§ 6. Нарушение правил безопасности использования военно-технических средств

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

1. Военная служба предполагает обращение военнослужащих с различными видами оружия, боеприпасов, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, предназначенными для поражения живой силы и техники противника, и представляющими вследствие этого повышенную опасность для окружающих. Кроме того, военная служба сопряжена с использованием боевой и специальной техники, летательных аппаратов и военных кораблей, что также представляет определенную опасность для окружающих.

Все это требует соблюдения особых мер безопасности в целях максимального снижения возможности причинения вреда окружающим. Эти меры строго регламентированы в различных нормативных актах. Их неукоснительное соблюдение дает гарантию безопасности при обращении с указанными предметами. Нарушение же требований безопасности создает риск реального причинения вреда.

2. Статья 349 УК РФ предусматривает нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих.

Это преступление нарушает установленный порядок обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми или иными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих. Этот порядок определен воинскими уставами (например, ст. 11—12 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, ст. 105, 191—192 Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил РФ) и другими нормативными актами (наставлениями, руководствами, курсами стрельб, инструкциями и т.д.), в которых содержится совокупность правил, обеспечивающих безопасное обращение с оружием, боеприпасами и другими предметами, указанными в ст. 349 УК РФ.

Порядок обращения с оружием и прочими военными средства- ми, представляющими повышенную опасность для окружающих, включает правила не только их использования, но и хранения. Некоторые из этих средств обладают специфическими свойствами поражающего характера, которые могут проявляться как в процессе их использования, так и при нарушении условий хранения, в силу неблагоприятного воздействия внешних факторов (например, в результате воздействия высокой температуры).

Правила обращения с отдельными веществами и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, могут быть определены в нормативных актах других министерств и ведомств, непосредственно не связанных с военной службой. Однако соблюдение требований, содержащихся в этих актах, обязательно и для военнослужащих, обращающихся с соответствующими военными средствами. Несоблюдение этих требований также образует состав преступления, предусмотренного данной статьей, при наступлении указанных в ней последствий.

Круг военно-технических средств, нарушение правил обращения с которыми образует состав данного преступления, определен в диспозиции данной статьи в общей форме. Для отнесения тог» или иного военно-технического средства к кругу предметов, указанных в ст. 349 УК РФ, следует исходить из приведенных ниже определений (о понятии оружия и боеприпасов см. в Федеральном законе РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г.).

Под оружием понимаются: устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов; огнестрельное оружие предназначено для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающий направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Боеприпасы — это предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание.

В соответствии со ст. 2 данного Закона оружие в зависимости от целей его использования соответствующими субъектами, а также по основным параметрам и характеристикам подразделяется на гражданское, служебное, боевое стрелковое и холодное.

По смыслу ст. 349 УК РФ, уголовная ответственность за нарушение правил обращения с оружием может наступать лишь при нарушении правил обращения с боевым стрелковым, артиллерийским и ракетным оружием, состоящим на вооружении в Вооруженных Силах и других войсках Российской Федерации.

В соответствии со ст. 5 Закона «Об оружии» к боевому стрелковому оружию относится оружие, предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, принятое в соответствии с нормативными правовыми актами Правительства РФ на вооружение Министерства обороны РФ и других государственных военизированных организаций. Таким оружием являются пистолеты, автоматы, карабины, пулеметы (ручные, станковые, танковые, являющиеся частью вооружения других боевых машин, летательных аппаратов и военных кораблей). Кроме того, к оружию, по смыслу ст. 349 УК РФ, относятся различные виды артиллерийского и ракетного оружия.

К оружию не относятся сигнальные, стартовые, строительные пистолеты, имитационные и иные стреляющие устройства, не предназначенные для поражения живой силы. Нарушение правил обращения с ними не влечет уголовной ответственности по ст. 349 УК РФ, но может быть квалифицировано как неосторожное преступление в зависимости от объекта, которому причинен вред.

Холодное оружие не входит в круг предметов, нарушение правил обращения с которыми влечет уголовную ответственность по ст. 349 УК РФ. Как видно из содержания данной статьи, уголовная ответственность наступает за нарушение правил обращения не со всяким оружием, а лишь с представляющим повышенную опасность для окружающих. Холодное оружие не может быть признано таковым, поскольку оно не обладает внутренней концентрированной энергией и без приложения физических усилий, подчас довольно значительных, не может причинить вред окружающим. Источник воздействия при использовании холодного оружия находится вне самого оружия. Оно используется лишь как инструмент, средство воздействия.

