Глава 14. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 
РЕКЛАМА
<

 

 Ознакомление с российским законодательством показывает, что история формулирования ответственности за вынесение неправосудных судебных актов уходит в далекое прошлое.

 Судебник 1497 г., предусматривая в ст. 19 отмену неправильного решения судьи ("та грамота не в грамоту"), не устанавливал ответственности судей за вынесение ими неправильного решения *(207).

 В ст. 3-5 Судебника 1550 г. впервые намечается ответственность за должностное преступление - вынесение судьей неправосудного решения вследствие получения взятки (ст. 3). Оно могло выразиться в составлении за взятку подложного протокола судебного заседания либо в неправильной записи показаний сторон или свидетелей. Уголовная ответственность судей дифференцировалась в соответствии с феодальным правом-привилегией. Наказание в отношении высших должностных лиц определял глава государства, для более низких чиновников ответственность устанавливалась в самом Судебнике 1550 г. и была достаточно суровой, вплоть до тюремного заключения. В случае вынесения неверного решения бесхитростно, т.е. вследствие добросовестного заблуждения, ошибки или неопытности судьи, судья ответственности не нес, ибо в его действиях отсутствовал состав преступления (ст. 2) *(208).

 В Соборном уложении 1649 г. была предусмотрена уголовная ответственность за умышленное неправосудие (судьи, вынесшего за взятку неправильное решение) и за неосторожное неправосудие (ст. 5, 6, 10 гл. X) *(209).

 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. *(210) в гл. V "О неправосудии" устанавливало ответственность за неправосудное, умышленное или ошибочное постановление приговора, назначение необоснованно мягкого наказания.

 В Уголовном уложении 1903 г. в главе "О противодействии правосудию" была предусмотрена норма об ответственности за постановление заведомо неправосудного решения *(211).

 Впервые специальная норма об уголовной ответственности судей за вынесение неправосудного приговора была введена в России в главу о должностных преступлениях УК РСФСР 1922 г. Статья 111 предусматривала ответственность за постановление судьями из корыстных или иных личных видов неправосудного приговора. Наказывалось преступление лишением свободы не ниже трех лет, а при отягчающих обстоятельствах - высшей мерой наказания. В УК РСФСР 1926 г. ст. 114 об ответственности судей за вынесение неправосудного приговора была помещена в гл. III "Должностные (служебные) преступления". Первоначально в УК РСФСР 1926 г., равно как и в УК РСФСР 1922 г., устанавливалась ответственность лишь за вынесение неправосудного приговора. В 1927 г. редакция ст. 114 была изменена и стала таковой: "Постановление судьями из корыстных или иных личных видов неправосудного приговора, решения или определения - лишение свободы на срок не ниже двух лет". Такая формулировка закона свидетельствовала о совершенствовании данной нормы и большей защищенности отношений в сфере правосудия.

 УК РСФСР 1960 г. также предусматривал ответственность за аналогичные действия. Статья 177 "Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления" состояла из двух частей в такой редакции: "Вынесение судьями заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления - наказывается лишением свободы на срок до трех лет. Те же действия, повлекшие тяжкие последствия, - наказываются лишением свободы на срок от трех лет до десяти лет". Из текста ст. 177 УК РСФСР 1960 г. следует, что по сравнению с УК РСФСР 1922 и 1926 гг. данная норма устанавливала ответственность за все виды неправосудных судебных актов, а исключение указания на "корыстные или иные личные виды" (мотивы) расширило сферу ее применения. В такой редакции данная статья действовала вплоть до принятия УК РФ.

 Формулировка ст. 338 Модельного УК (ч. 1 - "Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения, определения или иного судебного постановления"; ч. 2 - "То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора к лишению свободы или повлекшее по неосторожности тяжкие последствия") не была воспринята российским законодателем полностью. Вместе с тем, если в дальнейшем указание Модельного УК на неосторожное отношение к тяжким последствиям будет учтено законодателем, это поможет избежать ошибок при квалификации данного преступления. Как показывает время, внося изменения в статьи УК РФ, законодатель пошел именно по такому пути (см. ст. 249, 283).

