Глава 5. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296 УК РФ)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 
РЕКЛАМА
<

 

 Обращение к источникам древнерусского права показало, что нормы, сходные по своему содержанию со ст. 296 УК РФ, содержались в Новгородской Судной грамоте, устанавливавшей запрет "наводить наводки", т.е. побуждать толпу к нападению на суд либо на противную сторону (ст. 6, 13), и в Псковской Судной грамоте, предусматривавшей ответственность за самовольное и насильственное вторжение в судебное помещение и за нанесение ударов подвернику - специальному должностному лицу, следившему за порядком в помещении суда *(79).

 По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. ответственность за "сопротивление исполнению судебных определений или иных постановлений и распоряжений властей, правительством установленных, а равно и законным действиям чиновника в отправлении его должности" устанавливалась в разделе IV "О преступлениях и проступках против порядка управления". Она дифференцировалась в зависимости от вида и характера примененного насилия. Более тяжким считалось насильственное сопротивление, совершенное с применением оружия (ст. 291), затем следовала ответственность за сопротивление без оружия, но соединенное с побоями или иными насильственными действиями (ст. 292), и наконец, за удержание чиновника от законного исполнения им обязанностей по службе угрозами такого рода, которые позволяли последнему считать себя в опасности (ст. 293) *(80).

 Российское уголовное законодательство советского периода (УК РСФСР 1922 и 1926 гг.), а также законодательство большинства союзных республик бывшего СССР не содержало норм, аналогичных по своему содержанию ст. 296 УК РФ. Лишь УК ЭССР признавал преступлением насилие или угрозу в отношении свидетеля, потерпевшего, эксперта, переводчика, понятого в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, а равно в отношении лица, совершившего преступление, в целях сокрытия других участников преступления или из мести за их разоблачение при наличии достаточных оснований опасаться приведения такой угрозы в исполнение (ст. 172). Из диспозиции этой нормы следует, что уголовная ответственность была предусмотрена за насильственные действия или угрозу их совершения в отношении участников процесса, призванных в силу прямого указания в законе оказывать содействие осуществлению правосудия. В случае угрозы применения насилия такие действия признавались преступными только в том случае, когда имелись реальные основания опасаться осуществления данной угрозы. Таким образом, эстонский законодатель устанавливал ответственность за две указанные формы действий в целях воспрепятствования осуществлению правосудия. Наряду с общественными отношениями в сфере правосудия уголовно-правовой защите подлежали конкретные участники процесса, в отношении которых такое воспрепятствование осуществлялось. Ответственность за применение насилия или угрозу его применения в отношении судьи и других лиц, осуществляющих правосудие или предварительное расследование, была установлена в ст. 1721 УК ЭССР.

 Норма об ответственности за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования в виде, близком современному, появилась в российском уголовном законодательстве сравнительно недавно. Она была введена Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 г. В первоначальной редакции ст. 176.2 предусматривала ответственность за угрозу убийством, насилием или уничтожением имущества по отношению к судье, народному заседателю, а равно к их близким родственникам в связи с осуществлением судьей, народным заседателем правосудия.

 Деятельность прокурора, следователя и лица, производящего дознание, ставилась под уголовно-правовую охрану в ст. 191.3 УК РСФСР ("Воспрепятствование служебной деятельности прокурора, следователя или лица, производящего дознание"), которая была отнесена к преступлениям против порядка управления, а не к преступлениям против правосудия.

 Закон РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" от 16 июля 1993 г. N 5451-I *(81) дополнил ст. 176.2 указанием об установлении ответственности за описанные в ней действия в отношении присяжного заседателя.

 Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 24 апреля 1995 г. N 61-ФЗ *(82) внес в ст. 176.2 УК РСФСР изменения. В ч. 1 статьи уголовная ответственность была предусмотрена не только за действия в отношении судьи, народного и присяжного заседателя и их близких родственников, но и в отношении прокурора, следователя, судебного исполнителя, лица, производящего дознание, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, сотрудника федерального органа государственной охраны в связи с их служебной деятельностью, а также в отношении их близких родственников и иных лиц, на жизнь и здоровье которых совершается посягательство в целях воспрепятствования законной деятельности указанных должностных лиц. Кроме того, ст. 176.2 УК РСФСР была дополнена ч. 2, предусматривавшей повышенную ответственность за умышленное нанесение легкого телесного повреждения, побоев или за иные насильственные действия в отношении лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 176.2 УК РСФСР, совершенные в тех же целях.