Оружие и другие вещества и предметы, указанные в ст. 349 УК РФ, обладают большой концентрированной внутренней энергией:

тепловой, ядерной, электрической и т.д. Энергетическим источником является само вещество или предмет, энергия которых находится в связанном виде. Высвобождение этой энергии приводит к поражению живой силы, техники противника, к разрушениям и иным последствиям, необходимым для решения боевых задач, поставленных перед военнослужащими. Высвобождение этой энергии производится за счет внешнего воздействия. Однако энергия этого воздействия несоизмерима по сравнению с высвобождаемой. Начавшееся выделение энергии не поддается управлению, что также весьма опасно для окружающих и влечет крайне вредные последствия.

К боеприпасам, указанным в ст. 349 УК РФ, относятся боевые патроны, снаряды, гранаты, бомбы, ракеты и другие устройства, предназначенные для производства взрыва или выстрела. Те же устройства не боевого, а вспомогательного назначения (холостые, учебные патроны) к предметам преступления не относятся.

Боеприпасы не обязательно должны быть пригодны по своему состоянию для использования по назначению. В том случае, если они пришли в -негодность и подлежат ремонту или уничтожению, обращение с ними требует соблюдения тех же мер предосторожности, что и с пригодными, а подчас и особых мер, поскольку высвобождение внутренней разрушительной энергии может произойти в условиях, при которых это было бы невозможно при исправности боеприпасов.

Следует также отметить, что оружие и боеприпасы должны быть заводского изготовления, штатными, т.е. находящимися на вооружении войсковой части. Самодельные огнестрельные устройства и нештатное оружие к оружию, предусмотренному в ст. 349 УК РФ, не относятся.

Радиоактивные материалы — это природные и искусственные образования, содержащие радиоактивные вещества, обладающие способностью к самопроизвольному распаду и выделению вследствие этого электромагнитного или корпускулярного излучения, способного причинить вред живым организмам. К ним относятся материалы, содержащие уран, плутоний, радий, стронций и другие радиоактивные элементы.

Для радиоактивных материалов характерно то, что процесс распада в них осуществляется непрерывно, в связи с чем безопасное обращение с ними возможно лишь с применением специальных защитных средств. Нарушение правил обращения с данными материалами состоит в совершении действий, разрушающих средства, защиты, либо в бездействии, как, например, при необеспечении предписанных мер защиты. Порядок обращения с этими материалами сводится к строгому соблюдению правил обеспечения этих материалов средствами защиты от излучения.

Взрывчатые вещества — это вещества или смеси, которые под внешним воздействием (удар, возжигание) обладают способностью к образованию большого количества тепла и нагретых газов, способных производить работу метания или разрушения. К ним относятся порох, тротил, гремучая ртуть, пластид, динамит, нитроглицерин и др.

Отдельные пиротехнические составы, обладающие признаками взрывчатых веществ, но не имеющие боевого предназначения, не являются предметами преступления, предусмотренного ст. 349 УК РФ. К таким составам относятся осветительные, фотосмеси, имитационные, сигнальные и т.д. Данные составы хотя и представляют определенную опасность для окружающих, однако повышенной ее признать нельзя.

К иным веществам, представляющим повышенную опасность для окружающих, относятся отравляющие, едкие вещества и т.д.

Вопрос об отнесении этих веществ или предметов к предусмотренным ст. 349 УК РФ решается в каждом случае отдельно. Главным критерием является их повышенная опасность для окружающих, под чем подразумевается необходимость принятия при обращении с ними особых мер предосторожности. Не могут признаваться таковыми вещества и предметы, требующие обычных мер предосторожности либо проявляющие опасные свойства лишь при создании целого ряда условий.

Преступление выражается в совершении действия или бездействия, противоречащего правилам обращения с оружием, материалами, веществами и предметами, указанными в ст. 349 УК РФ и представляющими повышенную опасность для окружающих.

Нарушением правил обращения со средствами, указанными в данной статье УК, следует признавать невыполнение или ненадлежащее выполнение установленных приемов либо несоблюдение установленной последовательности действий с оружием, боеприпасами, радиоактивными материалами, взрывчатыми и иными веществами, представляющими повышенную опасность для окружающих, в процессе пользования ими, а равно нарушение правил, обеспечивающих безопасность хранения указанных средств.