 В УК РФ рассматриваемое преступление предусмотрено ст. 305 "Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта", которая в ч. 1 устанавливает ответственность за вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, и в ч. 2 - за то же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия.

 Общественная опасность предусмотренного ст. 305 УК РФ преступления обусловлена содержанием тех общественных отношений, на причинение ущерба которым оно направлено.

 Основным непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом. Дополнительным непосредственным объектом альтернативно могут выступать общественные отношения, содержанием которых являются конституционные права и законные интересы конкретного лица (как потерпевшего, так и его близких), а равно охраняемые законом интересы общества и государства. Ю.А. Красиков детализирует последние, говоря, что это могут быть права и интересы государственных, общественных, коммерческих организаций *(212). Высказанное И.С. Власовым мнение о том, что личность не может быть непосредственным объектом посягательства при совершении преступлений против правосудия, не разделяется большинством ученых *(213).

 Общественная опасность преступления возрастает также вследствие того, что его совершают судьи, т.е. лица, сами призванные осуществлять функцию правосудия и использующие в преступных целях свои должностные полномочия. Указанные обстоятельства повышают общественную опасность данного преступления и позволяют относить его к наиболее опасным преступлениям против правосудия. По мнению В.К. Глистина, "данное преступление, безусловно, самое тяжкое из всех посягательств против правосудия" *(214). Известно, что судебная деятельность осуществляется в строгих процессуальных формах, которые должны обеспечить соблюдение принципа законности при применении норм материального права. Это, а также само наличие в УК РФ специальной нормы - гарантия охраны законности правосудия.

 Предметом преступления являются судебные акты, т.е. процессуальные документы, вынесенные судьей (судьями) по существу рассматриваемого вопроса. Поскольку ст. 305 УК РФ не содержит полного перечня судебных актов, следует обратиться к гражданско-, арбитражно-, административно-, уголовно-процессуальному законодательству.

 В гражданском судопроизводстве в соответствии с ГПК РФ судебными актами являются следующие:

 1) судебный приказ - судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления кредитора о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, предусмотренным ст. 122 ГПК РФ (ст. 121);

 2) решение - постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу (ст. 194);

 3) определение - судебное постановление суда первой инстанции, которое не разрешает дела по существу (ст. 224);

 4) частное определение - выносится судом, когда выявляются случаи нарушения законности (ст. 226);

 5) кассационное определение - постановление, которым разрешается вопрос о правильности решения суда первой инстанции в пределах кассационной жалобы (ст. 366);

 6) частное определение суда кассационной инстанции - выносится в случаях, указанных в ст. 226 ГПК РФ;

 7) определение или постановление суда надзорной инстанции (ст. 388).

 Статья 15 АПК РФ называет такие судебные акты:

 1) решение - судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу;

 2) постановление - судебный акт, принимаемый арбитражным судом апелляционной и кассационной инстанций по результатам рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб, а также Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ по результатам пересмотра судебных актов в порядке надзора;

 3) определения - иные судебные акты арбитражных судов, принимаемые в ходе осуществления судопроизводства.

 В КоАП РФ в ст. 29.9 сказано, что по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении могут быть вынесены постановление или определение. В ст. 29.13 предусмотрена возможность вынесения судьей представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

 В ст. 5 УПК РФ раскрывается содержание таких судебных актов уголовного судопроизводства:

 1) приговор - решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (п. 28);

 2) определение - любое решение, за исключением приговора, вынесенное судом первой инстанции коллегиально при производстве по уголовному делу, а также решение, вынесенное вышестоящим судом, за исключением суда апелляционной или надзорной инстанции, при пересмотре соответствующего судебного решения (п. 23);

 3) постановление - любое решение, за исключением приговора, вынесенное судьей единолично; решение, вынесенное президиумом суда при пересмотре соответствующего судебного решения, вступившего в законную силу (п. 25);

 4) заключение суда - вывод о наличии либо об отсутствии в действиях лица, в отношении которого применяется особый порядок производства по уголовному делу, признаков преступления (п. 11.1).

