§ 2. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 

Причинение имущественного ущерба собственнику или иному чадельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием  отсутствии признаков хищения состоит в том, что виновный

*6о профессиональной деятельности потерпевшего (п. 11 постановления Пленума Врховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. с последующими изменениями и дополнениями Э судебной практике по делам о вымогательстве» // Сборник постановлений Плену-• Верховного Суда РФ 1961-1993. М„ 1994). Ныне эти обстоятельства не имеют .^какого квалифицирующего значения.

 

726

Глава Vll

обогащается за счет неправомерного удержания у себя того имущества, которое должно было бы поступить в собственность или владение потерпевшего и тем самым пополнить его имущественный фонд.

По способам совершения рассматриваемый состав имеет большое сходство с мошенничеством, поскольку и в том, и другом случае действует частное лицо, которое, руководствуясь корыстными соображениями, прибегает в целях незаконного получения материальной выгоды к обману или использованию доверительных отношений, сложившихся между виновным и владельцем имущества на основании трудового или гражданско-правового договора. Поэтому все, что сказано выше относительно понятий «обман» и «злоупотребление доверием» при анализе такого способа хищения, как мошенничество, справедливо и для данного состава.

Но состав причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием может применяться только тоьца, когда в содеянном окутовуют признаки хищения, главным из которых (можно сказать — ключевым) является незаконное изъятие имущества из фондов собственника, тогда как рассматриваемое преступление совершается путем воспрепятствования поступлению данного имущести в фонд собственника или уклонения от передачи имущества, которое по тем или иным законным основаниям должно поступить в указанный фонд. Следовательно, в первом случае происходит уменьшение наличной массы имущества в данном фонде, во втором —- его непополнение, т. е. сохранение объема имущественного фонда на прежнем уровне вопреки тому, что при законном образе действий он должен был бы увеличиться.

Отсюда вытекает различие и в характере материального ущерба в одном случае ои выражается в реальном лишении собственника или владельца, принадлежащих ему ценностей (положительный ущерб), в другом — в виде так называемой упущенной выгоды (неполученного дохода).

Стало быть, различна в сопоставляемых преступлениях и субъективная направленность обмана или злоупотребления доверием: при хищении они служат средством незаконного и безвозмездного завладения чужим имуществом, а при совершении преступления, предусмотренного ст. 165 УК, — средством незаконного удержания у себя имущества, подлежащего передаче лицу, имеющему право на это

 

Корыстные преступления против собственности...

727

имущество, благодаря чему виновный не только причиняет имуще-: ственный ущерб собственнику или владельцу, но и извлекает определенную имущественную выгоду для себя или других лиц.

Таким образом, в отличие от хищения путем мошенничества, : когда виновный путем обмана незаконно и безвозмездно завладевает йгужим имуществом, при совершении рассматриваемого преступления ущерб причиняется не путем безвозмездного изъятия чужого

шущества из обладания собственника, а посредством обманного юнения от передачи должного. Следовательно, основное отличие

(ежду рассматриваемыми составами состоит в механизме извлече-

1ия виновным незаконной имущественной выгоды.

Для иллюстрации значимости проблем разграничения мошенничества и причинения имущественного ущерба без признаков хищения, приведем дело Д., являвшегося одним из руководителей авиакомпании «Донские авиалинии». В октябре 1993 г. представительство «Донавиа» в Объединенных Арабских Эмиратах за 26 тыс, долл. приобрело автомобиль «Mazda» Через 2 юда было решено переправить автомобиль в Ростов-на-Дону и закрепить за головным офисом авиакомпании. Однако выяснилось, что таможенная пошлина превышает стоимость самого автомобиля. То1да машину перерегистрировали на жену Д., прожившей в ОАЭ 6 месяцев, чю давало ей право на таможенные льготы при ввозе автомобиля в Россию, В Ростове-на-Дону автомобиль поставили на баланс авиакомпании и за-(срегшли sa секретариатом, оформив договор аренды В мае 1999 г. по результатам проверки, проведенной Кавказской транспортной прокуратурой, против Д. было возбуждено уголовное дело по признакам мошенничества. В действительности, в деисшиях Д. отсутствовал умысел на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, поскольку переоформление автомобиля на жену преследовало цель не его безвозмездною изъятия, а уклонения от уплаты таможенной пошлины, что на момент совершения данного преступления должно было квалифицироваться как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления ловери-ем при отсутствии признаков хищения.