Обязательный признак состава преступлений, предусмотренных ст. 349 УК РФ, — наступление тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, уничтожение военной техники либо иные тяжкие последствия (ч. 1), смерть одного (ч. 2) или двух и более лиц (ч. 3).

Кроме того, обязательно наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением правил обращения с оружием и другими военно-техническими средствами, указанными в ст. 349 УК РФ, и наступившими вредными последствиями.

Преступление считается оконченным лишь с момента наступления указанных последствий. Если допущенное нарушение не повлекло последствий, указанных в ст. 349 УК РФ, состава преступления не имеется, вне зависимости от причин, в силу которых указанные вредные последствия не наступили. В данном случае нарушение считается дисциплинарным проступком.

Поскольку военнослужащие обращаются с оружием, как правило, в процессе исполнения каких-либо конкретных обязанностей по военной службе, то возникает необходимость четкого разграничения преступлений, предусмотренных ст. 349 УК РФ, от других воинских преступлений.

Например, не образует состава данного преступления нарушение правил охраны оружия и иных военно-технических средств, указанных в ст. 349. Нарушение этих правил следует квалифицировать как нарушение правил несения караульной службы (если охрану нес караул) либо как нарушение уставных правил несения внутренней службы (если охрану оружия нес суточный наряд). Например, если часовой допустит к охраняемому оружию постороннего и в результате произойдет несчастный случай по вине этого лица, то часовой должен нести ответственность лишь за нарушение правил караульной службы.

Не должен нести ответственность по ст. 349 часовой и в том случае, если он в нарушение уставных требований передаст свое оружие другому лицу, которое допустит нарушение правил обращения с оружием. В этом случае часовой должен нести ответственность только по ст. 342 УК РФ.

Вместе с тем часовой может нести ответственность за нарушение правил обращения с оружием на общих с другими военнослужащими основаниях. Состав данного преступления образует, например, небрежное обращение часового со своим оружием, повлекшее последствия, указанные в ст. 349 УК РФ. Если же при этом он допускает и иное нарушение правил несения караульной службы, то содеянное дополнительно квалифицируется и по ст. 342 УК РФ.

Определенные трудности могут возникнуть при решении вопроса о квалификации содеянного по разным частям ст. 349 УК РФ в том случае, когда нарушение правил обращения с оружием непосредственно повлекло за собой причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, а несколько позже наступила смерть. Представляется, что в данном случае вопрос о квалификации содеянного нужно решать в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Если по делу будет установлено, что смерть явилась последствием ранения, причиненного в результате неосторожного обращения с оружием, то содеянное следует квалифицировать по ч. 2 ст. 349 УК РФ. Если же смерть наступила в результате влияния иных факторов (например, при неправильном или несвоевременном лечении), то содеянное должно быть квалифицировано по ч. 1 данной статьи УК РФ. Иными словами, при решении вопроса о квалификации нужно исходить из того, могло ли данное ранение повлечь смерть потерпевшего при условии своевременного и правильного лечения, а также при нормальном состоянии его здоровья. Поскольку для ответов на эти вопросы необходимы специальные познания в области медицины, по данному кругу дел необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы как на предварительном следствии, так (при необходимости) и в ходе судебного разбирательства.

Под уничтожением военной техники по смыслу данной статьи У К РФ следует понимать такое повреждение, которое делает невозможным дальнейшее ее использование по назначению. Под иными тяжкими последствиями следует понимать причинение крупного материального ущерба, срыв выполнения боевой задачи, дезорганизацию жизнедеятельности как в воинских частях, так и в сопредельных с ними населенных пунктах, и т.д.

Вина имеет форму неосторожности. При этом виновный либо осознает, что допускает нарушение правил обращения с оружием и иными предметами, указанными в ст. 349 УК РФ, легкомысленно рассчитывая на предупреждение тяжких последствий (преступное легкомыслие), либо не сознает, при условии, что должен был и мог предвидеть возможные последствия своего поведения (небрежность).

В субъективную сторону обязательно входит способность лица сознавать допускаемое нарушение. В противном случае содеянное будет невиновным причинением вреда (казусом). Военнослужащий, которому предмет вверен и доступен по службе, должен хотя бы в общем плане понимать свойства данного предмета, и уметь обращаться с ним. Если военнослужащий не осознает, что вверенный ему предмет относится к тем, которые указаны в ст. 349 УК РФ, и представляет повышенную опасность для окружающих, допущенное им нарушение правил обращения с данным предметом нельзя рассматривать как преступление.