 Формы судебных актов в уголовном судопроизводстве названы в УПК РФ применительно к различным видам судебного производства:

 1) на предварительном слушании решение судьи оформляется постановлением в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 227 (ст. 236);

 2) суд первой инстанции выносит приговор (ст. 316);

 3) суд апелляционной инстанции может выносить постановление (в случаях, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 367) либо приговор (в случаях, предусмотренных п. 2-4 ч. 3 ст. 367);

 4) суд кассационной инстанции выносит свои решения в форме определения (ст. 378);

 5) суд надзорной инстанции выносит свои решения в форме определения или постановления в соответствии с требованиями ст. 388 (ст. 408).

 Таким образом, к иным судебным актам в соответствии с законодательством прежде всего следует отнести определения и постановления. В литературе высказано суждение о том, что вердикт коллегии присяжных заседателей также является судебным актом *(215). Однако более предпочтительной является позиция, в соответствии с которой "вердикт сам по себе не судебное решение, а основание для принятия такого решения судьей. Вердикт - вывод (мнение, заключение) присяжных заседателей по вопросу о виновности либо невиновности подсудимого, он обязателен только для председательствующего судьи, который при наличии предусмотренных ч. 4, 5 ст. 348 УПК РФ условий может с обвинительным вердиктом не согласиться" *(216).

 В порядке осуществления конституционного правосудия на основании ст. 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" принимаются такие судебные акты:

 1) решение - судебный акт, принимаемый как в пленарном заседании, так и в заседании палаты Конституционного Суда РФ;

 2) заключение - итоговое решение Конституционного Суда РФ по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

 3) определения - все иные решения Конституционного Суда РФ, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства.

 Поскольку названные судебные акты (приговоры, решения, определения, постановления) по своему характеру весьма различны, предметом данного преступления могут являться лишь такие из них, где по существу решаются вопросы, в связи с которыми возникло уголовное, гражданское или административное дело. Такие же определения, как, например, о порядке допроса свидетелей, переносе судебного заседания, не решают дела по существу и, следовательно, не могут причинить вреда охраняемому объекту и быть предметом рассматриваемого преступления. Соответственно, не могут являться предметом преступления, например, частные определения, о которых сказано в ст. 226, 368 ГПК РФ.

 Объективную сторону основного состава преступления образует вынесение названных в ст. 305 УК РФ процессуальных актов. Это всегда активные действия, суть которых - составление приговора, решения, определения, постановления и подписание его судьей (судьями).

 В ст. 305 сказано, что судебный акт должен быть неправосудным. Прямого ответа на вопрос о том, что следует понимать под неправосудностью судебного акта, в законе нет. Однако толкование ряда статей УПК и ГПК РФ позволяет ответить на данный вопрос достаточно полно. В первую очередь ответ можно найти в статьях об основаниях отмены соответствующих судебных актов. В ГПК РФ об этом сказано в ст. 362 и 387, в УПК РФ - в ст. 379 и 409. Основополагающими при этом являются: а) несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам; б) нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального закона; в) несправедливость приговора, решения, определения, постановления.

 В УПК РФ эти положения детально раскрыты в ст. 380-383. В частности, неправосудным будет, например, приговор: а) вынесенный с нарушением требований Общей части УК РФ; б) когда применена не та статья (части, пункты) Особенной части УК РФ; в) если назначено более строгое наказание, чем предусмотрено конкретной статьей Особенной части УК РФ; г) если назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы соответствующей статьи Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Следует согласиться в этой связи с высказыванием Н.И. Пикурова о том, что неправосудность соответствующего судебного акта напрямую связана с существенным нарушением прав и свобод личности или интересов правосудия в целом *(217).

 В одном акте возможно наличие одновременно несколько признаков неправосудности. Для понимания неправосудности И.Б. Малиновский предлагает руководствоваться двумя критериями: 1) юридическим - несоответствие существующему законодательству; 2) фактическим - несоответствие установленным фактическим данным. В первом случае судебный акт вынесен с нарушением норм уголовно-процессуального, гражданско-процессуального, арбитражно-процессуального, административного и иного законодательства, во втором - выводы, содержащиеся в судебном акте, не соответствуют установленным по делу фактическим данным *(218).