 Таким образом, ст. 176.2 УК РСФСР предусматривала ответственность за совершение указанных в ней действий фактически в связи с любой служебной деятельностью судьи, прокурора и других должностных лиц (за исключением народных и присяжных заседателей), а не только в связи с их конкретной деятельностью по реализации целей и задач правосудия. К ответственности по ст. 176.2 УК РСФСР, например, могло быть привлечено лицо, совершившее угрозу убийством в адрес прокурора или председателя суда из-за отказа в приеме на работу. Кроме того, данная статья предусматривала ответственность и за воздействие на лиц, не имеющих отношения к правосудию или предварительному расследованию (должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, сотрудник федерального органа государственной охраны).

 Модельный УК в ст. 334 предусматривает ответственность за угрозу убийством, насилием, повреждением или уничтожением имущества в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно прокурора, следователя, лица, осуществляющего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя, адвоката, эксперта, переводчика или их близких в связи с производством предварительного расследования, рассмотрением дела в суде либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта и относит этот состав к преступлениям средней тяжести (ч. 1). Квалифицирующим признаком Модельный УК называет применение насилия, не опасного для жизни или здоровья названных в ч. 1 статьи лиц (ч. 2).

 Российский законодатель, устанавливая в ст. 296 УК РФ уголовную ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования, учел высокую общественную опасность подобных действий, поскольку они могут вызвать опасения у лиц, осуществляющих правосудие или предварительное расследование, в безопасности своей жизни или здоровья, жизни или здоровья своих близких, сохранности имущества. Эти опасения способны заставить лиц, участвующих в отправлении правосудия или в предварительном расследовании, принимать незаконные решения и совершать незаконные действия, т.е. могут нарушить нормальное осуществление правосудия или предварительного расследования.

 Статья 296 УК РФ состоит из 4 частей. В ее ч. 1 и 2 предусмотрена ответственность за угрозу в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, в ч. 3 и 4 - за совершение предусмотренных в ч. 1 и 2 статьи действий при наличии квалифицирующего и особо квалифицирующего признака.

 В ч. 1 ст. 296 УК РФ устанавливается ответственность за угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде.

 Основным непосредственным объектом рассматриваемого преступления в ч. 1 являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом. Дополнительным непосредственным объектом этого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие здоровье, безопасность или имущественные права названных в диспозиции лиц. В случае посягательства на имущественные права обязательным признаком является предмет преступления, то есть конкретное имущество потерпевших.

 Потерпевшими в ч. 1 ст. 296 УК РФ являются судья, присяжный заседатель, иное лицо, принимающее участие в отправлении правосудия, либо их близкие. Определение понятий этих лиц полностью совпадает с приведенным в ст. 295 УК РФ (см.  главы 2 и  4).

 Изучение уголовных дел, рассмотренных в кассационном порядке Верховным Судом РФ, показало, что потерпевшими по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 296 УК РФ, в основном были судьи. Не удалось выявить ни одного случая посягательства на присяжного заседателя, иных лиц или их близких.

 Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 296 УК РФ, выражается в строго определенных законом угрозах: угрозе убийством, угрозе причинением вреда здоровью, а также в угрозе уничтожением или повреждением имущества.

 Понятие "угроза" раскрывается как запугивание, обещание причинить кому-нибудь вред, зло *(83). В связи с этим в уголовном праве под угрозой понимается "психологическое воздействие на потерпевшего в целях изменения его поведения в интересах угрожающего лица", что отличает угрозу как самостоятельный состав, имеющий специфическую конструкцию, от обнаружения умысла, т.е. высказывания намерения совершить преступление *(84).