Ответственность за последствия должны нести лица, допустившие передачу или доступ данного лица к указанным предметам. Ответственность за данное преступление могут нести, в первую очередь, военнослужащие, которым военно-технические средства, названные в ст. 349 УК РФ, выданы для осуществления служебной деятельности. Кроме того, субъектами данного преступления могут быть и военнослужащие, имеющие доступ к этим предметам в силу исполнения обязанностей по военной службе (например, часовой по охране склада с оружием и боеприпасами; караульный, взявший в караульном помещении чужой автомат, и т.д.).

Субъектами данного преступления могут быть и граждане, пре- бывающие в запасе, совершившие деяния в период прохождения военных сборов.

Судебная практика идет по пути привлечения к уголовной ответственности за совершение данного преступления любого военнослужащего, допустившего нарушение правил обращения с предметами, указанными в ст. 349 УК РФ, вне зависимости от того, находился ли предмет преступления у этого военнослужащего правомерно или получен противоправным способом. Однако при решении этого вопроса крайне важно учитывать, что представляет собой указанное оружие или иные предметы данного преступления, а также уровень подготовки лица к соблюдению правил обращения с этими предметами. Военнослужащий, обладающий соответствующими знаниями и подготовкой, обязан соблюдать правила безопасности при обращении с указанными предметами преступления вне зависимости от способа их получения.

Преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 349 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести, ч. 2 — средней тяжести, а ч. 3 — к тяжким.

3. В современных условиях военная служба непосредственно связана с повседневной эксплуатацией различных видов военной техники. Использование машин в соответствии с их назначением предполагает строгое соблюдение установленного соответствующими правовыми нормами порядка их эксплуатации.

Меры безопасности, относящиеся к работе с боевой техникой, включают соблюдение мер предосторожности при работе с механизмами, не связанными с их передвижением, а также при их техническом обслуживании и ремонте и меры безопасности при движении и эксплуатации технических средств.

Статья 350 УК РФ охраняет установленный порядок именно вождения и эксплуатации военных машин. Соблюдение этого порядка позволяет предупредить причинение вреда жизни и здоровью участников движения и других лиц.

Преступление посягает на установленный порядок вождения и эксплуатации боевых, специальных или транспортных машин, обеспечивающий безопасность их движения. Этот порядок определен воинскими уставами, наставлениями по вождению и эксплуатации соответствующей военной техники, инструкциями, приказами и прочими нормативными актами, регламентирующими правила обращения с военной техникой. Однако эти акты не содержат всех правил вождения и эксплуатации, указывая лишь те из них, которые специфичны для обращения с военной техникой. Поскольку для движения военных машин зачастую (а для автомобильной техники — как правило) используются общие дороги, то при движении по ним военнослужащие обязаны руководствоваться помимо специальных наставлений едиными для всех .Правилами дорожного движения (утверждены постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. в редакции постановления Правительства РФ от 8 января 1996 г.).

Порядок вождения и эксплуатации военных машин определяется также в руководствах и инструкциях по эксплуатации отдельных видов техники, где -указывается на особенности обращения с машинами.

Общественная опасность данного преступления состоит в том, что в результате нарушения правил вождения и эксплуатации военных машин создается опасность причинения вреда жизни и здоровью людей.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 350 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести, ч. 2 — средней тяжести, ч. 3 — к тяжким.

В ст. 350 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за нарушение правил вождения и. эксплуатации лишь той военной техники, которая относится к боевым, специальным или транспортным машинам.

К боевым машинам относится военная техника, предназначенная для ведения боевых действий в условиях непосредственного соприкосновения с противником. Как правило, такие машины оборудованы вооружением для поражения живой силы, техники противника и для разрушения его оборонительных укреплений. Это танки, боевые машины пехоты, бронетранспортеры, боевые машины десанта, самоходные артиллерийские и ракетные установки, машины для буксирования артиллерийских систем и аппаратуры для управления огнем, другие самодвижущиеся военно-технические средства.

Специальные машины включают военную технику, предназначенную для решения особых, специальных задач, обеспечивающих осуществление войсками своих функций, например различные инженерные самодвижущиеся машины (траншеекопатели, бульдозеры, корчеватели и т.д.), санитарный транспорт, передвижные ремонтные мастерские, лаборатории и т.д.

