Сборники статистических сведений Министерс­тва юстиций. Сведения о личном составе судебных установ­лений Европейской и Азиатской России, пространстве и насе­лении, а равно и дея­тельности судебных установлений”.

 “Своды” состояли из двух частей:

1. Сведения о подсудимых по окружным судам и судеб­ным палатам.

2. Сведения об осужденных в судебно-мировых установле­ниях и в учреждениях, образованных по законоположениям 12 июля 1889 г.

“Своды”, давая обстоятельный обзор своей вводной части, далее содержали детально разработанные таблицы с распределением осужденных по различным группам пока­зателей общей численностью 41” [1, с. 150—151].

Перед нами стояла цель — собрать непрерывный дина­мический ряд статистических данных, характеризующих со­циум преступников. Соответственно мы обратились как к пер­воисточникам (“Своды” [2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 ]), так и к научным работам (Е. Тарновского,                       Ю. Хей­фица и др.). См. табл. 53, а также табл. 54—55.

Примечания к табл. 53:

1. Данные за 1895, 1908, 1910 гг. — Ю. Хейфица [17, с. 3].

2. По мнению Е. Тарновского [18, с. 62, 19], реальное количество преступников в России за 1874—1912 гг. в среднем превышало число указанное в “сводах” в 14 раз.

И действительно, если числа, приведенные в табл. 53 ум­но­жить на 14, то мы получим реальное соотношение между чис­лом преступников и числом законопослушных граждан, тяготеющее к функции сохранения сложившихся элементов 94,4/5,6.

Мы обнаружили, что разные исследователи приводят различные статистические данные за один и тот же период. При этом все они ссылались на один и тот же источник — “Сво­ды”. И действительно, например, по данным Е.Н. Тар­новс­кого, в 1882 г. было зафиксировано 63 тыс. 609 осужденных по всей России, тогда как по данным Ю.Я. Хейфица, — 87 тыс. 995. Подобных погрешностей оказалось достаточно много в исследованиях российских ученых. 

Объяснение этого факта стало возможным только после того, как автор внимательно изучил сами “своды”. Обнару­жи­лось, что в тех местах в “сводах”, где дается общая числен­ность населения России по губерниям за соответствующий период числа не менялись. С 1899 по 1903 г. включительно они оста­вались прежними, хотя совершенно ясно что числен­ность на­се­ления подвижная величина, которая меняется практи­чески ежегодно. Налицо, если можно так выразиться, фор­маль­ное отношение к сложной, кропотливой работе.

В России при анализе структуры социума преступников мы добавили еще один модуль — преступление совершено: 1) единолично и 2) при соучастии (за изучаемый период — данные взяты из “сводов”) и проанализировали систему в целом, состоящую из четырех модулей (подробно см. ниже после табл. 55).

Глобальной функцией системы, как и ожидалось, стала функ­ция баланса сохранения и развития при пропорции                     3 тыс. и ошибке — 7,3%.

Выбор модулей был обусловлен объективным моментом — наличием полноценных рядов статистических данных за изучаемый период.

Безусловно, в некоторых данных не зафиксировано, как совершалось преступление (единолично или при соучастии), но средний процент их оказался незначителен, и не мог за­метно влиять на распределение по данной качественной характеристике.

5. Мера наказания: а) лишение свободы и б) остальные.

Глобальной функцией в данном случае была функция баланса развития и сохранения при пропорции 3 тыс. и ошибке — 7,3% (подробно смотрите ниже).

После табл. 56 предлагаем читателю анализ временных рядов по соотношению количества лиц, совершивших тяжкие преступления, с количеством лиц, совершивших остальные преступления, за 55 лет. Табл. 57 примечательна тем, что отсутствуют “разрывы” в наблюдаемом ряде, с одной сторо­ны, а с другой, этот ряд достаточно продолжителен, и мы мо­жем говорить о высокой степени достоверности полученно­го резуль­тата (24% — лица, совершившие тяжкие преступле­ния, в структуре всех зарегистрированных преступников). Налицо так называемый горизонтальный метод.

И в этом случае наша система, состоящая из пяти раз­личных качественных характеристик, была обусловлена на­личием статистических данных (а отнюдь не нашим желанием или каким-либо иными установками).

Можем ли мы говорить о предопределенности или же набор модулей (критериев) системы всегда случаен и в ко­нечном итоге глобальная функция всегда — функция баланса сохранения и развития, несмотря на количество модулей и их качественную характеристику?

Из сказанного выше вытекает несколько выводов:

1. Система, состоящая из набора модулей, которые отра­жают какую-либо одну качественную сторону структуры со­циума преступников, должны иметь глобальной функцией функцию баланса сохранения и развития.

2. Количество модулей в системе ограничено нашим субъ­ективным отражением, неумением “мерить” социальный про­цесс, невозможностью на данном этапе развития науки уви­деть те или иные стороны структуры социума преступ­ников.

3. Если длительный ряд статистических данных при анализе в системе не показывает соответствующей глобальной функции, то это означает, что наше “видение” объективного мира ограниченно.

Но этот “недостаток” можно компенсировать логичес­ким введением новых качественных характеристик социума. Иными словами, происходит следующее — мы знаем “сумму” частей целого (функция баланса сохранения и развития) и знаем некоторые части; необходимо путем искусственного моделирования вводить различные соотношения, чтобы добиться в результате необходимой “суммы”.

В связи со сказанным выше возникает вопрос — почему “сумма” должна всегда быть функцией баланса сохранения и развития?

В результате многочисленных исследований, различных реальных замеров по методике МАКС-2.01 мы пришли к тому, что за длительный период глобальной функцией изучае­мой структуры социума преступников должна оставаться функция баланса сохранения и развития в силу как теории модульного анализа и конструирования социума, так и заме­ров реальных статистических данных по самым разнообразным периодам. В какой-то определенный момент глобальная функ­ция может быть разной (так называемое колебание, интервал, индиви­дуальность, случайность), но за длительный период — струк­тура социума преступников стремится к функции баланса сохранения и развития (сущность, необходимость). И чем длиннее изучаемый период, тем точнее полученный результат.

Таким образом, наше представление об изучаемом явле­нии станет более полным, ясным при помощи моделирования и, соответственно, выявления новых качественных черт изу­чаемой системы, которые, на первый взгляд, не видны, не обнаружены по каким-либо причинам субъективного и объективного характера.

Анализ структурно-функциональных закономерностей структуры социума преступников в одной отдельно взятой стране позволил нам говорить о научной основе социального моделирования существования и функционирования про­цессов в обществе. Когда мы знаем “сумму” частей целого, но в силу тех или иных причин не наблюдаем некоторых час­тей, мы можем моделировать структуру социума преступ­ников, чтобы представить себе реальную картину состояния преступности более полно, более объемно.