 Форма выражения угроз может быть различной: устной, письменной, продемонстрированной без слов.

 Ф. была осуждена за то, что с целью добиться изменения решений по гражданско-правовым спорам, состоявшихся в отношении ее, направляла в различные инстанции, в том числе в органы власти, письма с угрозами в адрес судей, а также обратилась в газету с просьбой опубликовать объявление о подыскании для этого киллера. Оставляя без изменения приговор в отношении Ф., Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что ответственность за угрозу убийством судье в связи с осуществлением правосудия наступает независимо от того, в какой форме она была высказана *(85).

 Угроза может быть передана лично или через третьих лиц. Однако в последнем случае необходимо, чтобы лицо, осуществляющее угрозу, преследовало цель довести ее до сведения адресата. Угроза в адрес судьи, присяжного заседателя или их близких, а также иных лиц, принимающих участие в отправлении правосудия, высказанная публично в их отсутствие, не образует состава преступления.

 Содержание угрозы убийством, причинением вреда здоровью можно раскрыть применительно к разъяснению, содержащемуся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" от 15 июня 2004 г. N 11 *(86). В соответствии с п. 11 под угрозой убийством следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

 Угрозы убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества по своему содержанию аналогичны угрозам, предусмотренным в ст. 119 и 163 УК РФ. Для наличия состава рассматриваемого преступления достаточно угрозы одним из указанных в законе действий. Из изученных уголовных дел в адрес судей высказывались угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Случаев угрозы причинением здоровью вреда иной тяжести либо уничтожением или повреждением имущества не было.

 Большинство авторов отмечают, что для привлечения лица к ответственности по ст. 296 УК РФ не имеет значения его отношение к этим угрозам. Важно, чтобы потерпевший воспринимал эти угрозы как реальные. Характеризуя отношение потерпевшего к подобным угрозам, Ю. Ляпунов, например, отмечает, что "угроза должна восприниматься как реальная, даже если виновный и не имел намерения исполнить ее". Обосновывая такую позицию, он утверждает, что угроза должна быть конкретной и действительной, то есть такой, которая может быть приведена в исполнение. Если же она не воспринимается потерпевшим как реальная, то она не достигнет своей цели и не сможет изменить деятельность судьи *(87).

 На наш взгляд, при подобном подходе не учитываются следующие обстоятельства. Предусмотренная ст. 119 УК РФ угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью действительно является наказуемой, если имелись основания опасаться ее осуществления. В этом случае требование реальности угрозы содержится в самом законе, а в ст. 296, равно как и в ст. 163 УК РФ, такое требование отсутствует. На наш взгляд, отсутствие указания на необходимость реальности угроз в ст. 296 УК РФ обусловлено тем, что в отличие от ст. 119 УК РФ она не ставит под защиту личность потерпевшего саму по себе, а защищает лицо, осуществляющее правосудие. Думается, именно потому, что перечисленные в ст. 296 УК РФ угрозы посягают на нормальное осуществление правосудия, законодатель предусмотрел ответственность за них независимо от того, насколько они реальны. В связи со сказанным степень реальности угрозы может и должна учитываться не при определении наличия в действиях виновного признаков состава преступления, а при индивидуализации наказания.

 Понимание направленности названных в законе угроз неоднозначно. Большинство авторов считают, что для наличия состава рассматриваемого преступления достаточно угрозы одним из действий, указанных в законе: убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества. Угроза совершения иных действий, не указанных в ст. 296 УК РФ (уволить с работы, разгласить позорящие сведения и т.п.), не образует состава данного преступления *(88). В случаях применения этих угроз, как отмечалось в  главе 3, действия виновного могут квалифицироваться как воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ).

 Согласно другой точке зрения, поскольку в названии ст. 296 УК РФ идет речь "о насильственных действиях, следует прийти к выводу, что угроза совершить такие преступления, как изнасилование и похищение человека, также должна влечь ответственность по данной статье" *(89). Такой подход представляется необоснованным, так как применяющееся в названии ст. 296 УК РФ понятие "насильственные действия" относится к деяниям, предусмотренным ч. 3 и 4, а не ч. 1 и 2 статьи, в которых речь идет об угрозе совершения действий, указанных в ч. 1, где не упоминаются изнасилование и похищение человека, которые могут быть совершены и без причинения вреда здоровью.