Транспортными признаются военные машины для перевозки личного состава, вооружения, боеприпасов, военного имущества, а также машины, используемые для повседневного хозяйственного, культурно-бытового, медицинского и другого обслуживания воинской части.

Основные признаки машин, указанных в ст. 350 УК РФ, — оснащенность их двигателями, обеспечивающими автономность передвижения, и военное предназначение.

Преступление выражается в совершении действия или. бездействия, посягающего на установленный порядок вождения и эксплуатации военных машин. Под вождением машин, указанных в ст. 350 УК РФ, понимается процесс непосредственного управления движущейся машиной, который начинается движением ходовой части машины (колес, гусениц) и заканчивается прекращением движения.

Правила, определяющие порядок вождения, содержат два вида предписаний: общие и правила безопасности движения. Реальная опасность для охраняемых ст. 350 УК РФ объектов создается лишь при нарушении правил безопасности движения, гарантирующих предотвращение вредных последствий, указанных в данной статье УК.

Под эксплуатацией военных машин понимается их использование по назначению и проведение необходимого технического обслуживания. Использование машин по назначению предполагает их эксплуатацию с соблюдением технических норм и правил, обеспечивающих бесперебойную работу механизмов, узлов и агрегатов, а также соблюдение требований безопасности в любых условиях.

Нарушением правил эксплуатации, подпадающим под признаки преступлений, предусмотренных ст. 350 УК РФ, следует признавать допуск соответствующими должностными лицами к вождению машин пьяных или неподготовленных водителей, указания о выпуске из парка технически неисправных машин, если в конечном итоге наступили последствия, предусмотренные данной статьей УК РФ, передача управления лицу, не имеющему соответствующих прав, и т.д.

Нарушение правил эксплуатации, в частности регламента технического обслуживания, повлекшее последствия, указанные в ст. 350 УК РФ, в ходе движения может произойти до выезда машины в рейс. Но технические правила эксплуатации могут быть нарушены и в движении машины.

Необходимым признаком составов преступлений, предусмотренных ст. 350 У К РФ, является наступление конкретных вредных последствий: тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (ч. 1), смерти одного человека (ч. 2), двух или более лиц (ч. 3).

Наступление иных вредных последствий (материальный ущерб вне зависимости от размера, срыв выполнения боевого задания, дезорганизация функций подразделения и т.д.) не является основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст. 350, равно как и по ст. 264 УК. В отом случае наступает дисциплинарная или гражданско-правовая ответственность. Возможна ответственность по ст. 347 за уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности.

Причинение легкого вреда здоровью в результате нарушения правил вождения или эксплуатации также не является преступлением.

Между допущенным нарушением правил вождения и эксплуатации и указанными наступившими последствиями должна быть установлена причинно-следственная связь.

Нарушение правил вождения и эксплуатации военных машин следует отличать от иных сходных с ним преступлений. От преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ, рассматриваемые преступления отличаются по объекту и по субъекту, а также по некоторым другим признакам. Например, в отличие от диспозиции ч. 1 ст. 264 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение крупного ущерба, ст. 350 УК РФ не предусматривает данного квалифицирующего признака.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 350 УК РФ, является установленный в Вооруженных Силах РФ и министерствах и ведомствах, в которых установлена военная служба, порядок вождения и эксплуатации военных машин. Преступления же, предусмотренные ст. 264 УК РФ, посягают на общественную безопасность.

Преступление, предусмотренное ст. 350 УК РФ, может совершить только военнослужащий на военной машине. В том случае, если военнослужащий совершит указанное деяние на машине, не относящейся к военным, он должен нести ответственность по ст. 264 УК РФ. Например, в случае, когда военнослужащие, оказывая помощь гражданским учреждениям и организациям, работают на их технике, нарушение правил вождения и эксплуатации этих машин должно квалифицироваться по ст. 264, а не по ст. 350 УК РФ.

Выпуск в эксплуатацию технически неисправных военных машин, совершенный военнослужащим, ответственным за данное действие, при наступлении соответствующих последствий должен квалифицироваться по ст. 350 УК РФ, дополнительной квалификации по ст. 266 УК РФ не требуется.

Нарушение правил вождения военных машин, сопряженное с последующим неоказанием помощи пострадавшему, требует дополнительной квалификации по ст. 125 УК РФ, поскольку данное деяние не охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 350 У К РФ.

Субъектом данного преступления может быть военнослужащий, ответственный за эксплуатацию военной машины либо непосредственно управляющий ею.