Таким образом, уклонение от передачи должного как таковое >жет выразиться и в уклонении от уплаты в федеральный или мес-1Й бюджет государственной пошлины, налогов, таможенных и

[Коммерсантъ. 1999,19 окт.

■_Напомним, что специальная норма об уклонении от уплаты таможенных платежей

1а введена в уголовное законодательство позднее (см. Федеральный закон от

эля 1994 г. //СЗ РФ. 1994. № 10. Ст. 1109).

 

728

Глава Vti

других установленных законодательством обязательных платежей либо в занижении их размера и неполной уплате путем, скажем, заключения договора безвозмездного пользования имуществом с целью прикрытия фактической сделки купли-продажи, занижения фактической стоимости земельного участка или другого недвижимого имущества при совершении сделки по их приобретению и т д В этом отношении Верховный Суд СССР в свое время указывал, что причинение государству имущественного ущерба «в результате уклонения от уплаты налогов или других обязательных платежей» должно квалифицироваться как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием Ч18 Другое дело, что в действующем УК ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей и налогов регулируется специальными нормами (ст 194, 198, 199 УК), которые, подчинись правилам разрешения коллизии конкурирующих уюловно-правовых норм, получают приоритет перед общей нормой, предусмотренной ст 165 УК, которая в силу указанных соображении остается в резерве для lex ситуаций, коюрыс специально в законе не предусмотрены Однако специать ные по отношению к данной статье нормы в известной мере помо гаки понять характер причиняемого такою рода преступлениями ущерба и механизм извлечения лицами, виновными в их соверше нии, имущественной выгоды

В частности, для решения вопроса о характере причиненною ущерба важное значение приобретает определение того момеша. с которого имущес1во поступает в фонд потерпевшего От правильного его установления зависит квалификация содеянного либо как присвоения имущества, образующего состав хищения, либо как обращения в свою пользу имущества, которое еще не находилось в фонде собственника, но подлежало передаче в него, образующее состав причинения имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

Отвечая на поставленный вопрос в общей форме, можно сказать, что решающее значение для его уяснения приобретает то об-

338 См п 20 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного иму щества»

 

Корыстные преступления против собственности

729

■ стоятельство, имел ли виновный определенные полномочия на по-[лучение данного имущества или не имел таковых

Если имущество передано лицу, не уполномоченному на его по-(лучение, но выдавшему себя за такового посредством обманных [действий, оно не успевает стать собственностью потерпевшего, в связи с чем действия данного лица не являюется хищением денежных средств из соответствующего фонда, а представляюет собой [причинение имущественного ущерба путем обмана при отсутствии [признаков хищения Именно так оценивается содеянное в случаях ^обращения в свою пользу поступающей от граждан платы за услуги, f Предоставляемые предприятиями и организациями, которая в обход установленного порядка была получена работником этих предпри-гий и организации, не уполномоченным на ее получение Такого зда ситуации имеют место, в частности, при получении и обраще-ши в свою пользу проводником вагона платы ja безбилетный провоз пассажиров или грузов, при получении дополнительной платы гесарем авторемонтной мастерской за неука ыннуго в наряде рабо-г, при получении работником типографии платы за неучтенную меть тиража заказанного издания и т п

Вместе с тем, если обращение в свою пользу платы за выполне-ще «левого» заказа лицом, не уполномоченным на ее получение, (Шязано с выполнением этого заказа из материалов, принадлежащих )бственнику-прсдприятию, то содеянное не охватывается составом осматриваемого преступления и должно дополнительно квалифи-*роваться как хищение чужого имущества в соответствующей форсе (чаще всего растрата или кража) на сумму, составляющую сто-гость указанных материалов В этом отношении еще Верховный