 Однако постановка вопроса о необходимости привлечения лица к ответственности за воздействие на участников отправления правосудия угрозой изнасилования или похищения человека представляется актуальной. Тем более что законодатель предусмотрел ответственность за угрозу причинением вреда здоровью или за угрозу уничтожением или повреждением имущества, которые сами по себе являются менее общественно опасными, чем изнасилование или похищение человека. С этой позиции представляется более удачной редакция ст. 176.2 УК РСФСР, предусматривавшая ответственность не за угрозу причинением вреда здоровью, а за угрозу насилием, охватывавшую и угрозы указанного характера.

 Для состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 296 УК РФ, необходимо, чтобы угроза была объективно связана с указанной в законе деятельностью потерпевшего по рассмотрению дел или материалов в суде. Под этой деятельностью следует понимать независимую деятельность суда по разрешению дел в порядке конституционного, уголовного, гражданского и административного судопроизводства. Содержание этой деятельности подробно раскрыто при описании объекта преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 294 УК РФ (см.  главу 3).

 Для наличия в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 296 УК РФ, не имеет значения, на какой стадии рассмотрения дел или материалов судом (при назначении дела к слушанию либо после вынесения судом решения) они были совершены. По большинству изученных уголовных дел угрозы в адрес судей высказывались непосредственно во время или сразу после оглашения приговоров по уголовным делам либо до рассмотрения ими уголовных дел с целью добиться интересующего виновных результата. Имели место угрозы в адрес судей и спустя определенное время после вынесения судебных решений, но до приведения их в исполнение, и даже спустя несколько лет после освобождения виновного из мест лишения свободы.

 Важно, чтобы между действиями потерпевшего по осуществлению правосудия и угрозой в его адрес имелась причинная связь. В случае, если угроза была обусловлена личными отношениями (намерением расторгнуть брак и т.п.), действия виновного следует квалифицировать как преступление против личности (например, по ст. 119 УК РФ).

 Исследуемый состав преступления является формальным и считается оконченным с момента высказывания указанных угроз независимо от того, были ли эти угрозы затем реализованы и имело ли виновное лицо намерение их реализовать. В том случае, если угрозы были реализованы, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений. Так, если лицо не только высказало угрозу уничтожить имущество судьи, но и реализовало ее, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 296 и ст. 167 УК РФ.

 С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом. Лицо должно осознавать общественно опасный характер угрозы, осознавать, что угрожает указанному в законе лицу в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (интеллектуальный момент), и желать высказать такую угрозу (волевой момент).

 Мотивы преступления могут быть различны: месть за действия судьи или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, стремление добиться от указанных в законе лиц благоприятного решения по делу и т.д.

 Субъект преступления - любое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

 Наказание по ч. 1 ст. 296 УК РФ - штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишение свободы на срок до трех лет (преступление средней тяжести).

 Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 296 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность всех органов по осуществлению правосудия в сфере производства предварительного расследования, рассмотрения дел или материалов в суде (лицами, не названными в ч. 1 названной статьи) либо исполнения приговора, решения суда или иного судебного акта. Устанавливая уголовно-правовую защиту этих общественных отношений, законодатель тем самым подчеркивает важность независимого осуществления указанной деятельности и повышенную общественную опасность посягательств на нее.

 Дополнительный непосредственный объект - общественные отношения, обеспечивающие здоровье, безопасность или имущественные права лиц, названных в ч. 2 указанной статьи.

 Потерпевшими от этого преступления могут быть прокурор, следователь или лицо, производящее дознание, защитник, эксперт, специалист, судебный пристав или судебный исполнитель, а равно их близкие, то есть те же лица, которые названы в ст. 295 УК РФ (см.  главы 2 и  4).

