Введение

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Большинство норм УК РФ имеет универсальный характер: опросы ответственности за совершение преступлений, как правило, решаются одинаково независимо от того, в какой сфере общественной жизни они совершены. При этом специальная сфера военно-служебных отношений не выделяется. Так, нормы о преступлениях против собственности защищают имущественные интересы всех физических и юридических лиц, в том числе воинских частей; нормы о соучастии в преступлении одинаково применяются ко всем лицам, в том числе и военнослужащим; осужденные военнослужащие на равных с другими заключенными условиях отбывают наказание в виде лишения свободы и т.д. Однако существует ряд норм УК, которые либо полностью выражают исключительные интересы военной службы, либо выделяют эти интересы среди других. Эти нормы образуют некоторую систему, которую можно условно назвать военно-уголовным законодательством.

Основанием для специального выделения в УК интересов военной службы является особый характер военно-служебной деятельности. Согласно ст. 2 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (принят 6 марта 1998 г.)* военная служба — это особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженный Силах РФ, других войсках, службе внешней разведки, органах федеральной службы безопасности и других органах. В соответствии с Федеральным законом «Об обороне» (1996) Вооруженные Силы РФ предназначены для отражения агрессии и нанесения агрессору поражения, а также для выполнения задач в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации. К решению этих задач, осуществляемых с использованием средств вооруженной борьбы, могут привлекаться и другие войска и воинские формирования, предусмотренные законом.

Особый характер военно-служебной деятельности в сочетании с ее исключительной опасностью и обязательностью обусловливает необходимость выделения интересов военной службы в самостоятельный объект уголовно-правовой охраны, использования уголовного права как средства принуждения к соблюдению установленного порядка прохождения военной службы и решения, по возможности, специальных воинских задач исправления военнослужащих, совершивших преступления, предупреждения с их стороны новых общественно опасных деяний, т.е. всего того, что образует содержание военно-уголовного законодательства.

Военно-уголовное законодательство в УК РФ специально в полном объеме не выделено, в нем предусмотрен лишь отдельный раздел (XI) и одноименная с ним глава (33), в которых содержатся нормы, предусматривающие ответственность за преступления против военной службы. Эти нормы образуют основу военно-уголовного законодательства, но не исчерпывают его; в УК имеются и иные нормы, содержащиеся в других разделах, выражающие и выделяющие интересы военной службы. Объединение их в единую систему имеет определенные практические цели. В частности, их системный анализ позволяет установить степень полноты и непротиворечивости уголовно-правовой защиты интересов военной службы, оценить возможности уголовно-правовых средств в решении задач обеспечения боевой способности войск, создать уголовно-правовую основу для организации и проведения мероприятий по предупреждению преступлений в сфере военной службы, вырабатывать рекомендации по применению судами норм военно-уголовного законодательства и т.д.

Система военно-уголовного законодательства отражает структуру интересов военной службы. Под интересами военной службы понимается потребность обеспечения Вооруженных Сил и иных государственных воинских формирований всем необходимым для обеспечения выполнения стоящих перед ними задач, связанных с вооруженной защитой страны. Это потребности строгого соблюдения порядка прохождения военной службы военнослужащими, комплектования войск, исключения противодействия военной службе и др.

Основной блок военно-уголовного законодательства — статьи Особенной части УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против военной службы (гл. 33). Эти преступления нарушают порядок прохождения военной службы, они непосредственно посягают на боевую готовность войск, что объясняет их особый характер и исключительную общественную опасность. Они либо имеют исключительно военный характер, не совпадая с какими-либо общеуголовными составами (например, дезертирство — ст. 338 или нарушение уставных правил караульной службы — ст. 342 УК), либо являются относительно воинскими, имея сходство с некоторыми общеуголовными преступлениями, но представляя повышенную опасность в условиях военной службы (например, насильственные действия в отношении начальника — ст. 334 УК). Анализ этих преступлений содержится в главе II настоящего Пособия.

На порядок прохождения военной службы могут посягать и другие преступления, не охватываемые главой 33. Так, совершение военнослужащим кражи военного имущества, убийство им своего начальника в связи с исполнением погибшим обязанностей военной службы и некоторые другие нарушают порядок прохождения военной службы, поскольку нарушают обязанности, предусмотренные воинскими уставами. Общественная опасность этих преступлений по своему характеру охватывается соответствующими общеуголовными нормами (в приведенных примерах речь идет о ст. 158, 105 УК), однако по своему содержанию они являются воинскими право- нарушениями и потому включаются в систему военно-уголовного законодательства. Краткая характеристика этих преступлений дается в главе III.

Невоеннослужащие могут быть соучастниками преступлений, совершаемых военнослужащими против порядка прохождения военной службы, тем самым также противодействуя интересам военной службы. Правила квалификации такого соучастия рассматриваются в главе I.

Интересы военной службы требуют, чтобы к уголовной ответственности привлекались только лица, виновные в совершении преступления, и исключалась ответственность тех, кто совершил деяния, формально предусмотренные уголовным законом, но в действительности не образующие преступления. Перечень обстоятельств, исключающих преступность деяний, приведен в ст. 37 — 42 УК. В условиях военной службы они приобретают специфичность, что выражается, во-первых, в их связи с решаемыми при исполнении обязанностей военной службы задачами, и, во-вторых, в особых условиях правомерности совершения деяний, исключающих преступность деяний, что также служит основанием для рассмотрения этих общих уголовно-правовых норм в системе военно-уголовного законодательства (гл. I). осужденным военнослужащим применяются в основном те же виды наказаний, предусмотренных ст. 44 УК, что и к иным гражданам. Однако УК предусматривает ряд наказаний, применяемых только к военнослужащим, и не допускает применение отдельных общих наказаний к военнослужащим, что также обусловлено интересами военной службы, в соответствии с которыми УК должен содержать возможность отбывания военнослужащими некоторых наказаний в условиях военной службы. Особенностям применения к осужденным военнослужащим отдельных видов наказаний посвящены заключительные параграфы главы III.

Военно-уголовное законодательство РФ должно включать также самостоятельную группу норм, регламентирующих ответственность за воинские преступления военного времени либо совершаемые в боевой обстановке в мирных условиях. Эти преступления представляют исключительную опасность. Однако в действующем уголовном законодательстве, ориентированном на отсутствие вооруженных конфликтов, составов преступлений, совершаемых в военное время либо в боевой обстановке, не содержится. Теоретически такая конструкция УК оправдана, поскольку криминализировать можно только те деяния, которые совершаются фактически либо для совершения которых имеются реальные предпосылки. Тем не менее правовая система государства должна быть готова к возникновению военной обстановки и иметь законодательство военного времени, которое должно автоматически вступать в действие с момента возникновения соответствующих оснований. Согласно ч. 3 ст. 331 УК ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время или в боевой обстановке, определяется законодательством РФ военного времени. Сегодня, к сожалению, этого законодательства в России нет.