См , напр  п 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного иму-8ства» (Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) 'уголовным делам М  1997), л 4 постановления Пленума Верхоаного Суда РСФСР 16 декабря 1986 г «О некоторых вопросах применения судами РСФСР эаконода-а, направленного на борьбу с хищениями государственного и общественного 4ества иными преступлениями и правонарушениями в системе агропромышлен-го комплекса» (Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР и РСФСР 1997), п 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 абря 1980 г (в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г) «О практи-; применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении о хищениях на транспорте» (Сборник постановлений Пленума Верховного Суда 1961-1993 гг М , 1994)

 

730

Глава Vli

Суд СССР указывал, что обращение в свою собственность денежных средств работником сферы обслуживания населения, полученных от заказчика по прейскуранту, за выполненную им работу с использованием сырья или материалов предприятия следует рассматривать как хищение, а в случаях, когда при этом не используются сырье или материалы предприятия, содеянное надлежит квалифицировать как причинение имущественного ущерба путем обма-на или злоупотребления доверием.

Если же имущество передано уполномоченному на его получение представителю собственника для последующего оприходования в фонде последнего, то такое имущество следует считать поступившим в фонд собственника с момента фактической передачи безотносительно к документальному его оприходованию со всеми вытекающими из этого юридического факта уголовно-правовыми последствиями. Главное из них состоит в том, что обращение в свою пользу имущества, совершенное лицом, уполномоченным на его получение, должно квалифицироваться как присвоение.

В определенных случаях обогащение виновного, совершившею рассматриваемое преступление, может выражаться не только в неосновательном сбережении им своего имущественного фонда, но и в его пополнении за счет имущества, которое должно было бы поступить в доход (государства) потерпевшего от третьего лица, но в силу обмана или злоупотребления доверием со стороны виновного так и не стало собственностью потерпевшего. Так, Пленум Верховною Суда СССР в постановлении по делу В. признал, что совершение осужденными действий, направленных на то, чтобы путем обмана, состоявшего в выдаче себя за законных наследников, получить вклад, принадлежавший умершей А., не является хищением денежных средств из государственного фонда, а представляет собой причинение имущественного ущерба путем обмана при отсутствии при-

941

знаков хищения.

Определенное сходство имеет ст. 165 УК и с такими формами хищения, как присвоение и растрата, предусмотренными ст. 160 УК: и в том и другом случае лицо, руководствуясь корыстными сообра-

940 См.: п. 21 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества». 94' Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 12. С 5-6.

 

г Корыстные преступления против собственности...                                                                                                                                                                 ___731

жениями, прибегает в целях незаконного получения материальной выгоды к использованию доверительных отношений, сложившихся между виновным и владельцем имущества на основании трудового , или гражданско-правового договора с тем, чтобы завладеть вверенным ему имуществом. Только в отличие от присвоения и растраты ; виновный в причинении имущественного ущерба путем обмана или ' злоупотребления доверием прибегает не к незаконному изъятию из [фондов собственника вверенного ему имущества, а к незаконному [его использованию, не ставя под сомнение право собственника на

*       данное имущество в целом.

Примером такого рода действий является причинение имущественного ущерба собственнику путем незаконной эксплуатации его

•      имущества лицом, которому это имущество вверено по работе. Такого рода незаконное использование вверенного имущества может выразиться в том, например, что водитель использует в личных целях транспортное средство или другую технику, вверенные ему для выполнения совершенно иных задач. Этот пример наглядно показывает, насколько нелепым оказалось бы в данном случае вменение в размер причиненного таким водителем ущерба собственнику автомобиля всей его (автомобиля) стоимости. Очевидно, что в подобных (^Ситуациях речь может идти только об амортизационных расходах, [связанных с незаконной эксплуатацией автомобиля лицом, которому

н был вверен по работе, и об упущенной выгоде собственника ав-'Омобиля, который мог бы в это время пользоваться им в своих ин-ресах, извлекая из него выгоду для себя.

Отсюда также вытекает уже отмеченное различие и в характере атериального ущерба, причиняемого незаконным удержанием у ебя имущества, подлежащего передаче собственнику, с одной стоны, и незаконным временным пользованием этим имуществом — другой. В первом случае этот ущерб выражается в реальном лише-и собственника принадлежащих ему ценностей (положительный ерб), а во втором — всего лишь в лишении на некоторое время 'Зможности собственника извлекать выгоду из своего имущества, е. в виде так называемой упущенной выгоды (неполученного до-■Да).