 В случае посягательства на имущественные права обязательным признаком состава, как и в ч. 1 ст. 296 УК РФ, является предмет преступления, то есть конкретное имущество потерпевших. Предметом преступления в ч. 2 данной статьи могут стать также материалы судебных дел, экспертные заключения, досье защитника, материалы исполнительного производства и т.д., если в результате посягательства происходит их повреждение или уничтожение (см. пример в  главе 3).

 Законодатель не проводит каких-либо различий между ч. 1 и 2 ст. 296 УК РФ по объективной стороне. Важно, чтобы угроза со стороны виновного была связана с деятельностью названных в ч. 2 статьи лиц по производству предварительного расследования, рассмотрению дел или материалов в суде либо исполнению приговора, решения суда или иного судебного акта. Понятие каждого из названных видов деятельности приведено в ст. 294 и 295 УК РФ (см.  главы 3 и  4).

 Как и в ч. 1, в ч. 2 статьи угроза может быть словесной либо выражаться в действии, направленность которого очевидна для потерпевшего. Иногда угроза может быть выражена в обеих названных формах.

 Ранее не судимый и положительно характеризовавшийся К. был осужден по ч. 2 ст. 296 УК РФ. Во время производства обыска в его служебном кабинете он препятствовал проведению этого следственного действия, высказывая угрозы убийством следователю и понятым, а затем, в подкрепление своих слов, выстрелил из пистолета в потолок своего кабинета *(90).

 Субъективная сторона - прямой умысел. Лицо осознает общественную опасность угрозы в отношении одного из конкретных лиц, названных в ч. 2 данной статьи, осознает, что угрожает ему в связи с производством предварительного расследования, либо рассмотрением дел или материалов в суде, либо исполнением судебного акта (интеллектуальный момент), и желает так действовать (волевой момент).

 Цель не является обязательным признаком. На практике преступление чаще всего совершается с намерением воздействовать на нормальное производство предварительного расследования, рассмотрение дел или материалов в суде либо исполнение судебных актов на любой стадии осуществления потерпевшим этой деятельности.

 На практике угрозы в отношении следователей и дознавателей имели место в ходе проведения следственных действий. Большинство из них были сопряжены с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевших. Угрозы убийством в отношении судебных приставов высказывались непосредственно в ходе исполнения судебных решений и были направлены на то, чтобы воспрепятствовать их законной деятельности. Таким образом, если для деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 296 УК РФ, наиболее характерен мотив мести за вынесенное судебное решение, то в случаях, предусмотренных ч. 2 статьи, виновные обычно стремятся добиться прекращения направленной против них деятельности органов предварительного расследования, судебных приставов или судебных исполнителей.

 Никаких различий в характеристиках субъектов преступления по ч. 1 и 2 ст. 296 УК РФ законодатель не проводит.

 Действия, предусмотренные ч. 2 статьи, наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет (преступление небольшой тяжести). В настоящее время арест не применяется.

 Квалифицирующим признаком предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 296 УК РФ преступлений является совершение названных действий с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья (ч. 3 статьи), а особо квалифицирующим - совершение этих действий с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (ч. 4 статьи). В обоих случаях насилие применяется для создания у потерпевшего мнения о реальности высказываемых в его адрес угроз. Для раскрытия указанных понятий могут быть использованы разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о применении, например, ст. 161 и 162 УК РФ. Так, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" от 27 декабря 2002 г. N 29 под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.) (п. 21) *(91). Понятие побоев и причинения вреда здоровью, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, содержится в п. 50 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, которые хотя и утратили силу, но используются практическими работниками в качестве методических рекомендаций *(92). Под иными насильственными действиями судебная практика понимает лишение воды и пищи, уколы, вырывание волос и т.д.

 Например, М. был осужден по ч. 3 ст. 296 УК РФ за применение к судебному исполнителю во время исполнения судебного решения насилия, выразившегося в том, что, отказавшись исполнить решение суда, он удерживал потерпевшую за руки и за одежду, когда она пыталась вызвать милицию *(93).