 В свете сказанного представляет интерес мнение А.Ю. Карташова о том, что рассматриваемое преступление является "специального рода превышением своей (судьи. - А.К.) должностной компетенции". Так же, как при превышении власти, когда, как разъяснено в действующем постановлении Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" от 30 марта 1990 г., превышением власти является совершение действий, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить (п. 11), ни один судья не вправе вынести неправосудный судебный акт. На этом основании он полагает возможным считать норму, предусмотренную ст. 305 УК РФ, специальной по отношению к общей норме, которая предусмотрена ст. 286 УК РФ *(219).

 Сказанное позволяет прийти к выводу о том, что неправосудный акт по своему содержанию является незаконным актом. В связи с этим полагаем, что характерный для УК РФ термин "незаконный" был бы более уместен, ибо исключил бы на практике случаи ограничительного либо расширительного толкования при применении данной нормы. Тем более что в ч. 2 ст. 305 УК РФ законодатель употребляет в качестве синонима термин "незаконный" приговор *(220).

 Для рассматриваемого состава преступления не имеет значения, по какому делу (уголовному, гражданскому, административному) вынесен судебный акт. Также неважно, в какой судебной инстанции вынесен заведомо неправосудный приговор, решение или иной судебный акт, вступил ли он в законную силу или нет.

 По конструкции состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, является формальным. Для признания преступления оконченным не требуется наступления последствий, достаточно совершить деяние - вынести неправосудный судебный акт. Вынесение судебного акта включает его составление и подписание судьей или судьями, в том числе присяжными или арбитражными заседателями.

 Преступление считается оконченным, как полагают большинство ученых (Ш.С. Рашковская, А.И. Чучаев, Л.В. Иногамова-Хегай), с момента подписания неправосудного судебного акта судьей (судьями) *(221). Ибо "с момента подписания акта, - как справедливо отмечает М.Н. Голоднюк, - дело разрешается по существу. Оглашение неправосудного судебного акта, вступление его в силу и исполнение находятся за пределами состава данного преступления" *(222), так же как и "приобщение к материалам дела процессуального документа, содержащего приговор, решение суда, или иного судебного акта" *(223).

 С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется прямым умыслом. Это следует из текста диспозиции данной нормы: заведомость неправосудного (незаконного) судебного акта традиционно толкуется как признак прямого умысла. Лицо осознает, что вынесение заведомо неправосудного судебного акта общественно опасно, потому что в таком случае существенно нарушаются требования действующего законодательства, а равно права лица, в отношении которого выносится такой акт (интеллектуальный момент), и желает совершить это (волевой момент), ибо без желания невозможно постановить заведомо неправосудный приговор. Установление признака "заведомость" имеет практическое значение. Оно позволяет отграничить рассматриваемое преступление от иных должностных злоупотреблений судей, а также от дисциплинарных проступков *(224). Судья, вынесший неправосудный судебный акт, но не сознававший его неправосудности, не несет ответственности по ст. 305 УК РФ. Также не подлежит ответственности судья, высказавший особое мнение при вынесении другими членами суда заведомо для них неправосудного судебного акта. Отдельные высказывания о возможности совершения рассматриваемого преступления с косвенным умыслом *(225) противоречат законодательной конструкции ст. 305 УК РФ.

 Если ошибка при вынесении судебного акта произошла вследствие небрежности, недостаточной квалификации, возможна дисциплинарная ответственность либо ответственность по ст. 293 УК РФ за халатное отношение к выполнению своих обязанностей. Однако в последнем случае ответственность наступает лишь при наличии существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Добросовестное заблуждение судьи относительно доказанности или недоказанности фактов и выводов, изложенных в судебном акте, вообще исключает уголовную ответственность.

 Мотив и цель рассматриваемого преступления в законе не указаны. Однако в соответствии со ст. 73 УПК РФ мотив подлежит обязательному доказыванию, так как может повлиять на назначение наказания. Когда неправосудный приговор был вынесен за взятку, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 305 и 290 УК РФ.

 Субъект преступления - специальный по признаку занимаемой должности - судья (судьи). В п. 54 ст. 5 УПК РФ сказано, что судья - это должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие. Статья 30 УПК РФ регламентирует порядок рассмотрения уголовных дел судом коллегиально или судьей единолично.