См., напр.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу >выдова // Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии (уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1964-1972 гг. М., 1974. С. 202.

 

732

Глава VII

Порой (особенно в условиях гиперинфляции) такого рода ущерб причиняется посредством завладения обманным образом чужими денежными средствами (например, путем выдачи себя за представителя коммерческой фирмы, заключения договоров поставки товаров и получения в предоплату соответствующих денежных средств различных коммерческих структур), которые затем вносятся на счета банка и после получения по ним процентов с извинениями и надуманными объяснениями относительно причин невыполнения своих обязательств перед контрагентами возвращаются последним с оставлением процентов у себя. Подобное же причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием совершается при невыполнении условий договора и умышленном затягивании возвращения денежных средств, перечисленных контрагентом по договору в качестве предварительной оплаты. Тем самым недобросовестная сторона, используя чужие средства и обращая в свою пользу доходы от пользования ими, право на которые ему заведомо не принадлежит, получает прибыль, лишая такой возможности собственника денежных средств и причиняя ему ущерб в виде упущенной выгоды (неполученных доходов).

Между тем в конкретных уголовных делах, связанных с незаконным использованием чужих денежных средств, приходится сталкиваться с тем, что вменяя, например, лицу, действующему на основании доверенности на ведение дела по оформлению наследственных прав на имущество и получившему в этом качестве некие денежные средства, а затем внесшему их на срочные банковские вклады на свое имя с целью получения по ним процентов, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием в размере всей полученной им суммы денежных средств, следствие впадает в неразрешимое противоречие, а именно: а) инкриминируя причинение имущественного ущерба в размере всей суммы полученных им денежных средств, следствие тем самым ставит себя в условия, при которых оно обязано исходить из того, что все эти средства виновный намеревался обратить в свою пользу, но тогда его действия следует квалифицировать как хищение путем присвоения; б) не усматривая же в содеянном признаков хищения и квалифицируя его действия как причинение имущественного ущерба путем злоупотребления доверием, следствие тем самым лишает

 

Корыстные преступления против собственности ..

733

[себя права вменять в объем этого ущерба всю сумму полученных им [денежных средств.

Разрешение этого противоречия возможно только посредством ^установления того, чего же в действительности желал виновный, на |что был направлен его умысел. И если следствие не располагает доказательствами того, что все полученные средства он намеревался ^обратить в свою пользу, а намеревался лишь придержать и «покру-пъ» некоторое время денежные средства получателя наследства (например, получить по ним проценты), то в этом случае в размер шчиненного его действиями ущерба следует вменять только те ы, которые получатель наследства сам бы извлек из использо-шя указанных денежных средств за время, на которое они были издержаны, т. е. упущенную им выгоду.

Таким образом, следствие оказывается в описанной ситуации геред альтернативой вменения либо хищения денежных средств в 5ъеме всей наследственной денежной массы (задача-максимум), шбо причинения имущественного ущерба без признаков хище-шя, т. е. в размере упущенной получателем наследства выгоды юдача-минимум). На практике же следствие ставит иногда перед )бой более нелепую задачу — по объективной характеристике Кействий вменить по минимуму, не усмотрев в содеянном при-йков хищения, а по размеру причиненного ущерба — по макси-, не обременяя себя исчислением упущенной выгоды, т. е. [скусственно конструирует несуществующий состав, в котором жзнаки хищения отсутствуют, а размер ущерба определяется 1К при хищении. В действительности, если виновный имел наме-!ние путем злоупотребления доверием получателя наследства !влечь незаконную материальную выгоду из временного пользо-1ния его имуществом, ущерб последнему должен исчисляться не ^размере всей стоимости имущества, а только в размере упущен->й им выгоды.

Близко примыкает к данной разновидности преступных дейст-и незаконное пользование материальными благами, лишенными (зических признаков, необходимых для признания содеянного хи-йнием, в том числе противоправное корыстное пользование элек-1ческой и другими видами оплачиваемой энергии, потребление горых не может быть признано хищением ввиду отсутствия пред-га как такового.