 При применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, дополнительным непосредственным объектом является здоровье потерпевшего. Действия, предусмотренные ст. 116 УК РФ ("Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение легкого вреда здоровью"), полностью охватываются ч. 3 ст. 296 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации.

 За действия, предусмотренные ч. 3 статьи, установлено безальтернативное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет (преступление средней тяжести).

 Особо квалифицирующий признак в ч. 4 ст. 296 УК РФ - насилие, опасное для жизни или здоровья. В соответствии с названным постановлением Пленума Верховного Суда РФ под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности (п. 21). Определение понятий тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью приводится соответственно в п. 29-43, 44-46, 47-49 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью.

 Исходя из этого дополнительным непосредственным объектом в ч. 4 статьи является жизнь или здоровье потерпевшего. В учебной литературе вместо разделительного союза "или" между указанными объектами посягательства иногда используется соединительный союз "и", а это не соответствует содержанию и смыслу закона *(94). Поскольку санкция ч. 4 ст. 296 УК РФ более строгая, чем санкции ч. 1 и 2 ст. 111, ст. 112-115 и ст. 117 УК РФ, предусматривающих ответственность за все виды насилия, не опасного и опасного для жизни или здоровья, все названные виды насилия полностью охватываются ч. 4 ст. 296 УК РФ и дополнительной квалификации не требуют. Однако если тяжкий вред здоровью лиц, указанных в ч. 1 и 2 ст. 296 УК РФ, причиняется при обстоятельствах, указанных в ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений по соответствующей части ст. 111 и по ч. 4 ст. 296 УК РФ.

 Часть 4 статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет (тяжкое преступление).

 Анализ судебной практики показывает, что подавляющее большинство преступлений, предусмотренных ст. 296 УК РФ, совершают лица, имеющие судимость за ранее совершенные умышленные преступления, то есть при рецидиве преступлений. Всем им назначалось наказание в виде реального лишения свободы. При назначении наказания ранее не судимым учитывались не только данные об их личности, но и вид и характер высказанных ими угроз, а также степень их реальности.

 

 Число осужденных по ст. 296 УК РФ

 

 ┌──────┬────────────────────┬─────────────────────────────┬─────────────┐

 │ Годы │     По ст. 296     │По совокупности преступлений,│    Всего    │

 │      │                    │  предусмотренных ст. 296 и  │             │

 │      │                    │      другими статьями       │             │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │  1   │               2    │              3              │      4      │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 1997 │ч. 1 - 15           │              0              │      15     │

 │      │ч. 2 - 15           │              3              │      18     │

 │      │ч. 3 - 9            │              1              │      10     │

 │      │ч. 4 - 3            │              0              │       3     │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 1998 │ч. 1 - 10           │              3              │      13     │

 │      │ч. 2 - 1            │              2              │      14     │

 │      │ч. 3 - 7            │              0              │       7     │

 │      │ч. 4 - 1            │              3              │       1     │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 1999 │ч. 1 - 11           │              0              │      11     │

 │      │ч. 2 - 10           │              3              │      13     │

 │      │ч. 3 - 9            │              0              │       9     │

 │      │ч. 4 - 0            │              0              │       0     │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 2000 │ч. 1 - 8            │              0              │       8     │

 │      │ч. 2 - 8            │              0              │       8     │

 │      │ч. 3 - 7            │              0              │       7     │

 │      │ч. 4 - 5            │              0              │       5     │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 2001 │ч. 1 - 8            │              1              │       9     │

 │      │ч. 2 - 11           │              1              │      12     │

 │      │ч. 3 - 5            │              1              │       6     │

 │      │ч. 4 - 1            │              0              │       1     │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 2002 │ч. 1 - 6            │              0              │       6     │

 │      │ч. 2 - 10           │              0              │      10     │

 │      │ч. 3 - 12           │              2              │      14     │

 │      │ч. 4 - 4            │              0              │       4     │

 ├──────┼────────────────────┼─────────────────────────────┼─────────────┤

 │ 2003 │ч. 1 - 13           │              0              │      13     │

 │      │ч. 2 - 11           │              1              │      12     │

 │      │ч. 3 - 3            │              0              │       3     │

 │      │ч. 4 -              │              0              │       0     │

 └──────┴────────────────────┴─────────────────────────────┴─────────────┘

 