Для привлечения к ответственности по ст. 350 У К РФ за нарушение правил вождения не имеет значения, является ли военнослужащий, приступивший к вождению военной машины, штатным водителем и умеет ли он водить машину.

Не подлежит ответственности за деяние, предусмотренное ст. 350 УК РФ, военнослужащий, обучающийся вождению на учебной военной машине под контролем инструктора. В данном случае субъектом преступления должен признаваться инструктор, ответственный за нарушение правил вождения.

За нарушение правил эксплуатации могут привлекаться к ответственности водители и военнослужащие, выполняющие специальные обязанности по эксплуатации военной техники. К ним относятся: командиры соответствующих подразделений, старший техник роты, заместитель командира части по технической части, начальник КТП и т.д.

На практике могут возникнуть трудности с квалификацией содеянного по данной статье УК РФ в тех случаях, когда военнослужащие неправомерно привлечены к вождению военных машин (например, не имеющие соответствующей практики, находящиеся в утомленном или болезненном состоянии и т.д.). Само по себе наличие указанных факторов не освобождает военнослужащего от ответственности по ст. 350 УК РФ, поскольку на нем лежит персональная ответственность за соблюдение правил движения и эксплуатации военной техники. Однако эти обстоятельства могут учитываться при назначении наказания.

В отдельных случаях ответственность по ст. 350 УК РФ должен нести соответствующий командир, давший указание военнослужащему, не способному выполнять соответствующие требования, приступить к вождению машины. В данном случае со стороны командира будет допущено нарушение правил эксплуатации военных машин.

Субъектом данного преступления может быть и военнослужащий, назначенный начальником колонны (старшим машины). В соответствии со ст. 375 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ начальник колонны (старший машины) обязан: перед началом движения машин (машины) проверить соблюдение норм посадки людей и погрузки груза; контролировать порядок при посадке (погрузке), высадке (выгрузке и размещении личного состава (груза) на машинах (машине); в ходе движения следить за соблюдением маршрута, установленной скорости движения, выполнением водителями (водителем) правил дорожного движения, а личным составом, находящимся в машинах (машине), — воинской дисциплины и требований безопасности. Начальнику колонны (старшему машины) запрещается брать управление машиной на себя или принуждать водителя передавать кому бы то ни было управление машиной; отдавать команды, принуждающие водителя (водителей) нарушать правила дорожного движения и превышать установленную скорость движения.

Начальник колонны (старший машины) может быть признан виновным в нарушении правил эксплуатации машин, предусмотренном ст. 350 УК РФ в том случае, если он непосредственно нарушил порядок использования военных машин и это повлекло последствия, указанные в данной статье УК. Например, к таким нарушениям может быть отнесено превышение норм посадки в кузов, допуск к управлению машиной водителя, явно находящегося в нетрезвом или болезненном состоянии, и т.д.

В тех случаях, когда старший колонны (машины) допускает нарушения как начальник по отношению к водителю, содеянное должно квалифицироваться как должностное преступление. Например, старший машины принуждает водителя передать управление другим лицам, превысить скорость движения и т.д.

Если старший машины сам управляет машиной и совершает деяние, предусмотренное ст. 350 УК РФ, он доложен нести ответственность по данной статье. Дополнительной квалификации содеянного как должностного преступления в данном случае не требуется.

В соответствии со ст. 144 Строевого устава Вооруженных Сил РФ старший машины может назначаться лишь из числа сержантов, прапорщиков и офицеров. Назначение старшего из числа военнослужащих рядового состава либо из гражданских лиц означает незаконное возложение на них исполнения соответствующих обязанностей. В случае нарушения ими этих обязанностей содеянное не может быть квалифицировано по ст. 350 УК РФ как нарушение правил эксплуатации военных машин, поскольку они не являются субъектами данного преступления. Ответственность за наступившие последствия должны нести соответствующие командиры (начальники), допустившие неправомерное назначение старшими машин лиц, которые не должны, а подчас и не способны исполнять указанные обязанности по военной службе.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме неосторожности. Вина определяется отношением водителя или иного субъекта данного преступления к последствиям. Виновный может предвидеть наступление тяжких последствий, но легкомысленно рассчитывать при этом на их предотвращение (преступное легкомыслие), он может и не предвидеть возможности наступления таких последствий, хотя мог и должен был их предвидеть (преступная небрежность).