 

734

Глава VII

Как уже отмечалось, по УК РСФСР 1926 г. незаконное пользование электрической энергией рассматривалось в качестве кражи (ст. 163). После принятия УК 1960 г. уклонение от уплаты за пользование электроэнергией или газом стало квалифицироваться как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 94). В 1983 г. с предложением о восстановлении состава хищения энергии выступил М. Гельфер, который, поставив вопрос о том, что уклонение от уплаты за пользование электроэнергией не соответствует природе такого преступления, как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, попытался обосновать свой вывод тем, что на ее выработку затрачивается труд и расходуются огромные материальные средства, в силу чего электроэнергия не только обретает определенную экономическую стоимость, но и попадает в имущественный фонд государства. Стало быть ее противозаконное изъятие из наличного государственною фонда влечет уменьшение последнего и, как следствие, требует затрат на восполнение потерь, т. е. приводит к причинению серьезного материального ущерба, а потому содержит все необходимые признаки объективной стороны кражи.943

Однако несмотря на поддержку данного предложения рядом специалистов, законодатель принял иное решение, сконструировав на базе ст. 94 УК РСФСР 1960 г. специальную норму, предусматривающую ответственность за самовольное использование в корыстных целях электрической либо тепловой энергии или газа (ст. 94"). После того же, как указанная норма была исключена из уголовного законодательства, такого рода действия вновь стали охватываться общей статьей, предусматривающей ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК). К слову сказать, германское законодательство также не усматривает хищение в незаконном потреблении электроэнергии, исходя из того, что похищенными могут быть только овеществленные предметы внешнего мира, имеющие объем. т. е. твердые, жидкие и газообразные тела. Французская судебная практика и законодательство некоторых штатов США, напротив,

943 Гельфер М. О квалификации незаконного пользования электрической и другой энергией // Социалистическая законность. 1983. № 8. С. 48.

 

корыстные преступления против собственности...

735

1ридерживаются противоположной позиции, признавая возможность хищения подобных предметов.

Итак, получение имущественной выгоды путем обмана, наказуемое по ст. 165 УК, может выражаться, в уклонении от платежей шбо неполной уплате платежей за пользование квартирой, газом, 1ектрической или тепловой энергией и другими коммунальными услугами за счет отключения счетчиков или искажения их показа-дай, в уклонении от уплаты либо неполной оплате транспортных, }стиничных, зрелищных и других услуг, а равно в неуплате поло-Еенных сумм за произведенные в пользу виновного работы и т. п.

В отличие от прежнего новый УК предусматривает уголовную гветственность за причинение имущественного ущерба путем об-1ана или злоупотребления доверием не только собственнику, но так-te иному титульному владельцу имущества. В качестве последних )гут выступать лица, хотя и не являющиеся собственниками, но щдеющие имуществом на праве пожизненного наследуемого вла-;ния, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по юму основанию, предусмотренному законом или договором.

Средствами, используемыми для обманного причинения иму-;ственного ущерба, могут быть те же документы, предметы и про-ie явления материального мира, которые используются и для со-гршения мошенничества. Так, в одном случае с помощью поддельно пенсионного удостоверения можно необоснованно получить внсию, что образует хищение путем обмана (ст. 159 УК), а в дру-)м — пользоваться правом бесплатного проезда в общественном )анспорте, что содержит в себе причинение имущественного ущер-путем обмана без признаков хищения (ст. 165 УК).

Сходство средств, используемых для совершения данных пре-тлений, предопределяет и необходимость одинакового решения 5угих проблем, связанных с квалификацией по указанным статьям. Частности, использование заведомо подложных документов в ка-:тве средства обмана при совершении преступления, предусмот-|&ного ст. 165 УК, так же, как и при мошенничестве, не требует шфикации по ч. 3 ст. 327 УК, поскольку данное действие входит сачестве составного элемента в состав указанных преступлений, эяд ли в этой связи можно считать последовательной позицию эховного Суда СССР, который указывал, что причинение имуще-ценного ущерба путем использования заведомо подложных доку-

 