 Обращаясь к международному опыту установления ответственности за преступления, аналогичные предусмотренным ст. 296 УК РФ, можно отметить, что, например, Модельный УК в ст. 334 устанавливает равную ответственность за угрозу вне зависимости от того, каким отношениям (в сфере судебной деятельности или предварительного расследования) причиняется вред. Круг потерпевших, указанных в Модельном УК, аналогичен кругу лиц, перечисленных в ст. 296 УК РФ. С большой степенью вероятности можно предположить, что именно отсюда российский законодатель заимствовал не вполне удачную формулу об угрозе в отношении присяжного заседателя или иного лица и не назвал конкретно иных лиц, участвующих в отправлении правосудия. Российский законодатель оказался и более либерален, отнеся преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 296 УК РФ, к преступлениям небольшой тяжести, хотя Модельный УК отнес их к преступлениям средней тяжести.

 УК Республики Беларусь (ст. 388, 389) и УК Украины (ст. 377) сужают круг потерпевших, устанавливая, что уголовно наказуемыми являются угрозы лишь в адрес судьи или заседателя в связи с осуществлением ими правосудия либо в отношении их близких. При этом УК Украины в качестве самостоятельного состава предусматривает умышленное уничтожение или повреждение имущества перечисленных лиц в связи с их деятельностью, связанной с осуществлением правосудия (ст. 378), не предусматривая ответственность за угрозу совершения таких действий.

 В УК Эстонской Республики круг потерпевших расширен, но предусмотрена уголовная ответственность только за насилие, а не за угрозу его применения в отношении судьи, судебного заседателя, судебного исполнителя, адвоката, прокурора или следователя в целях воспрепятствования осуществлению правосудия или из мести к этим лицам за выполнение ими своих обязанностей (ст. 303). В самостоятельный состав преступления выделено насилие в тех же целях в отношении свидетеля, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста или понятого (ст. 323).

 Уголовное законодательство европейских стран, предусматривающее ответственность и наказание за рассматриваемые преступления, неоднородно. В УК Испании ответственность установлена лишь для тех, кто насилием или запугиванием попытается прямо или косвенно повлиять на заявителя, сторону или обвиняемого, адвоката, прокурора, эксперта, переводчика или свидетеля в процессе для изменения ими своей процессуальной позиции в суде. Такие действия наказываются тюремным заключением на срок от 6 до 24 месяцев, причем, если виновный достиг своей цели, ему назначается наказание, близкое к верхнему пределу санкции (ст. 464). В данном случае закон не ставит под охрану деятельность самого суда. Положительным в этой норме является назначение наказания в зависимости от наступивших последствий.

 УК Швеции предусматривает ответственность за действия, сопровождающиеся нападением с применением насилия или угрозой применения насилия в отношении того, кто подал жалобу, предъявил иск, дал показания в суде или другим властям или иначе сделал заявление на слушании дела, а также для того, чтобы воспрепятствовать лицу сделать это (ст. 10 гл. 17). В ст. 1 гл. 17 УК Швеции установлена ответственность за воздействие насилием или угрозой насилием на государственного служащего (к ним могут быть отнесены и судьи) в целях принуждения его совершить или не совершать какие-либо действия при осуществлении властных полномочий.

 По УК Республики Польша уголовной ответственности подлежит тот, кто насилием или угрозой оказывает влияние на официальную деятельность суда (ст. 232).

 Широкий круг отношений в сфере правосудия поставлен под охрану от угроз в УК ФРГ. В нем установлена ответственность за применение насилия в отношении должностного лица в связи с выполнением им служебных обязанностей по исполнению законов, правовых предписаний, приговоров, решений или распоряжений суда, а также за сопротивление с применением насилия или угрозы его применения или за нападение на соответствующих должностных лиц (§ 113).