Поскольку данное преступление является неосторожным, нарушение правил вождения или эксплуатации военных машин с умыслом на причинение вреда человеку должно квалифицироваться как преступление против личности. Использование военной машины при нарушении общественного порядка следует рассматривать как хулиганство.

Передача управления военной машиной лицу в нетрезвом состоянии или не имеющему прав на управление подлежит квалификации как нарушение правил эксплуатации по ст. 350 УК РФ, а лицо, непосредственно виновное в наступлении вредных последствий, подлежит ответственности по ст. 350 или 264 УК РФ (в зависимости от субъекта).

4. Статья 351 У К РФ предусматривает ответственность за нарушение правил полетов или подготовки к ним.

Это преступление посягает на установленный в Вооруженных Силах, других войсках порядок полетов, подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов. Указанные правила излагаются в различных правовых актах как общего, так и специального военного характера (наставлениями, инструкциями по инженерно-авиационной, штурманской, метеорологической и другим видам служб военной авиации).

Строгое соблюдение порядка подготовки к полетам и их проведения, а также иных правил эксплуатации обеспечивает безопасность полетов. Нарушение же этого порядка создает опасность авиакатастроф, человеческих жертв и разрушений.

Увеличение мощности летательных аппаратов, оснащение их вооружением, обладающим высокими разрушительными свойствами, дорогостоящим оборудованием, повышает общественную опасность данного преступления.

К военным летательным аппаратам относятся самолеты, вертолеты различного предназначения и иные летательные аппараты, принадлежащие Вооруженным Силам РФ, иным министерствам и ведомствам, в которых предусмотрена военная служба. При этом летательный аппарат может предназначаться как для непосредственного выполнения боевых заданий, так и для решения задач, направленных на обеспечение деятельности войск (например, военнотранспортная авиация). Главным критерием отнесения этого аппарата к военным является его принадлежность к соответствующим войскам.

Преступление выражается в совершении действия или бездействия, посягающего на установленный порядок полетов или подготовки к ним, а также эксплуатации военных летательных аппаратов. Статья 351 УК РФ обеспечивает мерами уголовно-правового характера предупреждение летных происшествий, безопасности полетов и эксплуатации летной техники.

Состав данного преступления может образовать любое действие или бездействие, допущенное в нарушение установленного порядка полетов или подготовки к ним, а равно иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, если они повлекли происшествия с наступлением указанных в данной статье последствий.

Эти происшествия могут произойти, например, при нахождении летательного аппарата в воздухе, при его движении по взлетно-посадочной полосе, во время отбуксировки аппарата к месту стоянки или к взлетно-посадочной полосе.

Поскольку в ст. 351 УК РФ речь идет лишь о нарушении правил полетов, подготовки к ним или иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов, то нельзя привлекать к ответственности по данной статье за нарушение правил хранения этих аппаратов.

Нарушение правил полетов, подготовки к ним или нарушение иных правил эксплуатации предполагает, что эти правила направлены на обеспечение безопасности использования военных летательных аппаратов по их назначению. Поэтому нарушение иных правил обращения с военными летательными аппаратами, выходящих за пределы правил, указанных в ст. 351 УК РФ, не образует состава данного преступления.

Нарушение правил полетов связано с ошибками в пилотировании и в проведении различных воздушных операций (десантирования, бомбометания, транспортировки различных конструкций и грузов и т.д.).

Нарушение правил подготовки к полету выражается в невыполнении правил подготовки и допуска к полету членов экипажа либо в нарушении правил подготовки к полету самой машины.

Нарушения первого вида могут выразиться, например, в вылете членов экипажа, находящихся в болезненном состоянии, что привело к потере управления в процессе полета.

Нарушения второго вида представляют собой недочеты технического осмотра и обслуживания машин перед полетом, в том числе и заправка горючим ненадлежащего качества, выпуск машин с техническими неисправностями и т.д.

Следует учитывать, что технические неисправности, приведшие к происшествию, могут быть следствием нарушений, допущенных в период как предполетной подготовки, так и в процессе полета. Поэтому крайне важно устанавливать, какие нарушения привели к неисправности, а также в чью компетенцию входило предупреждение возникновения этой неисправности.

Допущенные нарушения считаются преступными лишь в случае установления причинно-следственной связи между ними и наступившими последствиями в виде смерти людей или иными тяжкими последствиями.