 В соответствии с положениями Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" возраст субъекта преступления зависит от того, какой судья выносит неправосудный судебный акт. Судья Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ должен достичь возраста в 35 лет, остальные судьи - 25 лет, быть гражданином РФ, иметь высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет. Возраст арбитражных и присяжных заседателей - также 25 лет.

 В данном преступлении возможно соучастие как должностных, так и частных лиц. Соучастником, например, может быть судья другого суда, склонивший председательствующего суда вынести неправосудный приговор. Его действия следует квалифицировать соответственно по ст. 33 и 305 УК РФ. По ст. 305 УК РФ будет нести ответственность судья, склонивший эксперта дать заведомо ложное заключение, чтобы придать вынесенному им неправосудному приговору видимость законного, ибо в данном случае он является и исполнителем, и подстрекателем. Действия эксперта, при условии, если он знал о цели такого поведения судьи, образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 307 и 33 и 305 УК РФ.

 Наказание по ч. 1 ст. 305 УК РФ - штраф до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишение свободы на срок до четырех лет (преступление средней тяжести).

 В ч. 2 ст. 305 УК РФ названы такие квалифицирующие признаки - вынесение незаконного приговора к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия. Совершение преступления при наличии хотя бы одного из двух названных признаков превращает содеянное в тяжкое преступление со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

 Усиление ответственности за вынесение незаконного приговора к лишению свободы вполне оправданно, так как в иерархии уголовных наказаний лишение свободы является одним из наиболее суровых наказаний (ст. 44 УК РФ). Но поскольку в законе не названы сроки лишения свободы при вынесении неправосудного приговора, наказание по ч. 2 данной статьи может быть назначено при вынесении неправосудного приговора с лишением свободы на срок в пределах от 2 месяцев до 30 лет (ст. 56 УК РФ) либо пожизненно (ст. 57 УК РФ). На наш взгляд, формулировка данного квалифицирующего признака требует уточнения. Следует указать, какой вид лишения свободы законодатель имеет в виду в данном случае, ибо в ст. 44 нет такого наказания - "лишение свободы", а есть "лишение свободы на определенный срок" и "пожизненное лишение свободы".

 В литературе по этому вопросу высказаны различные суждения. Например, С.Ф. Милюков полагает, что вынесение приговора к лишению свободы может заключаться в осуждении к лишению свободы как на определенный срок, так и пожизненно. Вместе с тем он отрицательно относится к возможности отнесения к таковым приговорам осуждения к лишению свободы условно *(226). Т.А. Костарева считает, что в данном случае имеется в виду как осуждение к лишению свободы на определенный срок, так и пожизненное лишение свободы, а равно лишение свободы, назначенное условно *(227). А.И. Чучаев полагает, что для квалификации по ч. 2 статьи не имеют значения ни вид лишения свободы, ни его срок *(228).

 В законодательном определении этого квалифицирующего признака, на наш взгляд, является лишним словом "суда", так как приговор выносит лишь суд и никакой иной орган.

 Отнеся конкретизированную характеристику предмета посягательства (приговор суда к лишению свободы) к тяжким последствиям, законодатель оставил открытым перечень тяжких последствий, сказав об "иных тяжких последствиях". Таким образом, этот признак является оценочным. Традиционно (с учетом практики применения ст. 177 УК РСФСР) к иным тяжким последствиям относят: 1) осуждение невиновного (невиновных) за тяжкое или особо тяжкое преступление; 2) осуждение к смертной казни; 3) самоубийство или покушение на самоубийство осужденного, ответчика, истца или его близких; 4) психическое заболевание; 5) крупный имущественный ущерб; 6) разорение предприятия; 7) назначение наказания, не соответствующего тяжести содеянного; 8) оправдание виновного в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления; 9) отбытие невиновным значительного срока лишения свободы и т.п.