736

Глава VII

ментов должно квалифицироваться не только в качестве соответствующего имущественного преступления, но и как использование заведомо подложного документа.944 Предъявление или предоставление подложного документа под видом подлинного является в данном случае разновидностью обманных действий. «Поэтому в случаях, когда состав преступления предусматривает обман в качестве способа действия (ст. 159, 165 УК), использование поддельных документов также не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст 327 УК».945

Аналогичным изложенному для мошенничества является наше отношение и к использованию таких технических средств обмана, могущих быть примененными при совершении рассматриваемо! о преступления, как компьютеры. Никакой надобности в выделении причинения имущественного ущерба с использованием компьютерных технологий в отдельный состав не существует. Компьютерный обман рассматривается как однопорядковое с другими его разновидностями явление и в ст. 250 Модельного УК СНГ, диспозиция которой говорит о причинении значительного имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества «путем обмана или злоупотребления доверием либо путем модификации информации, хранящейся в компьютерной системе, сети или на машинных носителях».

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 165 УК, может быть только частное лицо, достигшее 16-летнсго возраста. Если же такие действия (при условии причинения ими существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства), совершены публичным должностным лицом, использовавшим свое служебное положение, виновный подлежит ответственности по ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями), а если служащим коммерческой организации — по ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями).

эм См . п 20 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества».

945 Новый комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв ред В И. Радченко. М , 1996 С 576

 

Корыстные преступления против собственности. .

737

Таким образом, по характеру совершаемых действий рассматриваемое преступление весьма сходно с корыстным злоупотреблением должностными полномочиями (ст. 285 УК). Ведь с определенными оговорками можно сказать, что злоупотребление должностью — это тот же обман или злоупотребление доверием, но только совершаемые должностным лицом в сфере своей служебной деятельности, т. е. «служебное» или «должностное» причинение имущественного ущерба. В признаках, характеризующих субъекта преступления, и сокрыто основное различие между сопоставляемыми составами. Так, если использование в личных целях государственного имущества рядовыми работниками подпадает под признаки ст. 165 УК, то аналогичные действия должностных лиц, совершаемые в своекорыстных интересах, должны рассматриваться по ст. 285 УК.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью: виновный сознает, что обманывает собственника или законного владельца имущества либо употребляет во зло им оказанное ему доверие, предвидит, что таким Способом потерпевшему будет причинен имущественный ущерб и желает причинить этот ущерб, преследуя цель незаконного извлечения имущественной вьп оды.

Указанные намерения не могут присутствовать там, где «причи-нитель вреда» рассматривает вторую сторону в качестве должника, где между сторонами существуют гражданско-правовые отношения и вытекающий из них имущественный спор о причитающихся «виновному» и иным лицам денежных суммах, принадлежащих «потерпевшему».

Наказание по ч. / ст. 165 УК — штраф в размере до двухсот «минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо Обязательные работы на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти Н&сов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ест на срок до четырех месяцев, либо лишение свободы на срок до ух лет.

Квалифицированные виды рассматриваемого преступления обязует то же деяние, совершенное группой лиц по предварительному говору или неоднократно (ч. 2 ст. 165 УК).

Особо квалифицированным (ч. 3 ст. 165 УК) данное преступ-'ение будет тогда, когда деяния, предусмотренные частями 1 или

 

738

Глава VII

2 настоящей статьи: а) совершены организованной группой либо б) причинили крупный ущерб; в) совершены лицом, ранее два или более раза судимым за хищение, вымогательство либо причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Понятие «крупный ущерб» в ст. 165 УК не идентично понятию «крупный размер» применительно к хищениям. Если последний признак четко формализован в прим. 2 к ст. 158 УК, то первый носи г оценочный характер. В этой связи хотелось бы обратить внимание на содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» разъяснение о том, что «признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб. существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на cooi-ветствующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака» (курсив наш. -- А Б.). 1 Кроме того, обязав приводить в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о признании вреда существенным, Верховный Суд РФ также указал, чю при этом следует неукоснительно соблюдать конституционное положение (ст. 49 Конституции РФ), согласно которому неустрани-

94-

мые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.