К иным тяжким последствиям по смыслу ст. 351 УК РФ могут быть отнесены: причинение тяжкого вреда здоровью людей; повреждение летательного аппарата до полной непригодности либо требующего значительного ремонта с большими материальными затратами; большие разрушения наземных построек; срыв важных военных мероприятий и т.д.

С субъективной стороны данные преступления могут быть совершены только по неосторожности (по легкомыслию или небрежности).

Субъектом данных преступлений могут быть лишь военнослужащие, на которых специально возложены обязанности по обеспечению полетов и подготовки к ним, а также по иным видам эксплуатации военных летательных аппаратов. За нарушение правил полетов в зависимости от допущенных нарушений к ответственности могут быть привлечены руководитель полетов, командир корабля, пилот, бортовой инженер, штурман и проч.

Эти же лица могут быть привлечены к ответственности и за нарушение правил подготовки к полетам, если они не выполнили необходимые действия до подъема самолета в воздух и это повлекло последствия, указанные в ст. 351 УК РФ.

За нарушения правил подготовки к полетам и иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов могут нести ответственность также техники самолетов, механики, иные лица из различных служб обеспечения полетов.

5. Статья 352 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение правил кораблевождения и эксплуатации военных кораблей, обеспечивающих их сохранность и безопасность как для членов экипажей, так и для окружающих.

К военным кораблям относятся суда, входящие в корабельный состав Военно-Морского Флота РФ, а также предназначенные для выполнения обязанностей по военной службе в других министерствах и ведомствах, где такая служба предусмотрена (например, суда, предназначенные для несения пограничной службы).

К корабельному составу Военно-морского Флота РФ относятся боевые корабли, корабли специального назначения, морские и рейдовые суда обеспечения: подводные лодки, авианосцы, крейсеры, миноносцы, торпедные катера, суда обеспечения, тральщики, плавучие базы, морские буксиры, сухогрузные и наливные баржи, катера, топливозаправщики и т.д.

Преступление выражается в совершении действия или бездействия, нарушающих установленный порядок вождения или эксплуатации военных кораблей, повлекших смерть человека или иные тяжкие последствия.

Характер нарушений определяется исходя из правовых норм, которые должны соблюдаться в той или иной ситуации. Вождение военных кораблей включает непосредственное управление кораблем в плавании, в том числе определение курса и скорости корабля, глубины погружения подводных лодок, установление местонахождения корабля, осуществление маневра, буксировки и т.д. Под эксплуатацией военных кораблей понимается обслуживание различных узлов и агрегатов корабля, выполнение погрузочных и разгрузочных работ, специальных мероприятий, связанных, например, с десантированием, минированием, запуском торпед, выполнением иных задач.

Смерть человека или наступление иных тяжких последствий является обязательным признаком состава данного преступления.

Нарушение правил вождения или эксплуатации военного корабля будет признаваться преступным независимо от того, повлекло ли оно гибель члена экипажа или других лиц, вне зависимости от их принадлежности к военной службе.

Иные тяжкие последствия — это наступление значительных вредных последствий как для интересов военной службы, так и для других охраняемых законом объектов. К тяжким последствиям по смыслу ст. 352 УК РФ могут быть отнесены: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, гибель корабля или его значительное повреждение, делающее невозможным его полноценное использование по назначению без ремонта, крупный материальный ущерб, срыв боевого задания и т.д.

Установление причинно-следственной связи между допущенным нарушением и наступившими тяжкими последствиями Является обязательным для квалификации содеянного по ст. 352 УК РФ.

Вина имеет форму неосторожности.

Лицо, допустившее нарушение соответствующих правил, либо сознает их противоправность, но легкомысленно рассчитывает на предотвращение возможных вредных последствий, либо не сознает этого, но при данных обстоятельствах может и должен сознавать.

Ответственность за данное преступление могут нести лишь военнослужащие, на которых специально возложены обязанности по осуществлению вождения корабля или по его эксплуатации. К таким лицам, например, относятся командир корабля, его помощник, штурман, вахтенный офицер, находящийся при исполнении обязанностей по управлению кораблем, военнослужащие, ответственные за исполнение специальных функций корабля (десантирование, минирование, торпедирование и т.д.).

Лица, на которых неправомерно возложено исполнение обязанностей по вождению или эксплуатации военных кораблей, не могут признаваться субъектами данного преступления. В случае наступления вредных последствий в результате действий, допущенных такими лицами, ответственность должны нести лица, допустившие к управлению или эксплуатации военных кораблей негодных субъектов.