 Отсутствие сколько-нибудь сложившейся практики применения ст. 315 УК РФ не позволяет говорить о современном понимании тяжких последствий. Наличие в ч. 2 ст. 305 УК РФ кроме деяния и преступных последствий требует установления причинной связи между ними, а также виновного отношения именно к этим последствиям. Следует заметить, что субъективное отношение к названным в ч. 2 статьи квалифицирующим признакам неодинаково. Если вынести незаконный приговор к лишению свободы, можно только желая этого (умышленная форма вины), то к наступлению иных тяжких последствий можно относиться как с умышленной, так и с неосторожной формой вины.

 Наказание по ч. 2 - лишение свободы на срок от 3 до 10 лет (тяжкое преступление).

 

 Число осужденных по ст. 305 УК РФ

 

 ┌────────┬───────────────────────┬─────────────────────────────┬────────┐

 │  Годы  │      По ст. 305       │По совокупности преступлений,│  Всего │

 │        │                       │  предусмотренных ст. 305 и  │        │

 │        │                       │      другими статьями       │        │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  1997  │       ч. 1 - 0        │              0              │    0   │

 │        │       ч. 2 - 0        │              0              │    0   │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  1998  │       ч. 1 - 0        │              1              │    1   │

 │        │       ч. 2 - 0        │              0              │    0   │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  1999  │       ч. 1 - 0        │              0              │    0   │

 │        │       ч. 2 - 0        │              0              │    0   │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  2000  │       ч. 1 - 1        │              0              │    1   │

 │        │       ч. 2 - 1        │              0              │    1   │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  2001  │       ч. 1 - 1        │              1              │    2   │

 │        │       ч. 2 - 0        │              0              │    0   │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  2002  │       ч. 1 - 3        │              0              │    3   │

 │        │       ч. 2 - 0        │              0              │    0   │

 ├────────┼───────────────────────┼─────────────────────────────┼────────┤

 │  2003  │       ч. 1 - 2        │              1              │    3   │

 │        │       ч. 2 - 2        │              0              │    2   │

 └────────┴───────────────────────┴─────────────────────────────┴────────┘

 

 УК стран СНГ также содержат нормы об ответственности за аналогичные рассматриваемому преступления, естественно, с некоторыми изменениями. УК Азербайджанской Республики (ст. 295), Туркменистана (ст. 198), Республики Узбекистан (ст. 231) и Украины (ст. 375) содержат исчерпывающий перечень судебных актов - приговор, решение, определение, постановление. УК Республики Молдова (ст. 307) относит к судебным актам приговор, определение, постановление. Законодатель Киргизской Республики (ст. 328 УК) называет в качестве субъекта преступления судью (суд), а УК Республики Молдова - только судью.

 В отличие от УК РФ несколько иначе сформулированы квалифицирующие признаки в УК Республики Молдова - связанные с обвинением в совершении тяжкого, особо тяжкого или чрезвычайно тяжкого преступления, Республики Таджикистан (ст. 349) - связанное с созданием искусственных доказательств обвинения, Украины - из корыстной или иной личной заинтересованности, Республики Узбекистан - повлекшее смерть человека.

 По УЗ Латвийской Республики, кроме судьи субъектом преступления может быть и лицо, производящее досудебное расследование, т.е. круг субъектов этого преступления расширен. Квалифицирующими признаками названы: 1) совершение преступления в корыстных целях; 2) связанное с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении или с фальсификацией доказательств (ст. 291). По сравнению с УК РФ это совершенно конкретные признаки, не относящиеся к оценочным. Подобную позицию законодателя следует приветствовать.

 Ответственность за вынесение незаконных судебных актов предусмотрена в уголовном законодательстве некоторых стран дальнего зарубежья.

 Так, в ст. 446 УК Испании установлена ответственность за умышленное вынесение незаконного приговора или решения судьей или магистратом. Она дифференцируется в зависимости от того, был ли это приговор о преступлении либо о проступке, и был ли он исполнен или не был исполнен. В УК Испании предусмотрена ответственность и за вынесение явно незаконного приговора либо решения по грубой неосторожности или по непростительному незнанию (ст. 447).

 УК ФРГ содержит специальную норму, которая называется "Вынесение неправосудного приговора или решения" (§ 339). В ней установлена ответственность судьи, другого должностного лица или третейского судьи, который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон в пользу или во вред одной из сторон. Наказание за это преступление - лишение свободы на срок от одного года до пяти лет.